AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Синонимия. Антонимия

Синонимия. Антонимия

Содержание

    Синонимия

    Синонимия, или семантическое отношение лексических единиц, полностью или частично совпадающих по своему значению, в отличие от многозначности и омонимии представляет наибольший интерес как категория ономасиологическая. Синонимы — это языковые средства выражения одного и того же содержания или близких смыслов, уточнения отдельных сторон обозначаемого и его оценки. 

    Как уже .отмечалось, возникновение и лингвистическая природа синонимии объясняется асимметрией знака и значения, стремлением выражать известное содержание не только своим основным знаком (первичной формой), но и другими языковыми средствами. 

    Известно несколько подходов к определению и изучению синонимии. Они соответствуют разным видам (или аспектам) значения слова. В собственно семантическом (сигнификативном) аспекте синонимы определяются как слова (ЛСВ) одной и той же части речи с полностью или частично совпадающими значениями. В структурном аспекте они рассматриваются операционально как слова, которые могут взаимно замещать друг друга, не изменяя смысла предложения.

    Наконец, в эмотивном (в семиотике — прагматическом) плане синонимы выступают как выражение эмоционально-экспрессивной оценки обозначаемого. Такие дефиниции не исключают, а взаимно дополняют друг друга до полного определения синонимов. 

    Семантической сущностью синонимии и мерилом ее проявления в каждом конкретном случае является эквивалентность содержания лексических еди' ниц. Эквивалентным может быть все содержание слов (языкознание — лингвистика), содержание отдельных их значений [луна — ‘спутник Земли’ — месяц — ‘луна’ (‘диск луны или его часть’): светит луна — светит месяц; ср. луна2 — ‘спутник любой планеты’: десять лун Сатурна и месяц\ — ‘единица исчисления времени, равная одной двенадцатой части года’: вернуться через месяц] или совпадающих частей значений (ЛСВ) слов [ключ — ‘источник, в котором вода выходит с напором, с силой’— родник — ‘источник, в котором вода просачивается на поверхность земли’; пачка — ‘несколько однородных предметов (обычно книг, бумаг), сложенных или связанных вместе’ — кипа — ‘обычно большое количество книг, бумаг, собранных вместе, но не обязательно уложенных или связанных’]. 

    Синонимия, таким образом,— эквивалентность всего или части содержания лексических единиц, а сами синонимы семантически тождественны в пределах всех или части своих значений (ЛСВ) или совпадающих частей значений (ЛСВ) и в соответствии с этим взаимозаменимы в тексте в тех нейтрализуемых, слабых позициях, которые соответствуют их общему содержанию, т. е. пересечению объемов их значений. Слова ключ и родник в равной мере могут быть употреблены, если просто называется какой-то источник, если же, например, надо акцентировать, что вода бьет в нем ключом, идет с напором, употребляется только первое из этих двух слов, так как общего, «пересекающегося» содержания (‘источник’) недостаточно для подчеркивания специфики обозначаемого предмета. 

    Эквивалентные («пересекающиеся») содержания синонимов находятся в отношении взаимной замены, двусторонней импликации ’: Тренер заменяет вратаря 
    Тренер заменяет голкипера; Это был высокий юноша -++Это был рослый юноша (эквивалентное содержание последней пары синонимов— ‘высокого роста’). Легко заметить, что эквивалентность как семантическое отношение — понятие абсолютное, синонимы же как средство ее выражения — относительное. 

    Необходимо подчеркнуть одну немаловажную мысль: синонимами нельзя считать любые частично сходные по смыслу лексические единицы. Синонимы — «это слова, несовпадающими семантическими признаками которых являются только такие признаки, которые могут устойчиво нейтрализоваться в определенных позициях» Следовательно, чем более устойчива нейтрализация семантически сходных слов, тем выше степень их синонимичности, тем в большей степени они синонимы. 

    Сказанное дает основание определить синонимию как полную или частичную эквивалентность значений, выраженных разными лексемами: 
    X^Y, 
    где знак ^является условным и «усередненным» обозначением полной (=) и частичной семантической эквивалентности («) языковых единиц. Символы X и Y подчеркивают, что синонимы (в отличие, скажем, от многозначности: Х| и Х2) — разные по форме слова. 

    Принимая во внимание функции синонимов, о которых будет сказано ниже, синонимию как лексическую категорию можно определить следующим образом: это семантическое отношение тождественных или близких по содержанию значений, выражаемых формально различными словами (ЛСВ), которые реализуют в тексте семантические функции замещения и уточнения, а также оценочно-стилистические функции. 

    Классификация синонимов

    В синонимические отношения вступают обычно несколько слов. Они образуют синонимический ряд (или синонимическую парадигму), где и идентифицируются относительно доминанты — определяющего слова ряда. Это слово семантически наиболее простое по семному составу, за редким исключением стилистически нейтральное, синтагматически наиболее свободное и употребительное. Являясь своеобразной «точкой отсчета» в синонимическом ряду, доминанта в большинстве случаев приближается к выражению эквивалентного содержания, общего всем членам парадигмы. Именно на фоне доминанты синонимы воспринимаются как семантически более сложные и стилистически маркированные. Доминанта возглавляет синонимический ряд и дается в словарях в его начале: Танцевать, плясать, отплясывать (разг.), откалывать (разг.). 

    Танцевать — исполнять какой-либо танец, принимать участие в танцах; плясать — исполнять преимущественно народный танец, какую-либо пляску, слово часто употребляется для того, чтобы подчеркнуть живой, несдерживаемый, шумный и т. п. характер танца (танцев); слова отплясывать и откалывать имеют усилительный характер, подчеркивая особую живость, лихость, непосредственность пляски. 

    Типы синонимов выделяются по двум основаниям. В зависимости от количества позиций, в которых синонимы могут замещать друг друга (т. е. во всех или в части), и соответственно степени совпадения их значений выделяются полная (абсолютная) синонимия и частичная синонимия, в зависимости от их функций — семантическая (идеографическая) и стилистическая синонимия. Полная синонимия характеризуется эквивалентной дистрибуцией и нулевой оппозицией, частичная — контрастирующей дистрибуцией и эквиполентной (равнозначной) оппозицией единиц. 

    Такое разграничение типов синонимии и кладется в основу классификации синонимов. 

    Полные (абсолютные) синонимы совпадают по своим значениям и характерной сочетаемости: языкознание — лингвистика, орфография — правописание, вратарь — голкипер, забастовка — стачка, кавалерия — конница. Их количество в языке сравнительно невелико. Частичные синонимы не совпадают полностью по своим значениям и употреблению; причем степень несовпадения может быть весьма различной: бросать — кидать, рассказывать — повествовать, линия — черта, луна — месяц, трудный — тяжелый. Количественно такие синонимы преобладают в языке. 

    Семантические, или идеографические, синонимы, выражая существенно общее, вместе с.тем отличаются определенными элементами своих значений, нередко отчетливо осознаваемыми внутренними формами, оттеняя, например, различные стороны обозначаемого (кроткий — незлобивый — покорный — смирный, узкий — тесный — тонкий, веселый — радостный, смотреть — глядеть) или разную степень проявления признака, свойства, действия (размолвка — ссора, страх — ужас, талантливый — гениальный, ломать — крушить — сокрушать). Стилистические синонимы выражают ту или иную эмоционально-экспрессивную оценку обозначаемого: лицо — лик (высок.) — рожа (прост.); выгнать — изгнать (книжн.)—вытурить (прост.); родина — отчизна (высок.); убежать — удрать (разг.). Семантико-стилистические синонимы отличаются друг от друга как по своему значению, так и по эмоционально-экспрессивной окраске: течь — хлестать (разг.) — ‘течь, литься сильно, с шумом’ (Вода хлещет из крана); ссора — перепалка, перебранка (разг.) — ‘крикливая ссора обычно из-за пустяков’; редкий — жидкий (разг.) — ‘очень редкий’ (жидкий лес, жидкая борода). 

    По своей структуре синонимы делятся на разнокоренные (они преобладают в лексике: молодость — юность, смелый — храбрый, здесь — тут, есть — кушать, шелестеть — шуршать, радоваться — ликовать) и однокоренные (выругать —отругать, открыть — раскрыть, заглавие — заголовок, качать—раскачивать). Значительное количество синонимических пар (рядов) содержит в своем составе заимствованные слова (недостаток — дефект, летчик — пилот, нападающий — форвард, безветрие —штиль), в том числе из старославянского (короткий — краткий, выбрать — избрать, город — град). 

    В заключение необходимо подчеркнуть, что практически «рабочей» единицей при изучении и описании лексической синонимии в словарях оказывается ЛСВ, так как многозначное слово обычно входит разными своими значениями в несколько синонимических рядов: свободный — независимый (свободный, независимый народ), свободный — вольный, привольный (свободная, вольная, привольная жизнь), свободный — беспрепятственный (свободный, беспрепятственный въезд), свободный — незанятый (Сейчас он свободный, незанятый человек), свободный — пустой (свободная, пустая квартира), свободный — просторный, широкий (свободное, просторное, широкое платье). 

    Антонимия

    Важную роль в лексической системе языка играют антонимы — слова, выражающие противоположность: сильный — слабый, истинный — ложный, входить — выходить, добро — зло. Антонимия является выражением в языке противоположности. 

    Различия в предметах и явлениях действительности, существенные с точки зрения человеческой практики, при их оценке отражаются в языке как противоположные. «Мыслящий разум (ум) заостривает притупившееся различие различного, простое разнообразие представлений, до существенного различия, до противоположности» '. Онтологически противоположность представляет собой существенное различие, которое может быть выражено в языке как средствами определенных номенклатур (например, единицами измерения длины, высоты, времени, возраста, температуры, скорости, цены и т. п.), так и особыми словами — антонимами; ср.: У больного температура 35,6° (36,6°, 39,8°) и У больного низкая (нормальная, высокая) температура. Оценочная квалификация температурного различия дала возможность осмыслить его как противоположность: низкая — высокая (температура). Осознание противоположности в языке всегда опирается на определенную точку отсчета (норму), в данном случае — это понятие нормальной температуры человеческого тела (36° — 37°); ср. еще: высокий — средний — низкий (рост); рано — вовремя — поздно (прийти). 

    Антонимия — это выражение противоположности внутри одной и той же сущности, противоположное определение ее. Дифференцируя ту или иную сущность, антонимы как знаки «раздвоенного» на противоположности единства одновременно и определяют предел проявления какого-нибудь качества, свойства, действия, и указывают на неразрывную связь противоположностей: горячий и холодный — границы качественной оценки температуры, взаимоотрицающие полярности и вместе с тем сопряженные взаимопроникающие компоненты целого. 

    Логическую основу антонимии образуют несовместимые противоположные видовые понятия, входящие в объем соответствующего родового понятия: «легкий» — «тяжелый» (вес), «теплеть» — «холодать» (изменение температуры), «истина» — «ложь» (соответствие действительности). Применительно к антонимии следует говорить о двух видах противоположности. Контрарная противоположность выражается такими видовыми понятиями «X» и «Y», между которыми возможно промежуточное, среднее понятие «Z» и которые не только отрицают друг друга, но и характеризуются своим положительным содержанием:              «холодный»— («прохладный», «теплый») — «горячий». Комплементарная противоположность представлена такими видовыми понятиями «X» и «Y», которые взаимно дополняют друг друга до родового понятия, так что между ними невозможно никакое другое, промежуточное понятие: «истинный» — «ложный». Как и контрарные, эти понятия являются крайними, предельными на оси противоположности. В этом случае родовое понятие исчерпывается двумя противоположными видовыми, каждое из которых характеризуется своим положительным содержанием; отрицание одного из них дает строго определенное значение другого: «неистинный» значит «ложный». 

    Необходимо иметь в виду, что логической основы антонимии не образуют противоречащие понятия, т. е. отношения типа «А» — «не-А»: «молодой» — «немолодой», «холодный» — «нехолодный». Они качественно отличаются от комплементарных отношений тем, что второе понятие («не-А») здесь весьма неопределенно, а потому не может быть крайним, предельным на оси противоположности (например, «немолодой» — это и «средних лет», и «пожилой», и «старый»). Истинными противоположностями являются предельные видовые понятия «молодой» — «старый», «холодный» — «горячий».

    При изучении антонимии важно учитывать не только «глубинные» логические, но и собственно лингвистические, категориальные свойства противопоставляемых единиц. Логическая модель противоположности, рассмотренная выше, реализуется в языке как антонимия не у всех слов, а только у тех, которые обозначают качество, противопоставленную направленность действий, состояний, признаков, свойств, а также у ограниченного круга слов со значением пространственных и временных координат. Именно поэтому слова с качественной и «направленной» семантикой типа легкий — тяжелый (о предмете, вопросе), совершенный — несовершенный (о красоте, произведении искусства), садиться — вставать (на стул, со стула) являются антонимами, а сходные с ними или даже формально совпадающие легковой — грузовой (о транспорте), совершенный — несовершенный (вид в грамматике), сидеть — стоять истинной антонимии не выражают. 
    У всех единиц, относящихся к той или иной лексической категории, есть определенный общий признак, например, у синонимов — эквивалентность. Такой инвариантный признак есть и у антонимов. Это — предельное отрицание, вскрываемое в толковании одного из них и свидетельствующее об их крайнем расположении на оси противоположности: умный — глупый (‘предельно неумный’), истинный — ложный (‘неистинный’, предельно отрицающий истину), входить — выходить (входить — ‘идя, начинать находиться в каком-нибудь помещении, где-нибудь’, выходить — ‘идя, переставать находиться в каком-нибудь помещении, где-нибудь’), но начинать — переставать можно истолковать как ‘начинать — начинать не’, например, начинать петь—переставать петь (‘начинать не петь’), и тогда различие глаголов сведется к глубинному отрицанию, которое также предельно, так как они обозначают диаметрально противоположно направленные действия. 
    Обнаруживая высокую степень сходства смысловых структур и толкований, антонимы различаются по одному существенному признаку (основанию) противопоставлением противоположных сем: горячий (‘температура выше нормы’) — холодный (‘температура ниже нормы’), лето (‘самое теплое время года’) —зима (‘самое холодное время года’). 

    Таким образом, сущность антонимии состоит в выражении взаимного предельного отрицания семантически однородных лексических единиц X и Y со значением качества и/или направленности: 

    XУ[ = (ПХ)тах], 

    где второе слово — максимальное (max) отрицание первого. В силу природы своих значений антонимы используются в языке прежде всего и главным образом для выражения противоположности. 

    Антонимия как лексическая категория — это семантическое отношение противоположных значений, выражаемых формально различными словами, которые реализуют в тексте функцию противопоставления и другие связанные с нею функции. 

    Как и синонимам, антонимам свойственны эквиполентная оппозиция и контрастирующая дистрибуция (см. /, 6). Они также обладают как общей, совпадаю-, щей, так и индивидуальной сочетаемостью: летний день — летняя ночь, теплый день — теплая ночь, но: солнечный, погожий день и лунная, глубокая ночь. Однако в силу того, что антонимы соответствуют несовместимым понятиям («холодный» — «горячий», «истинный» — «ложный»), их значения в отличие от синонимов направлены не на уточнение обозначаемых предметов, действий, признаков, а на их противопоставление или сопоставление. Ономасиологический аспект рассмотрения лексических единиц является и здесь преобладающим. 

    Классификация антонимов 

    Антонимы классифицируют исходя из их формальных и семантических свойств. 

    С точки зрения структурной классификации антонимы делятся на разнокоренные (высокий — низкий, веселый — грустный, левый — правый, громко — тихо, подъем — упадок, всё — ничто, в — из) и однокоренные, которые различаются противоположными по значению приставками (прилетать — улетать, влезать — слезать, связывать — развязывать, ввоз — вывоз) или  образуют противоположность в результате прибавления к слову приставки, придающей ему противоположный смысл (культурный — некультурный, вкусный — невкусный, научный — антинаучный, сильный — бессильный). 

    Особый непродуктивный тип представляет собой энантиосемия, или внутрисловная антонимия,— противоположность значений одного и того же слова: оговоритьсяі (намеренно) — ‘сделать оговорку’ —оговориться2 (нечаянно) — ‘ошибиться’; одолжить\ (кому-нибудь денег) — одолжить (у кого-нибудь денег). Значительно более распространена речевая энантиосемия: Ох, и умен! (= ‘глуп’); Ну и чистый! (о грязном костюме, внешнем виде человека). Как видно, противоположность подчеркивается здесь различной лексической сочетаемостью, конструктивной обусловленностью, разным интонационным оформлением противоположных ЛСВ слова. 

    Семантическая классификация антонимов основывается на выражаемом ими типе противоположности. В зависимости от этого они подразделяются на классы антонимов.

    1. Первый класс. Антонимы, выражающие качественную противоположность, реализуют в языке контрарную противоположность и обнаруживают градуальную (ступенчатую) оппозицию, которая характеризует постепенное изменение качества, свойства, признака и т. п.:


    холодный прохладный (нормальной температуры) теплый горячий 
    і              і              і              і              і 
    -2              -1              0              +1              +2 
    Ср.: красивый — (симпатичный — [обычный на вид] — невзрачный) — безобразный; легкий — (нетрудный — [средней трудности] —нелегкий)—трудный и т. п. Истинными антонимами являются симметричные крайние члены парадигмы '. 

    Качественные прилагательные с приставками -не и -без образуют антонимы с соответствующими бесприставочными словами только в том случае, если они представляют собой предельные члены парадигмы: грамотный — неграмотный, безграмотный; убедительный — неубедительный; сильный — бессильный (ср. промежуточные члены таких оппозиций: малограмотный, не совсем убедительный, слабосильный). Противопоставления же типа молодой — немолодой, высокий — невысокий антонимии не образуют, так как они выражают противоречащие понятия. 

    К первому классу антонимов примыкает небольшая группа обозначений временных и пространственных координат, не являющихся качественными словами, но обладающих своеобразными ступенчатыми парадигмами:              позавчера              — вчера — сегодня — завтра — пос 
    лезавтра, передний — средний — задний (о вагоне).

    1. Второй класс. Антонимы, выражающие дополнительность (комплементарность), составляют сравнительно небольшое количество пар слов, парадигмы которых представлены всего двумя членами (если, конечно, не считать их синонимов):


    истинный ложный 1              I 
    Для антонимов этого класса имеет силу утверждение: ПА-vY и “IY X 
    (неистинный -gt; ложный, неложный -gt; истинный). 

    Примерами комплементарных антонимов, взаимно дополняющих друг друга до целого, могут служить пары: влажный — сухой, война — мир, добровольный — принудительный, жизнь — смерть, можно — нельзя, конечный — бесконечный, соблюдать — нарушать. 

    Слова, выражающие строгую комплементарность, характеризуются классифицирующим, отграничительным (дизъюнктивным) характером своих значений: болен — здоров, правда — неправда, верный — неверный. В выражениях типа Он не совсем здоров; Это было полуправдой мы имеем дело с обиходным и «смягченным» (эвфемистическим) употреблением слов, истинный смысл которых — ‘болен’, ‘неправда, ложь’.

    1. Третий класс. Антонимы, выражающие противоположную направленность действий, свойств и признаков, образуют векторную, направленную противоположность, широко представленную в языке и остававшуюся долгое время за пределами лингвистического исследования. Это антонимия типа входить — выходить, подниматься — опускаться, одеваться — раздеваться, ускорять — замедлять; восход — заход, сборка — разборка, увеличение — уменьшение; сторонник — противник, революция — контрреволюция, законный — противозаконный, вперед — назад, в — из, к — от и т. п.


    Функции антонимов 

    Антонимам свойственно преимущественно контактное употребление в определенных контекстах, в которых раскрываются их важнейшие функции, например:

    • противопоставление: Голова у Ивана Ивановича похожа на редьку хвостом вниз; голова Ивана Никифоровича на редьку хвостом вверх (Г.); Ты богат, я очень  беден... (П.); 
    • взаимоисключение: У него было о людях одно-единственное мнение — хорошее или плохое, он им или верил, или нет (Сим.); 
    • чередование, последовательность фактов, из которых один не может быть одновременно с другим, но возможен после другого: Он то тушил свечу, то опять зажигал ее (Ч.) ; 
    • превращение одной противоположности в другую, противоречие как совмещение противоположных начал в чем-либо: Все вдруг стало сложным — самое простое (А. Т.); 

    Конец! Как звучно это слово. 
    Как много — мало мыслей в нем... 
    (М. Ю. Лермонтов) 

    охват всего класса предметов, всего явления, действия, отношения, свойства, качества с помощью указания на их противоположности: — Вы не поверите, они измучили меня со всех сторон, все, все, и враги ...и друзья (Д.); ср.: от мала до велика, с утра до вечера. 

    07.02.2016, 5117 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.