Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяЯзыкознаниеПонятие дискурсивной практики


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Понятие дискурсивной практики

Разнообразие критериев для выделения разновидностей (типов) дискурса и даже их наименований связано, в первую очередь, с тем, что теория дискурса и методика его описания находятся еще в стадии формирования.  В связи с этим имеет смысл обратиться к фактам, которые даны исследователю в непосредственном наблюдении, поскольку именно они могут подсказать оптимальный способ научного осмысления «дискурсивной реальности». Такой наблюдаемой реальностью можно считать дискурсивную практику. Именно в речевой практике говорящих создаются и изменяются дискурсы. Это обусловливает необходимость систематических эмпирических исследований устной и письменной речи в разных сферах социальной жизни без априори принятой установки о наличии признаков конкретного типа дискурса. Непременным условием эффективности этого поиска является четкое понимание того, что представляет собой дискурсивная практика и каковы ее основные характеристики, актуальные для описания и анализа. 

Само определение понятия «дискурсивная практика» не отличается терминологической четкостью, по-видимому, в силу того, что научное и «наивное» понимание «практики» не слишком различается.

Ср. Практика – 1. Деятельность людей, в ходе которой они, воздействуя на материальный мир и общество, преобразуют их; деятельность по применению чего-либо в жизни, опыт. 2. Приемы, навыки, обычные способы какой-нибудь работы. 3. Работа, занятия как основа опыта, умения в какой-либо области. [Ожегов. Словарь русского языка. Под ред. Н.Ю. Шведовой. М, 1990 ] 

Понимание «дискурсивной практики» так же, как и практики вообще, базируется на ее осмыслении как деятельности и социального опыта, данного в непосредственном наблюдении.

В рамках различных методологических установок дискурсивную практику рассматривают в нескольких аспектах: 

1) как конституирующую часть социальной практики, в ходе которой преобразуется жизнь общества;

2) как совокупность приемов продуцирования, восприятия и интерпретации текстов в определенной социальной сфере (в связи с этим популярен анализ метафорических моделей, синтаксических конструкций, эвфемизация и деэвфемизация и т.п.);

3) как «способ говорения» в определенной социальной области или в каком-либо социальном институте, который отражает жизненный опыт и знания участников коммуникации.

Анализ дискурсивной практики обычно концентрируется на том, как при создании текстов их авторы используют уже существующие дискурсы и жанры, а также на том, как получатели текстов применяют свою коммуникативную  компетенцию при восприятии и интерпретации текстов.

Иначе говоря, дискурсивная практика – это предрасположенность членов социума вести себя сходным образом (в аспекте речи) в широком диапазоне ситуаций. Например, если в данное время в определенной культуре принято эксплицировать либо имплицировать определенные смыслы, то эта особенность будет проявляться во многих различных ситуациях. Так, у русских не принято говорить об ограниченности финансовых средств прямо. Отсюда – косвенные тактики позиционирования недорогих товаров и услуг в рекламе, что выражается, в частности, в эвфемизации (бюджетный отдых, бюджетное свадебное платье, городской автомобиль и т.п.).

Дискурсивные практики – динамическая структура. Они меняются в зависимости от социальных, экономических, культурных факторов. Существует даже «языковая мода», которая влияет на наши речевые действия. К числу параметров, формирующих новую дискурсивную практику, мы считаем целесообразным отнести следующие.

  1.  Технически или социально новый коммуникативный канал или носитель информации (SMS-сообщение, транспорт, скамейки или лестницы как рекламный носитель; билборды, используемые для размещения частных сообщений и т.п.). Так, рекламная компания газеты «Труд» является ярким примером обновления «дискурса улицы». Рекламные сообщения были придуманы таким образом, чтобы связать тему труда с ситуацией и пространством города. Слоганы о труде появились на крышах («Вакансий выше крыши»), в подземных переходах («Не обязательно спускаться вниз, чтобы подняться наверх», на дверях метрополитена («Двери закрываются перед носом?») и даже на сушилках для рук («Можно стоять с протянутой рукой, а можно читать газету „Труд“).
  2.  Изменение установки, модальности, или, как определял Н. Фэркло, дискурс-строя, под которым понимается «конфигурация всех типов дискурсов, которые используются в каком-либо социальном институте или социальном обществе». Поскольку ни один тип дискурса не является замкнутым и завершенным, интерес представляют те изменения, которые отражают речевые (или дискурсивные) практики последнего времени.

Анализ материала показывает, что многие дискурсивные новации объединены общей установкой на «несерьезное общение», или игровой стратегией. Игровая интенция объединяет большое количество текстов, порожденных в условиях общей дискурсивной практики.

Примером может служить иронический «кремлевский репортаж», введенный в политическую журналистику А. Колесниковым. Сопоставление журналистской практики традиционного освещения официальных государственных визитов первых лиц государства и «кремлевского репортажа» начала XXI века позволяет увидеть отличительные особенности последнего и выявить приемы иронического описания событий, характерные для новой дискурсивной практики:

21 июля президент России Владимир Путин в простом русском городе Петрозаводске сделал то, что до него удалось только одному человеку. Человека этого звали, как известно, Иисус Христос. <…>Что должен был сделать президент страны, претендующей на то, чтобы снова стать великой? То же, что и сделал Владимир Путин: пойти по воде. И он пошел. <…> Злые языки скажут, что если бы не близкий старт предвыборной компании, то, может, В. Путин повел бы себя по-другому. (А. Колесников. Меня Путин видел! М., 2005, с. 22)

Еще одним примером, но уже из другой сферы коммуникации (хотя такой же официальной) могут служить  сообщения, размещенные на билбордах от имени ГИБДД:

 Ты обязательно доедешь! Спокойствие дороже глупых минут. ГИБДД.

 Остановись! Уступи дорогу поезду (на переезде).

Здесь находят применение коммуникативные стратегии увещевания и совета, не свойственные данной институциональной сфере. Подобные дискурсивные феномены воспринимаются носителями языка как внешние, «чужие» по отношению к рассматриваемому типу дискурса и определяются таким понятием, как интердискурсивность.

3. Еще одним релевантным для описания новых дискурсивных практик параметром является интеркодовость – совокупность единиц разных семиотических систем, представленных в определенном типе дискурса. Это проявляется в текстовой гетерогенности на уровне формы, обусловленной соединением различных семиотических систем — например, вербальной и визуальной. И в этом смысле феномен интеркодовости напрямую связан с проявлениями интердискурсивности.

Примеры интеркодовости, включающие элементы разных знаковых систем – языковых и неязыковых (числовой, знаков дорожного движения, компьютерных символов и т.п.), в изобилии представлены в сфере нейминга, рекламы и объявлений.

Оставляя за рамками нашего внимания собственно полимодальные тексты, совмещающие коды разных модальностей (комиксы, мюзиклы, кинофильмы и т.п.), обратимся к визуальным, преимущественно графическим кодам, где гетерогенность проявляется на уровне включения генетически неоднородных элементов – графических, пиктографических и др. Для новых дискурсивных практик можно выделить несколько актуальных источников заимствования:

1) буквенно-пиктографические, когда одна из букв представляет собой пиктограмму: магазин «ЧайкОфф» (буква О заменена изображением кофейного зерна); магазин «Килограмм» (буква О — яблоко); ресторан японской кухни «ЯПОША» (буква О – изображение восходящего солнца); бар «ZАжигалка» (А заменено язычком пламени, напоминающим букву А).

2) заимствованные из ПДД: Не прислОняться! (буква О заменена знаком «кирпич»);

3) гетерографические системы:

числовые системы: А дороги здесь – 3,14 здец! (надпись на автомашине)

телефонные коды: Магазин продуктов «811»; Пробило колесо? 01! (тел. автосервиса 3-001-001)

компьютерные коды: Химчистка «Грязи. Net»; Café PIZZA. RU

VetraNET: теплая коллекция – теплые чувства (магазин курток).

цветовые коды (в т.ч. смешанные с графическими): Купи Tuborg для твоей вечеGREENки! (логотип и оформление этикетки пива TUBORG выполнено в зеленом цвете).

При всем несходстве коммуникативных сфер и используемых в них лингвистических ресурсов можно выделить некоторые особенности новых дискурсивных практик, которые их объединяют. На наш взгляд, к ним относятся новые носители информации, игровая стратегия коммуникации, интердискурсивность и интеркодовость (поликодовость). Как показывает анализ, в современной коммуникации стремительно расширяется не только пространство игрового общения, но и спектр приемов, актуализирующих игровые функции языка. Современное сознание становится все более «нелинейным», и это находит отражение в активном взаимодействии элементов разных дискурсов и кодов. Данные феномены можно рассматривать как конституирующий признак новых дискурсивных практик и основание для их дальнейшего анализа и описания.

Таким образом, современные исследования дискурса осуществляются на основе анализа текстов в совокупности с условиями их порождения и восприятия. 

Литература для дополнительного чтения и конспектирования

Ягелло М. Алиса в стране языка. Тем, кто хочет понять лингвистику. Пер. с франц. М., УРСС, 2003. Гл.1. С. 15-34. С.233-243.

Звегинцев В. А. Язык и лингвистическая теория. М., УРСС, 2001. Гл.9.

Степанов Ю. С. Изменчивый образ языка в науке ХХ века // Язык и наука конца ХХ века. М., 1995. С. 7-34.

2044
08.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.