AAA
Обычный Черный

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Языки инкорпорирующего типа

Языки инкорпорирующего типа

Инкорпорирующие языки выделяются на основании той конструктивной особенности их грамматического строя, которая заключается организации высказывания как единого морфологического целого.

В результате полной инкорпорации получается грамматическая единица, которая по форме напоминает слово, а по значению соответствует предложению.

Частичная инкорпорация дает грамматическую единицу по форме равную слову, а по значению – словосочетанию.

Неразличение слова как морфологической единицы, с одной стороны, и синтаксических единиц, с другой, является главной типологической чертой инкорпорирующих языков.

Термин инкорпорация имеет значение – включение в свой состав. Этимологически он связан с латинским словом corpus – тело, единое целое.

Примером полной инкорпорации может служить такое слово-предложение из колымского диалекта юкагирского языка:

Аса-йуол-соромох (Человек увидел оленя).

Буквально в этой фразе выражены такие смыслы: олене-видение-человек.

Возьмем пример из чукотского языка:

Ты-мынгы-нто-ркын (Я вынимаю руки), буквально: я-руки-выходить-действую.

Впервые инкорпорирующий тип был выделен В.Гумбольдтом, который указывал, что в инкорпорирующих языках предложение вместе со всеми его необходимыми частями рассматривается не как составленное из слов целое, а как отдельное. Языки, пользующиеся этим способом, вообще не разбивают единство предложения, но, наоборот, стараются все теснее сплотить его [Гумбольдт 1984, 144-145].

Грамматическую единицу инкорпорирующих языков лишь условно можно назвать словом. Более точным будет название – инкорпоративный комплекс. Компоненты этого комплекса, имеющие свое лексическое, а не только морфологическое значение, при слиянии подчиняются общему ударению, в некоторых языках закону сингармонизма и взаимному фонетическому влиянию (при наличии фузии). Такой комплекс сближается со словом в обычном понимании по всем особенностям своей формы [Мещанинов 1978, 32]. В структуру инкорпоративного комплекса входят корни и аффиксы, по значению равные словам и частицам.

Аффиксы в языках изучаемого типа чаще всего стандартны, однозначны и легко выделяются в составе комплекса.

При полной инкорпорации, когда всё предложение является одним словом, члены предложения, а значит, и части речи выделить невозможно. Такой комплекс членится только на морфемы.

При частичной инкорпорации сливаются лишь те составные части предложения, которые наиболее связаны друг с другом по смыслу [Мещанинов 1978, 33]. В этом случае предложение выступает уже не единым комплексом, а сочетанием ряда комплексов, поэтому оно разбивается на составные части, наличие которых необходимо для полного его построения [Мещанинов 1978, 34]. В таких предложениях выделяются подлежащие, прямое дополнение и сказуемое; определение инкорпорируется с определяемым (в чукотском), прямое дополнение – с глаголом (в нивхском). Рассмотрим пример из нивхского языка: урланивх чохудь – Хороший человек ловит рыбу, или буквально: «хорош-человек рыболовит» [Мещанинов 1978, 34].

В чукотском языке выделяется несколько видов частичных комплексов:

  • Атрибутивный: га-нэран-тор-мэлгар-ма (с двумя новыми ружьями)
  • Обстоятельственный: мыт-винвы-эквэт-ыркын (тайно отправляемся)
  • Объектный: мыт-купрэ-гынрит-ыркын (сети охраняем)
  • Объектно-атрибутивный: мыт-тур-купрэ-гынрит-ыркын (новые сети охраняем).

Такой частичный комплекс не сводим ни к слову, поскольку отличается от слова лексико-семантической расчлененностью, ни к словосочетанию, т.к. обладает морфологической цельностью [Скорик 1990, 193].

При наличии членов предложения возможно и выделение частей речи: имен (иногда без деления на существительные и прилагательные, как в самодийских языках), местоимений, причастий (в чукотском есть, в алеутском нет), глаголов, деепричастий [Скорик 1954, 197; Мещанинов 1978, 287].

Наречия в языках этого типа отсутствуют, так как характеристики действия передаются аффиксами при глаголе. Категория состояния невозможна, т.к. любое слово в позиции сказуемого получает глагольные показатели. Служебные части речи не нужны, т.к. все служебные функции выполняются аффиксами.

Выделяемые части речи отличаются друг от друга аффиксами и тем, какие зависимые члены предложения они могут инкорпорировать в свой состав.

Синтагматика языков данного типа отличается формальной неразделимостью синтаксического и морфологического уровней, в семантическом отношении здесь различаются единицы словаря и модели грамматических конструкций. Слово-предложение длиннее и сложнее флективного слова, но короче флективного предложения, т.к. в нем не нужны показатели согласования, поскольку аффиксы относятся ко всему комплексу в целом. Синтагма в инкорпорирующих языках обычно легко членима и проницаема.

Парадигма комплекса-предложения будет представлять собой довольно сложную структуру, парадигмы частичных комплексов более компактны, но также могут состоять из большого количества форм. Так, в папуасских языках есть сложная система времен, наклонений, залогов. Чукотский язык имеет значительную падежную парадигму. Парадигма обычно имеет стандартное строение.

Средствами поддержания цельности инкорпоративного комплекса служат ударение, а в некоторых языках также сингармонизм. Цельность комплекса поддерживается в ряде языков конфиксами, начинающими слово-предложение и завершающими его.

Рассмотрим пример из чукотского языка:

Ты-гытгы-лк’ыт-ы-ркын (к озеру иду). Жирным шрифтом выделен конфикс 1 лица ЕД числа НАСТ времени.

Га-тор-пойгы-ма (с новым копьем). Жирным шрифтом выделен конфикс сопроводительного падежа.

Ведущей грамматической тенденцией в языках рассматриваемого типа является агглютинация. Аффиксы чаще стандартны и однозначны, легко выделимы в составе комплексов. Корни фонематически стабильны. Однако, чистая основа редко сможет быть отдельной грамматической единицей, даже при частичном инкорпорировании основы самостоятельных членов предложения обрастают аффиксами и зависимыми лексическими элементами. Фузионные явления на стыках морфем полностью не исключены.

Грамматическая структура инкорпорирующих языков является полисинтетической. Эти языки «вообще не разбивают единства предложения, но, наоборот, стараются по мере его формирования всё теснее сплотить его. Они очевидным образом сдвигают со своих мест границы словесного единства, перенося их в область единства предложения» [Гумбольдт 1984, 145]. В языках такого типа предложение должно «не конструироваться, не выстраиваться постепенно из своих частей, а сразу предъявляться как форма, запечатленная цельной и единой» [Гумбольдт 1984, 149].

Оформление высказывания как единого слова делает невозможным разделение грамматической и лексической информации на синтаксическом уровне. Это позволяет говорить о полисинтетическом характере данных языков. Инкорпорирование, «стремясь сплотить простое предложение в единую, фонетически связанную форму, выделяет в качестве его истинного средоточия глагол, присоединяет к нему по мере возможности все управляющие и управляемые части предложения и с помощью фонетического оформления придает этому сочетанию вид связного целого» [Гумбольдт 1984, 145-146].

Однако, агглютинативная тенденция разделяет информацию в структуре инкорпоративного комплекса, делает его внутренне аналитическим. «Связи внутри этих сложных форм оказываются слишком размытыми и рыхлыми, чтобы их отдельные части могли слиться друг с другом в подлинное словесное единство» [Гумбольдт 1984, 152]. Части инкорпоративного комплекса оказываются фонетически и грамматически связанными, а семантически отдельными – аналитизм переплетается с синтетизмом.

Основным грамматическим способом языков данного типа является синтаксический способ инкорпорации. В этих языках инкорпорация превращается и в морфологический способ, т.к. создает единицу по форме аналогичную слову. Другим важным способом является аффиксация, причем используются аффиксы различных типов.

Характерной чертой является употребление одних и тех же аффиксов для образования форм разных частей речи (например, в чукотско-камчатских языках – для творительного падежа существительных и деепричастия образа действия).

В языках с частичным инкорпорированием возможно также сложение.

В алгонкинских языках (США и Канада) для выражения множественности и интенсивности часто используется способ повтора.

Ярким представителем инкорпорирующего типа является чукотский язык. В этом языке дополнение, определение или обстоятельство, а также дополнение вместе с определением включаются внутрь дополняемой формы, большей частью глагольной, причем включаемый корень или группа корней помещаются непосредственно перед корнем формы, приемлющей включение. Если имеется префикс, то он отодвигается к самому началу комплекса. В чукотском наблюдается неравномерное развитие отдельных частей грамматики и словаря. Так, имя существительное имеет косвенные падежи только в ЕД числе, МН число имеет только одну форму. Прилагательное и глагол не вполне отделены друг от друга.

Грамматическая система чукотско-камчатских языков включает формы словоизменения и словообразования. В них имеется категория числа (в корякском, алюторском и керекском, включающая форму двойственного числа). Категория падежа включает значения абсолютного, эргативного, дательного, назначительного, совместного, сопроводительного и повествовательно-каузативного. В некоторых позициях существительные изменяются по лицам. Прилагательные согласуются в лице и числе с определяемым существительным в абсолютном падеже.

Языки:

Кроме чукотского языка к данному типу относятся другие языки чукотско-корякской семьи (керекский, корякско-чавчувенский, корякско-алюторский), ительменский язык (на Камчатке), юкагирский (северо-восток Якутии), нивхский (север Приморского края и Сахалина). В Северной Америке инкорпорирующими являются алгонкинские языки, ирокезские, мосские, юто-ацтекские, майя и др.

28.08.2016, 423 просмотра.

Атрибуты

Article 1

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, от слова «совсем» - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.