AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Классификация вопросительных высказываний

Классификация вопросительных высказываний

Содержание

    Наиболее традиционной является классификация, представленная с незначительными модификациями в академических грамматиках русского языка, выходивших в разное время.

    В Грамматике-60 вопросительные предложения делятся по общему значению на собственно-вопросительные, обязательно требующие ответа, в которых иногда вопрос может сопровождаться эмоциональными и модальными оттенками: удивления, сомнения, недоверия, недоумения, неуверенности или уверенности и др.; на риторические, содержащие скрытое утверждение и не требующие ответа, скрытым может быть отрицание или утверждение; и на вопросительно-побудительные.

    Подразделение вопросительных предложений на отдельные разряды или типы проводились в учебной и научной литературе по разным основаниям. По модальности выделяют 3 основных типа вопросительных предложений.

    1.Собственно-вопросительные предложения, которые выражают вопрос, требующий в ответе конкретного наименования каких-либо неизвестных говорящему объектов, признаков, свойств и других «деталей» обозначаемого события.

    2.Удостоверительно-вопросительные предложения, которые выражают вопрос, требующий в ответе лишь утвердительного или отрицательного ответа.

    3.Предположительно-вопросительные предложения, в которых вопрос о чем-либо неизвестном сочетается с предполагаемым ответом, который может быть подтвержден или отвергнут собеседником (Распопов, 1984: 326-328).

    В системе вопросительных предложений могут быть выделены функционально-семантические типы, объединяемые на основе первичных и вторичных функций этих предложений. В своих первичных функциях вопрос направлен на поиск информации, т.е. на получение ответа; во вторичных функциях он направлен не на поиск информации, а на ее передачу, на непосредственное сообщение о чем-либо.

    Первичные функции вопросительных предложений устанавливаются на основе:

    1) характера и объема той информации, которая ожидается в ответе;

    2) осведомленности говорящего о том, что спрашивается;

    3) формы ожидаемого ответа.

    Одно и то же вопросительное предложение заключает в себе весь комплекс соответствующих характеристик.

    1) В зависимости от характера и объема той информации, которая должна быть получена, вопросительные предложения делятся на общевопросительные и частновопросительные. Общевопросительные предложения направлены на получение информации о ситуации в целом. Частновопросительные предложения заключают вопрос об отдельной стороне какого-либо факта, о деятеле, носителе состояния, о признаке, о тех или иных обстоятельствах.

    2) В зависимости от осведомленности говорящего о том, что спрашивается, вопросительные предложения делятся на три группы: а) собственно-вопросительные предложения отражают полную неосведомленность спрашивающего; б) неопределенно-вопросительные предложения совмещают вопрос с догадкой, предположением, неуверенностью, сомнением; в) констатирующе-вопросительные предложения совмещают вопрос с почти полной уверенностью, с утверждением.

    3) В зависимости от ожидаемого ответа вопросительные предложения делятся на две группы: а) предложения, требующие ответа-подтверждения или ответа-отрицания, т.е. ответа о соответствии или несоответствии действительности; б) предложения, требующие в ответе информации, сообщения о том, что спрашивается.

    Особое положение с точки зрения ожидаемого ответа занимают следующие две группы:

    1) Предложения с такими словами, как «много», «мало», «далеко», «близко», «давно», «недавно», «часто», «редко», «долго», «недолго», «скоро», «нескоро», т.е. словами максимально обобщенных значений, в одних конситуациях требующие ответа-подтверждения или отрицания, в других – ответа, содержащего конкретную информацию о том, что спрашивается.

    2) Предложения с местоименными словами, выражающие желание получить информацию о том, что вызывает беспокойство, опасение; это вопросы-раздумья или вопросы о будущем. Такие вопросы говорящий часто ставит перед самим собой. Ответы на них имеют характер догадок, предположений или констатации невозможности получить информацию.

    В своих вторичных функциях вопросительные предложения ориентированы не на получение ответа, а на передачу позитивной информации, – всегда экспрессивно окрашенной.

    Это следующие случаи:

    1) Вопрос, в котором заключено уверенное экспрессивно окрашенное утверждение. При этом может акцентироваться категоричность утверждения, непременность наличия чего-нибудь, возможность или целесообразность, обычность, закономерность чего-либо.

    Разве нельзя было предупредить?

    2) Вопрос, в котором заключено уверенное экспрессивно окрашенное отрицание (так называемый риторический вопрос). При этом может акцентироваться категоричность отрицания, невозможность, ненужность или нецелесообразность, а также всеобщность отрицаемой ситуации.

    Где это слыхано?

    3) Вопрос-уяснение, повторяющий словесный состав предшествующей реплики и обычно осложненный эмоциональной окраской удивления, недоумения, беспокойства, неодобрения:

    а) предшествующая реплика – вопросительная;

    Почему вы меня спрашиваете об этом?

    б) предшествующая реплика - невопросительная.

    Что же это делается?

    4) Вопрос-побуждение к чему-либо:

    а) вопрос, побуждающий к совершению действия;

    Почему бы тебе не уехать?

    б) вопрос, побуждающий к прекращению действия.

    Долго ты меня будешь мучить?

    5) Вопрос, выражающий эмоциональную реакцию говорящего: эмоциональную констатацию факта, оценку, отношение, аффективное состояние.

    Как вы допустили до этого?

    6)Вопрос, имеющий целью активизировать внимание, заинтересовать, обратить внимание на форму выражения мысли.

    Что бы это значило?

    Как это понимать?

    Что касается порядка слов, то он в вопросительных предложениях отличается большей свободой по сравнению с невопросительными предложениями. Для вопросительных предложений в первичной функции, выступающих в качестве первой части диалогического единства, характерна общая особенность разговорной речи – относительная свобода словорасположения. Существуют, однако, более обычные и менее обычные способы расположения слов в вопросе.

    В предложениях без вопросительных местоименных слов и частиц вопрос оформляется только интонацией. Расположение слов в таких предложениях может варьироваться. Независимо от порядка слов то, о чем спрашивают, выделяется интонационно. Интонационный центр вопроса может передвигаться и при неизменном порядке слов.

    Для предложений, не отражающих непринужденный характер разговорной речи, более обычен порядок слов, совпадающий с нейтральным порядком слов невопросительных предложений. Интонационно выделяться здесь может любое слово.

    В предложениях с вопросительными местоименными словами эти слова располагаются в начале предложения.

    Порядок других синтаксических компонентов в таких предложениях может варьироваться. Наиболее обычно расположение синтаксических групп, обратное по сравнению со стилистически нейтральным порядком слов в невопросительных предложениях.

    Личное местоимение в таких вопросительных предложениях нормально располагается не в конце предложения, а перед глаголом.

    Если в предложении с местоименным вопросительным словом интонационно выделяется глагол-сказуемое, то оно обычно выносится в конец предложения. Такие вопросительные предложения конституативно обусловлены: они предполагают частичную осведомленность спрашивающего.

    В стилистически нейтральной письменной речи в вопросительных предложениях с частицей «ли» слово, за которым непосредственно следует эта частица, выносится в начало предложения. Выделяя сказуемое, частица «ли» стоит после глагола в спрягаемой форме.

    Словоформа, обрамленная частицей «не...ли», в стилистически нейтральной письменной речи нормально располагается в начале предложения.

    В непринужденной, разговорной речи вопросительные местоименные слова, словоформы с частицей «ли» и «не...ли», частицы «что», «что же», «разве», «неужели» могут быть расположены не только в начале, но и в середине, и в конце предложения.

    Эта особенность словорасположения используется при стилизации разговорной речи.

    Особый интерес представляют собой средства выражения неизвестного в вопросе, а именно – взаимодействие лексики, контекста и интонации. Коммуникативное задание вопросительных предложений – выяснить неизвестное, которое может быть представлено, например, как ряд характеризующих свойств или качеств. Выяснить неизвестное – значит из ряда неизвестных выбрать что-либо определенное и представить его в ответе. Отношения между неизвестными членами ряда могут быть различны: одинаково неизвестными могут быть все члены ряда; один из таких членов может быть наиболее вероятен; неизвестное может сопоставляться с уже известным или уподобляться ему. Степень неизвестности и характер неизвестного лежат в основе классификации вопросов по неизвестному. Выделяется пять типов вопросов: вопрос, в котором:

    1) все неизвестные одинаково вероятны;

    2) одно из неизвестных наиболее вероятно;

    3) одинаково вероятно наличие или отсутствие действия, состояния, признака;

    4) неизвестное сопоставляется с предшествующим, уже известным;

    5) неизвестное в том или ином смысле уподобляется предшествующему.

    При выражении неизвестного максимально активизируется взаимодействие синтаксического строения вопроса, его лексического состава и интонации, а также смысловое взаимодействие вопроса с предшествующим текстом.

    Формирование ряда неизвестных опирается на свойство слов объединяться в тематические группы (например, цветообозначения, дни недели) или на их взаимоисключающее противопоставление друг другу (не исключающее и тематической связи). При тематической связи ряд неизвестных многочленен (в том числе и двучленен). При взаимоисключающем противопоставлении ряд неизвестных всегда двучленен. Эти потенциальные возможности слова реализуются в разных типах вопроса. Свойство слов входить в отношения взаимоисключающего противопоставления используется при вопросе о наличии или отсутствии действия, признака, состояния; тематические же связи слов реализуются более разнообразно. Так, в вопросе с местоименным словом тематические связи используются и для выражения ряда неизвестных, и для противопоставления слова, выделенного центром интонационной конструкции (ИК-2). ИК-2, с точки зрения плана выражения, определяется как нисходящая и характеризующаяся усилием «словесного ударения на гласном центра, в отличие от ИК-1» (Русская грамматика, 1982: 107). С точки зрения плана содержания ИК-2 используется, с одной стороны, для противопоставления (там же: 111), то есть фактически для выражения контраста, и, с другой стороны, для оформления целого ряда коммуникативных речевых актов, не связанных с контрастом. По Е.А. Брызгуновой, ИК-2 обслуживает такие речевые акты, как

    1) вопрос с вопросительными словами, где ИК-2 фиксируется на вопросительном слове,

    2) императив и ряде других. В вопросе с вопросительным словом иллокуция выражается лексически, а в императиве, о котором речь пойдёт ниже, морфологически; ИК-2 в этом случае только сопутствует иллокуции. То же самое слово, выделенное центром ИК-3 в неместоименном вопросе, используется для называния наиболее вероятного члена из ряда неизвестных. ИК-3 обычно связывают с «да-нет» вопросами. Эта интонационная конструкция характеризуется восходящей интонацией. Ослабление необходимости выбора определенного члена из ряда неизвестных влечет за собой ослабление вопросительности и изменение коммуникативного задания (направленность на выражение догадки, удивления, опасения, сомнения, несогласия...).

    Вопрос, в котором все неизвестные одинаково вероятны, выражается предложениями с различным синтаксическим строением и интонацией. Чаще всего это предложения с местоименными словами, указывающими на ряд неизвестных. Они обычно произносятся с ИК-2.

    Вопросительное предложение с местоименным словом потенциально может включать несколько рядов неизвестных. При необходимости конкретизировать или ограничить ряд неизвестных они перечисляются в непосредственно следующих вопросительных предложениях (произносимых с ИК-3, при подчеркивании размышления, раздумья с ИК-2 со слабо выраженным повышением тона на гласном центра и в постцентровой части).

    В предложения с местоименными словами вводятся частицы же, это, так, все-таки. Такие предложения произносятся с модальной реализацией ИК-2, характеризующейся высоким уровнем тона, который начинается на ударном слоге местоименного слова.

    В вопросительных предложениях с местоименным словом та или иная словоформа с потенциальными тематическими связями при выделении ее центром ИК-2 способна выражать смысловое противопоставление. Различные оттенки противопоставления могут быть конкретизированы лексически и синтаксически.

    При пояснении, которое обычно относится к местоименному слову или к слову с обобщающим значением, поясняющие слова всегда имеют самостоятельное интонационное оформление: они выделяются в отдельную синтагму и произносятся с ИК-2, а при перечислении – с ИК-6. ИК-6 служит одним из возможных маркера неконтрастной темы (Русская грамматика, 1982: 107).

    Различные оттенки противопоставления могут быть конкретизированы лексически и синтаксически.

    В официальной, деловой речи обычны вопросительные предложения с оттенком просьбы, требования, в которых отсутствуют местоименные слова «кто», «какой», «каков». Эти предложения обычно произносятся с ИК-4, то есть с движением тона на заударном гласном. В сфере таких предложений проходит граница между вопросом и волевым изъявлением.

    Вопрос, в котором все неизвестные одинаково вероятны, может употребляться с целью уточнения предшествующего сообщения или его части. Такой вопрос выражается предложениями разного синтаксического и интонационного строения.

    Осложнение вопроса несогласием, удивлением обычно выражается местоименным словом «как» (как это, как так, то есть как это), которое предваряет цитируемую часть предшествующего предложения.

    Требование уточнения может сопровождаться догадкой; такой вопрос произносится с ИК-3.

    Вопрос, в котором все неизвестные одинаково вероятны, может употребляться как переспрос. Различаются два вида переспроса:

    1) Переспрос содержит лишь местоименное слово и произносится с ИК-3, реже с ИК-6. Такой переспрос может осложняться удивлением, которое передается модальной реализацией ИК-3 с нисходяще-восходяще-нисходящим направлением тона направлением тона на гласном центра и постцентровой части. Переспрос, состоящий из местоименного слова, нередко отграничивается от вопроса, требующего уточнения, посредством интонации.

    2) Переспрос – предложение с ИК-6, центр которой всегда находится на местоименном слове. Такой переспрос подчеркивается модальной реализацией ИК-6 с убыстренным темпом речи. Он может включать в свой состав вводное предложение, которое входит в состав предцентровой или постцентровой части ИК-6.

    Вопрос, в котором одно из неизвестных наиболее вероятно, выражается предложениями с различным синтаксическим и интонационным строением. Чаще всего это предложения без местоименного слова.

    По своему базовому значению, а значит, по коммуникативным целям все вопросительные предложения-высказывания делят на простые, комплексные, содержащие сразу две и больше коммуникативные цели, ср. «Когда и почему?», и комбинированные, типа «Получает ли Иванов стипендию, и, если да, то какую?» (Левин, 1989: 281).

    В зависимости от способа получения информации и ее характера все собственно-вопросительные предложения делятся на верификативные (от лат. verus – истинный), которые в свою очередь могут быть простыми и осложненными, сопровождаемыми догадками и предположениями, и комплементативные (от лат. complement) – которые недвусмысленно выражают запрос информации о неизвестном вопросительными словами кто, что, где, когда, почему, как, зачем, за что и т.д. (Ломов, 1994: 106–108; Адамец, 1978: 101).

    Интересно представлена классификация вопросов Т.В. Губаревой. Она разграничивает их в зависимости от объема и характера недостающей информации (Губарева, 1995: 228). В результате выделены следующие типы вопросительных предложений - высказываний.

    1.Полные диктальные вопросы. Говорящему, задающему такой вопрос, ничего не известно. – Что было дальше?

    2.Частичные диктальные вопросы. Говорящий уточняет «детали», но в целом ему ничего не известно. – Куда ты пошел?

    3.Полные модальные вопросы. Говорящий знает о событии, но выражает свое сомнение в его реальности. – И ты можешь это сделать?

    4.Частичные модальные вопросы. Говорящий только предполагает нечто и хочет удостовериться в своем предположении. – Они там что ли были? – Вы что ли не знаете этого?

    В.З Санников выделяет специальные вопросы с обязательными вопросительными словами «что», «где» и др., общие вопросы и альтернативные с союзами «или», «то», «то...либо» и частица ми «ли». Позже, исследуя вопросно-ответные соответствия, исследователь выделил «вопросы с глубокой личной заинтересованностью» – Скажите, здесь вход для депутатов?; вопросы, являющиеся «праздным любопытством» – Скажите, вы не могли бы выйти замуж за полного идиота, если у него есть дача и шикарный автомобиль?; вопросы – участие – Вам хорошо видно?; вопрос – просьба – У тебя есть нож?; вопрос-упрек – Что ты говоришь, Азазелло? и т.п. (Санников, 1999: 435–456).

    Как видим, в такой интерпретации учитывается и фактор адресата, что помогает выяснить коммуникативное содержание высказывания, которое стало предметом исследования прагматики языка.

    Интерес к прагматическим факторам использования языка в определенных ситуациях общения позволяет увидеть, что вопросительное высказывание, включенное в речевую ситуацию, то есть соотносящееся с конкретной языковой реальностью, настолько изменчиво, что можно говорить о некоторых переменных в его составе.

    Точная интерпретация многих вопросительных высказываний невозможна без комплексного анализа прагматических факторов и постоянно возникающих значений в зависимости от них. Этим объясняется наличие первичных и вторичных функций вопросительных высказываний. Анализ многих смыслов вопроса позволил Хинтикке выделить стандартные вопросы и квазивопросы (Хинтикка, 1994: 347), а В.Г. Гаку – информативные и неинформативные. Так, вопрос к вошедшему: Вы уже пришли? неинформативен и при соответствующей интонации и характере взаимоотношений говорящих может выражать разную оценку – удивление, удовлетворение, недовольство и т.д. (Гак, 1982: 11–17).

    Могут быть вопросы, которые утрачивают свою основную коммуникативную цель – получение ответа и приобретают другие цели. Такие видоизмененные прагматическими факторами вопросительные высказывания предложено называть прагматическими вопросами (Азнабаева, Агопова, 1994: 4). В работе этих исследователей выделены прагматические типы вопросов, на основе их целевой установки и условий речевого общения.

    1. Контактно-устанавливающие вопросы. Их цель – не обмен информацией, а осуществление фатической функции. Цель таких вопросов – установить контакт с собеседником или найти подтверждение своим мыслям. Эти вопросы входят в ритуал знакомства.

    Вы любите музыку?

    2. Косвенные вопросы, совпадающие с разными речевыми актами. Такие косвенные вопросы являются лишь средством выразить просьбу, предложение, упрек и т.д.

    Можете мне помочь?

    Не хотите ли чаю?

    Разве можно так поступать?

    3. Психологические вопросы, связанные с психологией речевого поведения. Такие вопросы позволяют выбрать время, отвлечь адресата от нежелательной темы, привлечь внимание адресата, ослабить напряжение в речевом взаимодействии, прервать собеседника.

    Правильно ли я вас понял?

    Вы слышали новость?

    Что это даст?

    4. Эмоциональные вопросы, выражающие отношение говорящего к словам и поступкам собеседника или других лиц. Это может быть раздражение, возмущение, сомнение, удивление, осуждение и т.п.

    Что это такое?

    Возможно ли это?

    Как же это могло произойти?

    Была предпринята попытка проанализировать коммуникативные разновидности вопроса, заключающиеся в любом общевопросительном высказывании, выражающем запрос информации. Так, Г.С. Заикин выделяет запрос собственно информации, запросы подтверждения, разрешения, мнения, уточнения, желания, намерения, возможности и компетентности. Что касается коммуникативных целей, или, как их называет Г.С. Заикин, схем, то они «представляют собой целый спектр различных речевых действий» (Заикин, 1988). Это выражение согласия, отказа, категорического отказа, побуждение по поводу заинтересованности респондента, уточнения, разъяснения, встречного требования, оспаривания серьезности побуждения, нежелания реагировать на инициальное речевое действие, смены темы, разрыва коммуникации. Число коммуникативных схем строго ограничено, так как ставится определенный вопрос, который требует определенного ответа, о чем знают оба участника коммуникации (Белецкая, 1999: 3).

    «Вопросные» речевые акты, т.е. запрос информации привлекал внимание А.Г. Поспелова и А.П. Чахояна, которые выделили объективно-верифицирующие (поисковые), объективно-идентифицирующие и субъективно-поисковые вопросы (Поспелов, Чахоян, 1994: 15–24).

    Для того чтобы высказывание воспринималось как вопросительное по значению, оно должно удовлетворять следующим условиям:

    Предварительному условию, согласно которому у говорящего отсутствует необходимая ему информация.

    существенному условию, согласно которому он получит без побуждения адресата возможность устранить провал в знаниях спрашивающего.

    Условию искренности, согласно которому у говорящего действительно имеется необходимость в получении неизвестной ему информации, что и составляет основной мотив осуществления речевого акта вопроса (См. об этом Дж. Серль, 1986; Хинтикка, 1980; Падучева, 1985; Вежбицка, 1985; Конрад, 1985).

    В реальном употреблении использование некоторых вопросительных конструкций происходит с нарушениями указанных условий успешности. В этом случае мы имеем дело с так называемыми квазивопросами (экзаменационный вопрос, риторический вопрос, различного рода эмоциональные, модальные вопросы и др.). То же самое нередко происходит при использовании вопроса в газетном заголовке.

    Иной подход предпринят Г.Г. Почепцовым. Он учитывает не только речевые действия говорящего, но и речевые действия адресата.

    Отсюда выделяются вопросы – иллокутивные, то есть требующие вербального ответа, и неиллокутивные, то есть требующие реакции действием (Почепцов, 1981: 31).

    Т.Н. Голицына предлагает эпистемиологическую классификацию вопросительных конструкций и выделяет следующие типы в зависимости от «характера путей получения нового знания»:

    Идентифицирующие вопросы.

    Что это? или Кто это?

    Вопросы временной ориентации.

    какое сегодня число (день)? Который час? Когда вы встретитесь?

    Вопрос – проверка.

    Правда, что…? Верно, что…?

    Дизъюнктивные вопросы.

    Ли-вопросы.

    Все эти типы вопросов «имеют познавательное значение, так как выполняют функцию организации данных, связывают неизвестное с тем, что уже известно» (Голицына, 2001: 32; 33).

    Литература по теме:

    Распопов И.П. Вопросительные предложения / И.П.Распопов // Русский язык в школе. – 1958. – № 1. – С. 34 – 38.
    Распопов И.П. Номинативные предложения, именительный темы и номинативный заголовок / И.П.Распопов // Материалы по русско-славянскому языкознанию. – Воронеж : Изд-во ВГУ, 1972. – С. 63-67.
    Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке / И.П. Распопов. – М. : Просвещение, 1970. – 273 с.
    Брызгунова Е.А. Ответы на анкету «Об основах теории интонации» / Е.А Брызгунова //Проблемы фонетики. – М. – 1993. – Вып.1. – С. 47 –50.
    Адамец, П. Образование предложений из пропозиций в современном русском языке / П.Адамец – Прага. – 1978. – 217 с.
    Ломов А.М. О некоторых типах вопросительных построений в языке газеты / А.М.Ломов // Материалы по русско-славянскому языкознанию. – Воронеж : Изд-во ВГУ, 1969. – С. 47-52.
    Ломов А.М. Типология русского предложения / А.М. Ломов. – Воронеж, 1994. – 276 с.
    Ломтев Т.П. Предложение и его грамматические категории / Т.П. Ломтев. – М. : Изд-во МГУ, 1972. – 196 с.
    Санников В.З. Русские сочинительные конструкции. Семантика. Прагматика. Синтаксис / В.З. Санников. – М. : Наука, 1989. – 252 с.
    Хинтикка Я. Вопрос о вопросах / Я.Хинтикка// Философия в современном мире. – М. : Прогресс, 1994. – С.303-362
    Гак В.Г. Прагматика, узус и грамматика речи / В.Г.Гак // Иностранные языки в школе. – 1982. – № 5. – С.11-17.
    Заикин Г.С. Семантика и прагматика диалогического единства «общий вопрос – ответ» в современном английском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук / Г.С. Заикин. – Киев, 1998. – 18 с.
    Белецкая О.Д. Запрос информации и характеризующие его коммуникативные схемы / О.Д.Белецкая // Тверской лингвистический меридиан. –Тверь : ТГУ.- 1999. – № 1.- С. 27 – 30.
    Голицына Т.Н. Вопросителные конструкции: эпистемологическая классификация / Т.Н.Голицына // Культура общения и её формирование. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2001. – Вып 6. – С. 30-31.

    29.02.2016, 2881 просмотр.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.