AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Творческий путь И.И. Срезневского

Творческий путь И.И. Срезневского

Удивителен жизненный путь Измаила Ивановича Срезневского, он как будто всё время был в дороге… Родился в Ярославле, младенцем перевезён в Харьков, где со временем окончил университет по юридическим наукам. С 1839 по 1842 г. путешествовал по славянским землям (Чехия, Моравия, Хорватия, Крайна, Штирия, Резия, Сербия и Черногория, Далмация, Лужицы, Галиция, Венгрия…), профессорствовал в Харькове, а после кончины П.И. Прейса (1846) — в Санкт-Петербурге (1847-1880), где в университете создал настоящую школу славистов, откуда вышли такие выдающиеся учёные, как академик В.И. Ламанский, П.А. Лавровский, А.С. Будилович, Фортунатов; учились у Срезневского А. Н. Пыпин, В.В. Макушев, И.В. Цветаев и М.И. Сухомлинов, и небезызвестные Н.А. Добролюбов и Н.Г. Чернышевский с Д.И. Писаревым…

Последний приют обрёл он в родовом селе Срезнево, что в Спасском уезде Рязанской губернии — таковым было его завещание. Ещё в 1877 г. Измаил Иванович ходил по Оке с сыновьями и добрался до заветной обители предков, на следующий год опять посетил дедовские пенаты. «Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам», столь свойственная русскому человеку, сказалась и в Срезневском — по кончине, последовавшей в ночь с 8/21 на 9/22 февраля, его проводили в последний путь через Тверь, Москву, Рязань в Срезнево. Повсюду траурный поезд встречали деятели науки и культуры, духовенство служило панихиды, множество народа стекалось отдать прощальный поклон русскому слависту. Профессор В. И. Ламанский писал в некрологе, в частности, следующее:

«Один из первых насадителей славистики в России, Срезневский оставляет по себе память одного из даровитейших и замечательных славистов в Европе. В истории науки и славянской образованности имя Срезневского никогда не умрёт и в благодарной памяти потомства будет всегда вспоминаемо».

Славистика оказалась настоящим призванием Срезневского. Ещё в гимназии он проявил склонность к занятиям литературой, к поэзии, а в университете стал изучать народные песни Украйны и Запорожья, издал сборник «Словацкие песни» (1832).

В 1835 г. был принят Общий устав Императорских Российских университетов, в соответствии с которым в Санкт-Петербургском, Московском, Харьковском и Казанском университетах учреждались кафедры истории и литературы славянских наречий, т.е. вводилась должность профессора-слависта, обязанного преподавать славянские языки, литературу и историю южных и западных славян. В связи с чем Министерство народного просвещения приняло решение командировать четырёх кандидатов на эти должности (П.И. Прейса, О.М. Бодянского, И.И. Срезневского и В.И. Григоровича) в славянские земли для изучения языков, литератур, этнографии сродных племён.

Из путешествия по славянским землям в 1842 г. вернулся настоящий учёный-славист; И.И. Срезневский освоил практически все славянские языки, описал многие диалекты, в частности, словенского языка, изучил памятники письменности, литературу, фольклор, привёз бесценные дневники с описаниями обычаев, бытового уклада, народного костюма славян… Важными для формирования научных взглядов исследователя были встречи и знакомства с чешскими и словацкими будителями, учёными — Ф.Л. Челаковским, В. Ганкою, П. Й. Шафариком, Й. Юнгманом, Ф. Палацким, Я. Колларом, Л. Штуром; сербскому языку обучал Срезневского Вук Караджич, а лужицому — Ян Смоляр; в Загребе он встречался с Л. Гаем и С. Вразом, идеологами иллиризма, в Любляне — с крупнейшим словенским поэтом Фр. Прешерном, в Вене познакомился с Е. Копитаром…

Но не менее значимыми были встречи и беседы с простым людом, по деревням и просёлочным дорогам шёл он пешком, записывая песни и предания, сказки и пословицы, вслушиваясь в родное славянское слово.

Собственно Срезневский и заложил традиции будущих фольклорных и этнографических экспедиций, ставших позже обычным делом.

А в октябре 1842 г. Срезневский прочитал свою первую лекцию о славянском мире в Харьковском университете. Затем он читал курсы о западных славянах «южной отрасли», «северной отрасли» и, наконец, курс, посвященный «объяснительному чтению» древних памятников русского языка. Успех его лекций был необычаен. Мастерство оратора, искренность, живое знание славянства, подлинная преданность науке, просвещению, тонкое чувство юмора, цитирование стихов славянских поэтов на соответствующих языках, зажигательность изложения… — всё это пробуждало в студенческой аудитории неподдельный интерес к братьям-славянам. Срезневский стал первым в России доктором славяно-русской филологии. В 1846 г. он защитил диссертацию «Святилища и обряды языческого богослужения древних славян по свидетельствам современным и преданиям».

А уже 28 января 1847 г. состоялась первая публичная лекция учёного в Санкт-Петербургском университете — «О пользе изучения славянской филологии», вступительное же слово своё он посвятил покойному профессору П.И. Прейсу, основателю кафедры славистики в столичном университете. Вся дальнейшая жизнь учёного будет связана с Петербургским университетом.

Ещё с начала 1840-х гг. учёный стал проявлять заметный интерес к истории русского языка. А с переездом в Петербург Измаил Иванович стал деятельным сотрудником Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. Он трудился рядом с маститым А.Х. Востоковым.

8 февраля 1849 г. на годичном торжественном собрании Санкт-Петербургского университета И. И. произнёс свою знаменитую речь «Мысли об истории русского языка», в которой обозначил программу дальнейших изысканий в области русского языка, изучении его истории, и вскоре сам приступил к её осуществлению, выполнив целый ряд подготовительных работ для Словаря Древнерусского языка. Основополагающим стало систематическое изучение и издание памятников письменности; он поручил своим ученикам составление словарей к отдельным памятникам (словари Чернышевского, Пыпина, Корелкина, Лавровского к летописям Ипатьевской, Новгородской, Лаврентьевской, Псковской). Разбору памятников письменности посвящены многие его работы, в частности, «Договоры с греками» (1854), «Хождение за три моря Афанасия Никитина» (1856), «Задонщина» (1857), «Древние памятники русского письма и языка (X-XIV вв.)» и др. Свыше 180 памятников (IX-XVIII вв.) опубликовал он полностью или в отрывках (в разных журналах с 1867- по 1876 гг.), впоследствии они составили том «Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках». Более 100 тысяч карточек, большая часть которых написана рукою Срезневского, с его лексикографическими пометками хранились в домашней картотеке учёного.

Над своим словарём он трудился более 30-ти лет. В 1878 г. было опубликовано «Энциклопедическое введение в славянскую филологию». «Данные, вошедшие в мой словарь, извлечены из всех памятников нашей древности, дошедших до нас в подлиннике или списках, — свидетельствовал исследователь. — Собственно русские памятники, насколько они мне известны, <…> собраны мною для словаря все без исключения. Памятники славяно-русской церковной письменности также изследованы мною в словарном отношении… Не смею думать о совершенной полноте моего труда; тем не менее хотелось бы достигнуть всего по моим силам и средствам возможного». Конечно, это говорит о том, насколько серьёзно относился ученый к этой своей работе, с какой тщательностью и терпением «собирал слова», считал сей труд главным делом всей жизни, словно стремился передать грядущим поколениям бесценный клад родного языка — хранителя русского духа. И более чем актуален сегодня завет И.И. Срезневского:

«Русский язык — сокровищница умственных, духовных и нравственных богатств нашего народа. Будем любить и беречь его для наших потомков».

Завершить труд над словарём, однако, не было суждено Срезневскому: печатание его под названием «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» началось только спустя десять лет после кончины учёного (в 1887 г. начался типографский набор «Материалов»), а закончилось в год его столетия, в 1912-м. Итог «делу жизни» отца подвели его дети — Ольга, отдавшая словарю 32 года, и Всеволод Срезневские, избранные членами-корреспондентами АН. Последнее переиздание этого уникального словаря было сделано в 1989 г. профессором Г.А. Богатовой, в то время главным редактором «Словаря русского языка XI-XVII вв.».

Почти 50 лет было отмерено научной деятельности И. И. Срезневского, но просматривая библиографию его трудов, невольно удивляешься: как? когда? сколько он сумел сделать?! «Он совершил такое громадное количество учёных работ по исследованию отечественного и других славянских языков, по разъяснению древностей и народностей племён славянских, по изданию древних и старинных памятников их литератур, наконец, по истории и библиографии этих литератур, не говоря уже о многочисленных экскурсиях в области знания, сопредельного с его специальностью, — писал по кончине Срезневского коллега по университету В. Демидов, — что трудов его было бы достаточно для прославления нескольких учёных». Конечно, призвание и талант, дисциплина и поразительная трудоспособность, организованность способствовали такой активной жизни в науке. И ещё одно важное обстоятельство — в душе его горела искра Божия, искра любви к ближнему, к Отечеству, к отошедшим и будущим творцам славяно-русской культуры…

А ведь была ещё и большая семья — в 1844 г. он женился на Екатерине Фёдоровне Тюриной, дочери учителя математики Харьковской гимназии; Срезневские воспитывали восьмерых детей, причём сам отец давал им домашнее образование.

Не станем перечислять всех научных и общественных обязанностей ученого, напомним лишь, что И.И. Срезневский был членом 32 академий и научных обществ в России и за рубежом; служил в должности декана историко-филологического факультета и ректора Санкт-Петербургского университета. А 31 декабря 1852 г. был назначен инспектором частных школ и пансионов Петербурга. Новые обязанности подвигли его к разработке специальной методики преподавания русского языка, он создал свою систему «педагогической лингвистики», внес ощутимый вклад в народное образование. Назовем труды Срезневского, в которых разработаны творческие подходы к изучению родного языка: «Об изучении родного языка вообще и особенно в детском возрасте» (1860-1861), «Замечания о первоначальном курсе русского языка» (1859), «Замечания об изучении русского языка и словесности в средних учебных заведениях» (1871).

Эти работы сегодня весьма востребованы, они нуждаются в многотиражном переиздании, они должны активно использоваться теми, кому предназначены — учителями средних школ. Лучших пособий просто нет.

Сейчас много говорят о том, как преподавать русский язык, заседают на конференциях, размышляют, «почему слон родится не из яйца», как писал когда-то Гоголь… Но не знают «прозаседавшиеся», что всё уже давно разработано, решено, выполнено блестяще, надо лишь обратиться к драгоценному багажу русской науки, к опыту русских учёных, высвободить их труды из-под спуда библиотечной пыли. Справедливости ради, скажем, что издательство «URSS» («Красанд») выпустило к 200-летию Срезневского некоторые его труды: «Исследования о языческом богослужении древних славян» (2012), «Сказания об антихристе в славянских переводах» (2012), «Об изучении родного языка вообще и особенно в детском возрасте» (2010), «Древние памятники русского письма (X-XIV веков)» (2011), «Мысли об истории русского языка» («Либроком», 2007), но их следует активно внедрять в учебный процесс, рекомендовать, пропагандировать. Эти книги учёного написаны, прежде всего, для русского читателя, а бедный читатель и не подозревает о них.

Вообще 200-летний юбилей И. И. Срезневского проходит как-то незаметно. Правда, в Петербургском университете прошла с 26 по 31 марта XLI Международная филологическая конференция и одно из пленарных заседаний (28 марта) было специально посвящено И. И. Срезневскому. Но филологический ф-т Московского университета как-то неприлично промолчал — в марте нынешнего года здесь проходил II Международный симпозиум «Славянские языки и культуры в современном мире» — и ни слова о Срезневском. Ту же позицию занял Институт славяноведения (!!!) РАН, на проходившей в стенах института 23-24 мая конференции «Славянский мир: общность и многообразие» не слышно было имени Срезневского.

Срезневский и украинский язык

1. Начало жизненного и творческого пути И. Срезневского


Измаил Иванович Срезневский — филолог-славист, фольклорист, этнограф, издатель, один из основателей харьковского кружка украинских поэтов-романтиков.
И. Срезневский родился 13 июня 1812 г. в г. Ярославле в семье ученого и литератора. С раннего детства жил в Харькове, где его отец работал профессором университета. Образование получил в Харьковском университете, еще в студенческие годы увлекся украинской устной поэзией, жизнью и бытом украинского казачества. По его инициативе и под его руководством организуется литературно-фольклористическая кружок, в котором творчески работают Л. Боровиковский, А. Метлинский, Г. Костомаров, Г. Петренко.
В 1831 г. вместе с И. Розковшенком он выдает «Украинский альманах», в котором помимо ряда украинских песен и дум, были напечатаны произведения Гребенки, О. Афанасьева-Чужбинского, О. Шпигоцького, Л. Боровиковского, П. Морачевского, И. Розковшенка. В этом альманахе увидели свет и русскоязычные поэмы Срезневского — «Молдавские песни» («Красавица ласточка», «Ой вы, слуги мои!..»), «Мысли Саади» («Под кровом безвестных зеленых вервой»), экзотические мотивы которых свидетельствуют об интересе автора к романтической творчества, ведь восточная тематика активно отрабатывалась со времен Д. Байрона многими европейскими поэтами.
В альманахе была опубликована статья И. Срезневского «Мысли и замечания». В ней высказывались мнения о путях развития языка, которая от выражения того необходимого, что нужно ее носителям в жизни, обязательно приходит к отражению тончайших нюансов, глубочайших абстрагувань человеческого разума. Эти размышления молодого ученого о языке вообще проявляли его уверенность в перспективах развития украинского слова. Итак, «Украинский альманах» был одним из характерных проявлений украинской преромантичної литературы. Не случайно Есть. Гребенка отмечал, что альманах показал оживания народной поэзии, народного слова, что украинцы стали ощущать самобытность своего писательства.

2. Деятельность И. Срезневского как фольклориста-этнографа


С середины 30-х годов. Срезневский активно выступает со статьями, исследованиями на фольклорно-этнографические, литературные и исторические темы. В статье «Взгляд на памятники украинской народной словесности» (1834) ученый доказывает, что украинский язык является вполне самостоятельной среди других славянских языков, что она ничем не уступает ни богемской лексическим богатством, ни польской живописностью, ни сербской благозвучием. Украинский язык, даже литературно невідшліфована, может сопоставляться «за гибкостью и богатством синтаксическим» с «языками образованными», она во всем поэтическая, музыкальная и живописная и имеет надежду на литературную славу». Эти мысли ученый аргументировал ссылками на творчество «мудрого» Г. Сковороды, «простодушного» И. Котляревского, «богатой фантазией» П. Гулака-Артемовского, «всегда привлекательного» Г. Квитки-Основьяненко.
Значительным явлением в развитии украинского романтизма стал выход шести выпусков сборника «Запорожская старина» (1833-1838), упорядоченных и выданных И. Срезневским. Впоследствии исследователи обнаружили здесь наряду с народными песнями и думами и произведения «поддельные» или, может, «отредактированные», стилизованные составителем, однако для своего времени сборник стал действенным фактором культурного, научного и литературного жизни. «Запорожская старина» была воспринята современниками, в частности Г. Гоголем, Г. Максимовичем, В. Белинским, богатая сокровищница устной поэзии высшей пробы. Образный мир помещенных в сборнике произведений оказал большое влияние на Г. Гоголя («Тарас Бульба»), Т. Шевченко, П. Кулиша, О. Стороженко. Образ народного певца, очерченный в предисловии к сборнику дополнил галерею бандуристов, выписанных М. Маркевичем, Г. Шашкевичем, С. Гощинським, Т. Шевченко, Л. Боровиковским, А. Метлинським и другими романтиками.
Чтобы почувствовать своеобразие творческой обработки И. Срезневским фольклорного материала, необходимо обратить внимание на одну из его стилизаций — «Вторую надгробную песнь Свірговському». Здесь говорится о том, что по трагически погибшим казацким гетманом «Украина скучала», «своего гетмана оплакала». С целью углубления эмоциональной настроевы И. Срезневский обращается к фигуре поэтического параллелизма, который разворачивается в форме вопросов сил природы в расстроенных горем людей:
Тогда буйные ветры завывали:
 — Где же вы нашего гетмана сподівали?
Тогда кречети налетали:
 — Где же вы нашего гетмана жалковали?
Тогда орлы зашумели:
 — Где же вы нашего гетмана похоронили?
Тогда жаворонки повилися:
 — Где же вы с нашим гетманом простились?
Заметно, что И. Срезневский в таких стилизациях под устнопоэтические произведения акцентировал на патриотических мотивах. Он возносил хвалу героям, погибшим за свободу родного края, и этим старался расшевелить своих современников, способствовать пробуждению, росту национального сознания народа.
В 1838 г. И. Срезневский выдал «Русский сборник», где напечатал со своими объяснениями «Наталку Полтавку». Рассматривая драму И. Котляревского как своеобразную сборник народных песен, объединенных авторскому замыслу, он подчеркивал, что пьеса показала, с каких сторон нужно учить народ. Глубокое понимание народной поэзии отразилось и на его украинской балладе «Корней Овара», написанной по сюжету легенды о запродаже человеком души черту. Однако сам герой — казак Корней Овара — в отличие от фольклорной абстрагированной фигуры, под пером поэта вступил романтических рис забулдыги, проходимца.
И. Срезневский посмотрел романтическими глазами даже на личность и творчество Г. Сковороды. В статье «Отрывки из записок о старце Григории Сковороде» (1834) он оценивал его басни как якобы «игра воображения, его недостойны». Исследования этой страницы украинского писательства И дали. Срезневскому материал до создания рассказа «Майор, майор!», в котором нашли отражение предания об одной из сторон жизни странствующего просветителя.

3. Срезневский — выдающийся филолог-славист


В 1837-1839 гг. И. Срезневский работал профессором политэкономии и статистики Харьковского университета. В 1839-1842 гг. он осуществил научное путешествие по западных славянских землях, во время которой познакомился со многими деятелями славянского возрождения, в том числе и с галицкими (Я. Головацкий, И. Вагилевич) и закарпатскими (О. Духнович) будителями. Эти контакты способствовали следующем сближению деятелей украинской культуры с общественными и литературными кругами западных и южных славян. Собранный материал И. Срезневский использует в курсе славяноведения, который он читает в 1839-1842 гг. студентам Харьковского университета.
Эти лекции имели небывалый успех. «Студенты всех факультетов… толпами шли слушать красноречивого профессора; крупнейшая университетская аудитория… не вмещала всех желающих. Новизна предмета, живость изложения, то захваченного и приправленного цитатами из Коллара, Пушкина и Мицкевича, то строго критического, не лишенного юмора и иронии, — все это возбуждало студенческую молодежь, все это было таким необычным и еще не раз к тому времени не случалось, как рассказывали, на университетской кафедре.
Научные исследования в этой области изложены также в работе ученого „Исторический обзор серболужицької литературы“ (1844).
С 1847 г. и до последних дней. Срезневский живет и работает в Петербурге, где в университете читает курс славяноведения, интенсивно исследует проблемы истории русского языка, палеографии, истории славянских литератур, народному творчеству и мифологии. Он опубликовал много памятников древнерусской литературы, составил фундаментальный словарь древнерусского языка.
В 1849 г. И. Срезневский опубликовал труд «Мысли об истории русского языка», в которой обращал внимание на необходимость описания достопримечательностей, региональных словарей, дал описание основных особенностей украинского языка. Ученый впервые разработал теоретические основы славянской палеографии, поставив ее изучения на научную основу.
В начале своей научной деятельности Срезневский считал украинский язык отдельным славянским языком, однако впоследствии рассматривал его как диалект русского. Но не смотря на это вклад И. Срезневского в развитие науки о народном слове трудно переоценить, ведь он был настоящим певцом народной речи.

23.02.2016, 787 просмотров.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.