AAA
Обычный Черный

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Взаимоотношение языка и мышления. Когнитивистика

Взаимоотношение языка и мышления. Когнитивистика

Язык, по Ф. де Соссюру, должен быть описан «в самом себе и для себя самого». Но практические потребности пользователей языка определяют и корректируют направления лингвистических исследований, в том числе и в области теории языка.

1.  Мысль и слово. Основные виды мышления.

Одним из направлений, сформировавшимся под давлением социального заказа, является проблема создания искусственного интеллекта, актуальная для второй половины ХХ века. Эта задача заставила по-новому посмотреть на соотношение языка и мышления, поскольку не учитывать эту взаимосвязь невозможно – она очевидна даже для наивного наблюдателя (вопросы «Как бы поточнее выразить мысль?» и «Почему он так сказал?» есть одно из проявлений этой связи). В обыденном понимании интеллект – это «рассудок, разум» (лат. перевод с др-греч. – «ум»). Но в интеллект входят также и воля, память, знания о мире. Интеллектуальная способность человека обнаруживается в мышлении. Какую же роль играет язык в том целостном явлении, которое мы называем интеллектом, то есть в системе мышления? Из практики мы знаем, что по некоторым нарушениям речи мы с определенностью судим о нарушении процесса мышления («Он заговаривается»).

Язык используется для передачи «того, что мы хотим сказать». Вот это явление – «то, что у нас на уме», или наша мысль – и есть содержание мысли. Его весьма трудно определить как некую самостоятельную сущность, не прибегая к терминам «намерение», «психическая структура». Э. Бенвенист писал: «Намерение оформляется языком и в языке, оно не может отделиться от языка и возвыситься над ним. В противном случае мысль сводится к чему-то неопределенному, и у нас нет никакой возможности определить ее как «содержание». Вне языка есть только неясные побуждения, волевые импульсы, выливающиеся в жесты и мимику. Неверно думать, что язык – это одежда мыслей. Одежду можно снять, слова же – неотъемлемая часть мысли. Таким образом, вопрос о том, может ли мышление протекать без языка или обойти его, словно какую-то помеху, оказывается лишенным смысла».

Известный отечественный психолог Л.С. Выготский сравнивал процесс порождения высказывания с нависшим облаком, которое проливается дождем слов. При этом он подчеркивал, что «мысль не воплощается, а совершается в слове».

Другой не менее известный психолог, С.Л. Рубинштейн, обращал внимание на то, что «в речи мы формулируем мысль, но, формулируя, мы сплошь и рядом ее формируем».

 Примерно эту же мысль высказывали классики марксизма: «На духе с самого начала лежит проклятие – быть отягощенным материей, которая выступает здесь... в виде языка» (Ф. Энгельс «Немецкая идеология»).

Однако наш повседневный опыт подсказывает, что многие осознанные действия происходят без словесного оформления. Мыслим ли мы, когда берем палку, чтобы сбить с дерева яблоко или достать с верней полки какую-либо вещь? А когда забиваем молотком гвоздь? Сопутствует ли этому процессу речевая деятельность, пусть даже внутренняя?

Выходит, что словесная форма мышления – не единственная, существуют и другие виды. Основными видами мышления являются:

  1. практически-действенное;

2)наглядно-образное (единство понятия и представления, понятия и оценки – например, конкурс проектов памятника) и техническое (соединение образа и понятия с техническим воплощением);

  1. словесно-логическое.

С точки зрения генезиса практически-действенное мышление первично (благодаря ему наш предок успешно охотился, например на мамонта), затем сформировалось наглядно-образное (когда первобытный человек вспоминал убитого мамонта и последующую трапезу и представлял, как он придет с добычей в следующий раз), и лишь на их основе – словесно-логическое (это когда первобытный человек смог объяснить молодым соплеменникам, как надо охотиться на мамонтов).

Так и для каждого индивида: язык выступает как «непосредственная действительность мысли» уже сформированной, а сам процесс мышления может протекать (и чаще всего протекает, если мы не любим комментировать происходящее вслух) невербально, а в наглядно-образном или практически действенном виде мышления.  (Например, необходимо зашить ботинок. Несколько раз протыкаю кожу иглой, но неудачно. Представляю, что необходима особая, толстая игла. Сформировалась мысль, которой я могу поделиться с кем-либо: «Обычной иглой эту кожу не проткнешь»).

Итак, мышление в его словесно-логическом виде (как явление психическое, идеальное) проявляется в языке (который по своей природе материален). Оно свойственно только человеку.

2.    Общность и различие категорий мышления и языка

Установив, что язык и мышление взаимосвязаны и взаимно обусловлены, необходимо выяснить, как они связаны. Установление и анализ этих связей – одна из центральных проблем общего языкознания и философии языка с самого начала их развития.  Наблюдая различные подходы к этой проблеме, мы можем установить и их отождествление (Ф.И. Буслаев, В. фон Гумбольдт, бихевиоризм, неогумбольдтианство – преувеличение роли языка), и отрицание непосредственной связи между ними. В некоторых случаях в методике лингвистических исследований вообще игнорируются особенности мышления (дескриптивизм).

Общность языка и мышления более всего заметна на сходстве категорий логики и грамматики.

Поскольку  в течение многих веков человек выражал мысли посредством языка, в грамматическом строе языков появились категории, соотносимые с категориями мышления: подлежащее – субъект, сказуемое – предикат, дополнение – объект, определение – атрибут; существительное – предмет, глагол – процесс, прилагательное – признак, числительное (грамматическая категория числа) – количество; союз – связь, предлог и категория падежа – отношение, категория времени – время.

Тем не менее нельзя утверждать, что язык и мышление «симметричны» или тождественны. Легко заметить, что категории мышления и категории языка далеко не всегда коррелируют. Существуют языковые категории (т.н. «формальные»), которые не соотносятся с категориями мышления (род, склонение, спряжение). Они возникают как результат длительного обобщения языковых форм, которое формируется под давлением системных закономерностей в языке (можете привести примеры?).

Некоторые категории охватывают не все слова определенной части речи (одушевленность/ неодушевленность, род для одушевленных). Например, говорящими не осознается семантика рода у неодушевленных существительных, она и не входит в содержание мысли, когда мы произносим «табурет» или «табуретка», «лингвистика» или «языкознание». Нельзя игнорировать тот факт, что мысли об одном и том же предмете, высказанные на разных языках, в большинстве случаев тождественны, несмотря на различия в грамматических категориях. Это доказано самим фактом переводимости языков.

Связь между языком и мышлением специфична, так как отношения несимметричны. Так, например, мысль о Пушкине может быть выражена несколькими способами:

  1.  А.С. Пушкин.
  2.  автор «Онегина».
  3.  гениальный русский поэт и т.д.

Предмет мысли (денотат) - один. А референтов - несколько.

Сравним структуру предложения с точки зрения логики и грамматики. В логике выделяется субъект и предикат, в грамматике – подлежащее и сказуемое. Далеко не всегда они совпадают.

День(S) был ясный(P) = Было ясно.

Целый день(S) шел дождь(P).

Что же мне(S) так больно и так трудно(P)?

То, что язык и мышление нетождественны, можно легко подтвердить общеизвестным фактом: логическая структура мышления едина для всех народов (суждение, умозаключение),  а «устройство» (структура) языков  различно.

3. Можно ли познать специфику мышления через язык?

Несмотря на несимметричные отношения, в ряде случаев лексическая и грамматическая система отдельного языка раскрывает особую форму  мышления каждого народа (В. Фон Гумбольдт называл это мировидением).

Пример - классификация реалий окружающего мира  в языке дьирбал. Ее анализирует американский исследователь Дж. Лакофф в статье  «Мышление в зеркале классификаторов» (Новое в зарубежной лингвистике. Вып.  23. М., 1988).

Вообще любая классификация - проявление мышления (установление тождеств и различий).

Различные народы мира классифицируют реалии так, что это поражает неожиданностью и ставит в тупик лингвиста.

Как можно «залезть» в сознание  народа? Через наблюдение и анализ языковых форм. Классификация «встроена» в язык, что обычно для всех языков мира: живое - неживое, неопределенное - определенное (наша категория одушевленного-неодушевленного), один - много. Эти представления закрепляются в языке в виде категорий и их показателей – форм, артиклей и т.п.

Так, говорящий на дьирбале ставит перед существительным один из четырех показателей (это похоже на артикли):   bayi, balan, balam, bala.

С помощью этих слов в дьирбале классифицируются все предметы окружающего мира.

1. Bayi -мужчина, кенгуру, рыбы, птицы, насекомое, бумернаг, копье (поскольку принадлежит мужчине).

2. Balan - женщина, собака, ехидна, волосатый червь, солнце, битва, а также  все, что связано с водой и огнем.

3. Balam - все съедобные фрукты и овощи, сигареты, вино, пища.

4. Bala - все остальное.

Классификацию корректируют специфические принципы.

Принцип сферы опыта: если сфера опыта ассоциируется с А, то все реалии относятся к А.

Например, рыбы - класс 1 (bayi), поэтому леска, удочка - класс 1 (вместо 4).

Огонь - класс 2, поэтому светящиеся объекты - свет, звезды – тоже класс 2.

Ср. в японском классификатор hon используется для обозначения тонких длинных предметов: палок, тросточек, карандашей, свечей, состязания с шестами (общность сферы опыта), удары в бейсболе (траектория), мотки ленты, телефонные разговоры (потому что по проводу), письма, (в древней Японии сворачивались в трубку), инъекции...

Принцип мифа и поверья: если существительное принадлежит классу Х, но по мифу обладает характеристикой Y, то принадлежит к Y.

Птицы - одуш. - должен быть  класс 1, но, по поверью, птицы - души умерших женщин = класс 2.

В мифах сверчки отождествляются со старухами = класс 2, Луна и солнце - муж и жена - Луна - класс1, Солнце - класс 2.

Что же такое классификаторы: категории мышления или просто формальные показатели? (ср. показатели рода в русском языке; табурет, - тка).

Может быть, это чисто языковые единицы? Но они фиксируют этапы познания и способы познания мира, ассоциации, сравнения, т.е. работу мысли.

Еще один специфический феномен связи языка и мышления – метонимия и метафора. К чему эти явления отнести: к области языка или к области мышления? Есть ли язык без метафор и метонимии? Одинаковы ли переносы?

Есть общие: помещение - люди: автор - его произведение, сосуд - содержимое.

Есть не совпадающие - англ. - queue – «коса», «хвост», «очередь».

Ср. рус. хвост очереди.

Англ.    quick 1) быстрый, живой; 2) сообразительный. Ср. рус. остроумный.

Для этого достаточно сравнить структуру значений  многозначного слова в рус. и англ. языках (возьмите статьи в русском толковом словаре и русско-английском словаре - например, рвать и pick).

4. Как же происходит перевод с одного языка на другой?

Известный психолингвист Н.И. Жинкин  в работе «Механизмы речи» предложил гипотезу существования в сознании человека универсального предметного кода (УПК). Он исходил из того, что базовым компонентом мышления является «язык интеллекта» (который он и назвал УПК). Код этот имеет принципиально невербальную природу и представляет собой систему знаков, сформированных в результате чувственного отражения действительности в сознании. Это «язык» схем, образов, осязательных и обонятельных отпечатков реальности и т.п. То есть УПК – это язык, на котором происходит формирование замысла речи, «запись личностного смысла». И движение от мысли к слову начинается с работы этого несловесного образования.  Порождение высказывания во внутренней речи – это процесс перекодировки: с кода, основанного на образах и схемах, происходит переход к ходу вербальному.

Поскольку УПК является интернациональным, общим для различных этносов и культур, он представляет предпосылку для понимания иноязычной речи.

Исследования Л.С. Выготского и Н.И. Жинкина легли в основу теории речевой деятельности, разработанную отечественным психолингвистом А.А. Леонтьевым и его школой.

Итак, естественный язык позволяет исследователю проникнуть в «святая святых» - менталитет нации, хотя, конечно, многие мыслительные процессы - общие для многих народов и закреплены одинаково в разных языках. Эта общность объясняется тем, что взгляд человека на мир основывается на опыте, а он примерно одинаковый у разных народов.

5. На каком этапе возникает потребность в слове?

В результате предыдущих размышлений мы установили взаимосвязь мышления и языка установлена. Но вскользь упоминалось, что мышление может протекать и в иных, невербальных формах. Возникает вопрос: если возможны формы мышления без языка, то на каком этапе возникает потребность в слове?

Для этого нужно вспомнить, как осуществляется мышление.

В логике и психологии установлено, что когда человек думает (т.е. мыслит) о каком-либо предмете, в его сознании возникает образ воспринятого человеком предмета или события (А.П. Керн – «Я помню чудное мгновенье…»). Дело в том, что отражение действительности в сознании людей - только через ощущения и возникшие в них представления, образы (яблоко). Опорой для мысли является образ предмета. А если предмет не существует  (ненависть, смелость, тяжесть)? Абстрактные понятия не могут опираться на наглядно-чувственный образ. Абстрактные понятия  опираются на образ словесного знака (звучащего  или графического), и  по ассоциации с ним возникает все содержание понятия.

Мышление конкретными, наглядно-чувственными образами - первая сигнальная система (общая с высшими животными)

Вспомните «Собачье сердце» - «запах рубленой кобылы с чесноком и перцем», но собака не реагирует на слова (если не выработан условный рефлекс).

Мышление отвлеченное, понятийное, основанное на обобщении - вторая сигнальная система.

Осуществляется только посредством языка и только человеком!

В человеческом мышлении понятие - самый важный компонент. Мы оперируем понятиями не только в научном исследовании (фонема), но и в повседневной жизни: «тебе нельзя носить тяжести», «люблю все острое», «бег трусцой полезен». Это обусловлено способностью человека к абстрагированию: «отделяем» признак от предмета (красные щеки - краснота; тяжелый чемодан - тяжесть), отделяем действие от деятеля (Человек бежит - бег, плывет - плавание) и т.д.

Пирожки - объеденье. Что такое «объеденье»? Сформулируйте понятие.

6. Как формируются понятия?

В результате обобщения многих представлений,  возникающих в результате ощущений (тяжелый чемодан, гиря, камень - тяжесть)

Но пока новое понятие не закреплено в слове, это еще не понятие, а «допонятие» - смутное, неопределенное, «доречевая мысль». Например, лингвистическое понятие аффиксоида, унификса (попадья, стеклярус) сформировалось так: на стадии «допонятия» его рассматривали как специфический аффикс (сливается в другим понятием).

Б. де Куртене ввел понятие «фонемы», а до него этот научный объект называли  «звуки, звукотипы» (психический образ у Соссюра).

Только отграничив зарождающееся понятие от другого при помощи нового наименования, мы получаем полноценное понятие с совершенно определенным содержанием (научные споры не в счет). Ср. благотворитель, меценат, спонсор.

К формированию понятий можно применить теорию фона и фигуры: фигура осознается лишь при наличии фона.

Таким образом, новое понятие возникает не из названия, не из слова, а из человеческой практики. Слово же - необходимое условие, средство образования и функционирования понятия. При помощи слов разграничиваются смежные понятия.

Если слово закрепляет новые понятия, то язык с его словарным запасом и грамматическими категориями закрепляет результаты познания человеком окружающего  мира, закрепляет результаты абстрагирования.

Дополнительно:

История числительного в русском языке демонстрирует связь познания с языком.

Связь лексического обозначения числа и единицы измеряемого предмета. Изначально понятие и название «пятерки» связано с 5 пальцами, с рукой, с пястью. Соссюр сближал славянские пять и пясть (такие примеры есть и в других языках).

«сорок»  - связка соболиных шкурок. Сменило 4 десяте.

Т.е. на этом этапе «количество» мыслилось как свойство, неотделимое от считаемых предметов.

Количественные слова у славян в определенный период были существительными: та пять, та шесть, тот сорок, то сто. И потребовались столетия, чтобы человеческое сознание установило, что и пять - это и совокупность, которую можно представить как состоящую из отдельных предметов (те 5 книг лежали) и как единую (пришло 5 человек). Слово пять лишилось и грамматического числа, и грамматического рода (слово «2» еще задержалось» Ср.  тысяча, миллион?

История числительных - это история лингвистического познания понятия количества.

Пример из физической терминологии.

Макс Планк, один из создателей квантовой физики: «Слово сила первоначально, без сомнения, означало человеческую силу.. Первые старейшие машины - рычаг, блок, винт - приводились в движение человеком или животным. Отсюда следует, что понятие о силе первоначально возникает из силового или мускульного чувства, т.е. из определенных чувственных ощущений.

Но из современные определения силы чувственное ощущение так же исключено, как цветовое ощущение из физического определения цвета. Это пример отражения в физических терминах долгого пути познания явления окружающего мира.

Таким образом, в языке закрепляется огромная познавательная работа человеческого мышления.

Способность обобщать закреплена в слове.

«Всякое слово (речь) уже обобщает. Чувства показывают реальность, мысль и слова - общее» (В.И. Ленин т. 29, С. 246)

7. Все ли слова одинаково способны обобщать?

А имена собственные? Но даже и собственные имена являются обобщением: Омск – это город вчера, сегодня и завтра (включая людей, архитектуру).

«Я решительно ничего не знаю о человеке, если знаю только, что его зовут Яковом».Так ли?

Но обобщение происходит не только в лексическом значении слова. Сильнее, чем слово, обобщает грамматика (предлог - отражение в сознании множества конкретных отношений между предметами; прямое дополнение - действие переходит на объект).

Ср. писать письмо - покупать книгу.

Способность абстрагироваться, свойственная человеческому мышлению, отражается в грамматических категориях языков.

Как проявляется эта способность обобщения в фонетике? В графике?

Таким образом, язык - непосредственная действительность мысли, а движущая сила мышления - познание внешнего мира.

Дополнительно

Может ли быть логическое мышление вне языка?

Проблема связи абстрактного, логического мышления и естественного языка - одна из вечных в языкознании. Многие лингвисты и философы никогда не сомневаются в том, что логическое мышление не может существовать вне форм языка (Кривоносов А.Т. Мышление - без языка? // Вопросы языкознания. 1992. №2; Панфилов В.З. и др. - много трудов по этой проблеме)

Один из аргументов - материальный подход: априорное утверждение типа «Мысль, как известно, находятся в неразрывной связи с языком».

Может ли быть язык вне мышления? - нет. В языке всегда отражается мышление. А наоборот: логическое мышление всегда осуществляется в формах языка? Мышление всегда вербально? Мысль о возможности невербального  понятийного мышления возникла в связи с изучением эллипсиса, односоставных предложений, проблемы подтекста. Познавательная деятельность человека  протекает в форме суждений (субъект и предикат обязательны). Следовательно (по В.З. Панфилову), бессубъектные предложения не могут отражать познание.

Нужен эксперимент.

1. Анализ структуры одночленного предложения:

«Пожар! Светает. Вечер. Тишина». Где субъект? Нет? 

Ср. То, что я сейчас вижу, это – пожар (предикат)!

Это в языке не представлено, а представлено в нашем чувственном восприятии - это факт нашего сознания.

Мышление осуществлялось, возможно, так: «Все люди, видящие пожар, должны вызвать пожарников. То, что я сейчас вижу, это пожар. Я должен вызвать...».

Таким образом, логический субъект формально отсутствует – и мы должны признать его «безъязыковое существование».

В естественном языке  действуют законы экономии языковой материи, редуцируется то, что составляет «общий фонд знаний» говорящего и слушающего. Возможна компрессия информации. Яркий пример – бегущая строка и строчные объявления: «Тараканы. Тел….», «Уголь. Оптом дешевле». «Лечение. Удаление круглосуточно», «Кипр, Турция. Дети бесплатно».

Фонд общих знаний собеседников проявляется в неэксплицитных компонентах высказывания - пресуппозициях (презумпциях).

Анекдоты, иллюстрирующие пресуппозицию

1. В баре он спрашивает ее:

- Вы позволите мне вас пригласить отобедать у меня в доме?

- Может быть, мы здесь сначала хоть что-нибудь поедим.

2. «Дорогая Мария Ивановна! Телеграмму о Вашем приезде получили. Ждем. В остальном все хорошо. Ваш любящий зять»

 Явление компрессии, уплотнения вербального состава текста - одна из сущностных характеристик текста. В предложении есть такие скрытые  смысловые компоненты, которые сами могут составлять предложения (пропозиции). Число предложений в тексте всегда меньше числа пропозиций.

В языке некоторые смыслы регулярно «сокращаются», уходят в подтекст (элиминируются).

Например, фрагменты синтаксических построений, которые выражают большую посылку логического силлогизма.

Он говорил зычно, так как был туговат на ухо.

( Б. посылка - Все туговаты на ухо говорят зычно. Меньшая - Он   говорил зычно.)

Глаз не было видно, потому что он их все время держал опущенными.

(Б. посылка - Глаз, которые опущены, не видно).

Он покраснел от смущения.

Опущенное суждение сохраняется в языке без языковой опоры, «незримо» для точных физических приборов, но совершенно зримо для собеседника, владеющего тем же естественным языком. Большая посылка изымается из речи, но не из мысли! В меньшей посылке и заключении косвенно заложен имплицитный смысл в виде языковой формы. Скрытая мысль, материально не выраженная в звуках (знаках), представлена не прямо, а косвенно: в виде взаимодействия других форм (связанные предложения, связанные слова). Горелов называет это невербальными следами (см. «Невербальный компонент коммуникации»). Если бы все мысли были осознаваемыми, «проговариваемыми» (хотя бы и во внутренней речи), и никогда бы не присутствовали в подсознании, то наука о мышлении была бы предельно простой наукой и все ее загадки были бы давно разгаданы. Выявить наличие большой посылки можно путем прямого вопроса: «Значит, вы полагаете, что все туговатые на ухо говорят зычно?»

Итак, процесс мышления не связан «жестко» с языком. Элиминированная мысль во «внутренней» речи никогда не проговаривается, скрытые артикуляции не фиксируются приборами. В какой (материальной?) форме эти скрытые компоненты  присутствуют в мозге, современная наука не может ответить. Даже при титаническом усилии человек не мог бы про себя (а тем более вслух) проговорить все элиминированные  мысли, не нарушив взаимопонимания.

Как выпадает одно из звеньев логической цепи -  задача будущей нейролингвистики, нейропсихологии.

8. О художественном отражении действительности.

Заслуживает специального рассмотрения еще один момент, связанный с формулировкой («Язык - основа мышления»). Это предполагает существование каких-то других элементов, кроме языка. Языковое (словесное, вербальное) мышление не является единственным способом мышления, хотя и основным.

Было бы наивно думать, что мышление композитора или художника в моменты творчества обязательно включает словесные элементы. Например, для скульптора словесное мышление не обязательно как некоторый предыдущий этап развития. Но подобные формы отображения действительности не являются основными, которыми каждый пользуется во всякой деятельности. Наиболее «несловесное» - музыкальное, художественное мышление - не способно, видимо, передать все нюансы человеческой мысли. С другой стороны, некоторые стороны действительности вполне адекватно могут быть переданы несловесным мышлением. Вспомните словесные программы музыкальных и художественных произведений. Это бессмысленно.

Художник И. Глазунов любил комментировать свои картины!..

Музыкант Леопольд Стоковский: «Словами можно только намекать на те эмоциональные высоты, которых достигает музыка; прочувствовать их по-настоящему можно только при помощи самой музыки». ( пример Супруна).

Выводы

Единство и различие мышления и языка (речи).

1. Язык имеет материальную и идеальную сторону, а мышление - идеально.

2. Мышление определяется законами психологии и логики, а язык - структурой конкретного языка. Первые - общие для всех разных народов, вторые различны.

3. Мышление и речь имеют различные генетические корни: мышление человека - от наглядно-образного мышления животных, а человеческая речь - от звуковых нечленораздельных сигналов животных (обычно бессознательных).

Соединение этих двух врожденных способностей при определенном развитии человеческого сознания дало новый тип человеческого мышления - абстрактное, понятийное мышление, которое обнаруживается в членораздельной речи.  У ребенка развитие речи - доинтеллектуальная стадия, а развитие мышления - доречевая.

Примерно в два года обе линии пересекаются: мышление становится речевым, а речь - интеллектуальной.

4. Мышление (понятийное) и язык (речь) могут разъединяться?

При воспоминании - конкретно-чувственное мышление.

Речь без мышления - бред (нет самоконтроля).

Абстрактное мышление - только в языке (но не тождественно, так как не всегда удается в полной мере)

Не все результаты мыслительной деятельности вербализованы (элиминированные  суждения).

«Муки слова» показывают, что намерение не всегда совпадают с результатом. 

В тему о картине мира

Представьте картину: за окном мороз, окна заледенели, вы только пришли с улицы, а на столе в огромном блюде дымятся пельмешки, рядом в тарелочке аккуратно нарезана селедочка, политая маслицем и посыпанная лучком. Чего еще не хватает? Правильно!

А иностранец ни за что не догадается...

04.02.2016, 2098 просмотров.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, от слова «совсем» - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.