AAA
Обычный Черный

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Лингвистические данные о родстве славян и их языков

Лингвистические данные о родстве славян и их языков

Часть 1, основная.

Славянские языки —

группа родственных языков индоевропейской семьи . Распространены на территории Европы и Азии. Общее число говорящих свыше 290 млн. чел. Отличаются большой степенью близости друг к другу, которая обнаруживается в корнеслове, аффиксах, структуре слова, употреблении грамматических категорий, структуре предложения, семантике, системе регулярных звуковых соответствий, морфонологических чередованиях. Эта близость объясняется как единством происхождения славянских языков, так и их длительными и интенсивными контактами на уровне литературных языков и диалектов. Имеются, однако, и различия материального, функционального и типологического характера, обусловленные длительным самостоятельным развитием славянских племён и народностей в разных этнических, географических и историко-культурных условиях, их контактами с родственными и неродственными этническими группами.

Славянские языки по степени их близости друг к другу принято делить на 3 группы: восточнославянскую (русский, украинский и белорусский), южнославянскую (болгарский,македонский, сербохорватский и словенский) и западнославянскую (чешский, словацкий, польский с кашубским диалектом, сохранившим определённую генетическую самостоятельность, верхне- и нижнелужицкие). Известны также небольшие локальные группы славян со своими литературными языками. Так, хорваты в Австрии (Бургенланд) имеют свой литературный язык на чакавской диалектной основе. Не все славянские языки дошли до нас. В конце 17 — начале 18 вв. исчез полабский язык. Распределение славянских языков внутри каждой группы имеет свои особенности. Каждый славянский язык включает литературный язык со всеми его стилистическими, жанровыми и другими разновидностями и свои территориальные диалекты. Соотношения всех этих элементов в славянских языках разные. Чешский литературный язык имеет более сложную стилистическую структуру, нежели словацкий, но последний лучше сохраняет особенности диалектов. Иногда диалекты одного славянского языка различаются между собой сильнее, нежели самостоятельные славянские языки. Например, морфология штокавского и чакавского диалектов сербохорватского языка различается значительно глубже, нежели морфология русского и белорусского языков. Часто различен удельный вес тожественных элементов. Например, категория уменьшительности в чешском языке выражена более разнообразными и дифференцированными формами, чем в русском языке.

Из индоевропейских языков Славянские языки наиболее близки балтийским языкам. Эта близость послужила основанием для теории «балто-славянского праязыка», согласно которой из индоевропейского праязыка сначала выделился балто-славянский праязык, позже распавшийся на прабалтийский и праславянский. Однако большинство современных учёных объясняет их особую близость длительным контактом древних балтов и славян. Не установлено, на какой территории произошло обособление славянского языкового континуума из индоевропейского. Можно предполагать, что оно произошло южнее тех территорий, которые, согласно различным теориям, относятся к территории славянских прародин. Таких теорий много, но все они не локализуют прародину там, где мог находиться индоевропейский праязык. На основе одного из индоевропейских диалектов (протославянского) позже сформировался праславянский язык, который является родоначальником всех современных славянских языков. История праславянского языка была более длительной, нежели история отдельных славянских языков. В течение длительного времени он развивался как единый диалект с тожественной структурой. Позже возникают диалектные варианты. Процесс перехода праславянского языка, его диалектов в самостоятельные С. я. был длительным и сложным. Наиболее активно он проходил во 2?й половине 1?го тыс. н. э., в период формирования ранних славянских феодальных государств на территории Юго-Восточной и Восточной Европы. В этот период значительно увеличилась территория славянских поселений. Были освоены районы различных географических зон с различными природными и климатическими условиями, славяне вступили во взаимоотношения с народами и племенами, стоящими на разных ступенях культурного развития. Всё это отразилось в истории славянских языков.

Праславянскому языку предшествовал период протославянского языка, элементы которого могут быть восстановлены с помощью древних индоевропейских языков. Праславянский язык в своей основной части восстанавливается с помощью данных С. я. различных периодов их истории. История праславянского языка делится на 3 периода: древнейший — до установления тесного балто-славянского языкового контакта, период балто-славянской сообщности и период диалектного дробления и начала формирования самостоятельных славянских языков.

Индивидуальность и своеобразие праславянского языка начали складываться ещё в ранний период. Именно тогда сложилась новая система гласных сонантов, значительно упростился консонантизм, получила широкое распространение в аблауте ступень редукции, корень перестал подчиняться древним ограничениям. По судьбе средненёбных k’ и g’ праславянский язык входит в группу sat?m (sьrdьce, pisati, prositi, ср. лат. cor — cordis, pictus, precor; zьrno, znati, zima, ср. лат. granum, cognosco, hiems). Однако эта черта реализовалась непоследовательно: ср. праслав. *kamy, *kosa, *gosь, *gordъ, *bergъ и др. Существенные отклонения от индоевропейского типа представляет праславянская морфология. Это прежде всего относится к глаголу, в меньшей степени — к имени. Большинство суффиксов сформировалось уже на праславянской почве. Праславянская лексикаотличается большим своеобразием; уже в ранний период своего развития праславянский язык пережил ряд существенных преобразований в области лексического состава. Сохранив в большинстве случаев старый лексический индоевропейский фонд, он в то же время утратил много старых индоевропейских лексем (например, некоторые термины из области социальных отношений, природы и т. д.). Много было утрачено слов в связи с различного рода запретами. Запретным, например, было наименование дуба — индоевроп. perku?os, откуда лат. quercus. Старый индоевропейский корень дошел до нас только в имени языческого бога Перуна. В славянских языках утвердилось табуистическое dobъ, откуда рус. «дуб», польск. dab, болг. дъб и т. д. Утрачено индоевропейское название медведя. Оно сохраняется лишь в новом научном термине «Арктика» (ср. греч. ?ρκτος). Индоевропейское слово в праславянском языке было заменено табуистическим словосложением medvedь ‘едок мёда’. В период балто-славянской сообщности славяне заимствовали много слов у балтов. В этот период в праславянском языке были утрачены гласные сонанты, на их месте возникли дифтонгические сочетания в положении перед согласными и последовательности «гласный сонант перед гласными» (sъmьrti, но umirati), интонации (акут и циркумфлекс) стали релевантными признаками. Важнейшими процессами праславянского периода были утрата закрытых слогов и смягчение согласных перед йотом. В связи с первым процессом все древние дифтонгические сочетания перешли в монофтонги, возникли слоговые плавные, носовые гласные, произошло перемещение слогораздела, вызвавшее, в свою очередь, упрощение групп согласных, явления межслоговой диссимиляции. Эти древнейшие процессы наложили отпечаток на все современные славянские языки, что отражено во многих чередованиях: ср. рус. «жать — жну»; «взять — возьму», «имя — имена», чеш. zíti — znu, vzíti — vezmu; сербохорв. же?ти — жме?м, узе?ти — у?зме?м, и?ме — и?мена. Смягчение согласных перед йотом отражено в виде чередований s — š, z — z и др. Все эти процессы оказали сильное воздействие на грамматический строй, на систему флексий. В связи со смягчением согласных перед йотом был был пережит процесс так называемой первой палатализации задненёбных: k > c, g > z, x > š. На этой основе ещё в праславянском языке сформировались чередования k : c, g : z, x : š, которые оказали большое влияние на именное и глагольное словообразование. Позже начала действовать так называемые вторая и третья палатализация задненёбных, в результате которых возникли чередования k : c, g : ? (z), x : s (š). Имя изменялось по падежам и числам. Кроме единственного и множественного числа существовало двойственное число, которое позже утратилось почти во всех славянских языках. Существовали именные основы, выполняющие функции определений. В поздний праславянский период возникли местоименные прилагательные. Глагол имел основы инфинитива и настоящего времени. От первых образовывались инфинитив, супин, аорист, имперфект, причастия на ?l, причастия действительного залога прошедшего времени на ?vъ и причастия страдательного залога на ?n. От основ настоящего времени образовывались настоящее время, повелительное наклонение, причастие действительного залога настоящего времени. Позже в некоторых славянских языках от этой основы начал образовываться имперфект.

Ещё в недрах праславянского языка начали формироваться диалектные образования. Наиболее компактной была та группа праславянских диалектов, на основе которой позже возникли восточнославянские языки. В западно-славянской группе были 3 подгруппы: лехитская, серболужицкая и чешско-словацкая. Наиболее дифференцированной в диалектном отношении была южнославянская группа.

Праславянский язык функционировал в догосударственный период истории славян, когда господствовали родоплеменные общественные отношения. Существенные изменения произошли в период раннего феодализма. Это отразилось на дальнейшей дифференциации славянских языков. К 12—13 вв. произошла утрата свойственных праславянскому языку сверхкратких (редуцированных) гласных ъ и ь. В одних случаях они исчезли, в других перешли в гласные полного образования. В результате произошли существенные изменения в фонетическом и морфологическом строе славянских языков. Много общих процессов пережили славянские языки и в области грамматики и лексического состава.

Впервые литературную обработку славянские языки получили в 60?х гг. 9 в. Создателями славянской письменности были братья Кирилл (Константин-Философ) и Мефодий. Они перевели для нужд Великой Моравии с греческого языка на славянский литургические тексты. В своей основе новый литературный язык имел южно-македонский (солунский) диалект, но в Великой Моравии усвоил много местных языковых особенностей. Позже он получил дальнейшее развитие в Болгарии. На этом языке (обычно называемом старославянским языком) была создана богатейшая оригинальная и переводная литература в Моравии, Паннонии, Болгарии, на Руси, в Сербии. Существовало два славянских алфавита:глаголица и кириллица. От 9 в. славянских текстов не сохранилось. Самые древние относятся к 10 в.: Добруджанская надпись 943, надпись царя Самуила 993 и др. От 11 в. сохранилось уже много славянских памятников. Славянские литературные языки эпохи феодализма, как правило, не имели строгих норм. Некоторые важные функции выполняли чужие языки (на Руси — старославянский язык, в Чехии и Польше — латинский язык). Унификация литературных языков, выработка письменных и произносительных норм, расширение сферы употребления родного языка — всё это характеризует длительный период формирования национальных славянских языков. Русский литературный язык пережил многовековую и сложную эволюцию. Он вобрал в себя народные элементы и элементы старославянского языка, испытал влияние многих европейских языков. Он развивался без перерывов в течение длительного времени. Иначе шел процесс формирования и истории ряда других литературных славянских языков. В Чехии в 18 в. литературный язык, достигший в 14—16 вв. большого совершенства, почти исчез. В городах господствовал немецкий язык. В период национального возрождения чешские «будители» искусственно возродили язык 16 в., который в это время уже был далек от народного языка. Вся история чешского литературного языка 19—20 вв. отражает взаимодействие старого книжного языка и разговорного. Иначе шло развитие словацкого литературного языка. Не отягощённый старыми книжными традициями, он близок народному языку. В Сербии до 19 в. господствовал церковнославянский язык русского варианта. В 18 в. начался процесс сближения этого языка с народным. В результате реформы, проведенной В. Караджичем в середине 19 в., был создан новый литературный язык. Этот новый язык стал служить не только сербам, но и хорватам, в связи с чем стал называться сербохорватским или хорватскосербским. Македонский литературный язык окончательно сформировался в середине 20 в. Славянские литературные языки развивались и развиваются в тесном общении друг с другом. 

Источник

Часть 2. просто почитать.

Отношения между современными славянскими языками иные, чем между разными группами индоевропейских языков. Сравнительно-историческое исследование славянских языков позволяет реконструировать древний общеславянский язык как реальную лингвистическую единицу, существовавшую в течение многих веков и прекратившую свое существование примерно в VI—VII вв. н.э.

Закономерные фонетические, фонологические, грамматические и лексические соответствия между известными нам славянскими языками могут быть объяснены только при предположении происхождения славянских языков от одного общего для них языка-предка. Этот язык, который мы называем общеславянским, уже восстановлен во всех существенных чертах (менее всего поддается реконструкции общеславянский синтаксис и лексическая семантика) и оказывается довольно близким к языку дошедших до нас славянских письменных памятников X — XI вв. Начинают проясняться этапы развития общеславянского языка. 

Разумеется, в объяснениях происхождения общеславянской языковой системы, постоянно возникавших инноваций и их хронологической последовательности многое еще остается спорным и нерешенным, но общий облик общеславянского языка известен. Древние исторические сведения о славянах (прежде всего греческих и римских авторов) представляют их как группу родственных племен. Сознание своего родства и общности своего происхождения до сих пор сохраняется у всех славянских народов и не только в книжных источниках или под воздействием литературы.

Конечно, общеславянский язык никогда не был монолитной системой, исключающей диалектное деление. Древние славянские племена были многочисленны, постоянно соседили и сталкивались с иноязычными племенами, меняли места своего жительства, испытывали сложные общественные переустройства и т.д., т.е. переживали длительную историю. Все это не могло не отражаться на их языке. Общеславянский язык с самого начала своего существования состоял из близкородственных диалектов или диалектных зон, состав которых и отношения между которыми должны были постоянно изменяться. Не исключено, что в процессе выделения общеславянского языка из балто-славянской лингвистической зоны (или иных зон) в общеславянском единстве оказались генетически разные диалекты. Не каждая диалектная особенность обязательно моложе языковой основы, к которой она относиться. К сожалению, древнее диалектное членение общеславянского языка остается пока областью неизведанного. Диалектные зоны, доступные современным методам исследования, относятся к позднему общеславянскому периоду.

Историческое языкознание дает косвенные свидетельства о пространственно-временных условиях жизни языка, когда об этом нет никаких письменных данных (или такие данные очень скудны и неопределенны). Начало развития общеславянского языка и истории его носителей не поддается определению. Чисто гипотетические предположения на этот счет основываются главным образом на тех или иных взглядах исследователей на характер и диалектное членение индоевропейского языкового состояния, прародину индоевропейской речи, время распада индоевропейского «праязыка» (если историческая реальность такового признается), тип балто-славянского языкового родства и т.п. 

Показательны в этом отношении предположения Б.В.Горнунга. Б.В.Горнунг ... решительно отрицает возможность отнесения «протославянских» диалектов к «северо-западной» зоне индоевропейских диалектов вместе с «протобалтийскими» и «протогерманскими», которые, по мнению Б.В.Горнунга, искони входили в эту «зону». «Протославянские» же диалекты исконно связаны с индоевропейской «юго-восточной зоною» (т.е. языковыми предками греков, армян, индоиранцев, тохар и так называемых «анатолийцев) 

Б.В.Горнунг категорически отрицает не только гипотезу об исконном «балто-славянском» единстве, но даже исконность «балтийской» группы, так как считает, что языковые предки пруссов, ятвягов и голяди входили в состав «праславянского» единства на наиболее раннем его этапе. Как полагает Б.В.Горнунг, коренные перегруппировки индоевропейских племен и их союзов, имевшие место на рубеже III и II тыс. до н.э. (стремительные передвижения так называемых «племен боевых топоров и шнуровой керамики») привели к отпадению «про-тославян» от «юго-восточной зоны» и к образованию относитель-го «германо-балто-славянского» языкового единства, после чего языковые предки прусов, ятвягов и голяди сблизились с языковыми предками литовцев и латышей и образовали вторичную «балтийскую» общность. С этой общностью «праславяне второго этапа» (в пределах которого сложились все основные черты, отличающие славянские языки как от германских, так и от «балтийских») имели первоначально не более тесную связь, чем с языковыми предками тохар и индоиранцев, и лишь долгое взаимодействие (продолжавшееся с V—VI вв. н.э. до эпохи Великого княжества Литовского) привело к появлению ряда сходных черт, ошибочно принимаемых за исконные. 

Однако и в эпоху «второго праславянского этапа» возникали некоторые новые изоглоссы, охватывающие ряд смежных языковых групп. Такова «изоглосса сатем» (переход средненебных в сибелянты), охватившая все «исконно юго-восточные» диалекты, кроме «протогреческого» и «прототохарского», но включавшую в себя и всю вторичную «балтийскую» общность, уже оторвавшуюся от своих западных соседей (германцев и кельтов) . Еще более позднее фонетическое явление, переход «с» в «х», уже не захватило всего ареала изоглоссы «сатем» и ограничилось его центральной частью (языковые предки славян и иранцев), не затронув периферию этого ареала (языковые предки балтов и индийцев). 

Литовские языковеды, часть которых солидаризируется с Б.В.Горнунгом в отрицании исконности «балто-славянского» единства, все единодушно возражают против отрицания им первичности «общебалтийского» единства и против включения им языковых предков прусов, ятвягов и голяди в состав «праславян первого этапа». Это нашло отражение в острой дискуссии на специальной конференции в Вильнюсе (декабрь 1963 г.) 

Гипотетические построения Б.В.Горнунга исходят из языковых фактов, но затем он устанавливает соотношение языкового развития с фактами, известными по археологическим данным. Эти его соотнесения оспариваются не только лингвистами, но и частью археологов. Резко отличные концепции даны в книге П.Н.Третьякова139 и в работах Ю.В.Кухаренко. П.Н.Третьяков полностью игнорирует построения Б.В.Горнунга, а Ю.В.Кухаренко с ними полемизирует, утверждая, что в период с III — II вв. до н.э. до III — IV вв. н.э. не было изолированности славян от «балтов» и болота Полесья не были в ту эпоху непроходимым препятствием для контактов (историко-географическая концепция Г.Н.Танфильева, принимаемая Б.В.Горнунгом) . По-видимому, можно с уверенностью утверждать, что в разные доисторические эпохи прародина «протославян» и древнейших славян неоднократно изменяла свои границы и очертания, изменялись также и контакты наших древнейших предков с родственными и неродственными соседями. Совпадения некоторых славянских языковых явлений с соответствующими явлениями романских, германских, анатолийских и других языков могут объясняться не только как результат независимого развития, но и как следы прямых контактов в очень отдаленном хронологически неопределимом прошлом. Что касается славянской прародины незадолго до широкого расселения праславянских племен и распада общеславянского языка, то в современной науке существуют две основные противостоящие друг другу гипотезы: висло-одерская и среднеднепровская. 

Висло-одерская гипотеза была выдвинута польскими учеными (археологами, лингвистами, этнографами, историками), поддерживается и развивается в настоящее время в Польше и в некоторых других странах. Согласно этой гипотезе, древнейшие славяне сформировались как самостоятельная этноязыковая единица между Вислой и Одером, причем начало их формирования хронологически остается неопределенным (указываются различные приблизительные даты).

Среднеднепровская гипотеза была выдвинута еще в прошлом столетии, поддерживалась и развивалась такими крупными славистами, как Л.Нидерле, М.Фасмер, К.Мошинский и другие. Эта гипотеза представляется наиболее вероятной. Древнеславянские племена в последние века до н.э. и в начале н.э. занимали территорию приблизительно между Западным Бугом и средним течением Днепра. На севере их примерной границей была р.Припять, на юге их землями были правобережные лесостепные районы. Иными словами, прародиной славян указанного времени были современные южная Белоруссия и северная (на запад от Днепра) Украина. Какое очертание имела славянская прародина в более древние эпохи, определить трудно. 

О контакте между балтийцами и восточными финно-уграми говорят древние лексические заимствования из балтийских языков в финно-угорские, которые обнаруживаются все более и более по мере расширения исследований. Некоторые названия животных и растений древнебалтийского происхождения являются общими в мордовских, марийских и прибалтийско-финских языках. На очертания древней территории балтийских племен указывают языковые связи балтийцев с другими их соседями, а также в известной степени и показания топонимики. В отличие от устаревших взглядов Я.Калима и Э.Сетеле, полагавших, что предки современных прибалтийских финнов колонизировали северо-восточное балтийское побережье только в конце I тыс. до н.э. — начале I тыс. н.э. и лишь в это время вошли в контакт с балтийцами, современные исследователи (П.Аристе, В.Кипарский и др.) считают, что прибалтийско-финские племена были северными соседями балтийцев задолго до н.э., вероятно, еще во II тысячелетии до н.э. Создались возможности поставить вопрос о периодизации древнейших заимствований из балтийских языков в прибалтийско-финское, об их относительной хронологии ... Распространение древней балтийской топонимики к востоку от современных Литвы и Латвии является предметом исследований с конца XIX в. ... В.Н.Топоров и О.Н.Трубачев показывают широкое распространение балтийских гидронимов в верхнем течении Днепра и его притоков, в Подесенье, некоторое проникновение их и южнее Припяти (В.Н.Топоров, О.Н.Трубачев. Лингвистический анализ гидронимов верхнего Поднепровья. М., 1962). Если южная граница массовых балтийских топонимов идет довольно четко по Припяти, а северная примерно совпадает с современной границей балтийцев, то восточная их граница «остается наиболее неопределенной и расплывчатой» . Все же можно говорить о наличии следов древней Балтийской топонимики, по крайней мере в верховьях Оки и Волги. 

Итак, общеславянский язык во второй половине I тыс. до н.э. имел безусловные схождения с древнебалтийскими диалектами и несомненные ощутительные связи с северно-иранскими языками. В то же время особенности, которые объединяли его с общегерманским языком, как и с другими европейскими языками, имеют опосредованный характер и восходят к эпохе древнейших диалектных зон индоевропейского языкового состояния. Попытки обнаружить лексические и иные заимствования из общегерманского языка в общеславянский и обратно положительных результатов не дали. Старая гипотеза об особом германо-балто-славянском языковом единстве, которой продолжают придерживаться некоторые современные языковеды, является мало обоснованной и сомнительной. Иначе обстоит дело с балто-гер-манскими связями. Наличие таких связей, длившихся продолжительное время, не подлежит сомнению.

Источник

23.02.2016, 1204 просмотра.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, от слова «совсем» - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.