AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Прародина славян по археологическим данным

Прародина славян по археологическим данным

Этногенез славян по данным археологии — формирование древнеславянского этноса на базе преемственности сменяющих друг друга археологических культур от 1-го тысячелетия до н. э. до VI века, когда древние славяне были зафиксированы в эпиграфических памятниках как уже сформировавшаяся культурно-языковая общность.

Появление археологических культур, признанных большинством археологов славянскими, относится лишь к V—VI векам. Пражско-корчакская, пеньковская и колочинская культуры структурно близки и разделены географически. Более ранние так называемые постзарубинецкие памятники (II—IV века) предложено выделить в отдельную киевскую культуру, на базе которой по мнению некоторых археологов и развились вышеупомянутые культуры. Изучение этногенеза славян с помощью археологии наталкивается на следующую проблему: современной науке не удаётся проследить до начала нашей эры смену и преемственность археологических культур, носителей которых можно было бы уверенно отнести к славянам или их предкам. Отдельные археологи принимают некоторые археологические культуры на рубеже нашей эры и более ранние за славянские, априори признавая автохтонность славян на данной территории, даже если её населяли в соответствующую эпоху другие народы согласно синхронным историческим свидетельствам.

Дославянские и праславянские культуры

Предметом дискуссий между археологами продолжает оставаться проблема идентификации культур дописьменного периода, существовавших на будущей славянской территории (между Одером и Днепром). Основной является проблема разграничения между культурами дославянскими (генетически связанных с народами достоверно неславянскими) и протославянскими (то есть предположительно носителями языков, предковых для современных славянских).

Таковы Тшинецкая культура бронзового века, Чернолесская культура раннего железного века, Пшеворская культура рубежа н. э. и Черняховская культурапоздней античности. Не отрицая вклад этих культур в формирование славян, исследователи тем не менее замечают в них наличие неславянских компонентов: фракийцев, кельтов, германцев, балтов и скифов.

В отечественной и зарубежной археологии сложилось несколько подходов. Если примерно до середины XX века, в том числе и по политическим мотивам, популярностью пользовался автохтонизм, то есть отнесение указанных культур по умолчанию к славянским, то начиная с послевоенного периода эти взгляды всё больше теряют популярность. К наиболее влиятельным поздним сторонникам автохтонизма можно отнести академика Б. А. Рыбакова. В современной археологии вопрос об археологическом отражении генезиса славян рассматривается в контексте их взаимодействия с носителями соседних культур (кельтских, германских, балтийских, финно-угорских и др.) и отражения этого взаимодействия в языковых факторах.

Киевская археологическая культура II—IV вв.

Среди историков и археологов нет консенсуса по ранней истории и географии праславян, взгляды эволюционируют по мере накопления нового археологического материала. Во 2-й половине XX века были идентифицированы и отнесены к особой культуре памятники киевского типа конца II—IV веков, найденные в Среднем Поднепровье (от устья Роси на юге до Могилёва на севере) и бассейне левых притоков Днепра, Десны и Сейма, вплоть до истоков Северского Донца. Некоторые археологи (Третьяков П. Н., Терпиловский Р. В., Абашина Н. С., Щукин М. Б.) видят прямую переемственность между киевской археологической культурой и нижееперечисленными славянскими культурами V—VI веков (склавинов и антов). О. М. Приходнюк даже предлагал вообще отказаться от термина «киевская культура» и ранние памятники тоже считать пеньковскими. В настоящее время археологи склоняются к следующему варианту преемственности культур:

  • Колочинская культура развилась непосредственно из киевской как её северный вариант.
  • Пеньковская культура развилась из киевской при участии этноса полиэтничной черняховской культуры, разгромленной гуннами в конце IV века. Обе последние культуры существовали одновременно и частично перекрывались географически, но относились к разным уровням цивилизации. ОднакоВ.В. Седов полагал, что пеньковская культура развилась потомками прежде всего черняховской при некотором участии переселенцев из ареала киевской, а В. Н. Даниленко предположил, что пеньковские древности возникли на основе колочинской культуры.
  • Пражско-корчакская культура возникла, как полагают, первоначально в бассейне Припяти, где недавно обнаружены наиболее ранние памятники пражского типа первой половины IV века. По этой версии, пражско-корчакская культура развилась в результате экспансии славян на запад вдольвнешних Карпат к истокам Вислы, затем Эльбы и на юг от верховьев Одера к Дунаю вдоль его притоков (в сторону Паннонии). Однако, археологи отмечают, что данная культура не выводится из киевской.
  • Ипотешти-кындештская культура на нижнем и среднем левобережье Дуная возникла в результате экспансии носителей ранней пеньковской культуры на запад и носителей пражско-корчакской культуры на юг в регион совр. Румынии. Культуры развивались одновременно, но на формирование ипотешти-кындештской культуры оказало влияние местное фракийское население и близость Византийской империи. Именно в её ареале византийские авторы впервые зафиксировали славянский этнос.
  • Суковско-дзедзицкая культура в междуречье Одера и Эльбы примыкает на юге к ареалу пражско-корчакской культуры. Географически и хронологически суковско-дзедзицкая культура выглядит как экспансия в VI веке носителей ранней пражско-корчакской культуры вниз сначала по Одеру в сторону Балтики, затем вниз по Эльбе и на восток в сторону средней Вислы. Славянские племена занимали обезлюдевшие к VI веку земли, и видимо ассимилировали оставшееся в некоторых местах местное население. Славяне достигли Балтийского побережья в низовьях Эльбы где-то к началу VII века. Северный ареал суковско-дзедзицкой культуры и ремесленно-бытовые традиции местного населения вызвали заметные отличия в характере памятников от пражско-корчакской культуры, но в целом она соответствует структуре последней.

Признание киевской культуры славянской не решает вопроса об этногенезе славян. Среди возможных кандидатов, предшествующих киевской культуре, указываются зарубинецкая, милоградская и юхновская, более ранняя чернолесская и другие археологические культуры, однако их роль в формировании славянского этноса не может быть точно установлена.

Достоверно славянские археологические культуры V—VI вв

  • Пражско-корчакская археологическая культура: ареал протянулся полосой от верхней Эльбы до среднего Днепра, соприкасаясь на юге с Дунаем и захватывая верховья Вислы. Ареал ранней культуры V века ограничен южным бассейном Припяти и верховьями Днестра, Южного Буга и Прута (Западная Украина).

Соответствует местам обитания склавинов византийских авторов. Характерные признаки: 1) посуда — горшки ручной лепки без украшений, иногда глиняные сковороды; 2) жилища — квадратные полуземлянки площадью до 20  м² с печами или очагами в углу или же срубные дома с печью в центре; 3) погребения — трупосожжения, захоронение останков кремации в ямках или урнах, переход в VI веке от грунтовых могильников к курганному обряду погребения; 4) отсутствие инвентаря в погребениях, встречаются лишь случайные вещи; отсутствуют фибулы и оружие.

  • Пеньковская археологическая культура: ареал от среднего Днестра до Северского Донца (западный приток Дона), захватывая правобережье и левобережье средней части Днепра (территория Украины).

Соответствует вероятным местам обитания антов византийских авторов. Отличается так называемыми антскими кладами, в которых находят бронзовые литые фигурки людей и животных, расцвеченные эмалями в специальных выемках. Фигурки по стилю аланские, хотя техника выемчатой эмали пришла вероятно из Прибалтики (наиболее ранние находки) через провинциально-римское искусство европейского Запада. По другой версии эта техника развилась на месте в рамках предшествующей киевской культуры. От пражско-корчакской культуры пеньковская отличается, кроме характерной формы горшков, относительным богатством материальной культуры и заметным влиянием кочевников Причерноморья. Археологи М. И. Артамонов и И. П. Русанова признавали булгар-земледельцев основными носителями культуры, по крайней мере на её начальной стадии.

  • Колочинская археологическая культура: ареал в бассейне Десны и верховьев Днепра (Гомельская область Белоруссии и Брянская область России). Примыкает на юге к пражской и пеньковской культурам. Зона смешивания балтских и славянских племён. Несмотря на близость к пеньковской культуре В. В. Седов относил её к балтской на основании насыщенности местности балтскими гидронимами, но другие археологи не признают данный признак этноопределяющим для археологической культуры.
  •  

Версии археологов по преемственности культур:

В.В. Седов

Известный археолог-славист академик В. В. Седов (1924—2004 гг.) выделял несколько ранних археологических культур, которые считал славянскими. По его мнению славяне — это культура подклешевых погребений 400—100 гг. до н. э. в междуречье Одера и Вислы (центральная и южная Польша). В результате миграции кельтские племена вошли в соприкосновении с праславянами, и культура подклешевых погребений трансформируется в пшеворскую(II—IV вв.), а кельты в Польше ассимилируются славянами, которых Седов ассоциировал с венедами.

Во II—III вв. славянские племена пшеворской культуры из Висло-Одерского региона мигрируют в лесостепные районы междуречья Днестра и Днепра, заселенные сарматскими и позднескифскими племенами, принадлежавшими к иранской языковой группе. Одновременно происходит перемещение на юго-восток германских племён гепидов и готов, в результате чего от нижнего Дуная до Днепровского лесостепного левобережья складывается полиэтничная черняховская культура с преобладанием славян. В процессе славянизации местных скифо-сарматов в Приднепровье формируется новый этнос, известный в византийских источниках как анты.

В конце IV века развитие пшеворской и черняховской культур прервалось нашествием гуннов. В южной части ареала пшеворской культуры, там, где в этногенезе славян участвовал кельтский субстрат, складывается пражско-корчакская культура, распространяемая на юг мигрирующими славянами. В междуречье Днестра и Днепра в V веке складывается пеньковская культура, носителями которой стали потомки черняховского населения — анты. Вскоре они расширили свой ареал за счет левобережья Днепра.

Близкими к данной концепции является концепция археолога И.П. Русановой, которая высказывается за принадлежность пшеворской культуры славянам на основании того, что славянская керамика пражско-корчакской культуры имеет прямые прототипы в пшеворской керамике. Концепция В. Д. Барана объединяет все выше перечисленные культуры в разные ветви праславянских культур.

Г. С. Лебедев

В ряде статей известные ленинградские археологи Г.С. Лебедев и Д.А. Мачинский сформулировали свою концепцию по этногенезу славян. Языковые предки славян к середине I тысячелетия до н.э. представляли собой совокупность родственных групп, рассеянных родовыми коллективами по лесной зоне Восточной Европы и говоривших на сходных диалектах прото-балто-славянского языка, отличия в которых нарастали по мере географического удаления друг от друга. Возможным археологическим эквивалентом балто-праславян в VIII—IV вв. до н. э. является милоградско-подгорцевская культурная общность(соотносима к неврам Геродота) в районе северной Украины и южной Белоруссии, а также культура штриховой керамики (КШК) в Средней Белоруссии. Для этих близких культур раннего железного века характерны: расселение на постоянных родовых укрепленных городищах, жилище слегка углублено в землю с очагом в углу помещения, ямные могилы с кремацией без инвентаря, высокие лепные горшки, узколезвийные топоры, слабоизогнутые серпы, костяные наконечники стрел.

К III в. до н. э. милоградская культура исчезает в результате сокрушительного продвижения сарматов на Запад, но более северная КШК без видимых потрясений продолжает своё развитие до IV века.

Археологически пустующая область милоградцев со II века до н. э. частично заполняется памятниками зарубинецкой культуры, возникшей в результате прихода с запада нового населения (вероятно бастарнов), которые включили в свой состав оставшихся обитателей. К началу II века зарубинецкая культура гибнет под напором очередной волны кочевников (сарматов и аланов) и экспансии готов с побережья Балтики. На смену в Среднем Поднепровье приходят так называемые постзарубинецкие памятники (или памятники киевского типа), соответствующие новому образу жизни местного населения, которое вынуждено часто менять места обитания. Структурно киевская культура очень близка милоградской: схожий хозяйственный уклад, тип жилища, набор орудий труда, украшений и посуды. Одновременно в Среднем Поднепровье появилась черняховская культура (ассоциируемая обычно с миграцией готов), памятники которой не смешиваются, а скорее соседствуют с постзарубинецкими древностями.

В I—IV вв. праславянские племена, входившие в конгломерат родственных племен балто-славянской общности, были известны римским авторам под именем венеды. Эти венеды обитали в лесной зоне бассейна Днепра между Днестром на западе и верховьями Оки на востоке. К северу от венедов вокруг озера Ильмень находилась малообитаемая (по археологическим памятникам) пограничная зона, там происходили столкновения с финно-угорскими племенами. На юге и западе венеды противостояли кочевникам (сарматы, аланы) и мигрирующим германским племенам (бастарны, готы, вандалы). Археологически область расселения венедов соответствует киевской культуре и белорусскому варианту КШК.

К югу от границ киевской культуры, где лесные массивы переходят в лесостепные районы, с III в. до н. э. до V века существует так называемая «зона археологической трудноуловимости» (где не обнаруживаются опорные археологические памятники). В этой пограничной области венеды вступали в контакты и конфликты с другими, более четко оформленными этносами, что способствовало выработке праславянского самосознания и формированию особого этноса в южной части расселения балто-славянского этномассива.

В 1-й половине IV века какая-то часть венедов была включена в состав готского объединения, их южная часть после разгрома державы в Германариха (ок. 375 г.) оформилась в антский союз племен, что находит отражение в возникновении в V веке достоверно славянской пеньковской культуры на базе киевской. Пеньковские памятники оставлены населением, которое продвинулось из лесной зоны на юг в лесостепной и степной ареалы черняховской культуры и стали вести оседлый образ жизни в условиях гунно-аварского владычества. В VII веке пеньковская культура замещается памятниками позднего варианта пражской культуры, в которой видят консолидирующую основу для формирования славянского этноса.

Памятники достоверно славянской пражско-корчакской культуры появляются в V веке на границах с кельто-германским миром в верховьях Прута, Днестра, Вислы. Эта культура связана с мощным миграционным движением праславян в эпоху Великого переселения народов на запад и юго-запад в Среднюю Европу и Балканы из глубин лесных массивов Восточной Европы. Структурно пражские памятники очень близки киевским. Одновременно эволюционное расширение ареала праславян происходит также на восток и север, что находит отражение, в частности, в колочинской культуре.

В контактах с более развитым кельто-греко-германским миром окончательно оформилось этносамосознание славянского этноса и перешло в эпическую память древнерусских и польских летописей о прародине славянства на Дунае. В VI—VII вв. у славян на Дунае и в Средней Европе формируется новый, более прогрессивный хозяйственный уклад, основанный на пашенном земледелии с использованием железных пахотных орудий. С VIII века этот хозяйственно-бытовой комплекс становится этнографическим маркером славянского этноса. На его базе в дальнейшем происходит консолидация в единый этнос родственных по языку праславяно-балтских племён в лесной зоне Восточной Европы, откуда и началась экспансия праславян на юго-запад.

М. Гимбутас

Американский археолог Мария Гимбутас (1921—1994 гг.) полагала, что к началу новой эры праславяне уже были значительным народом, который, однако, будучи автохтонным населением северного Прикарпатья, жил под игом пришельцев, сначала с востока, а затем с запада. После ухода готов, которых ассоциируют со сравнительно более развитой черняховской культурой, в данном регионе наблюдается возврат к традициям раннего железного века, прослеживавшимся во время владычества готов и других пришлых племен лишь на некоторых изолированных территориях. Обращаясь к предшественникам славян, М.Гимбутас усматривала следы их предков в местной чернолесской культуре раннего железного века, процветавшей в Прикарпатье до нашествия сарматов, а затем германцев.

**********************************************************************************

Источник

**********************************************************************************

Из курса истории мы знаем, что на пространство Восточной Европы человек проник с юга в период раннего каменного века, то есть где-то 3млн лет назад. В Крыму, на Днестре, в районе Житомира, в Абхазии, в Армении и на юге Казахстана археологи находят следы древнейших стоянок человека. Что касается письменных источников, по которым ученые могли бы точно определить прародину славян, то они скудны. Тут ученым на помощь приходит археология, сравнительно-историческое языкознание, топонимика, география, антропология. Есть несколько теорий по поводу того, когда и откуда пришли славяне на территорию восточно-европейской равнины: автохтонное происхождение славян (сторонник Б.А. Рыбаков, например), Балтийская теория и Карпатская. 

Важно, что точно известно, что в V–VII веках н.э. территория восточно-европейской равнины была заселена. Предполагаемая максимальная территория расселения предков славян на севере доходила до Балтийского моря (Варяжского), на юге их границей была полоса лесостепи (от левого берега Дуная на восток в направлении Харькова), на западе доходила до Эльбы (Лабы), а на востоке до Сейма и Оки. Там обитало несколько сотен славянских племен. Л. Нидерле пишет, что «автохтонистские теории, которые помещают праславян на территорию всей Центральной Европы на восток от Роны и Рейна» научно необоснованны (Л. Нидерле, «Славянские древности», гл. II, стр.22). Л. Нидерли не разделяет и Балканской теории, так как, к примеру, географические названия свидетельствуют о распространении в период до н.э. на Балканах в районе Дуная других языков. Хотя Дунайскую теорию (Балканскую) отстаивали в ХIХ в. Многие ученые: В. Ключевский, М. Погодин, А. Веселовский. Главным источником этой теории была Киевская летопись, свидетельство которой по Нидерли нельзя считать «ни подлинным, ни правдивым», так как она основана на мифе.

По материалам двадцати томов «Археологии» под редакцией Б.А. Рыбакова, «Археологии Западной Европы» А.Л. Монгайта и трудов по археологии Азии В. И. Сарианиди автор статьи «…Или цивилизация городов?», опубликованной в журнале «Родина» №5 за 1997 год, А. Гудзь-Марков, отожествляет прародину славян с прародиной индоевропейцев. Он пишет, что на просторах от Карпат до Алтая начало осмысленной жизнедеятельности можно отнести к V тысячелетию до н.э. Тогда между Доном и Днепром стала развиваться днепро-донецкая археологическая культура. Ее создателями по данным археологии и антропологии были индоевропейцами. Они заселяли Европу многократно в IV-I тысячелетиях до н.э., каждый раз разрушая предыдущую культуру и устанавливая собственную. «Вторжению индоевропейцев на север Европы и в Азию предшествовала смена археологических культур в бассейнах Нижней Волги и Дона. В ХХII-ХIХ веках до н. э. представители ямной культуры были рассеяны либо поглощены создателями катакомбной археологической культуры, продвинувшимися в низовья Дона с берегов Каспия». Территория индоевропейцев была обширной, и границы ее в разные эпохи перемещались. Поэтому «краеведческий» подход к теме недостаточен. В V-I тысячелетиях до н. э. славяне появились на пространстве индоевропейцев, с запада ограниченном реками Лабой и Заале, а с востока средним течением Дона и Волги. Карпаты и болота Припяти служили защитой индоевропейцам, которых автор считает протославянами.

Правда, что касается восточного рубежа, то его можно отодвинуть на восток, включив бассейн Оки (это подтверждает открытие Зарайской стоянки на берегу реки Осетр, одного из крупных притоков Оки). То есть прародина славян в разное время имела разные очертания: то восточная граница продвигалась, то южная.

Время от времени протославяне контактировали с северо-восточными финно-угорскими племенами и с кельтско-италийскими на западе. До сих пор нет единого мнения среди ученых о том, что считать прародиной славян, откуда они пришли, когда это произошло, каким было их хозяйство. Археологические памятники позднего каменного века – неолита – представлены в лесной зоне Евразии «сезонными стоянками, долговременными поселениями, погребениями, могильниками, а также наскальными изображениями» (журнал «Родина, 1997 год, №3-4, стр.13, статья «В дебрях неолита», автор А. Емельянов). На многих неолитических памятниках найдены остатки лодок-челнов. Приблизительно 700 тысяч лет назад, в период древнекаменного века первобытный человек появился на территории Евразии. Заселение шло с юга. Доказательством тому служат находки археологов: в районе Житомира и на Днестре были найдены стоянки древних людей (500-300 тысяч лет до н. э.), на Средней и Нижней Волге – стоянки людей среднего палеолита (100-35 тысяч лет до н. э.).

Уникальным памятником эпохи позднего палеолита является стоянка Сунгирь, что на территории Владимирской области. В Государственном Историческом музее в Москве есть экспонат: копия двойного захоронения (мальчика и девочки), которое было обнаружено именно на Сунгирской стоянке. На лбу и запястьях у них бусинки. Ученые пришли к выводу, что захоронение уникально и имеет мировое значение, так как по расположению украшений был восстановлен костюм детей, который оказался схожим с одеждой древних народов Севера… Так что, границу прародины славян можно сдвинуть и в северном направлении. Начиная с VII-VI веков до н. э. будущее славянское пространство занимали и покоряли различные племена: греки, скифы (хотя они и не были прямыми предками славян), киммерийцы, сарматы, готы, гунны, авары (согласно древнерусской летописи – обры), хазары. Все эти народы были не только предшественниками славян, но и их активными соседями. Уже в V веке до н. э. у древнегреческого историка Геродота встречаются сведения о славянах (сколотах). У других античных авторов встречаются сведения о славянах под названием венедов, которые жили среди скифов и сарматов в районе Вислы. Подробнее представлены сведения о славянах у готского историка Иордана (VI век). Иордан выделяет славянские племена склавенов, антов и венедов. По его сведениям, склавены жили на севере, в Приладожье и Приозерье; анты – на юге по побережью Черного моря, в низовьях Днепра и Дуная; венеды – предки западных славян – на северо-западе до Вислы и на юго-востоке до Днестра. Из археологических раскопок известно, что близ устья реки Южный Буг был город Ольвия, основанный еще в начале VI века до н. э. греками из малоазиатского города Милета. Ольвия вела торговлю со скифами, малоазиатскими греческими городами. Ольвия подвергалась тяжелым испытаниям. К IV в. Н. э. жизнь в ней окончательно замерла. Уже в III в. До н. э. в Северном Причерноморье появляется сильное скифское государство. Древние племена скифов в VII-III веках до н. э. населяли обширные пространства степей между устьем Дуная и Доном. Неполные, отрывочные сведения о скифах встречаются у Геродота, у древнегреческих и римских авторов. На берегах Днепра вблизи от города Никополя и поныне возвышаются царские курганы скифов. Чертомлык, Солоха и Мелитопольский – наиболее известные из них. На левом берегу Днепра на земле современной Запорожской области было найдено городище. К концу III века до н. э. с запада скифов оттеснили фракийские племена, которые пришли с Балкан. В степи Северного Причерноморья из-за Дона пришли сарматы. Территория скифов сократилась. Их центром стал Крым. Эта Малая Скифия просуществовала до конца III века н. э. В это время скифское царство было завоевано германскими племенами, пришедшими из Прибалтики. В V-VI веках н. э. на части территории скифов появились славянские племена. В.О. Ключевский пишет, что «летопись не помнит времени прихода славян из Азии в Европу» и что «она застает славян уже на Дунае». (В.О. Ключевский, «Русская история», книга первая, лекции I-II).

История и археология дают достаточно достоверные факты, но еще точнее определить, кто жил на той или иной территории может филология и такие науки, как гидроника (изучает названия водных массивов), топономика, языкознание. Язык помнит то, что не помнит никто из живущих.

В статье «Арктическая колыбель?» (журнал «Родина», 1997 год, №8, стр.82) доктор исторических наук Н. Гусева пишет, что «наиболее правдоподобной выглядит так называемая арктическая теория. Согласно ей, прапредки индоевропейских народов стали некогда хозяйственно осваивать крайние северные земли». Автор ссылается на книгу К. Уоррена «Найденный рай, или колыбель человечества на Северном полюсе». Далее Н. Гусева пишет, что «в древнеиранской Авесте отражены те же северные реалии, а также постепенный уход племен арьев Приполярья». Ссылаясь на работы геологов, зоологов и ботаников, которые доказали, что в XIII тысячелетии до н. э. ледник с территории Восточной Европы сполз в Ледовитый океан, а покрытое густыми травами и лесами Приполярье имело в ту эпоху теплый климат, автор доказывает, что «разрозненные родоплеменные группы, сошедшие здесь со всех краев ледника, хозяйственно обживали эти районы и неизбежно вынуждены были вступать во взаимные контакты; здесь складывались первоплемена и, естественно, должен был выработаться первый круг сходных понятий и слов. Этот процесс занял не менее 5 тысячелетий». Похолодание вытесняло людей к югу на линию Балтика – Черное море, которая открывала три пути: на восток (до Уральских гор), на запад и юго-запад, на юг (до Каспийского и Черного морей, куда дошли арийцы, они же индо-иранцы). Не следует отождествлять арьев со славянами, так как предки славян были ближайшими соседями или даже смешанными с ними племенами – делает вывод автор.

Шведский антрополог А. Ретциус создал систему, по которой можно объединить древних германцев, кельтов, римлян, греков, индусов, персов, арабов, евреев, в группу длинноголовых (долихоцефальных), а древних албанцев, басков, угров, европейских турок, древних этрусков, латышей и славян в группу короткоголовых (брахицефальных). Эти группы вели свое происхождение от разных рас. Древние погребения славян содержали черепа, приблизительно 88,5% которых были долихоцефальные и мезоцефальные (средней величины). 

Подведем итоги. На Карпатах прародину славян искать не следует (теория основана на мифе). Автохтонное происхождение славян вроде бы опровергается языкознанием, следовательно оно сомнительно… Значит, прародину славян следует искать на землях от Прибалтики до северных Карпат между Вислой и Днепром. Наиболее близки славянский и литовский языки. Загадочной остается связь славянства с Аривартой (древнее название Индии). Санскритское «дэхи ме агни» звучит совсем по-русски: дайте мне огня (статья «Русь арийская?», журнал «Родина», 1997 год, №8, стр.77). Проблема славянской прародины до сих пор остается спорным вопросом. Странничество – вот наиболее точное определение месту расположения прародины славян.

23.02.2016, 1576 просмотров.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.