Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяЯзыкознаниеПроблемы синхронной социолингвистики. Языковая ситуация. Речевая ситуация


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Проблемы синхронной социолингвистики. Языковая ситуация. Речевая ситуация

Состояние конкретного языка, его функционирование в человеческом обществе определяется тем, каковы формы существования данного языка, как они распределяются по сферам употребления (хозяйственная деятельность, быт, наука, делопроизводство) и в какой среде преобладает та или иная форма (семья, группа людей, регион, нация).

Идея гомогенности (однородности) национального языка не подтверждается.

Состояние языка зависит и от социальных условий: от уровня экономического, политического, культурного развития, численности и компактности проживания говорящих, этнического окружения и т.д. При многоязычии необходимо выяснить характер взаимодействия языков.

Состояние того или иного языка принято характеризовать через понятие языковой ситуации.

Языковая ситуация — это конкретный тип взаимодействия языков (или разных форм существования одного языка) в общественной жизни каждого народа на определенном этапе его исторического развития.

Языковая ситуация, в первую очередь, определяется социальными условиями функционирования языка, т.е. ее определяют через следующие параметры:

1) набор конкретных форм существования языка;

2)

3)

Языковые ситуации — крупные социально-языковые образования — изучаются в макросоциолингвистике.

Наиболее простой случай — одноязычная языковая ситуация. Он не очень типичен для нашей страны.

По материалам Всесоюзной переписи 1970 г. этот случай характерен для русских (не освоивших иностранный язык). Русских — 58% от всего населения. Среди них своим родным языком считают русский 99,8%. Признак родного языка – когда им свободно владеют и пользуются в повседневной жизни. Это типичный случай одноязычия. Среди народов, близких к одноязычию (80% владеют одним языком), в конце 20 века в России и странах бывшего СССР были — каракалпаки (86%), туркмены (83%), узбеки (82%), азербайджанцы (80%). Остальные народы бывшего СССР (примерно 150) двуязычны и многоязычны (в дальнейшем не различаем)

Диглоссия

Итак, что же представляет собой языковая ситуация у одноязычного народа?

По сути, у монолингвов это кодовое переключение.

Мы говорили о возможности выделить различные формы существования одного языка. Это самостоятельные языковые структуры, которые объединены общностью исходного материала и доступны пониманию в пределах одного народа, но различаются по уровню совершенства, универсальности и по сферам употребления (литературный язык, народно-разг. и т.д.)

Конечно, при подходе к языку с функциональной стороны очень важно четко разграничить различные формы существования языка. Но главная задача — не в этом. Главное — выявить, как эти формы взаимодействуют в речевой практике изучаемого народа.

Решение этой задачи связано с оппозицией двух понятий: моноглоссия (от греч. monos -один, glossa — язык) и диглоссия (di — дважды).

Моноглоссия — это функционирование лишь одной формой существования языка, диглоссия — двух и более форм (термины предложены Ч. Фергюссоном в 1962 г. — статья «Диглоссия»).

Моноглассия в чистом виде встречается редко. Ее можно видеть там, где единственным средством общения выступает территориальный диалект, креольский язык, койне. По мнению Аврорина, моноглоссия характерна для начальных этапов развития человеческого языка, когда каждый человек владел и пользовался одним языком, не имевшем еще диалектного дробления или — на поздних этапах — одним диалектом.

Гипотеза Аврорина: он считает, что в отдаленном будущем, когда сложится единый общечеловеческий язык, люди снова придут к моноглоссии, но она будет связана не с самой примитивной, а с самой совершенной формой существования языка, которая сделает ненужной все другие формы. В нашей стране сейчас случаи моноглоссии очень редки.

Основной формой состояния языка обычно является диглоссия, поскольку каждый индивид одновременно принадлежит нескольким языковым коллективам и может пользоваться разными языковыми подсистемами (кодами).

Речевой код и социальные роли.

Каждый индивид — член нескольких различных типов групп: внутри каждой он обладает некоторым статусом (формально установленным местом); статусу присущ определенный престиж (ореол, весомость) и определенные роли. Есть нормы поведения, которым данный индивид должен следовать, причем некоторые нормы — языковые, т.е. коды, например, учитель, прокурор.

Кроме того, язык функционирует в разных сферах. Роли, сферы определяются принадлежностью к определенным группам людей, т.е. тесно связаны с социальными характеристиками. Выделяются первичные и вторичные группы. К первичным относятся семья, дружеский круг, ко вторичным – производственный коллектив, студенческая группа.          

Ни один человек не проигрывает только одну роль, не принадлежит к одной группе. Значит, ни один не является монолингвом, т.е. обладателем одного кода. Человек обычно обладает несколькими кодами, т.е. репертуаром кодов (как исполнитель). Проблема состоит в выборе из репертуара, чтобы код лучше отвечал целям (просторечие для контакта). Даже ребенок, подражая взрослым, примеряет их роли: «Я Вас внимательно слушаю» (5-летний ребенок по телефону, когда взял трубку).

Таким образом, переключение кодов — это лингвистический коррелят переключения ролей. С точки зрения социолингвистики не так важно, являются ли коды стилями, диалектами или самостоятельными языками.

Таким образом, различие между внутриязыковыми и межъязыковыми переключениями — различие в степени, а не в характере.

Сколькими кодами Вы обладаете? (представьте разные ситуации). КЛЯ, РР, НРЯ, жаргон.

При диглоссии одна из форм существования языка — главная, доминирующая, а вторая — дополнительная. Схемы сочетаемости разных форм разнообразны и специфичны для отдельных языков.

Например, наиболее распространенными видами диглоссии является владение своим диалектом и наддиалектной формой языка; владение лит. языком и народно-разговорным (чешский литер. язык и чешский обиходно-разговорный). Например, носитель литературного языка, усвоивший в детстве местный говор и пользующийся в разговоре с односельчанами.

Другой вариант: литературный язык — наддиалектное койне (русский литературный язык до революции и городское койне. Современный аварский литературный язык и интердиалект болмац.

Функционально диалект и литературный язык «разведены» по сфере и среде использования.

Третий вариант (довольно редкий): литературный язык — просторечие (нар-разг). Когда владеющие литературной нормой могут переходить на заведомо сниженную, ненормированную речь (иногда в стилистических целях, иногда для повышения коммуникативного контакта, иногда для языковой игры): «деушки» (Б.И. Осипов – коллегам-преподавателям); «Зайду в магазин, семью нечем кормить»

Четвертый вариант: литературный язык — социальный диалект. Это случаи, когда носители литературного языка (учащиеся, студенты) пользуются молодежным жаргоном или профессиональным жаргоном (см. стоматологический «жаргон»; бизнесмены — обналичить, окучить, черный нал, развести, стрелка, приходник, расходник, отзвониться, порешать; видовые оппозиции, словообразовательные: косяк — накосячить)

Пример речи моряков:

Тайны звучных морских названий усваивались нами довольно просто: «Ударился? – Как называется?». Это относилось к высоким комингсам, о которых мы били ноги, спотыкаясь; к низким переборкам, о которые мы ударялись лбами, забывая вовремя пригибатьс;, к фальшбортам и кнехтам, на которые не дай бог сесть. Когда я впервые по трансляции услышал грозный приказ: «Городницкому – прибыть на шкафут», то долго бегал по судну и спрашивал помещение, где стоит шкаф. Оказалось, что шкафут – это носовая палуба между баком и спардеком, и никакого шкафа там нет.

Одна девушка на судне «Дмитрий Менделеев» пожаловалась мне: «Объявляют по радио – не поймешь ни слова: «Задраить иллюминаторы на глухари!» Сказали бы просто, по-русски: «Закрыть окошки на железяки!».        А. Городницкий. След в океане. С. 165

Перечень диглоссных комбинаций можно продолжить (народно-разговорный/пиджин; народно-разговорный/креольский).

В каждом конкретном языке на определенном синхронном срезе действуют разные варианты диглоссий.

Например, в 19 веке оппозиция территориальный диалект/социальный диалект наблюдалась на территории северно-русских или южно-русских говоров, где жители знали профессиональный говор одного из народных промыслов (пастушество, пчеловодство, прядение, лесозаготовка, лесосплав, заготовка живицы). К этой категории относились костромские шерстобиты, орловские шорники, калужские ремесленники-отходники.

В вопросе о диглоссии часто рассматривают такие варианты языка, как РР и функциональные стили литературного языка. Своеобразие и разговорной речи, и функциональных стилей столь существенно, что некоторые авторы включают их в диглоссные оппозиции в пределах литературного языка, хотя все-таки большинство исследователей не относят к диглоссным оппозициям функциональные стили.

Л.П. Крысин выделяет оппозицию КЛЯ/РР в пределах литературного языка.

См. об этом подробнее Лингвистический энциклопедический словарь: «контакты языковые».

Билингвизм (социальный)

Это сосуществование двух (или более) языков в рамках одного и того же речевого коллектива, который использует эти языки в зависимости от социальной ситуации и других параметров коммуникативного акта.

Проживание разных народов не обязательно приводит к билингвизму.

Уриэль Вайнрайх: «Билингвизм — практика альтернативного использования двух языков»

В литературе термин «билингвизм» используется и по отношению к индивиду, владеющим одним, двумя или несколькими языками. Национальное одноязычие может вполне сочетаться с индивидуальным двуязычием или многоязычием (на о. Мальта одноязычный коллектив, где язык — мальтийский, разновидность арабского, но многие жители владеют итальянским или английским).

С другой стороны, национальное двуязычие или многоязычие может сочетаться с индивидуальным одноязычием (Швейцария).

Нас будет интересовать социальный билингвизм, а индивидуальный — лишь как конкретная реализация социального.

Социальный билингвизм характерен для определенного речевого коллектива, где большинство членов – билингвы. Характерен для некоторых территорий России, для США, Индии, Нигерии.

Билингвизм может изучаться в разных аспектах, например

1) в социолингвистическом

2) в психологическом

3) в педагогическом.

Естественно, что нас в первую очередь интересует социолингвистический.

Здесь очень важно установить функциональную нагруженность второго языка — т.е. сферы его использования (в сопоставлении с первым), конкретный набор используемых форм его существования (литературный язык, койне, диалект), распределение коммуникативных функций между первым и вторым.

В СССР сформировался основной тип двуязычия — национально-русское. Русский язык выступал в качестве компонента многих разновидностей двуязычия: украинско-русского, белорусско-русского и т.д.

Дополнительно

О варьировании русского языка при усвоении его нерусскими

(как языка межнационального общения).

Региональное варьирование наблюдается и в других языках: английском, немецком, испанском, французском. Английский Великобритании и английский США, испанский Испании и испанский Южной и Центральной Америки — это особые варианты, каждый имеет носителей (американские, кубинские дети усваивают его с детства). Ср. русские немцы — их немецкий язык.

Ситуация с русским языком иная: в бывших советских республиках учили детей в школе не «узбекскому русскому», а русскому литературному языку. Тем не менее речевая практика приводила к интерференции). Как относиться? Считать его вне закона? Нужно изучать функционирование (это социолингвистическая задача), признать факт варьируемости.

В каких плоскостях варьируется?

По каким параметрам?

1. Варьирование «по уровням»:

Украинско-русское двуязычие

Фонетика: [убок], [любоу], [убить]

Лексика: кура, скоренько, ходять, це (это), робить (делать);

пришел со школы, не имею времени.

Кавказско-русское двуязычие

неразличение твердых/мягкий согл.

б,ил (был), ж,изнь, хытрый

2. Национально-культурное варьирование: отклонение от национальной специфики использования единиц (не учитывается прагматическое значение).

             осел, зверь, свинья — негативные коннотации.

В других языках — нет (осел — трудолюбие): Он работает, как осел.

И у русских в Узбекистане есть отличия в русском языке. Не пиджин ли это?

(См. «Языковые диаспоры» С. 32)

Изучение варьирования языка особенно актуально для лингводидактики.

На почве билингвизма происходят процессы взаимовлияния языков: интерференция, конвергенция, языковые союзы, взаимоотталкивание языков (дивергенция).

В качестве средства общения наций и народностей могут выступать и региональные языки. На языке коми говорят коми и ненцы, живущие в коми, якутский — эвенки, эвены и юкагиры, проживающие в Якутии, грузины: осетины, дагестанцы, армяне и лезгины в Азербайджане.

Подобно тому, как сочетание форм существования языка дает различные варианты диглоссии, так сочетание разных языков — разные варианты билингвизма.

1)

2)

3)

Анализируя ситуацию билингвизма, необходимо выявить статус каждого из языков. Следует различать официальный и фактический статус. Социальное неравенство народов находит отражение в фактическом статусе. При этом для носителей доминирующего языка, как правило, более характерно одноязычие, а для носителей других языков — двуязычие.

В Канаде, где доминирует английский, билингвизм более распространен среди французов. Англичанин Э. Хауген в работе «Экология языка» иронически замечает: «Англоговорящие канадцы являются горячими сторонниками билингвизма, поскольку это означает что французы будут изучать английский».

Очень часто смешивают близкие понятия: диглоссия и двуязычие (билингвизм). Двуязычие — сосуществование двух и более различных языков, а диглоссия — различных форм, ипостасей одного языка. (См. в Словаре лингвистических терминов Ахмановой о «двуязычии»). Между ними, конечно, много общего: люди в том и в другом случае владеют и пользуются не одним, и двумя или несколькими кодами, определенным образом связанными между собой в сознании говорящих. Каждый код приурочен к определенной группе обстоятельств. Например, два, на первый взгляд, сходных случая. Какой-либо житель села при общении в семье и с соседями говорит на диалекте, с жителями отдаленных местностей (на рынке) — на койне, в официальной обстановке использует литературный язык.

Представитель малого народа в семье, селе с соплеменниками говорит на родном языке (диалекте или литературном), а при прочих обстоятельствах — на неродном (в любой форме).

В первом случае переключение с одного кода на другой требуется гораздо меньше усилий мысли. В приложении к языковой практике это существенно (перед лектором, учителем стоят задачи обучения). Особенно в двуязычной аудитории.

Социальные условия, сферы и среды функционирования языка.

Языковая ситуация определяется не только набором форм существования языка и не только одноязычием или билингвизмом, но и другими факторами.

Социальные условия обусловлены социально-экономическим, культурным и политическим уровнем развития народа (Вымирание русских языков в Эстонии — «Языковые диаспоры» С. 137).

Основными условиями являются формы этнической общности: первобытная орда (стадо), племя, народность, нация, содружество наций. Эти социальные условия исторически изменчивы (диахроническая лингвистика). Они оказывают непосредственное влияние на языковую ситуацию.

Сферы и среды использования языка

Сфера — область общественной жизни. Среда — коллектив (семья, производственный коллектив).

Сфера использования языка — это общение людей между собой в определенном виде общественной деятельности. Аврорин применительно к современной эпохе выделяет следующие сферы: 1) хозяйственная деятельность; 2) общественно-политическая деятельность; 3) быт; 4) организация обучения; 5) художественная литература; 6) наука (Языком науки может быть и чужой — латинский, арабский, для СССР — русский.; 7) религия и т.д.

Это своего рода экологическая обстановка языка.

Например, сфера быта обслуживается, как правило, родным языком — местным диалектом, койне, РР. Сфера науки — литературным языком (научным стилем).

Среда использования языка — это определенная общность (коллектив) людей, связанных между собой родственными, этническими, территориальными, социальными связями.

Аврорин выделяет:

1)

2) внутри производственного коллектива;

3) внутри социальной группы (студенчество);

4)

8) межчеловеческое общение будущего.

Среда задает выбор языка для билингвов и формы существования языка при диглоссии.

Итак, при изучении языковой ситуации у любого народа в любой момент его истории необходимо учитывать:

  1.  социальные условия;
  2.  сферы и среды употребления языка;
  3.  формы существования языка;
  4.  одно/двуязычие

Эти четыре момента обязательны для описания любой языковой ситуации. Это макроситуация.

 

Ситуация речевого акта

Структуру языка изучают через речь, а языковую ситуацию можно изучать лишь через акты, протекающие в определенных условиях, т.е. через речевые ситуации.

Речевая ситуация — сложное целое, включает производителя (адресанта) и адресата речи со всеми их социальными, демографическими признаками. Учитывается их роль, обстановка, тема речевого произведения. От всех этих факторов зависит выбор кода.

Речевая ситуация складывается из нескольких характеристик. Одна из важных — социальные роли говорящих.

«Роль — одобренный обществом образ поведения, ожидаемый от каждого, занимающего определенную социальную позицию. То, насколько поведение лица соответствует общественным или групповым ожиданиям, — критерий оценки данной социальной роли» (И.С. Кон «Социология личности»).

Ср. национально-культурную специфику роли продавца в США и России.

Роли — это шаблоны взаимных прав и обязанностей. Роль задает стереотипы, и том числе и речевого поведения («Что человек делает и говорит»). «Языковой аспект» исполнения социальных ролей привлек лингвистов сравнительно недавно.

См. Куприн «С улицы» — у Крысина, С. 45

Социолингвистическое исследование: Как приветствуем? Как прощаемся? В зависимости от роли (приветик, покедова; англ. Bye-bye, See you!; Китайцы: привет!)

Каждый развитый язык имеет средства для «обслуживания» разных социальных ролей. Наиболее очевидны речевые различия при исполнении профессиональных ролей. Вспомним: «менторский тон» у учителей, «начальственный окрик», «прокурорский тон», «кричит, как базарная торговка».

Бывают неосвоенные роли: «Не знаю, о чем говорить с городскими»

В случае несоответствия речевого поведения социальным ролям могут быть и конфликты (т.е. коммуникация со знаком «минус» См. Крысин, С. 47, сноска).

В одной речевой ситуации исполнение нескольких ролей — как правило, от языковой глухоты (текст депутата)

В странах, где сильны традиции и обычаи, речевые роли стабильны, облечены часто в форму ритуала. Например, у некоторых африканских народностей — особенные речевые формы для роли торговца, пересказчика мифов, певца, когда оплакивается покойник или выражается соболезнование.

Они очень далеки от повседневного языка (ср. также принятие присяги, регистрацию брака).

В Японии «свой — чужой»  — 4 типа глагольных форм. Примерно так и в русском — 2 типа.

Речевое поведение определяется не только социальным положением, возрастом (постоянные признаки), но и ситуацией (ср. просьба, жалоба, экзамен, нарушение правил уличного движения, т.е. отношения неравноправия; вспомнить «Толстый и тонкий»): Ну-ка повтори! Не понимаю, что вы этим хотели сказать!

Описание языковых ситуаций — одна из актуальных задач социолингвистики). Решение ее имеет большой практическое значение, позволяет прогнозировать языковую жизнь страны и основы языковой политики. Речевая ситуация изучается коммуникативной лингвистикой и прагматикой. Изучение репертуара ролей в важно при изучении иностранного языка для осознания ролевых задач.

1163
08.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.