Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Агглютинативный тип языков

Главной чертой языков агглютинативного типа является то, что формы самостоятельных слов образуются с помощью свободно присоединяемых к исходной форме однозначных аффиксов. Термин ag-glu-tinatio этимологически означает «приклеивание, прилепление».

К числу существенных признаков агглютинативных языков относятся:

  • прозрачность синтагматической структуры слова, свободная членимость на морфемы;
  • аксиальный (осевой) характер парадигматической структуры, свободная конструируемость словоформ;
  • линейный характер слова, совпадение основы с корнем и с любой словоформой, служащей для построения более сложных по числу грамматических значений словоформ.

Агглютинативные аффиксы характеризуются следующими чертами:

  • однозначностью: каждый аффикс выражает, как правило, одну категорию;
  • стандартностью: аффикс обычно не имеет вариантов;
  • свободным присоединением к слову.

Ф.Ф.Фортунатов разъяснял агглютинирующие языки как такие, где основа и аффикс слов остаются по значению отдельными частями в формах слов, как бы склеенными [Фортунатов 1956 т.1, 153].

Важной чертой многих агглютинативных языков является гармония гласных – уподобление в словоформе гласных аффиксов гласной корня. Гармония гласных является «результатом стремления агглютинативных языков к сохранению аксиальной структуры парадигмы и к ограничению возможности увеличения вариантности однозначных аффиксов» [Серебренников 1965, 13]. Кроме того, «самый факт подчинения закону гармонии гласных сигнализирует в агглютинативных языках превращение самостоятельного слова в форматив» [там же].

Более того, гармония гласных представляет собой средство создания единства многоморфемного слова.

Другая типологически важная черта агглютинативных языков – твердый порядок слов в словосочетаниях «определение – определяемое слово». Этот порядок «создает весьма благоприятные условия для развития способа примыкания как средства синтаксической связи слов, находящихся в позиции определения и определяемого» [Серебренников 1965, 14]. Следствием этого является «способность имен существительных выступать в роли определения, что способствует созданию в языке словосочетаний типа манс. nor kol «бревенчатый дом» (букв.: «бревно дом» и коми-зырян. vōv jaj “конина” (букв.: «лошадь мясо»)» [там же].

В позицию определения свободно попадают и причастные обороты. Это свойство ведет к значительному уменьшению в языке роли личных местоимений и количественному увеличению отглагольных имен и причастий [Серебренников 1965, 16].

Б.А.Серебренников отмечает важную синтаксическую черту агглютинативных языков: «наличие развернутых причастных определений препятствует возникновению в чистых агглютинативных языках придаточных предложений» [там же].

Развитию аналитизма в языках агглютинативного типа служит то, что «при наличии большого количества отглагольных имен и причастий необычайно расширяются возможности использования отглагольных имен и причастий для построения verbum finitum» [Серебренников 1965, 17].

Широкие возможности образования суффиксов в агглютинативных языках являются до некоторой степени причиной тенденции к однозначности аффиксов. Для уточнения значения одного суффикса может быть использован другой, из-за чего возникают «целые гирлянды суффиксов» [Серебренников 1965, 20].

Очевидно, что ведущей грамматической тенденцией языков исследуемого типа является агглютинация – способ автоматического присоединения служебных морфем к самостоятельной основе. Указанная тенденция проявляется в однозначности и стандартности аффиксов, четкой разграниченности морфем, фонематическом постоянстве корня.

Рассмотрим структуру агглютинативного слова на примере тюркских языков. Ядром слова  здесь является корень, в котором в наибольшей выявляется вещественное значение слова, наряду с которым выражается также исходное грамматическое значение. За корнем следуют аффиксы лексико-грамматического словообразования, среди которых есть две группы:

  1. 1)    аффиксы конверсирующие, относящие новую основу слова в разряд другой части речи;
  2. 2)    аффиксы, модифицирующие смысловое лексическое значение.

За ними следуют аффиксы функционально-грамматического словообразования:

  • субстантивных форм, или имен действия;
  • атрибутивно-определительных форм, или причастий;
  • атрибутивно-обстоятельственных форм, или деепричастий.

Завершают слово аффиксы словоизменения:

  1. 1)    аффикс числа;
  2. 2)    аффикс принадлежности;
  3. 3)    аффикс падежа или (в глаголе) лица. [Баскаков Н.А., Баскаков А.Н. 1993, 250-252].

Таким образом, структурная формула тюркского слова такова:

R + d(лексический, частеречный) + d(функционально-грамматический) + d(словоизменительный).

Аффиксы всегда присоединяются к корню с учетом их иерархической последовательности.

Среди частей речи в тюркских языках есть имя, глагол, числительное, местоимение. К служебным частям речи относятся частицы, послелоги, союзы.

Имена, а значит, и другие слова не имеют рода. Все имена могут иметь форму множественного числа. Единственное число выражается самостоятельным корнем.

В парадигме глагола есть формы залога, наклонения, времени, лица, причастий и деепричастий.

Основные свойства синтагмы:

  • четкость морфемных границ,
  • свободное присоединение и отсоединение аффиксов в определенной последовательности,
  • законченность словесных синтагм разной морфемной длины,
  • цепочечное (небиномное) строение.

В парадигматике агглютинативных языков отмечаются:

  • Ø аксиальная (осевая) структура парадигмы,
  • Ø семантический характер подпарадигм,
  • Ø вхождение слов разных частей речи в общую сверхпарадигму.

Средством поддержания цельности слова является сингармонизм, ср. турецкие примеры:

ата + лар + мыз + да (у наших отцов)

эв + лер + миз + де (у наших домов)

/корень + МН число + 1 лицо принадлежности + МЕСТ падеж/.

Из этих примеров видно, что гласные одних и тех же по значению суффиксов зависят от того, гласный какого ряда находится в корне.

Однородность гласных в суффиксах и корне позволяет выделить отдельное слово в составе предложения в качестве цельной единицы. Этому способствует и фиксированное ударение, которое в тюркских языках падает на последний слог, а в трехсложных и многосложных словах второе слабое ударение падает на один из первых слогов.

Сингармонизм позволяет различить аффикс (служебную морфему) и послелог (служебное слово), а также удерживает цепочку аффиксов вместе с корнем, к которому они относятся.

Принадлежность слова к имени или глаголу определима по аффиксам словоизменения, а других частей речи – по специальному частеречному аффиксу. При этом все части речи легко подвергаются аффиксальному преобразованию в иную часть речи. Так, в тюркских языках есть имена действия (субстантивные формы глагола), субстантивные формы числительных, обстоятельственные (наречные) формы числительных.

Монгольские языки имеют грамматический строй аналогичный тюркскому. Рассмотрим пример: монгольское слово ном (книга) образует аффиксальные формы ном + ууд (книги), ном + ууд + аар (книгами), ном + ууд + аар + аа (своими книгами). Здесь также наблюдается последовательное присоединение однозначных аффиксов.

Глагольной основой в монгольских языках является повелительная форма 1 лица ЕД числа, от которой образуются 8 повелительно-желательных, 4 изъявительные, 5 причастных и 12 деепричастных форм. В парадигме глагола 5 залогов (прямой, побудительный, страдательный, совместный и взаимный), выражаемых суффиксами. Сингармонизм в этих языках опирается на признак открытости гласного [Санжеев 1990, 306].

Если понимать синтетизм как выражение грамматических значений внутри слова, то в этом смысле агглютинативные языки синтетичны: слова выражают грамматические категории аффиксальными формами.

Однако если обратиться к определению аналитизма – синтетизма, характеризующему степень расчлененности грамматической информации в структуре высказывания, которое дает А.А.Реформатский, то будет понятен аналитический характер этих языков. Мы видим в них однозначность грамматических морфем: каждый элемент морфологической структуры слова и каждое слово в предложении выражают определенный элемент грамматической информации. Средством соединения слов в предложении в агглютинативных языках служит не согласование, а примыкание и порядок слов – а это явные признаки аналитического устройства грамматики. О.С.Широков называет агглютинативные аффиксы особым случаем аналитизма [Широков 1985, 229], поскольку показатели соединения слов находятся вне слова.

Аналитический характер агглютинативных языков впервые разъяснил Е.Д.Поливанов, указавший на относительную самостоятельность суффиксов в языковом мышлении данных языков, однородность их фонологического состава, выражение каждым суффиксом только одной идеи, а не комплекса идей [Поливанов 1991, 322].

Основным грамматическим способом в агглютинативных языках является аффиксация. Тюркские языки используют суффиксацию, языки семьи банту – префиксацию, некоторые малайско-полинезийские языки активно используют инфиксацию, семитские языки – трансфиксацию. Способ аффиксации создает в этих языках большинство словообразовательных и словоизменительных форм.

Разные семьи и группы агглютинативных языков пользуются также другими грамматическими способами.

В монгольских языках имеется внутренняя флексия, супплетивность основ, аналитические формы [Санжеев, Тодаева 1993, 130].

Повтор в монгольских языков используется в прилагательных для выражения усилительного значения:

Монгольское нов ногоон (зеленый-презеленый)

Калмыцкое хав хар (черный-пречерный)

Бурятское шэб шэнэ (новый-новый).

Супплетивность, как и во флективных языках, типична для местоимений. Рассмотрим склонение личного местоимения 1 лица ЕД числа в калмыцком:

ИМ падеж

би

РОДИТ падеж

мини

ВИН падеж

нама /намаг

Другие падежи образованы аффиксально от общей основы:

ДАТ-МЕСТ падеж

нанд

ИСХ падеж

нанас

ОРУД падеж

нанар

СОЕДИН падеж

нанла

СОВМЕСТ падеж

нанта

[Санжеев, Тодаева 1993, 141].

 В кабардинском языке при аффиксальном словоизменении существительных основным способом словообразования является сложение:

нэ (глаз) + пэ (нос) = напэ (лицо);

мэзд (лес) + жэд (курица) = мэзджэд (фазан) [Шагиров 1967, 169].

В аварском языке имеется чередование гласных при словообразовании: квин (кушание) – квен (еда) [Мадиева 1967, 260].

Типичным представителем данного типа языков является турецкий язык.

Формы числа и падежа имен образуются однозначными аффиксами, которые присоединяются к самостоятельной исходной основе:

Падеж

ЕД

МН

ЕД

МН

ИМ

kiz

kizlar

göl

göller

ВИН

kizi

kizlari

gölü

gölleri

РОДИТ

kizin

kizlarin

gölün

göllerin

ДАТ

kiza

kizlara

göle

göllere

МЕСТ

kizda

kizlarda

gölde

göllerde

ИСХ

kizdan

kizlardan

gölden

göllerden

Формы глагола также образуются агглютинативными аффиксами. Рассмотрим спряжение глагола НАСТ времени ИЗЪЯВ наклонения:

Турецкое слово

значение

okú

yor

um

читаю

okú

yor

sun

читаешь

okú

yor

 

читает

okú

yor

uz

читаем

okú

yor

sunuz

читаете

okú

yor

lar

читают

В состав турецкого слова здесь входят корень, аффикс основы настоящего времени и личное окончание глагола. 3 лицо ЕД числа выражено основой без аффикса.

Формы наклонения образуются специальными аффиксами.

Причастие настояще-прошедшего времени образуется присоединением ударных аффиксов an, -en к основе глагола:

okuyan – читающий, читавший;

seyreden – смотрящий, смотревший.

В турецком языке есть словообразовательные аффиксы:

-ca (со значением ослабления или усиления качества) – uzulca bir yol (довольно длинный путь);

-ki (для относительных прилагательных) – yarinki (завтрашний).

Для прилагательных используется повтор:

1)    полный

büyük büyük evler (большие-пребольшие дома)

güzel güzel humaşlar (разные красивые ткани)

2)    частичный, с преобразованием основы звуками [p, s, m, r]:

uzun-upuzun (длинный-длинный)

kara-kapkara (черный-черный)

temiz-tertemiz (чистый-чистый).

 

Среди агглютинативных языков выделяются три группы:

  • - языки, переходные от изоляции к агглютинации
  • - собственно агглютинативные языки
  • - языки, переходные от агглютинации к флексии.

К первой группе относятся три подтипа:

  • присоединяющие языки, в которых развиты служебные частицы и личные показатели непрочно присоединяемые к словам (древнеегипетский, коптский, тибетский)
  • языки с классным согласованием (нигеро-конголезские языки)
  • языки с меной тонов и повтором (суданские языки: шиллук, эве)

Во вторую группу входят:

  • суффиксирующие языки (тюркские, монгольские, тунгусо-манчжурские, уральские, японский, корейский)
  • инфиксирующие (филиппинские, семья сью)
  • группофлектирующие (по Ф.Финку), эргативные – в современной терминологии (грузинский, абхазо-адыгские, нахско-дагестанские, хурритский, урартский, баскский) [Широков 1985, 237].
  • трансфиксирующие языки (семитские).

В третью группу можно отнести

1088
28.08.2016 г.

Атрибуты

Article: 1

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.