Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяЯзыкознаниеВзаимоотношения языков в их историческом развитии


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Взаимоотношения языков в их историческом развитии

Закономерности исторического развития языка

Будучи средством общения, язык возникает и развивается в обществе. Он не может существовать вне общества, поскольку социально обусловлен как по происхождению, так и по назначению. Как явление социальное язык находится в зависимости от уровня развития общества, условий его существования.

Взгляд на язык как явление социальное прочно утверждается в языкознании начиная с работ Я. Гримма и В. Гумбольдта. «Язык всегда развивается в обществе, — писал В. Гумбольдт, — и человек понимает себя постольку, поскольку опытом установлено, что его слова понятны также и другим».1 Проблема социальной обусловленности языка получила свое дальнейшее развитие в научном наследии Ф. Энгельса. Так, в частности, в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», он обосновывает биологические и общественные предпосылки формирования языка, а в труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» прослеживает связь эволюции языка с историей общества.

Эта связь отчетливо проявляется в формах существования языка, которые находятся в прямой зависимости от характера этнических коллективов, обслуживаемых языком: для родо-племенного строя были характерны племенные языки, которые с разрастанием и территориальным распространением племен распадались на группы родственных диалектов; с развитием частнособственнических отношений и появлением классов на смену племенным языкам и диалектам пришли языки и диалекты народности; ликвидация феодальной раздробленности и утверждение капиталистических отношений усиливают процессы интеграции в обществе, развитие народности укрепляет внутреннее экономическое и государственное единство, что влечет за собой потребность в едином для всего общества языке. На смену языкам народности приходят национальные языки, которые со временем приобретают книжно-литературную форму. Постепенно этим общенациональным языкам подчиняются диалекты.

Общественная, социальная природа языка обнаруживается не только во внешних условиях его существования, но и в самой системе языка, в его фонетике, лексике, морфологии, стилистических и синтаксических конструкциях. Интересный пример такой связи языка и общества, в частности фонетического явления второго передвижения согласных в германских языках с вызвавшими его социальными причинами, приводит Ф. Энгельс в работе «Франкский диалект». Процессы фонетических изменений в языке он считает проявлением не слепой необходимости природы (как полагали младограмматики), а следствием исторического развития языка и общества. Так, в частности, фонетический процесс второго передвижения согласных был обусловлен, по его мнению, не только развитием языка, но и конкретными особенностями общественной жизни, на что указывает факт распространения этого процесса в словах, связанных с торговлей, а также сама его локализация (прирейнские диалекты), поскольку именно по Рейну проходил тогда основной торговый путь Западной Европы.

Будучи непосредственным продуктом человеческого общества, язык отражает все изменения, происходящие в среде его развития. Иллюстрацией этого положения может служить книга П. Лафарга «Французский язык до и после революции», в которой он показывает, как под влиянием политических и социальных событий происходят изменения в языке. Если до Французской буржуазной революции французская аристократия изъяснялась на особом, «салонном» языке, в котором слова общенародного языка как неприличные заменялись жеманными описательными оборотами (ср. les portes de l'entendement буквально «ворота слуха» вместо les oreilles «уши»), то «в XVIII в. французский язык видоизменяется, он теряет свой аристократический лоск и приобретает демократические замашки буржуазии. Многие писатели, невзирая на гнев Академии, стали свободно заимствовать слова и выражения из языка лавочников и улицы».

Приспособление языка к меняющимся формам общественной жизни происходит на всех языковых уровнях. Социальная природа языка, по мнению известного французского ученого А. Мейе, особенно ярко проявляется в семантических изменениях слов. В статье «Как слова изменяют значения» он, помимо внутренних, собственно языковых причин изменения значений слов, выделяет внешние, социальные причины и приводит в качестве примера развитие значений слов «отец» и «мать»: первоначально в индоевропейском праязыке эти слова выражали не родственные, а социальные отношения: слово * pater обозначало общественную функцию человека, им можно было именовать высшее божество или наивысшего из всех глав семейств, с перестройкой социальной структуры первобытного общества, с исчезновением патриархата это слово стало использоваться для выражения отношений родства. Другой пример культурно-исторической и социальной обусловленности изменений в значениях слов приводит известный русский ученый М.М. Покровский: рус. грош, копейка и франц. sou вследствие одной и той же причины — обесценивания денег — стали синонимами чего-то малого и ничтожного.

Рост производительных сил общества, развитие науки, техники, культуры, проникновение в тайны окружающего мира, формирование новых общественных отношений находит непосредственное отражение в языке, особенно в его лексике и фразеологии.

Нельзя, однако, не признать, что прямолинейной зависимости развития языка от исторической судьбы народа нет. История языка свидетельствует о том, что многие его явления развиваются внутри самого языка и обусловлены внутренними законами его развития. Эти законы говорят о том, что каждое новое явление в языке вырастает из старого, уже существующего, создаваясь из «материала» языка и по его «правилам».

К таким законам, управляющим внутренним развитием элементов языковой структуры, можно отнести следующие:

  1. закон ликвидации «участков напряжения»: этому закону в русском языке подчинены процессы расподобления и уподобления согласных друг другу, а также упрощения групп согласных;
  2. закон позиционного варьирования звуков: иллюстрацией этого закона может служит поведение шумных согласных в позиции конца слова или на стыке его морфем в русском языке;
  3. закон аналогии, объясняющий отступления от действия фонетических законов, вследствие которого происходит уподобление одних структурных элементов другим (ср. в др.-рус. языке утрату чередований -к-/-ц- в склонении существительных с основой на типа роукл — роуц'к под влиянием действия морфологической аналогии);
  4. закон компенсационного развития, согласно которому утрата одних форм или отношений в языке компенсируется развитием других: ср. в др.-рус. языке упрощение системы гласных, вызванное падением, т.е. утратой редуцированных, привело к усложнению системы согласных; или развитие системы глагольных видов как компенсацию утраты сложной системы времен др.-рус. языка;
  5. закон абстрагирования элементов языковой структуры, согласно которому развитие абстрактных элементов языка происходит на базе конкретных: в лексике, например, конкретное лексическое значение слова часто становится основой для развития абстрактного, ср. море 'часть океана' и переносное значение 'большое количество чего-либо ';
  6. закон экономии языковых средств: в соответствии с этим законом в языке действует тенденция к реализации оптимальной достаточности (каждому языковому значению — адекватную форму выражения), именно такработают словообразовательные механизмы языка, основанные на свертывании описательных конструкций в одну мотивированную языковую единицу (ср. черная ягода —> черника);
  7. закон дифференциации и отчленения элементов языковой структуры, согласно которому развитие языка идет по пути выделения и специализации его элементов для выражения собственно языковых значений (ср. недифференцированное употребление союза яко в др.-рус. языке XI-XII вв., использовавшегося в придаточных предложениях причины, следствия, сравнительных, изъяснительных, и только вследствие закона дифференциации и отчленения произошло закрепление за этим союзом сравнительного значения).

Законы абстрагирования и дифференциации элементов языковой структуры по своей сути противоположны друг другу: один ведет к уменьшению языковых элементов, другой — к их увеличению. Однако это внутреннее противоречие создает динамическое равновесие в языке и является источником его развития.

ИНТЕГРАЦИЯ И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ КАК ОСНОВНЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ И ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЯЗЫКОВ

В развитии языков и диалектов выделяются два основных процесса — дифференциация (< лат. differentiate 'различение') или дивергенция (< лат. divergo 'отклоняюсь'), в результате которой в языке возникают диалекты, превращающиеся при определенных условиях в родственные языки, и интеграция (< лат. integratio 'соединение в целое') или конвергенция (< лат. converge 'приближаюсь'), приводящая к взаимодействию, смешению или слиянию языков (или диалектов). Эти процессы разнонаправленные и по своим результатам противоположные. Они происходят постоянно, хотя на разных этапах развития человечества их соотношение неодинаково (например, в средневековье при отсутствии развитого экономического обмена и господстве натурального хозяйства процессы языковой дифференциации преобладали над процессами интеграции).

Исследуя вопрос происхождения языков и диалектов, ученые установили, что диалекты образовались в результате процесса дифференциации. Эти расхождения диалектов одного языка (а впоследствии и родственных языков) были вызваны разными причинами: изменением социально-исторических условий, миграциями, контактами с другими языками и диалектами, географическим и политическим обособлением и т.д.

Племена, говорившие на разных диалектах одного, ранее общего языка, расселяясь на новых, удаленных друг от друга территориях, не могли общаться по-прежнему. Контакты ослабевали, а языковые различия нарастали. Усиление центробежных тенденций приводило с течением времени к образованию новых языков, хотя и генетически родственных. Таким образом, процесс дифференциации — это основной путь образования семьи языков после распада общего для них праязыка (так, в частности, произошло оформление семьи славянских языков после расщепления индоевропейского праязыка).

Логическим завершением процесса дифференциации является превращение диалектов (или наречий) некогда одного языка в самостоятельные языки (так, например, в результате процесса дифференциации древнерусского языка выделились русский, украинский и белорусский языки, в основе которых лежат разные диалекты).

Процесс интеграции, в отличие от дифференциации, ведет к установлению тесного контакта языков. В результате в языках (как родственных, так и неродственных) появляются общие структурные элементы или свойства (именно этим объясняются многочисленные заимствования, а также сходства в фонетических, лексических или грамматических системах языков). Процесс интеграции может охватывать не только контактирующие языки, но и диалекты одного языка (например, средне- и южнорусские диалекты русского языка). На смену диалектному разнообразию может прийти один, общий язык. Первый засвидетельствованный пример такого общего языка дает Греция, когда в результате переселения греков в Азию (IV—II вв. до н.э.) произошло сильное этническое смешение, в результате которого возник «общий язык» или койне (< греч. koine dialektos'общая речь'). Основой его стал аттический диалект, т.е. диалект Афин (крупнейшего культурного и экономического центра греческого мира), который постепенно вытеснил остальные диалекты и стал живым народным языком всех греков. В современной лингвистике этим термином стали обозначать язык, распространенный на большой территории и возникший без помощи литературного языка.

Интеграция является одним из условий языкового развития. Она может быть добровольной (как в случае утраты диалектных различий в рамках того или иного национального языка) или насильственной (в этом случае происходит поглощение языка побежденных языком победителей, так, в частности, исчез этрусский язык, ассимилированный языком римлян).

Соотношение процессов языковой дифференциации и интеграции в истории человечества было разным: в доклассовом обществе преобладали процессы дифференциации, условия жизни новейших периодов истории человечества благоприятствовали развитию процессов интеграции. Нельзя, однако, не отметить, что и сейчас в силу разных причин (политических, экономических и др.) имеют место процессы дифференциации (ср., например, ситуацию с сербскохорватским языком: политическое и территориальное обособление Хорватии и Боснии вызвало процесс языковой дифференциации, стремление выделить в самостоятельные языки не только хорватский, но и язык боснийских сербов).

Родство языков и языковые союзы

Родство языков — это материальная близость двух или более языков, проявляющаяся в звуковом сходстве языковых элементов разных уровней. Сходство, как правило, наблюдается не только в словах, но и в минимальных значимых элементах (в корневых морфемах, в словообразовательных аффиксах, в грамматических формах и т.д.). В фонетической системе родственных языков прослеживаются звуковые соответствия, представляющие результаты исторической эволюции звуков языка-источника (например, русскому звуку «с» закономерно соответствует латинский звук «Ь>: рус. сердце, лат. cor).

Языковое родство устанавливается обычно при наличии целого ряда общих структурных элементов, представленных в совокупности. Однако наиболее доказательным является факт наличия системы закономерных звуковых соответствий, отражающих регулярный характер звуковых преобразований языковых единиц, восходящих к праязыку (ср., например судьбу праславянского сочетания *tort, которое в русском языке развилось в torot: рус. ворона, в болгарском в trat: блг. врана, в польском в trot: плс. wrona).

Степень языкового родства может быть разной: наряду с языками, родственные связи которых достаточно прозрачны (отсюда возможность почти беспрепятственного понимания их носителей, ср., например, русский, украинский и белорусский языки), существуют языки, родство которых установлено в результате специальных научных исследований (например, финно-угорские и самодийские языки: ненецкий, энецкий, селькупский, которые ранее не считались родственными финно-угорским языкам).

Совокупность родственных языков, произошедших из одного языка-предка (или праязыка) образует семью. Каждая семья языков членится, как правило, на более мелкие группы (например, в индоевропейскую семью языков входят славянские, романские, германские, иранские и др. группы языков), хотя известны случаи, когда родственные языки в пределах языковой семьи являются одиночными (например, албанский или армянский языки в пределах индоевропейской семьи языков). Поэтому объем понятия «семья языков» в терминологическом отношении может меняться: одно и то же объединение родственных языков может быть названо и группой, и семьей (например, славянские языки по отношению к индоевропейской семье языков являются группой родственных языков, а по отношению к восточно-, южно- и западнославянским языкам — семьей).

В истории языкознания взгляды на проблему языкового родства неоднократно менялись: от абсолютизации модели «родословного древа» с его последовательным расщеплением на диалекты и под-диалекты (А. Шлейхер), до ее полного отрицания (младограмматики) и выдвижения «теории волн», согласно которой процессы дифференциации, протекавшие в праязыке, представляли собой незаметные переходы между не имевшими четких границ диалектами, расходясь из эпицентров инноваций во все стороны, подобно волнам (И. Шмидт).

Исследования лингвистической географии показали, однако, что отношения между родственными языками не укладываются в эти жесткие схемы, поскольку в истории языковых семей имели место как процессы дифференциации, так и интеграции. Праязык не только расщеплялся, но и одновременно консолидировался, формируясь в ходе контактного развития родственных диалектов.

Если языки, входящие в одну языковую семью, характеризуются материальной близостью, унаследованной из эпохи их языкового единства (например, славянские языки унаследовали ее из пра-славянской эпохи), то близость языков, входящих в языковой союз, является приобретенной. Языковой союз — это ареально-истори-ческая общность языков, проявляющаяся в наличии некоторого количества сходных признаков (структурных и материальных), которые сложились в процессе длительного и интенсивного взаимодействия этих языков в пределах единого географического пространства. Термин языковой союз ввел в языкознание Н.С. Трубецкой, предложивший в статье «Вавилонская башня и смешение языков» различать понятия «языковой союз» и «языковая семья». Языковой союз, в понимании Трубецкого, — это группа языков, демонстрирующих существенное сходство прежде всего в морфологии и синтак/ сисе, обладающих общим фондом «культурных слов», но не связанных системой звуковых соответствий и сходством в элементарной лексике (например, в терминологии родства, флоры или фауны). Основным критерием определения языкового союза является комплексность разноуровневых схождений в контактирующих языках.

Классическим примером языкового союза является балканский языковой союз, объединяющий в своем составе болгарский, македонский, сербский (в основном через торлакские диалекты), румынский, албанский и новогреческий языки. Хотя эти языки относятся к разным группам и-е семьи языков, однако в процессе своего исторического развития они выработали ряд общих черт, например, совпадение дательного и родительного падежей (в албанском и греческом языках), образование аналитического будущего времени при помощи вспомогательного глагола со значением 'хотеть' (в румынском, болгарском и греческом языках), постпозитивное употребление определенного артикля (в албанском, болгарском и румынском языках) и т.д. Другим примером языкового союза может служить поволжский (или волго-камский) языковой союз, куда входят финно-угорские языки (марийский, удмуртский) и тюркские (башкирский, татарский, чувашский). Отличительными его признаками, являются такие разноуровневые соответствия, как явление редукции гласных, сходство в системе времен, сходство в образовании сослагательного наклонения, в способах построения прямой речи, в характере функционирования деепричастных оборотов и др. Формирование языкового союза — процесс длительного, разностороннего взаимодействия ареально смежных языков. Он складывается в результате конвергентного развития контактирующих языков, а также под влиянием общих социальных условий, хозяйственного уклада, элементов культуры. В истории языков мира ситуация языковых союзов не была редкостью, напротив, они играли важную роль в развитии систем контактирующих языков, поскольку в структуре любого языка (если, конечно, он не развивался в изоляции) можно обнаружить различные напластования (причем не только лексические, но и грамматические), которые являются следствием вхождения языка в те или иные языковые союзы. В эпохи широких этнических миграций такие общности могли возникать на стыках самых разных культур и языков, приводя к появлению в них общих региональных инноваций.

В связи с этим некоторые ученые предложили выделять еще и культурно-языковые союзы, т.е. группы языков, объединенных общим культурно-историческим прошлым, отразившимся в сходстве словаря (особенно семантики ряда слов), в сходстве системы письма, стилистики, иногда — грамматики. В каждом таком объединении языков выделяются один-два языка, которые выполняли роль международных языков в данном регионе. Породив огромное количество интернационализмов, они обогатили остальные языки региона «культурной» лексикой.

Один культурно-языковой союз охватывает языки Европы, другой — страны Азии и Африки (где распространен ислам), третий -Индию и страны Юго-Восточной Азии, четвертый — Китай, Корею, Японию и Вьетнам.

Европейский культурно-языковой союз начал складываться с первых веков н.э. В формировании его огромную роль сыграли два языка — греческий и латинский. Первыми примерами европейской интернациональной лексики были латинские заимствования из греческого языка, которые затем были усвоены всеми европейскими языками. Это была лексика, представленная в основном тремя тематическими группами:

  1.  наука и образование (атом, декан, доза, идея, хроника);
  2.  христианство (библия, апостол, дьявол);
  3.  названия экзотических растений, животных, веществ (анис, бальзам, дракон, коралл, тигр). 

В эпоху средневековья единство европейского культурно-языкового союза поддерживалось господством латинского языка как главного языка письменности. Заимствования из латинского языка охватывали самые разные сферы: государственную(декрет, документ, канцлер, конвенция, конфискация, секретарь, юстиция), религиозную(кардинал, месса, орден), научную (аргумент, глобус, иллюзия, инцидент, пропорция, перпендикуляр, фигура, элемент), медицинскую (инфекция, медицина, мускул), искусство(автор, спектакль, статуя).

К эпохе Возрождения в европейских языках был накоплен такой запас греко-латинской лексики и морфем, что стало возможным создавать из этого материала новые слова, которых не было в древности. Первые слова такого типа появляются в XVI в. - гуманист, инициатива, окулист, в XVII в. - геология, молекула, логарифм, в XVIII в. - материалист, оптимист, ностальгия, панорама и др. Эти слова являются подлинными европейскими интернационализмами. Сегодня они создаются сотнями и тысячами и охватывают практически все сферы науки и жизни (ср. оппортунист, милитаризм, империализм, инфляция, техника, телевизор, биология и т.д.).

Второй культурно-языковой союз сформировался в мусульманских странах. Здесь огромную роль сыграл арабский язык. Слова арабского происхождения доминируют в религиозной лексике (iläh 'бог', saitän 'дьявол', imän 'вера', saih 'духовный наставник'). Арабскими словами насыщена лексика науки, образования (fann 'наука', adab'воспитание', madrasa 'школа', tahsil 'учение', tahlil 'анализ'), искусства, литературы (adabijät'литература', ^//»'сочинение', säir 'поэт', rubäi 'четверостишие'). Арабские интернацио-нализмы представлены в общественно-политической и военной лексике (malik 'царь',mamlaka 'страна', daula 'государство', sulTan 'султан', sijäsa 'политика', rais 'глава', asir'пленный'). Вторым по значению языком этого культурно-языкового союза стал персидский, породивший также немало интернационализмов (ср. darwis 'дервиш', diwän 'сборник стихов',wazir 'визирь, министр', bäzär 'базар', saräi 'дворец', maidän 'площадь', namäz 'молитва',апЬшг 'склад' и др.).

Третий культурно-языковой союз формировался с древнейших времен в сфере влияния индийской культуры и санскрита (Индийский субконтинет, Тибет, Бирма, Индокитай, острова Малайского архипелага). Интернациональные слова индийского происхождения охватывают самые разнообразные сферы жизни.

В четвертом культурно-языковом союзе важную роль сыграл китайский язык, особенно китайская иероглифика. Китайские заимствования в корейском и японском языках до сих пор сохраняют старое иероглифическое написание.

2574
06.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.