Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяЯзыкознаниеПредмет языкознания. Язык, речь, дискурс


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Предмет языкознания. Язык, речь, дискурс

Поскольку основное назначение языка – быть средством общения, изучение языка начинается с наблюдения над тем, как люди общаются. Какие факты попадают в поле зрения наблюдателя в первую очередь? Фразы (высказывания) — предложения. Они рождаются в процессе речевой деятельности, и результат этой деятельности принято называть речью. Говорящий каждый раз строит свою речь заново – вместе с ее актуальным смыслом, интонацией, порядком слов (Ср. У тебя отличный друг…. А у тебя отличный друг! Друг-то у тебя отличный… Все-таки друг у тебя отличный. Отличный друг у тебя.). Не каждый может играть на скрипке, писать стихи, танцевать на пуантах, но каждый может и каждый ежедневно и ежечасно «творит» речь. В то же время любые уникальные акты речи являются тождественными друг другу по каким-то определенным признакам, иначе люди не могли бы понимать и интерпретировать чужую речь. (Так мы не понимаем сигналы внеземных цивилизаций, о которых можем только сказать, что они теоретически могут существовать). Именно это тождество позволяет говорить о таком феномене, как язык.

Разграничение языка и речи – достижение науки о языке XX века. Стало почти аксиомой, что успехи в изучении какого-либо явления рано или поздно приводят ученых к необходимости расчленить то, что до сих пор казалось неделимым. Так выделение из атома элементарных частиц позволило физикам объяснить многие ранее необъяснимые факты. Точно так же лингвисты в начале прошлого столетия пришли к необходимости различать язык и речь как 2 лингвистические системы, тесно взаимосвязанные, но не тождественные.

Попытки разграничить язык и речь делались задолго до того, как проблема была поставлена в теоретическом плане (компаративисты, Гумбольдт, Фортунатов). В. Фон Гумбольдт писал: «Речевая деятельность даже в простейших своих формах есть соединение индивидуальных восприятий с общей природой человека». Можно предположить, что, по Гумбольдту, взаимоотношения субъективного и объективного начала и есть соотношение языка и речи.

Наиболее яркая и хронологически первая теоретическая формулировка предложена Ф.-де Соссюром:

«Итак, нигде перед нами не обнаруживается целостный объект лингвистики… Противопоставление языка и речи – это первый перекресток, где разветвляются пути лингвиста, как только он приступает к теоретизированию по поводу речевой деятельности».

Соссюр обозначил 3 объекта лингвистики: la langue (язык), la parole (речь), le language (реч. деятельность). На первое место в характеристике языка Соссюр ставил его социальный характер. Он определил, что социальное в языке – это прежде всего семиологическое (и это было новым в лингвистике!). В этом Соссюр опередил современное ему языкознание более чем на полвека.

Что значит «семиологическое»? Это означает, что все индивиды. Говорящие на одном языке, связывают определенные знаки с одними и теми же значениями. Все говорящие на данном языке воспроизводят эти знаки приблизительно одинаково. Таким образом, язык есть система знаков, выражающих определенные идеи. А речь тогда – сумма всего того, что говорят люди. По Ф.-де Соссюру, в речи нет ничего коллективного, акты речи индивидуальны и моментальны. Разделяя язык и речь, Соссюр отделил социальное от индивидуального. Язык, по С., существует как бы над говорящими и не зависит от них. Сами говорящие по своей воле не могут менять его. Именно в этом смысле он социален.

В связи с установленными различиями Соссюр выделил лингвистику языка и лингвистику речи. Сам он занимался лингвистикой языка. Это обстоятельство дало повод упрекать Соссюра в том, что он отрывал язык от речи. Ученик Соссюра С. А. Сеше писал, что Соссюр не успел завершить свое исследование. Он планировал создать концепцию, которая должна была показать, как 2 формы речевой деятельности – язык и речь – взаимно дополняют друг друга.

Дальнейшее развитие учения о языке и речи шло по 2-м направлениям. Одни ученые пытались уточнить концепцию, не отвергая самого тезиса о различиях, другие делали акцент на недопустимости противопоставления.

Так, Л. Ельмслев рассматривал язык в 3-х аспектах: схема – норма — узус.

Схема – это чистая форма, которая не зависит от социальных и индивидуальных факторов (ср. «набор возможностей»). Норма привязана к данной социальной реальности и имеет материальную форму, но не зависит от «детальных манифестаций». Узус – это совокупность речевых навыков в данном социальном коллективе, которые выявляются из непосредственного наблюдения за речью. Примерно так же представлял это соотношение Эуджен Коссериу: система – норма – речь.

Достаточно уязвимым для критики оказалось положение Соссюра о том, что язык целиком психичен. То есть вся материальная, звуковая сторона относится к речи.

Итак, язык (социальный факт) и речь (индивидуальный факт) — 2 стороны речевой деятельности. Речевая деятельность – наблюдаемый психофизиологический процесс (говорение, аудирование, чтение, письмо).

В настоящее время в лингвистике установилось несколько положений (постулатов) о соотношении языка и речи.

1. Противопоставление языка и речи как социального и индивидуального. Социальный характер языка очевиден и признается всеми лингвистами (см. об этом выше). Наибольшую сложность представляет проблема индивидуальности речи. Как это понимать? Предполагается, что индивид волен использовать те возможности, которые ему предоставляет язык, но он может проявлять и творчество (лингвокреативная деятельность). Новые, индивидуальные единицы проходят апробацию, после чего-либо входят в систему языка, либо остаются окказионализмами. Об этом можно судить по истории слов, по разговорной речи и даже по речевым ошибкам.

Телевидение – телевизия (словарь Ушакова, 30-ые гг. ХХ века).

Мобильный – сотовый – мобила – мобилка.

Из сочинений абитуриентов: старуха-процентщиха, процентница; захватник; европевец; волеизлияние души.

2. Язык узуален, речь окказиональна. Узус – (от лат. Usus – пользование, обычай) – общепринятое употребление языковой единицы в отличие от его окказионального употребления. Понятие узуса тесно связано с понятиями нормы и системы. Обычно узуальное употребление единиц фиксируется словарями (однако словари «отстают» от современной речи на 10, а то и 20 лет). 

Фраза «распечатать письмо» сохранила свое значение в целом, несмотря на полное изменение смысла обоих слов с 19-го по 21-й век…

Язык связан с обычаем, с традицией, он является средством общения не только между представителями одного поколения. Поэтому язык консервативен, речь изменчива, вариативна.

3. Язык – это код, речь – сообщение. Понимание языка и речи как кода и сообщения является относительно новым (во второй половине ХХ века). Познание кодовых свойств языка стало актуальным, когда начали создаваться искусственные семиотические системы (а язык – какая?). Однако не все свойства кода можно перенести на язык. В сообщении возможно использовать только то, что заложено в коде. Представьте себе разведчика в тылу врага, который получил шифрованное сообщение  с новыми лексическими единицами, значение которых он не знает. А в речи? Дело в том, что язык вторичен по отношению к речи, а код первичен по отношению к знаковым системам. Как изучают родной и иностранный язык? По-разному. Родной язык осваивают через речь, впоследствии ребенок начинает осознавать, как «это устроено» (а в школе его этому учат). А неродной язык в условиях обучения изучают в большинстве случаев по принципу «от единиц – к речи».

4. Язык и речь соотносятся как объекты ненаблюдаемые наблюдаемые. Наличие подобного соотношения характеризует любую науку. Ср. в геометрии: точка – это место в пространстве, не имеющее протяжения. Можем ли мы наблюдать такой объект? Мы видим только «представителя» абстрактной точки – на доске, в тетради.

Какие единицы мы можем наблюдать (воспринимать) в процессе речевой деятельности? Звук (аллофон), морф (алломорф), словоформу, конкретный лексико-семантический вариант, фразу. Но в науке существуют 2 ступени познания: поверхностная (наблюдение) и глубинная (абстрагирование). На первой ступени мы изучаем речь – ее конкретные единицы, объединенные в высказывания по тем или иным принципам, на второй – абстрагируемся от них, выявляя существенные признаки.

Следовательно, язык абстрактен, речь материальна.

5. Язык внеситуативен, речь контекстно и ситуативно обусловлена.

О пользе знания русского языка (прагматика)
Вечер.
Компания молодых недоумков.
Одинокий прохожий, по внешним признакам — не терминатор, средних лет.
Естественное развитие — подваливает самый …… (на усмотрение: ))
 — Папаша! Закурить есть?
 — Нет, сынок, вредно это.
 — А в морду?…
 — Нааааа … (с характерным резким выдохом)
Самый …… (на усмотрение: )) падает навзничь, не проявляя явных признаков жизнедеятельности, компания в ауте (временно). Мужик проходит спокойно мимо. Первый очнувшийся задает глупейший вопрос:
 — За что?
Ответ, думаю, порадует многих:
 — Так он сам просил, курить я не курю, а в морду у меня завсегда с
 собой… И вообще русский язык учите, дети — каков вопрос, таков и
 ответ.
Компания подбирает «павшего» и отправляется (надеюсь:) обдумывать

(www.anecdot.ru)
В автобусе жена выговаривает мужу:
 — Ты кобель, ты бабник, ты ни одной юбки не пропустишь!
Рядом стоящая женщина интересуется:
 — Простите, вы его ругаете или рекламируете?

6. Речь отличается от языка особым эмоциональным и эстетическим воздействием, которое возникает в речи и в некоторых случаях становится фактом языка (эмотивная лексика, экспрессивный синтаксис). В языке есть соответствующие ресурсы, но подлинная экспрессия возникает в речи, в соответствующем контексте, в совокупности с интонацией и паралингвистическими средствами (как подмигивание или интонация могут поменять смысл высказывания на противоположный?).

Ср. Осенью зима дешевле.(Как это понимать? А если это реклама курток?)

Тоже мне комиссар!(Какой смысл выражает эта конструкция?)

 

КСТАТИ (для тех, кто читает лекции не только для сдачи экзамена)

Известный лингвист Б. Норман, говоря о расплывчатости некоторых лексических значений, делает интересные наблюдения. «Даже достаточный контекст не позволяет сузить, конкретизировать значение слова брандахлыст и подобных, главным образом негативно оценивающих человека: хмырь, хрыч, хлыщ, жлоб, ханыга, прощелыга, мымра, фря, фурия и т.п. Обратим, однако, внимание, как выразительна у этих слов звуковая оболочка: она полна шипящих, „рычащих“ и «хрипящих» звуков – ш, ч, щ, ж, р, х. Получается, что фонетическая выразительность (формальная яркость) как бы уравновешивает, компенсирует смысловую расплывчатость, размытость оценочных слов» [Б.Ю. Норманн. Игра на гранях языка. М., Флинта, 2006:86].

 

Метафоры – специфическая особенность речи. Метафоры и возникают в силу различий между языком и речью. Если бы речь была только реализацией языка и не могла отступать от его правил, то метафоры были бы невозможны, поскольку смысл метафоры – выйти за привычное значение слова.

У нас была бурная, хулиганская молодость, а сейчас наступила удивленная старость (М. Захаров).

Деликатная стирка. Живая музыка.

В чем проявляется речевое творчество говорящего?

Каждый человек сам выбирает путь перехода о доречевой формы мысли к речевой. Какие возможности выбора ему предоставляет язык? Вот некоторые из них:

1) мысль должна быть расчленена в соответствии с возможностями конкретного языка (Дождь. Идет дождь. Дождливо. Дождливый день. Ср. It is raining);

2) прагматический выбор (речевой акт, тактика – каким способом выразит свое коммуникативное намерение);

3) языковой код (подсистема языка);

4) форма речи (диалог/монолог);

5) интонация, паузы;

6) эмоциональный и эстетический компонент;

7) использование готовых единиц или окказиональных.

Это и есть речевое творчество говорящего.

Речь должна быть удобной для общения. Существует закон экономии речевых усилий, что обусловливает эллипсисы, редукцию не только звуков, но и слогов: грит, тсказать.

Таким образом, речь имеет творческий характер. Связь ее с социальной жизнью, обусловленность потребностями говорящих порождает в ней особенности, отличающие ее от языка.

Понятие дискурса

Речь – это совокупность всего, что говорят люди, реализация потенций языковой системы. Результатом речевой деятельности являются тексты. Но текст не создается вне ситуации, он связан с экстралингвистическими факторами, которые влияют на его порождение и восприятие. Этот феномен – речь в совокупности всех лингвистических и экстралингвистических характеристик – получил название дискурса.

Термин дискурс стал использоваться во второй половине XX века для обозначения речевой коммуникации в аспекте ценностей, норм и правил социальной жизни. В 60-70-ые годы прошлого века дискурс понимали как связанную последовательность предложений или речевых актов. В современных исследованиях акцент сместился на коммуникативные, когнитивные и социолингвистические аспекты. В настоящее время в лингвистике дискурс рассматривают как совокупность текстов с учетом их экстралингвистических параметров. По меткому выражению Н.Д. Арутюновой, дискурс – это «речь, погруженная в жизнь». В социологии, политологии и социолингвистике вошло в научный оборот понятие «дискурсивной практики», характеризующее общение в определенной социальной сфере.

Несмотря на общность подходов, сам термин дискурс употребляется для обозначения явлений разного порядка. Это и речь (Г.Г. Почепцов), и связный текст (В.Г. Борботько), и тип ментальности (Н.Д. Арутюнова). Т. ван Дейк рассматривает дискурс как сложное коммуникативное явление, включающее, кроме собственно текста, еще и экстралингвистические факторы. К ним он относит не только конситуацию, но и знания о мире, мнения, установки, цели адресата. Анализируя процессы обработки (интерпретации) дискурса, он исходит из тезиса, что мы понимаем текст только тогда, когда мы понимаем ситуацию, о которой идет речь. Поэтому модели ситуации необходимы нам в качестве основы интерпретации текста. Это ярко проявляется в понимании или непонимании анекдотов:

— Петь, ты что  — пиво не пьешь?

— Завязал…

— И давно?

— Да нет, после того случая. Сидим мы как-то у тещи на могилке, пьем «Очаковское»… (Слоган пива «Очаковское» — «Живительное пиво»).

Слушающие понимают текст, в том числе и скрытые в нем имплицитные смыслы, благодаря наличию у них личностных знаний, индивидуального опыта, установок, намерений, эмоций. Они активизируют соответствующие фрагменты ситуационных моделей. Важным следствием такого подхода является идея о том, что «люди действуют не столько в реальном мире и говорят не столько о нем, сколько о субъективных моделях явлений и ситуаций действительности» [Т. ван Дейк. Язык, познание, коммуникация. М.,1989:9]. Этот вывод позволяет утверждать, что регулятивная функция языка проявляется в любом коммуникативном акте. Таким образом, анализ дискурса открывает дверь в сознание индивида и идеологию социума.

Необходимо обратить внимание на деятельностный аспект в понимании дискурса. Это означает, что дискурс есть не только продукт, речевое произведение, но и деятельность, в процессе которой текст и порождается. А.Е. Кибрик определяет дискурс как «коммуникативную ситуацию, включающую сознание коммуникантов и создающийся в процессе общения текст». По определению В.В. Красных, «дискурс есть вербализованная речемыслительная деятельность, понимаемая как совокупность процесса и результата и обладающая как собственно лингвистическими, так и экстралингвистическими планами» [Красных 2003:113]. Следствием этого подхода является выделение двух планов дискурса – собственно-лингвистического и лингво-когнитивного. Первый аспект связан с языком, обнаруживается в используемых языковых средствах и проявляется в совокупности порожденных текстов (дискурс как результат). Второй связан с языковым сознанием, влияет на порождение и восприятие текстов. Он обусловливает выбор языковых средств, проявляется в контексте и пресуппозиции (дискурс как процесс) [ Там же:114].

В современных когнитивных и лингвистических исследованиях складывается традиция выделения разных типов дискурса. Это разграничение может быть сделано на национально-культурных параметрах (русский, английский, испанский дискурс) либо на основе сферы функционирования текстов определенного типа в рамках одного национального дискурса. В первом случае речь идет о специфической речемыслительной деятельности определенного социума, которая вербализуется на конкретном языке. Этот подход продолжает гумбольдтовскую линию «мировидения». Второй подход акцентирует внимание на функционировании национального дискурса в конкретной сфере: например, политический, юридический, педагогический или медицинский дискурс. Здесь речь может идти о модификации национального дискурса, специфике отбора языковых средств, жанровых реализациях, приоритетных речевых стратегиях и т.п. 

2097
08.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.