AAA
Обычный Черный

Последнее

04 августа 2018

Софокл. «Царь Эдип»

-​ Архитектура древнегреческого театра, технические приспособления, костюмы.
-​ Жанры древнегреческой драматургии. Драматурги.
-​ «Царь Эдип». Персонажи пьесы.
-​ Фабула и сюжет. Миф и пьеса.
-​ Устройство пьесы. Особый коллективный герой. Его роль в пьесе.
-​ Эдип как трагический герой.

04 августа 2018

Виды редакторской правки: правка-вычитка, правка-сокращение, правка-обработка, правка-переделка

Основные задачи правки - устранить ошибки, сохранившиеся после авторской доработки, неточности языка и стиля, погрешности в использовании фактического материала; добиться четкости и ясности композиционного построения рукописи; провести ее редакционно-техническую обработку.

14 июля 2018

Скриптории и книжные мастерские в Средние века

Изготовление книг. Форматы пергаментных книг: in-folio (2°), in-quatro (4°), in-octavo (8°), in-sextdecimo (16°) и т.д. Лист пергамена, его «волосяная сторона» (Hair-side) и «мясная сторона» (flesh-side). Сигнатуры. Разлиновка листа, ограничительные и строчные наколы. Рубрика. Реклама. Иллюминация. Переплет. Орудия письма, их различия в зависимости от писчего материала. Средства письма на мягких материалах: стиль, калам, перо, свинцовый карандаш. Средства корректирования письма: мел, пемза, скальпель, нож. Инструменты для разлиновки листа: шило, линейка, доска, грифель, раковина. Чернильницы (atramentarium). Чернила (atramentum, encaustrum, inchiostro, enque, encre, ink).

13 июля 2018

Наиболее общие формы существования книжного дела. Общая характеристика

Наиболее общей формой книги в книжном деле является книжное издание в процессе движения, а наиболее общая форма существования итого движения есть книгопроизводство - книгораспределение - книговоспроизводство.

11 июля 2018

Состояние и задачи научно-вспомогательной библиографии

Научно-вспомогательная  библиография – библиография, назначением которой является содействие научной и профессионально-производственной деятельности. 

05 июля 2018

Экономика библиотечного дела

Содержанием экономической деятельности библиотек является создание социально-экономических условий для выявления, реализации и объединения интересов, как библиотечной общественности, так и различных категорий реальных и потенциальных потребителей библиотечных услуг.

Семантика

04 сентября 2016

Семантическая структура многозначного слова

Внутрилексемные семантические отношения между узуальными значениями называются эпидигматическими, а соответствующий аспект лексико-семантической структуры языка —эпидагматикой.

04 сентября 2016

Корреляции семантического поля: конверсивность

Конверсия (от латинского conversio- изменение, превращения) в лексике - это способ выражения субъектно - объектных отношений в эквивалентных по смыслу предложениях.

04 сентября 2016

Корреляции семантического поля: ассоциативные отношения

Наличие ассоциативных отношений между словами в языке выявляется в ходе психолингвистических экспериментов, когда испытуемым предлагается выписать все слова, которые припоминаются им, приходят в голову в связи с предъявленным словом-стимулом. Получающиеся в результате таких экспериментов группы слов называют ассоциативными полями, состав которых у разных испытуемых обнаруживает значительную степень общности. 

04 сентября 2016

Основные компоненты плана содержания предложения. Речевые акты

План содержания предложения состоит из компонентов, различающихся по характеру заключенной в них информации. Это связано с многообразием функций, выполняемых языком.

04 сентября 2016

Принцип компонентного анализа лексического значения

Компонентный анализ лексического значения — это последовательность процедур, которая, будучи примененной к словам языка, ставит в соответствие каждому слову определенным образом организованный набор семантических компонентов.

04 сентября 2016

Сигнификативный компонент лексико-семантической информации

Сущность слова-лексемы заключается не в том, что оно обозначает вещь, или соотносится с вещью, а в том, что оно репрезентирует некоторую абстракцию как результат познавательной деятельности человека. 

Кодикология

17 декабря 2017

Цели и задачи кодикологии. Междисциплинарный характер кодикологии. Связь кодикологии с другими специальными дисциплинами – источниковедением, археографией, текстологией, палеографией, библиографией, филигранологией и др.

На стыке ряда вспомогательных дисциплин (палеографии, дипломатики, текстологии) возникла новая дисциплина — кодикология, изучающая рукописные книги в плане многообразной проблематики (как памятники литературы, материальной культуры, искусства), выясняющая социальный и профессиональный состав писцов, общественный резонанс появления памятников письменности, ареал и степень их распространения, функции, выполненные в обществе, связь с определенными библиотеками, исторические судьбы и т. д.

14 июля 2018

Скриптории и книжные мастерские в Средние века

Изготовление книг. Форматы пергаментных книг: in-folio (2°), in-quatro (4°), in-octavo (8°), in-sextdecimo (16°) и т.д. Лист пергамена, его «волосяная сторона» (Hair-side) и «мясная сторона» (flesh-side). Сигнатуры. Разлиновка листа, ограничительные и строчные наколы. Рубрика. Реклама. Иллюминация. Переплет. Орудия письма, их различия в зависимости от писчего материала. Средства письма на мягких материалах: стиль, калам, перо, свинцовый карандаш. Средства корректирования письма: мел, пемза, скальпель, нож. Инструменты для разлиновки листа: шило, линейка, доска, грифель, раковина. Чернильницы (atramentarium). Чернила (atramentum, encaustrum, inchiostro, enque, encre, ink).

11 июня 2018

Протокнига. Тексты на восковых табличках. Предшественники книги

Liber, folium, in-folio. Диптих, триптих, полиптих (кодекс). Папирусные тексты. Том, свиток (volumen), тога. Хранение свитков в ящиках (scrinium), на стеллажах (armarium). Формуляр свитка: протокол (обращение, адрес, приветствие), текст (преамбула, сообщение, изложение, изложение, содержание, заключение), эсхатокол, или колофон (дата, локализация, подпись, печать).

30 июня 2018

Дукт

Дукт - последовательность начертаний составных элементов букв.

05 июня 2018

Русская школа кодикологии

Скудость и отрывочность сведений по истории книгописания в средневековой Руси обусловили недостаточную изученность этой проблематики в отечественной науке. Обобщающих трудов по русской кодикологии пока не существует.

27 января 2018

Кодикология в Германии и Австрии

Кодикология в Германии и Австрии. Создание Общества по изучению древней германской истории (Societas operiendis fontibus rerum germanicarum) (1819). “Monumenta Germaniae Historica”: Scriptores (SS), Leges (LL), Diplomata (DD), Epistolae (Epp), Antiquitates (Ant). В.Ваттенбах (1819–1897). Institut für Mittellaterforschung der Österreichicher Akademie der Wissenschaften, Abteilung Schrift- und Buchwesen.

Новости

18 августа 2018

Пенсионная реформа – еще один кошмар для бизнеса

Пенсионный возраст – не повод для прекращения трудовой деятельности. По крайней мере, с этим согласны большинство работников старшего возраста. Так, по данным Kelly Services, 80% людей старше 50 лет готовы работать после выхода на пенсию. Бизнес настроен иначе – уже сегодня соискателей старше 50 лет здесь готовы рассматривать скорее как исключение. В случае повышение пенсионного возраста – для мужчин до 65, для женщин до 63 лет – работодателям предстоит столкнуться с перспективой трудоустройства куда более возрастных соискателей. Как подсчитали в Институте социальной политики НИУ ВШЭ, к 2035 г. пенсионная реформа приведет на рынок труда 3,4 млн новых рабочих рук. Если верить оценкам Moody’s, тех станет больше на 12-13 млн.


Евгений Биятов / РИА Новости

Решать проблему работы для пожилых власти готовы радикально. Так, глава правительства Дмитрий Медведев не исключает возможности уголовного наказания за увольнение пожилых работников. Как уточнил Медведев, работодатели не имеют права уволить женщину в декретном отпуске, подобную систему гарантий необходимо создавать и в отношении лиц зрелого возраста. Пока именно в уголовную ответственность рынок не верит, но вот с тем, что из-за реформы бизнесу предстоят не самые простые времена, мало кто спорит.
Пенсии переложат на бизнес

Желание защитить право на труд людей старше 45-50 лет – дело благое, главное, чтобы под угрозой уголовного наказания бизнес не стал плательщиком «пенсий» пожилым работникам, от которых мало что можно требовать, говорит президент инвестхолдинга «Котов Групп» Роман Котов. «В отношении бизнеса власти привыкли оперировать контрольно-запретительными мерами, и ответственность за увольнения – некий “кнут” для работодателей, которые в большинстве не горят желанием трудоустраивать пожилых сотрудников», – отмечает он. Будет ли метод эффективен, большой вопрос.

«Невозможно требовать от человека, который “изработался”, трудиться из остатка сил. Его мотивация будет крайне низкая, а производительность невысокая. Ни себе, ни бизнесу такие работники не принесут пользы», – говорит Роман Котов. Сотрудник должен оцениваться по деловым качествам, согласен соучредитель «Кадриум» Евгений Полубояров. Он также предупреждает о ситуации, когда работник в летах сможет халатно относиться к обязанностям, а воздействовать на него не получится из-за угрозы уголовного преследования. Куда полезнее было бы предложить бизнесу «пряник», например налоговые льготы или вычеты при трудоустройстве лиц старшего возраста. Так, организовать «переходный период» – лет за 5-7 до достижения работником пенсионного возраста – и предоставить на это время работодателю льготы по выплате за него взносов в Пенсионный фонд РФ предлагает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Читать материал полностью: https://www.if24.ru/pensionery-koshmar-dlya-biznesa/?utm_source=fb&utm_medium=cpc&utm_campaign=pod_biznes

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

18 августа 2018

Герман Гессе. "Новалис" (1900)

Герман Гессе (1877-1962) — немецкий писатель и художник, лауреат Нобелевской премии (1946). Статья представляет собой отклик на издание собрания сочинений Новависа. Впервые опубликована в «Ахьгемайне швайцер цайтунг (1900, №36).



НОВАЛИС

Этот поразительно богатый, гибкий, дерзновенный ум, этот подлинный провидец и сердцевед, на целое столетие опередив свое время, как в пророческом сне творил идеал немецкой культуры духа, а идеал синтеза научной мысли с душевным переживанием он разработал и развил с такой мощью, с какой это удалось разве одному только Гете. В нем к нам обращается голос той овеянной легендами Германии самоуглубленной духовности, которую сегодня многие отрицают, ибо уже не она господствует на поверхности немецкой жизни. Этот человек, почти до конца преобразовавший себя в дух, в своем творчестве, в своей чудной власти над словом, являет единственную в своем роде чувственную красоту и полноту, некое созвучие духовного и телесного, которое только и можно отыскать у нашего странного любимца смерти.

С благодарностью и восторгом следуем мы за окрыленным ходом его писаний и растроганно думаем о его человеческом облике, о котором его первый биограф написал прекрасные слова: "Как он сам сказал, ему свойственно было жить не в сфере чувственности, но в области чувств ибо внешнее его чувство руководилось внутренним. Так создал он для себя в зримом мире - иной, незримый мир. Это была страна, куда звало его томление, и туда он возвратился, рано достигнув цели своего бытия!"

1919

Бывают особенные дети - тихие, с большими, одухотворенными глазами, взгляд которых нелегко выдержать. Им пророчат недолгий век, на них смотрят, как на благородных чужаков, со смесью почтения и жалости. Таким ребенком был Новалис. Толпа знает его лишь по имени и по двум или трем песням, включаемым в сборники. В образованных кругах он также мало известен, о чем говорит уже то обстоятельство, что лежащее перед нами новое издание его сочинений - первое за полвека.

Глубоко симпатично, глубоко притягательно явление этого поэта, чьи песни и чье имя продолжают звучать нежной музыкой в памяти немецкого народа, между тем как известность и воздействие того, что было им создано за его короткую жизнь, не выходит за пределы самого узкого литературного круга. Новалис умер двадцати восьми лет от роду и унес с собой в могилу лучшие ростки ранней немецкой романтики. В благоговейной памяти своих друзей он сохраняет непреодолимое обаяние юношеской красоты, его продолжают любить, о нем продолжают тосковать, его незавершенное творение овеяно тайной прелестью, как это едва ли было дано другому поэту.

Он был самым гениальным среди основателей первой "романтической школы", которую, к сожалению, слишком часто смешивают с ее поздними, вторичными отголосками, перенося на нее вызванное ими недоверие, вместе с ними предавая ее забвению. На самом деле история немецкой литературы знает немного эпох, которые были столь же интересны, столь же притягательны, как ранняя романтика. Судьбу этой эпохи легко изложить в немногих словах: это краткая история кружка молодых поэтов, художественные возможности которых оказались подавлены господствующей тенденцией эпохи - неимоверным перевесом философии. Но наиболее трагический момент в судьбе этой школы определен тем, что ее самая большая надежда, ее единственный представитель, который был первоклассным поэтом, умер в юности. Этот юноша - Новалис.

Никогда, пожалуй, не имела Германия более интересной, более живой литературной молодежи, чем в то время, когда Вильгельм Шлегель начинал свою организаторскую деятельность, когда его гениальный, но не подвластный собственной воле брат Фридрих жил в Берлине вместе с упорным, трудолюбивым Шлейермахером, когда легко возбуждающийся, беспокойный Тик увлек за собой нерешительного Ваккенродера и внушил ему поэтический порыв. Шлейермахер носил свои "Речи", которым предстояло сделать эпоху, в своей честной, восторженной душе, старший Шлегель шлифовал филигранную отделку своих образцовых критических работ и начинал вместе с умной Каролиной свой неоценимый перевод Шекспира, Фридрих Шлегель написал между тысячью взаимоисключающих планов и восторгов свою пресловутую, для нас уже неудобочитаемую "Люцинду", Гете обращал на чету братьев свое внимательное око, Новалис после головокружительно быстрого развития протягивал тонкую руку к высочайшим венцам, а рядом с Фихте так ново и значительно явился глубокий душой Шеллинг. Если не считать Дильтея ("Жизнь Шлейермахера") и Гайма ("Романтическая школа в Германии"), ни один историк литературы не сумел понять богатство и своеобразное очарование этой эпохи. Из десятилетия в десятилетие ярлык "романтика" приклеивали без разбора целой куче писанины, чтобы с ней покончить.

И все же злоупотребление словом "романтика" и недостаточное знание вышеназванных отличных работ Дильтея и Гайма об этой эпохе - не единственная и даже не самая важная причина почти полного забвения, в которое погрузилось созданное Новалисом. Новалиса трудно читать, труднее, чем любого другого немецкого писателя новейшего времени. От него остались почти одни фрагменты, в которых поэт только отыскивал дорогу к чистому творчеству через умозрение. И все-таки чтение его сочинений для хорошего читателя, безусловно, окупает себя. Они пробуждают чувство близящейся художественной победы, той победы, в которой нуждались его время и его школа и которая именно в нем более всего приблизилась к воплощению. Нас охватывает мучительно острое чувство: еще один шаг, еще десять лет жизни, и у нас было бы одним бессмертным поэтом больше. Но мы должны довольствоваться фрагментами, при чтении которых перед нашими глазами снова и снова возникает прекрасное, улыбающееся, мучительно милое лицо слишком рано взятого от нас юноши. Необычным и прискорбным образом мы не располагаем, строго говоря, ни одним вполне оконченным произведением этого писателя.

Таковое могло бы представлять собой совершенно исключительную ценность. Тот же Тик, например, написал в своем раннем периоде несколько очаровательных сказок, но одна-единственная строка Новалиса, в силу своей фрагментарности менее нас удовлетворяющая, имеет в себе несравнимо больше волшебства высшей поэзии. В отдельных образчиках его творчества, также и в песнях, веет совершенно неописуемое дуновение нежности, самой души; у него есть и такие слова, которые трогают нас, как ласка, и такие, от которых хочется затаить дыхание, чтобы всецело предаться этой чистой, почти неземной красоте. При этом его мысли хранят в себе тепло юношеской, до крайности привлекательной личности. Представая таким свободным от чувственности, таким отрешенным от мира, он не был, однако, ни аскетом, ни визионером. И все же в его личности было нечто удивительное, необъяснимое, каковы его жизнь и его конец, краткое описание которых сохранилось и оставляет такое странное и растроганное состояние души.

В свои последние дни Новалис был хотя и болен, однако полон жизни, полон интереса к жизни: он расхаживал, болтал, занимался работой, а в одно прекрасное утро, при звуках фортепьянной музыки, он заслушивается, присаживается, улыбается дремотной улыбкой и умирает. Не кажется ли, что эта благородная, удивительно глубокая и живая душа перешла голубые горы своей ностальгии без муки, без прощания, следуя за легкими звуками, в ритме звучавшей музыки, чтобы обрести край неспетых песен? Загадка Новалиса как человека - его тихая улыбка, его голубоглазая веселость, под покровом которой его душа и тело были тайно снедаемы тяжелой мукой. Таким описывают его друзья, и таким предстает он перед нашим внутренним взором со страниц своих сочинений - стройный, благородный облик, отмеченный бросающимся в глаза достоинством, без единой обыденной черты, но и без всякого пафоса. Когда я думаю о нем, мне видится его дружелюбное, серьезное лицо, полное внимания к звукам музыки его смертного часа, привлекающее к себе сердца выражением сдержанной нежности, и на лице этом мне видится та улыбка, просветленная мягкость которой составляет самое тайное очарование его незавершенного творчества и его незавершенной жизни.

В сочинениях Новалиса, как они дошли до нас, все явственно распадается на две части: философия и поэзия. Но я убежден, что мы несправедливы к поэту, когда воспринимаем мистику и натурфилософию хотя бы "Учеников в Саисе" или "Гимнов к ночи" как философию. Все это гораздо ценнее как настроение, как поэзия, и некоторые афоризмы Новалиса заставляют полагать, что он в конце жизни сознательно приблизился к своей цели. Рядом с его поэтическими фрагментами Посмертно публикуемые наброски даже и знаменитых литературных деятелей пугают своей скучной трезвостью или деланностью. В нем жила такая богатая поэтическая душа, что его работа предстает исключительно как введение в русло и формирование удивительного душевного переизбытка, никогда не как сочинительство, как изобретение и выдумывание.

Поистине загадочной предстает контрастирующая с большой изысканностью в деталях литературной работы совершенно нелитераторская полнота, чистота и детскость его настоящих творений. Может быть, больше ни один немец не обладал такой Цереливающейся через край поэтической душой; а этот единственный пал жертвой всепожирающего духа своего времени. Ибо те годы - время подлинного рождения нашей современной литературы. Прежде всего Тик - первый производитель книжной продукции в современном смысле; таких подвижных, деятельных, эластичных талантов не знало ни одно из предшествовавших столетий Германии. С основанием "Атенея", с возникновением берлинских салонов у нас впервые делаются ощутимы литература как вещь в себе и писательство как профессия; с тех пор мы имеем своих романистов, журналистов, мастеров болтовни, фельетонистов и вообще весь набор серьезных и несерьезных литераторских типов. Нежный росток романтики первый стал жертвой этого литературного бума; тонкие начинания Новалиса были беззастенчиво употреблены для своих целей модными романтиками двадцатых и тридцатых годов, из числа которых мы, разумеется, исключаем наиболее чистые натуры, хотя бы Эйхендорфа.

Сегодня уже никто не прислушивается к этой отцветшей романтике, никто не знает больше ожесточенной борьбы против романтики как элемента реакционного. Когда наблюдаешь меланхолическое устремление наших современников к перспективам "нового искусства", именно в новейших литературных кругах видишь настроения и начинания, которые с поражающей отчетливостью напоминают возбужденную поэтическую молодежь около 1800 года.

Итак, теперь у нас наконец-то снова есть издание Новалиса. Оно может принести только благо, если наши "неоромантики" испытают свою силу и свою поэтическую честность мерой этого забытого мертвеца. О, если бы среди нас нашлись такие, которые сумели бы выдержать взгляд этих огромных детских глаз, эту полноту души! О, если бы достаточно многие читатели позабыли всю модную технику чтения, вообще все внешнее, и отважились погрузиться в эти таинственные глубины! У них явилось бы чувство, одновременно сладкое и мучительное, какое бывает у нас, когда мы слышим напев, звучавший нам в детстве, или вдыхаем запах цветка, который был нами любим в родительском саду, а потом забыт на долгие годы.

1900

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

18 августа 2018

Владимир Емельянов. "Вячеслав Всеволодович Иванов и ассириология" (видео)

"Живое ТВ" представляет Владимира Владимировича Емельянова (Санкт-Петербург) с докладом: "Вячеслав Всеволодович Иванов и ассириология". Международная научная конференция "От мифа к слову, от слова к мифу", посвященная памяти Вячеслава Всеволодовича Иванова (1929-2017) и Владимира Николаевича Топорова (1928-2005). Посольство ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РФ, ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ РАН, ИНСТИТУТ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ МГУ, «ДОМ БАЛТРУШАЙТИСА» 17–18 мая 2018 г.





Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

18 августа 2018

Рудольф Штайнер. Человек в свете оккультизма, теософии и философии. 2-я лекция, часть 1

4 июня 1912 г.

Мои милые друзья! Первое, что необходимо для того, чтобы мы могли рассматривать человека с трёх точек зрения,— с оккультной, с теософской и с философской точки зрения,— есть то, чтобы мы сказали прежде всего об оккультной точке зрения; и будет хорошо, если, говоря сегодня об этой оккультной точке зрения, мы обрисуем как в жизни человеческого развития до сих пор тот или другой человек приходил к тому, чтобы подняться до этой оккультной точки зрения, до оккультного созерцания мира.



Мы сказали уже в подготовительной, вводной лекции, что в прошлом развитии человечества вполне закономерно всегда только немногие признавались зрелыми для участия в свершениях мистерий, в событиях оккультных мест обучения, которые приводили человека к оккультному созерцанию, Итак, о развитии этих немногих мы будем прежде всего говорить. Из других, прочитанных мною лекций, становится также ясным, что мы стоим теперь в таком моменте развития, когда, благодаря популяризации теософского элемента всё большее и большее количество людей будет принимать участие в оккультной жизни, гораздо более чем те немногие, которые участвовали в ней в течение прошлого развития человечества

Таким образом, в наши дни то, что нам предстоит рассмотреть, касается каждого человека, который чувствует, что в будущем также и оккультное знание, знание о скрытых сторонах бытия, в известном отношении не должно уже оставаться сокрытым. Что в соответствии с требованиями более развитых людей оно должно получать всё большее и большее распространение. Человек, который хотел прийти к оккультному познанию, должен был, прежде всего, направить свой взгляд от внешнего мира на свои собственные душевные силы. Но так как он оставался во внешнем мире действующим человеком, то его оккультное развитие было, в сущности, его личным делом,— можно было бы сказать,— делом, которое он имел для себя.



Во внешнем мире он оставался человеком среди других людей, человеком с обязанностями, которые возложила на него жизнь. В начале это оккультное развитие направлялось главным образом на выполнение различных предписаний, касающихся особого воспитания душевных сил оккультного ученика. Первое, к чему должен был прилагать старания такой человек, можно облечь в слова: он должен был примириться со своей кармой в отношении всего того, что касается воли. Итак, примирение со своей кармой,— со своей судьбой, могли бы так же сказать,— было первое, к чему должен был прилагать старание оккультно развивающийся человек.

Но вы совсем не должны думать, что для этого примирения со своей кармой нужна тотчас же обширно развитая теория кармы. То, что в этой связи называется «примирением со своей кармой», есть скорее особого рода культура, воспитание, самовоспитание ощущений и чувств. Если вы предположите, что человек начинает своё оккультное развитие, то согласитесь, что до момента, когда он начал это развитие, он жил по примеру внешних людей, жил, как один из этих людей, то есть занимал то или иное положение в жизни, усваивал себе те или иные мысли, ибо эти мысли давали ему возможность действительно выполнять те внешние действия, которые он должен был выполнять по своей профессии или вообще, по своему положению в жизни.



Далее он признавал за собой известные обязанности, круг обязанностей, которые возлагали на него нравы или его общество. Заранее можно предположить, что человек, который не был в согласии с тем, чего требовал от него окружающий мир, то есть человек, не выполняющий своего долга, не почувствует стремления к оккультному развитию. Как правило, люди, которые могли быть призваны к оккультному развитию, обладали действительными способностями в своём жизненном положении, и были готовы подчиняться кругу обязанностей, возлагаемых на них нравами и общественным порядком. Но в том, что имеется в человеке, как его способности, как его умения в жизни, в том, что окружает человека, как принятый на себя круг обязанностей, во всём этом лежит, собственно, позитивная карма, в которую человек был поставлен. В этом выражается его карма.

И первое, что требовали и возлагали на того, кто некоторым образом должен был выйти из этого чисто жизненного положения и вступить в исследование духовного мира,— было то, что он известным образом принял эту свою жизненную карму, то есть дал себе самому и тем, кто помогал ему проникнуть в оккультный мир, обещание прежде всего ни в каком случае не использовать, во внешнем жизненном положении того, что достигается на поле оккультного опыта. Он должен был направить свою волю таким образом, чтобы человек, который стоит во вне и наблюдает того, кто развивается оккультно, не нашёл бы никакои заметной разницы, между тем, как этот оккультно развивающийся человек поступал в своей внешней жизни раньше, и тем, как: он поступает после того, как сделал уже некоторые шаги в оккультном исследовании. Итак, не вмешивать того, что даёт человеку оккультное исследование, в жизнь физического плана: это есть примирение со своей кармой, это есть отказ от того, чтобы при помощи оккультных средств искать выгоды для внешнего жизненного положения.



Мы, правда, увидим, что известное преуспевание во внешнем жизненном положении, при правильном, регулярном пути, всё-таки наступает. Но этого не имелось в виду при том, что, как сознательное обязательство должен был взять на себя тот, кто допускался до оккультного пути. «Ты не должен использовать своего развития для того, чтобы достигнуть преимущества перед своими собратьями во внешней жизни, но ты должен руководствоваться в этой жизни теми же правилами, какими ты руководствовался до сих пор». Это постоянно всё снова и снова запечатлевалось теми, которые проходили оккультное развитие. Это было первым отречением, которое должен был выполнять проходящий оккультное развитие, ибо этим он заранее уже отказывался от того, чтобы — в эгоистическом смысле — употреблять средства оккультной жизни. Выше сказанное вы должны понимать совершенно точно и дословно,— то есть: ничего не убавлять, и ничего не прибавлять к этому. Тогда вы заметите, что это относится к тому, что данный человек в силу возложенной в него кармы, в состоянии выполнить во внешнем мире или в чём состоит его долг.

Но вместе с этим из всего оккультного стремления заранее исключается эгоистическая воля человека. Её исключают совершенно сознательно. Уже один этот факт вызывает изменение в душевном настроении человека. Чтобы понять это, обдумайте только следующее. До сих пор для человека, который вступает в оккультное развитие, внешний круг обязанностей, внешнее положение в жизни было, так сказать, единственным, чему он себя посвящал, единственным миром, в котором он жил. Теперь он взял на себя обязательство, жить и этом мире, прежде всего по тем же самым правилам, по которым он жил до сих пор, и вместе с тем он должен сохранять ещё силы и для чего-то другого. Тем самым для него заранее проведена граница между двумя областями сил, в которых он действует. Для него сразу же открывается мир, о котором он до сих пор совсем не заботился, к которому до сих пор не имел никакого интереса. Это чрезвычайно важно. Ибо для каждого человека начинается полный круг жизни, новый отрезок жизни, когда в его жизнь вступают новые интересы,— интересы, которые хотят утверждать за собою свою область.



Таким образом, заранее предполагалось, что чувство, что весь мир ощущений, круг интересов будет затронут новым миром, тем миром, в котором до сих пор человек не стоял. Внешнее выражение этот факт, о котором я вам только что рассказал, находил себя в том, что особенно в древних мистериях и тайных школах, в местах обучения оккультному развитию, всегда строго следили за тем, чтобы не вводить человека ни и какую коллизию, ни в какую дисгармонию с внешним кругом его интересов. Поэтому от него строго требовали, чтобы в отношении всего, что возлагала на пего его профессия, что возлагал на него круг его обязанностей перед государством или другими объединениями, в которых он состоял, он в самом широком объёме выполнил свой долг; и люди, которые как-либо обнаруживали своё несогласие с этим, которые противились кругу внешних обязанностей, совсем не принимались в оккультные школы.

Я передаю вам просто факты прошлого оккультного развития. Поэтому вы найдёте, что те, которые уже во внешней жизни выступали так, что в том или другом отношении они противились порядку, внутри которого жили, не были членами какой-либо школы мистерий или места оккультного обучения. Второе, что требовалось, было уже гораздо труднее. Возьмём человека, который дал себе и, так сказать, своему учителю то обещание, о котором говорилось выше. Далее он должен был сказать себе: «В свою волю, поскольку эта воля выступает на физическом плане, я не позволю влиться тому, что мне будет дано, как результат оккультного опыта». Но он вступает в круг оккультного опыта со всем остальным, что принадлежит ему, как человеку, то есть со всеми своими душевными силами, которые — за исключением воли — он может применить, как применял их раньше. Воля была связана в нём тем, что он дал охарактеризованное выше обещание, но всё остальное, что было в его распоряжении на физическом плане,— то есть силу его суждения, его фантазию, его память, движения его чувства, и так далее, с которыми он действовал раньше на физическом плане,— всё это он мог применять также и теперь; с их помощью он мог и теперь ещё действовать на физическом плане.



Возьмём хотя бы рассудок. Рассудок есть способность души, которая даёт нам возможность распознавать, составлять суждения о фактах жизни. Без него мы не обойдёмся во внешней жизни на физическом плане. Мы должны, так сказать, на каждом шагу применять этот наш рассудок. Но предположим, что, сделавшись членом оккультного общества, человек получает результаты оккультного опыта, познания, касающиеся того, что он делает в своём жизненном положении. Для своей воли он не может употребить этих познаний. Но ничто не мешает ему (если он удержал себя в отношении воли), применять свой рассудок таким образом, чтобы, встречаясь с людьми и вещами, которые выступают перед ним на физическом плане, разумно наблюдать их с помощью всех тех средств, какие он имеет теперь в результате оккультного опыта. Итак, хотя результаты оккультного опыта нельзя было вносить в свои действия, в свои волевые решения, но суждения человека, как оккультного ученика, о существах минерального царства, растительного царства, животного царства, суждения о других людях, применение рассудка в обычном мире,— всё это можно было ставить под влияние оккультного опыта.

Вы видите, что с этим связана строгая самодисциплина характера оккультиста. Ибо, что является более естественным для человека, который встречается в жизни с другими людьми и хочет действовать, как не то, что в своём жизненном положении он действует, применяя свои знания, руководствуясь этими знаниями, когда, например, его рассудок указывает ему, что он имеет дело с нравственно мало достойным человеком. Конечно, будет вполне естественно и само собою понятно, если в обычном мире он сделал это. Оккультист не может этого делать. Правда, он может теми средствами, какие даёт ему оккультный опыт, обогатить свой рассудок, может лучше, чем прежде проникать в характер другого человека и знать, что перед ним нравственно мало достойный человек; он может также руководствоваться этим знанием в том, что он делает для этого человека, так по отношению к этому человеку он не принял на себя обязательства, но принял его только по отношению к своему жизненному положении. Он не взял на себя обязательства не применять своей воли к тому, что он делает для другого человека.



Но относительно того, что он делает для себя, он взял обязательство примириться со своей кармой и не употреблять своих познаний, которые открываются ему, когда он применяет свой рассудок, укреплённый средствами оккультного опыта. Возьмём конкретный случай, когда кто-нибудь достигает в оккультной области той ступени, о которой я теперь говорю. Если бы он: не стал оккультистом, то встретившись с человеком, он, может быть, не узнал бы, что перед ним нравственно малодостойный человек. Поэтому он мог бы позволить этому человеку обмануть себя. Такой случай вполне возможен. Вы согласитесь, что в жизни это часто бывает: человек обманывается, считая другого лучше, чем он есть в действительности, и поэтому, как говорится, попадает впросак, то есть даёт себя провести.

Как оккультист, человек имеет известное преимущесво. Он распознаёт моральную неполноценность другого, но он обязался прежде всего — я прошу действительно воспринять, то есть услышать это слово «прежде всего» — не применять этих оккультных познаний к воле, то есть к своему жизненному поведению. Нужно знать: этот человек нравственно неполноценен, но поступать нужно так, как поступил бы раньше. В общественном смысле нужно принять от него то, что должен был бы принять, не имея оккультных познаний. Здесь вы видите ясно и резко подчёркнутым, какое самоотречение требуется от начинающего оккультиста, как отчётливо должен он различать то, что может знать без оккультного опыта, и то, что благодаря оккультному опыту могло бы дать ему преимущество в жизни.



Кто, не будучи оккультистом, настолько счастлив, что по своим природным способностям или в силу особых жизненных обстоятельств распознает моральную недоброкачественность другого, тот всегда будет склонен считать глупцом начинающего оккультиста, когда тот не пользуется для себя этими преимуществами. В силу благоприятных обстоятельств жизни, или по каким-либо другим причинам, некоторые люди могут видеть то, что оккультист видит также, но чем он не может руководствоваться так как он взял на себя обязательство не руководствоваться этим. Конечно, в жизни бывает, что один человек держит своё обещание, а другой нет. Но это его личное дело. Можно считать глупцом начинающего оккультиста, когда он позволяет другому обмануть себя. Но это не даёт нам права предполагать, что у него нет средств распознать стоящего перед ним человека.

Итак, вторая ступень есть та, когда мы воздерживаемся от применения воли в целях нашего эгоизма, но можем пользоваться нашим рассудком во внешнем физическом мире. На этой ступени, которая была только что обрисована, древние учителя мистерий задерживали своих учеников, обычно, довольно долго. Долгое время эти ученики должны были оставаться, так сказать, в мире, учась более глубоко наблюдать своим рассудком не только других людей, и в то же время не изменять характера своего жизненного пути. Этим достигалось не только строгая самодисциплина, не только умение не ставить на службу своего эгоизма те преимущества, какие доставлял человеку его ум, но достигалось и ещё нечто другое.
А именно, если после того как проговорит рассудок, тотчас же выступит воля и присоединит к этому действия, к которым приглашает рассудок, тогда сила этого рассудка не может окрепнуть настолько, как в том случае, когда в течение некоторого времени его применяют, так сказать, химически, выделив его из сферы действия воли.



Если человек решительно выключит себя самого, как эгоистическое существо из той области, в которую он вступает, применяя указанным образом свой рассудок к окружающему его миру, но, воздерживаясь от проявления воли, тогда ему открываются тонкие различия. Рассудок становится изощрённым. Способность суждения и способность различия приобретают всё большую силу, когда мы поступаем указанным образом; и этим мы заканчиваем вторую ступень оккультного развития, которую можно было бы назвать: «воспитание освобождённого от воли рассудка», или, если бы мы хотели сказать вполне точно: «воспитание освобождённого от воли эгоистической рассудка».


См. также:
- Рудольф Штайнер. Человек в свете оккультизма, теософии и философии. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Человек в свете оккультизма, теософии и философии. 1-я лекция, часть 2

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

17 августа 2018

Куличкин С.П. Крымская война 1853-1856. От Балтики и Дуная до Кавказа и Камчатки (2018)

Куличкин С.П. Крымская война 1853-1856. От Балтики и Дуная до Кавказа и Камчатки. - М.: Вече, 2018. - 368 с. ISBN: 978-5-4484-0300-2.

Новая книга С.П. Куличкина рассказывает об одной из самых малоизвестных войн в истории России — Крымской, или, как называли ее современники, Восточной войне (1853-1856 гг.). Скрупулезный подход автора к минувшим событиям позволяет читателям узнать больше о международном положении накануне войны, предпосылках войны и, наконец, о ходе боевых действий на различных фронтах, ведь война шла не только в Крыму. Особое внимание историк уделяет доблести военнослужащих русских армии и флота.



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

17 августа 2018

Диссертационный совет Санкт-Петербургского института истории РАН приостановил работу

Незаполненные документы поставили под угрозу жизнь одного из старейших диссертационных советов в Петербурге. По совпадению, именно там в 2016 году со скандалом защитил докторскую про власовцев Кирилл Александров. О произошедшем пишет корреспондент интернетия "Фон-издантанка" Елена Кузнецова.



«Коллапс», «крайний ужас», — говорят в научном сообществе, отмечая, что защищаться по истории на Северо-Западе России будет негде. Диссертационный совет Санкт-Петербургского института истории РАН приостановит работу. Об этом научное учреждение сообщило 14 августа на своём сайте. Пауза начнётся 1 ноября и продлится полгода, но может быть продолжена. Причина — «принятое решение Высшей аттестационной комиссии от 19 июня 2018 г». Изучая корни этого решения, «Фонтанка» провела своё небольшое историческое исследование. И выяснила, что ещё в 2015 году ВАК решила «оптимизировать сеть диссертационных советов в России». Для них разработали «критериальные требования». Организация, при которой действует совет, к примеру, должна включать не меньше 50 сотрудников, готовить определённое количество кандидатов и докторов наук. От каждого из членов диссовета, в свою очередь, требуется определённое количество ВАКовских и международных публикаций, напечатанных монографий.

«Брать вес» позволили не сразу, а в несколько подходов. С каждым годом всё больший процент членов диссоветов должен был «соответствовать критериям». Предполагается, что советы станут абсолютно удовлетворять пожеланиям ВАК к концу 2019 года. Причём одним, например, по филологическим, юридическим и педагогическим наукам, разрешили двигаться к цели медленнее, от других (по техническим и естественнонаучным) — требовали обеспечить проценты быстрее. Очередную проверку состояния дел в строю ВАК провела в конце 2017-го. Результаты изучили к июню 2018-го, после чего выпустили рекомендацию: «приостановить деятельность» тех советов, что «не обеспечили на 31 декабря 2017 года соответствие членов… установленным критериальным требованиям… более чем на 35%». Отстающим разослали письма, и в августе они начали их получать.

Специфика ситуации с Санкт-Петербургским институтом истории РАН — в том, что это одно из авторитетнейших в России научных заведений. В диссертационный совет входят такие звёзды как крупнейший специалист по истории Византии, академик РАН, лауреат государственной премии Игорь Медведев; специалист по истории русской революции Борис Колоницкий; знаток советско-финляндских отношений Александр Рупасов. Диссертации здесь защищали замдиректора Эрмитажа Георгий Вилинбахов, специалист по истории блокады Никита Ломагин, историк Юлия Кантор, эксперт по истории пиратства Дмитрий Копелев и многие другие. Более того, совет при Институте истории — единственный в Петербурге и на Северо-Западе, где можно защищаться по широкому кругу специальностей. От отечественной истории до всеобщей, от древнего мира до новейшего времени.

— В Петербурге сходным потенциалом обладал разве что совет по истории в Санкт-Петербургском государственном университете. Но недавно он был закрыт, потому что в университете открыт новый совет, он присуждает собственные учёные степени СПбГУ, — объяснил «Фонтанке» доктор исторических наук, автор книг об истории цензуры Владлен Измозик. — Защищаться там чрезвычайно трудоёмко, это огромные финансовые затраты для будущих кандидатов и докторов наук. Диссертацию нужно перевести на английский язык. Если в ряде случаев это обоснованно, то зачем делать это, если ты защищаешься по отечественной истории или по истории Франции и Германии?

Остаются, конечно, советы на базе Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера), Института восточных рукописей РАН, Института истории материальной культуры РАН. Но они гораздо более специализированные.

— Это коллапс какой-то. Совершенно дикое положение складывается для Петербурга, для Северо-Запада, для всей России, — подытожил Измозик.

Ещё один любопытный момент, связанный с советом в Санкт-Петербургском институте истории РАН, произошёл в 2016 году. Именно тогда свою диссертацию о власовском движении здесь защитил учёный и сторонник движения «Белое дело» Кирилл Александров. Работа не понравилось «патриотически настроенным» активистам, которые попросили прокуратуру проверить текст на предмет «призывов к развязыванию агрессивной войны». На саму защиту Александрова они тоже пришли и обвинили его в ренегатстве и оправдывании предателей.

Именно это могло привести к закрытию совета, особенно учитывая, что «сверху» институту настоятельно не рекомендовали проводить ту самую защиту, предполагают некоторые собеседники «Фонтанки». Впрочем, сам Кирилл Александров так не думает.

— Я надеюсь, что приостановка деятельности не связана с политикой. Вряд ли моя защита стала фактором в данном случае. Если бы совет хотели закрыть (по политическим причинам. — Прим. ред.), то закрыли бы гораздо быстрее, — отметил Кирилл Александров, впрочем, тут же подчеркнул, что он не является сотрудником института, поэтому ему сложно судить.

В чём Александров уверен — так это в том, что если совет закроется совсем, «всё будет крайне ужасно»:

— Институт — одно из лучших научных учреждений в России. Здесь высокий уровень компетенции, аналитики, исследований.

«Фонтанка» ещё 15 августа задала вопросы в Министерство науки и высшего образования (в его структуру входит ВАК), но ответов до сих пор не получила. Мы публикуем беседу с председателем диссертационного совета и бывшим руководителем Санкт-Петербургского института истории РАН Николаем Смирновым, который излагает свою версию событий.

— Николай Николаевич, как получилось, что диссертационный совет оказался на грани закрытия?

— Было принято решение, очевидно, на самом верху, что учёных в России должно быть как можно меньше. Как это сделать? Позакрывать диссертационные советы, найдя для этого удобные или неудобные поводы. Одним из поводов стало изменение подхода к тому, кто может быть членом диссертационного совета. Почему-то решили, что член диссертационного совета мало отличается от токаря и слесаря: там есть задание, и тут должно быть задание, там нужно выточить двадцать деталей за смену, и тут нужно подготовить определённое количество материалов за смену. Тот, кто принимал решение, явно очень далёк от науки. И он не понимает, что учёный не может по чьей-то прихоти публиковать раз в пять лет монографию. Монография — плод многолетнего исследовательского труда. А в постановлении, принятом ВАК, было сказано, что член диссертационного совета за пять лет должен опубликовать пять научных статей в рецензируемых ВАК журналах и одну монографию.

— Это требование именно к историкам?

— Это требование касается всех гуманитарных наук. Всё-таки понимание того, что они отличаются от точных и естественных, пока присутствует, поэтому было сделано послабление. Оно сводилось тому, что к 2018 году только 70 процентов членов диссертационного совета должны соответствовать критериям. Но нам открыто заявили: «Сегодня — 70 процентов, а в 2019 году мы и для гуманитарных наук установим планку в 90 процентов». Эта планка равносильна тому, что будут закрыты все диссертационные советы.

— Странно, что в Министерстве науки и высшего образования уверены, что найдутся настолько активные в плане публикаций учёные. Причём в таком количестве.

— Странно не только это. Совершенно непонятно, чем руководствовались в ВАК, когда членов диссертационного совета обязали публиковать свои научные изыскания в журналах, рецензируемых ВАК. Как известно, такие журналы очень важны для аспирантов и докторантов. Аспиранты должны перед защитой диссертации опубликовать три статьи, а докторанты — пятнадцать статей. Но члены диссертационного совета должны свободно публиковаться в других сборниках и журналах, совершенно не имеющих отношения к ВАК, но высоко ценящихся в научных кругах. Таких изданий и в Петербурге, и в Москве, и в провинции более чем достаточно. Известно, что аспиранты и даже докторанты, чтобы опубликоваться в ВАКовских журналах, вынуждены платить. А почему учёный, который провёл исследование, должен платить за то, чтобы его результаты были опубликованы? Я вижу в этом стремление снизить роль науки, уменьшить количество ученых, попытки загнать всё в прокрустово ложе рецензируемых ВАК журналов. Это полный бред, непонимание того, как развивается наука.

— Сколько процентов членов диссертационного совета при Институте истории достигли необходимых показателей?

— ВАК посчитала, что в нашем совете таких около 30 процентов, то есть до планки в 70 процентов мы не дотягиваем. Не дотягиваем, потому что никогда не ставили перед собой такую цель. В нашем диссертационном совете настолько авторитетные учёные, что говорить им: «Вы должны быть более авторитетными, публиковать свои работы в ВАКовских изданиях и раз в пять лет выпускать монографию» — извините, в моей голове это не укладывается. У нас в составе совета есть даже академик РАН, который не соответствует требованиям ВАК.

— Что будете предпринимать, чтобы спасти положение?

— Тот лимит времени, который отведён, фактически не даёт диссертационному совету возможности принять радикальные меры. Вы же понимаете, что кинуться сегодня и публиковать монографии — это наивно. И даже если публиковать, это будет книга, напечатанная в 2018 году, а ВАК берёт в расчёт публикации 2013-2017 годов. Конечно, мы будем предпринимать какие-то действия, стараться вводить в совет более молодых членов. Но специалистов не так просто найти. Боюсь, наши желания и желания ВАК друг другу не соответствуют.

— В Петербурге вообще останутся диссертационные советы по истории?

— По истории не только в Петербурге, но и на всём Северо-Западе России не осталось советов. Наш совет — единственный на всём Северо-Западе, где возможна защита по трём специальностям: «История», «Всеобщая история» и «Вспомогательные исторические дисциплины». Закрывается ВАКовский совет в Санкт-Петербургском государственном университете, потому что там открывается новый совет, работающий по совершенно другим принципам.

— То есть, если критерии не изменят…

— Я не наивный человек и не думаю, что критерии кто-то изменит. ВАК просто-напросто выполняет указания, спущенные свыше, — резко сократить количество диссертационных советов. И мало кто думает о том, что на выходе в разных учебных заведениях, академических институтах — аспиранты, которые завершают своё обучение, и им негде будет защищаться.

— Наверное, они будут ездить в Москву.

— Честно говоря, к нам из Москвы приезжают соискатели. Потому что там проблема не менее острая, чем в Петербурге. Там также огромная очередь, нужно ждать. Работа диссертационного совета — сложная вещь, и жаль, что так легко можно расправиться с диссертационным советом.

— Кроме персональных критериев к членам совета, ВАК также выдвинула общие требования к совету — число членов, число докторов наук. Вы по ним проходите?

— Должно быть ещё и определённое соотношение между членами совета — работниками данного учреждения — и членами совета, которые приглашаются из других учебных и научных учреждений. Мы с большим трудом этим параметрам соответствуем. Вы думаете, легко найти докторов наук по всеобщей истории, по вспомогательным историческим дисциплинам? Это огромная проблема.

— ВАК, полагаю, будет парировать доводами о борьбе за чистоту науки.

— Это не «чистота науки». Это понуждение к мздоимству, к которому вынуждены будут прибегать учёные, чтобы соответствовать требованиям ВАК. Вы думаете, что достаточно просто принести статью в ВАКовский журнал, чтобы её опубликовали? Некоторые ждут годами.

— Как вы считаете, то, что совет «не подошёл» ВАКу, связано с защитой диссертации Кирилла Александрова?

— Я не исключаю этого. Диссертационный совет ослушался приказа не допускать его к защите. Это могло стать одной из причин.

— Каким образом совет оповестили, что он должен приостановить работу?

— Пришло письмо из ВАК. Я в этот момент болел, и исполняющий обязанности директора института (Александр Рупасов. — Прим. ред.) получил это письмо. Потом я поправился немного — меня поставили в известность.

— Но ведь надо же, наверное, было предварительно заполнить какие-то документы, на основании которых ВАК сделает выводы?

— Я никаких документов не заполнял. Насколько я знаю, и учёный секретарь совета не заполнял. Мы отчитываемся числом защищённых диссертаций. Каждый раз, когда в диссертационный совет включаем нового члена, отправляем сведения о нём в ВАК. Они включают публикации статей, монографий, участие в издании коллективных монографий, сборников документов, количество подготовленных аспирантов. Но мы утвердили состав диссертационного совета в 2015 году, с тех пор изменений в состав не вносили.

— Я сама видела, что в ноябре на сайте ВАК появилось информационное письмо, в нём от советов потребовали предоставить отчёты за 2017 год. А потом ВАК опубликовала подробную инструкцию по их заполнению.

— Я этого письма не видел. Возможно, потому что болел. Но с нами не попытались связаться никаким другим способом — по почте, по телефону. Замечу, что все требуемые отчеты диссовет института своевременно передавал в ВАК.

— Тогда я не понимаю, каким образом высчитали, что ваш совет не подпадает под критерии.

— Простым. Есть РИНЦ, Российский индекс научного цитирования. Господа из ВАК взяли список членов диссертационного совета и обратились к этому индексу. Они с нами не советовались, у нас ничего не спрашивали. Но в РИНЦ, в лучшем случае, отражается четверть публикаций, которые тот или иной учёный сделал. Невозможно отразить все публикации. Для этого должен быть специальный человек. У нас в институте такого человека нет, потому что нечем оплачивать его работу.

— Как вы узнали, что они считали именно так?

— В разговоре с ними исполняющий обязанности директора института выяснил эту подробность.

— Формально диссертационный совет создан в 2008 году приказом Рособрнадзора. А сколько лет он фактически существует?

— Я член диссертационного совета с 1996 года, и до меня он существовал несколько десятилетий. Это один из старейших советов. К тому же нужно учесть, что историческая наука в Советском Союзе возникала в Ленинграде — Институт истории Академии наук был создан здесь, и только затем переместился в Москву.

— Можете ли вы выделить самые яркие и значимые защиты?

— Все диссертации, которые в нашем совете защищались, подготовлены на самом высоком уровне. Репутация совета Санкт-Петербургского института истории РАН — очень высокая. Поэтому говорить, что диссертации Иванова, Петрова, Сидорова — замечательные, а остальные — нет, я как председатель не могу. Работы, не соответствующие высоким критериям, которые мы разработали, просто не принимаются к защите. Мы не ищем работы — к нам приходят люди. Есть аспиранты, которых мы подготовили, к нам приезжают соискатели из высших учебных заведений, где советы были закрыты. К нам приезжают из других городов — из Архангельска, Вологды, Мурманска. Потому что там нет совета. А теперь не будет и нашего.

— Что же, эта история неприятна для Петербурга и для исторической науки.

— Эта история неприятна для России.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

19 августа 2016

олег умел ругаться матом
но не использовал ево
нигде чтоб не казаться лучше
умней и краше остальных

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.