Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяСемиотикаДж. Лакофф, М. Джонсон Метафоры, которыми мы живем


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Дж. Лакофф, М. Джонсон Метафоры, которыми мы живем

I. МИР ПОНЯТИЙ, ОКРУЖАЮЩИЙ НАС

Для большинства людей метафора - это поэтическое и риторическое выразительное средство, принадлежащее скорее к необычному языку, чем к сфере повседневного обыденного общения. Более того, метафора обычно рассматривается исключительно как принадлежность естественного языка - то, что относится к сфере слов, но не к сфере мышления или действия. Именно поэтому большинство людей полагает, что они превосходно могут обойтись в жизни и без метафор. В противоположность этой расхожей точке зрения мы утверждаем, что метафора пронизывает всю нашу повседневную жизнь и проявляется не только в языке, но и в мышлении и действии. Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути.

Понятия, управляющие нашим мышлением, вовсе не замыкаются в сфере интеллекта. Они управляют также нашей повседневной деятельностью, включая самые обыденные, земные ее детали. Наши понятия упорядочивают воспринимаемую нами реальность, способы нашего поведения в мире и наши контакты с людьми. Наша понятийная система играет, таким образом, центральную роль в определении повседневной реальности. И если мы правы в своем предположении, что наша понятийная система носит преимущественно метафорический характер, тогда наше мышление, повседневный опыт и поведение в значительной степени обусловливаются метафорой.

Однако понятийная система отнюдь не всегда осознается нами. В повседневной деятельности мы чаще всего думаем и действуем более или менее автоматически, в соответствии с определенными схемами. Что представляют собой эти схемы, для нас совсем не очевидно. Один из способов их выявления состоит в обращении к естественному языку. Поскольку естественноязыковое общение базируется на той же понятийной системе, которую мы используем в мышлении и деятельности, язык выступает как важный источник данных о том, что эта система понятий собой представляет.

Наш вывод о том, что наша обыденная понятийная система метафорична по своей сути, опирается на лингвистические данные. Благодаря языку, мы получили также доступ к метафорам, структурирующим наше восприятие, наше мышление и наши действия.

Для того чтобы дать читателю наглядное представление о том, что такое метафорическое понятие и как оно упорядочивает повседневную деятельность человека, мы рассмотрим понятие ARGUMENT 'СПОР' и понятийную метафору ARGUMENT IS WAR 'СПОР - ЭТО ВОЙНА'. Эта метафора представлена в многочисленных и разнообразных выражениях обыденного языка:

ARGUMENT IS WAR 'СПОР ЕСТЬ ВОЙНА'

Your claims are indefensible
'Ваши утверждения не выдерживают критики (букв. незащитимы)'.
Не attacked every weak points in my argument
'Он нападал на каждое слабое место в моей аргументации'.
His criticisms were right on target
'Его критические замечания били точно в цель'.
I demolished his argument
разбил его аргументацию'.
I've never won an argument with him
'Я никогда не побеждал в споре с ним'.
You disagree? Okay, shoot!
'Вы не согласны? Отлично, ваш выстрел!'
If you use that strategy, he'll wipe you out
'Если вы будете следовать этой стратегии, он вас уничтожит'.
Не shot down all of my arguments
'Он разбил (букв. расстрелял) все мои доводы'.

Крайне важно иметь в виду, что мы не просто говорим о спорах в терминах войны. Мы можем реально побеждать или проигрывать в споре. Лицо, с которым спорим, мы воспринимаем как противника. Мы атакуем его позиции и защищаем собственные. Мы захватываем территорию, продвигаясь вперед, или теряем территорию, отступая. Мы планируем наши действия и используем определенную стратегию. Убедившись в том, что позиция незащитима, мы можем ее оставить и принять новый план наступления. Многое из того, что мы реально делаем в спорах, частично осмысливается в понятийных терминах войны. В споре нет физического сражения, зато происходит словесная битва, и это отражается в структуре спора: атака, защита, контратака и т. п. Именно в этом смысле метафора СПОР - ЭТО ВОЙНА принадлежит к числу тех метафор, которыми мы "живем" в нашей культуре: она упорядочивает те действия, которые мы совершаем в споре.

Постараемся вообразить другую культуру, в которой споры не трактуются в терминах войны, в споре никто не выигрывает и не проигрывает, никто не говорит о наступлении или защите, о захвате или утрате территорий. Пусть в этой воображаемой культуре спор трактуется как танец, партнеры - как исполнители, а цель состоит в гармоничном н красивом исполнении танца. В такой культуре люди будут рассматривать споры иначе, вести их иначе и говорить о них иначе. Мы же, по-видимому, соответствующие действия представителей этой культуры вообще не будем считать спорами: на наш взгляд, они будут делать нечто совсем другое. Нам покажется даже странным называть их "танцевальные" движения спором. Возможно, наиболее беспристрастно описать различие между данной воображаемой и нашей культурами можно так: в нашей культуре некая форма речевого общения трактуется в терминах сражения, а в той другой культуре - в терминах танца.

Разобранный пример показывает, каким образом метафорическое понятие, а именно метафора СПОР - ЭТО ВОЙНА, упорядочивает (по крайней мере частично) наши действии и способствует их осмыслению в ходе спора. Сущность метафоры состоит в осмыслении и переживании явлений одного рода в терминах явлений другого рода. Дело вовсе не в том, что спор есть разновидность войны. Споры и войны представляют собой явление разного порядка - словесный обмен репликами и вооруженный конфликт, и в каждом случае выполняются действия разного порядка. Дело в том, что СПОР частично упорядочивается, понимается, осуществляется как война, и о нем говорят в терминах войны. Тем самым понятие упорядочивается метафорически, соответствующая деятельность упорядочивается метафорически, и, следовательно, язык также упорядочивается метафорически.

Более того, речь идет об обыденном способе ведения спора и его выражения в языке. Для нас совершенно нормально обозначать критику в споре как атаку: attack a position 'атаковать позицию'. В основе того, что и как мы говорим о спорах, лежит метафора, которую мы едва ли осознаем. Эта метафора проявляется не только в том, как мы говорим о споре, но и в том, как мы его понимаем. Язык спора не является ни поэтическим, ни фантастическим, ни риторическим: это язык буквальных смыслов. Мы говорим о спорах так, а не иначе потому, что именно таково наше понятие спора, и мы действуем в соответствии с нашим осмыслением соответствующих явлений.

Наиболее важный вывод из всего сказанного выше состоит в том, что метафора не ограничивается одной лишь сферой языка, то есть сферой слов: сама процессы мышления человека в значительной степени метафоричны. Именно это имеем мы в виду, когда говорим, что понятийная система человека упорядочивается и определяется метафорически. Метафоры как языковые выражения становятся возможны именно потому, что существуют метафоры в понятийной системе человека. Таким образом, всякий раз, когда мы говорим о метафорах типа СПОР - ЭТО ВОЙНА, соответствующие метафоры следует понимать как метафорические понятия (концепты).

II. СИСТЕМНОСТЬ МЕТАФОРИЧЕСКИХ ПОНЯТИЯ

Споры ведутся по определенным моделям. Это означает, что мы делаем одни ходы и не делаем другие. Тот факт, что мы осмысливаем споры частично в терминах сражения, системно обусловливает и саму форму спора, и способ обозначения наших ходов. Поскольку метафорическое понятие системно, системен и язык, используемый для его раскрытия.

На примере метафоры СПОР - ЭТО ВОЙНА мы видели, что выражения, взятые из лексикона войны, например attack a position 'атаковать позицию', indefensible 'неспособный к обороне', strategy 'стратегия', new line of attack 'новый план наступления', win 'побеждать', gain ground 'захватывать территорию' и т. п., образуют системный способ выражения "военных" аспектов спора. Отнюдь не случайно, что эти выражения сохраняют свое обычное значение, когда мы пользуемся ими, говоря о спорах. Некоторый фрагмент понятийной сети сражения частично характеризует понятие спора, и язык следует этому образцу. Поскольку метафорические выражения нашего языка системно связаны с метафорическими понятиями, мы можем обратиться к первым в целях исследования природы метафорических понятий и уяснения метафорической природы наших действий.

Для демонстрации того, как метафорические выражения повседневного языка могут прояснять метафорическую природу понятий, упорядочивающих наши повседневные действия, рассмотрим метафорическое понятие TIME IS MONEY 'ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ' так, как оно отражается в современном английском языке.

TIME IS MONEY 'ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ'

You are wasting my time
'Вы отнимаете (букв. растрачиваете мое) у меня время'.
This gadget will save you hours
'Это приспособление сэкономит вам много времени'.
I don't have the time to give you
букв.: 'Я не имею времени, чтобы дать вам'.
How do you spend your time these days?
'Как вы проводите (букв. тратите) ваше время в эти дни?'
That flat tire cost me an hour
'Эта спустившая шина стоила мне часа работы'.
I've invested a lot of time in her
букв.: 'Я вложил много времени в нее'.
I don't have enough time to spare for that
букв.: 'Я не имею достаточно времени, чтобы уделить этому'.
['У меня нет для этого времени'.]
You're running out of time
'Вы истощаете ваш запас времени'.
You need to budget your time
'Вам нужно рассчитывать свое время'.
Put aside some time for ping pong
'Выделите (букв.: 'накопите') время для пинг-понга'.
Is that worth your while?
'Стоит ли это затраты вашего времени?'
Do you have much time left?
'Много ли времени у вас осталось?'
Не is living on borrowed time
'Он живет за счет чужого (букв. одолженного) времени'.
You don't use your time profitably
'Вы не используете с выгодой ваше время'.
I lost a lot of time when I got sick
потерял много времени, когда болел'.
Thank you for your time
'Спасибо вам за потраченное время'.

В нашей культурной среде время особенно ценится. Его ресурсы для нас ограничены. Поскольку в современной западной культуре понятие труда обычно связывается со временем, затрачиваемым на его выполнение,, а время подлежит точному количественному измерению, труд людей обычно оплачивается согласно затраченному времени - по часам, неделям или годам. В нашей культуре метафора ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ проявляется весьма многообразно: повременная оплата телефонных разговоров, почасовая оплата труда, тарифы за пользование гостиницей, годовые бюджеты, проценты по займам, выполнение общественных обязанностей, связанное с "выделением" для них определенного времени. В истории человечества эти общественные установления относительно новы и существуют далеко не во всех культурах. Возникшие в современных индустриальных обществах, они глубоко пронизывают нашу повседневную деятельность. Мы относимся ко времени как к очень ценной вещи - как к ограниченным ресурсам и даже как к деньгам - и соответствующим образом осмысливаем его. Тем самым мы понимаем и переживаем время как нечто такое, что может быть истрачено, израсходовано, рассчитано, вложено разумно или безрассудно, сэкономлено или потрачено напрасно.

ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ, ВРЕМЯ - ОГРАНИЧЕННЫЙ РЕСУРС, ВРЕМЯ - ЦЕННАЯ ВЕЩЬ - все это метафорические понятия. Метафорические потому, что наш повседневный опыт обращения с деньгами, ограниченными ресурсами и ценными вещами мы используем для осмысления понятия времени. Это отнюдь не обязательный для всех людей способ осмысления времени, но с нашей культурой он тесно связан. Существуют культуры, где время осмысливается в других категориях.

Метафорические понятия ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ, ВРЕМЯ - ОГРАНИЧЕННЫЙ РЕСУРС, ВРЕМЯ - ЦЕННАЯ ВЕЩЬ образуют единую систему, основанную на категориальном вложении понятий, поскольку в нашем обществе деньги входят в понятие ограниченных ресурсов, а ограниченные ресурсы - в понятие ценных вещей. Эти отношения характеризуют и импликации метафор: ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ имплицирует метафору ВРЕМЯ - ОГРАНИЧЕННЫЙ РЕСУРС, а ВРЕМЯ - ОГРАНИЧЕННЫЙ РЕСУРС имплицирует метафору ВРЕМЯ - ЦЕННАЯ ВЕЩЬ.

Мы принимаем практику использования наиболее специфичного (узкого) метафорического понятия, в данном случае - понятия ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ, для характеристики всей системы понятий. Из тех Выражений, которые приведены выше для иллюстрации метафоры ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ, одни относятся собственно к деньгам (spend, invest, budget, profitably, cost), другие - к ограниченным ресурсам (use, use up, have enough of, run out of), а третьи - к ценным вещам (have, give, lose, thank you for). Здесь мы имеем пример того, как импликации метафор характеризуют связную систему метафорических понятий и соответствующую им связную систему метафорических выражений.

III. МЕТАФОРИЧЕСКАЯ СИСТЕМНОСТЬ: ОСВЕЩЕНИЕ И ЗАТЕМНЕНИЕ

Системность, благодаря которой мы можем осмысливать некоторые аспекты одного понятия в терминах другого понятия (например, спора в терминах сражения), по необходимости затемняет другие аспекты данного понятия. Позволяя нам сосредоточиться на одном аспекте понятия (например, на "военном" аспекте спора), метафорическое понятие может мешать сосредоточиться на других аспектах этого понятия, несовместимых с соответствующей метафорой. Например, в пылу бурного спора, когда мы стремимся разбить нашего противника и защитить наши собственные позиции, мы можем упустить из виду, что в споре есть и сотрудничество. Можно считать, что ваш противник в споре затрачивает свое время, то есть ценную вещь, стремясь достичь взаимопонимания. Когда же мы поглощены исключительно "военным" аспектом спора, мы часто упускаем из виду аспекты сотрудничества.

Гораздо более тонкий пример того, как метафорическое понятие может затемнять тот или иной аспект нашего опыта, можно усмотреть в явлении, которое М. Редди назвал "conduit metaphor" - 'метафора передачи' ('метафора канала связи'). Редди указывает, что тот язык, который мы используем, когда мы говорим о самом языке, структурно упорядочивается в соответствии со следующей составной метафорой:

ИДЕИ (ИЛИ ЗНАЧЕНИЯ) СУТЬ ОБЪЕКТЫ.
ЯЗЫКОВЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ СУТЬ ВМЕСТИЛИЩА.
КОММУНИКАЦИЯ ЕСТЬ ПЕРЕДАЧА (ОТПРАВЛЕНИЕ).

Говорящий помещает идеи (объекты) в слова (вместилища) и отправляет их (через канал связи - conduit) слушающему, который извлекает идеи/объекты из слов/вместилищ. Редди демонстрирует эту метафору на примерах многочисленных типов выражений английского языка (более сотни типов), что покрывает, по его оценке, по меньшей мере 70 % общей совокупности выражений, используемых нами, когда мы говорим о языке. Приведем примеры:

МЕТАФОРА КАНАЛА СВЯЗИ

It's hard to get an idea across to him 'Ему трудно втолковать (любую) мысль'. I gave you that. idea 'Я подал вам эту мысль'. Your reasons came through to us букв.: 'Ваши доводы дошли до нас'. It's difficult to put my ideas into words 'Мне трудно облечь мои мысли в слова'. When you have a good idea, try to capture it immediately in words

'Когда у вас появляется хорошая мысль, старайтесь сразу же облечь ее в слова'.
Try to pack more thought into fewer words букв.: 'Старайтесь вложить больше мыслей в меньшее число слов'.
You can't simply stuff ideas into a sentence any old way
'Вы не можете просто втискивать новые мысли во фразу старым способом'.
The meaning is right there in the words
'Смысл заключен как раз в этих словах'.
Don't force your meanings into the wrong words
букв.: 'Не втискивайте ваши мысли в не те (неподходящие) слова'.
His words carry little meaning
'Его слова несут мало смысла'.
The introduction has a great deal of thought content
букв.: 'Введение имеет много содержательных мыслей'
Your words seem hollow
'Ваши слова кажутся пустыми'.
The sentence is without meaning
'Эта фраза без смысла'.
The idea is buried in terribly dense paragraphs
'Эта мысль погребена в ужасающе глупых абзацах'.

Читая подобные примеры, непросто увидеть в них метафорический смысл, даже заметить в них метафору. Такое осмысление языка настолько вошло в привычку, что подчас трудно себе представить, что оно может не соответствовать действительности. Однако если мы обратим внимание на следствия, вытекающие из метафоры КАНАЛА СВЯЗИ, то увидим, что она маскирует некоторые аспекты коммуникативного процесса.

Прежде всего, из второго компонента метафоры КАНАЛА СВЯЗИ - ЯЗЫКОВЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ СУТЬ ВМЕСТИЛИЩА ДЛЯ ЗНАЧЕНИЙ - вытекает, что слова и фразы обладают значением сами по себе - вне зависимости от контекста или от говорящего. Из первого положения этой метафоры - ЗНАЧЕНИЯ СУТЬ ОБЪЕКТЫ - вытекает, в частности, что значения существуют независимо от людей и от контекстов употребления. По существу, аналогичное следствие вытекает и из второго положения - ЯЗЫКОВЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ СУТЬ ВМЕСТИЛИЩА ДЛЯ ЗНАЧЕНИЙ. Эти метафоры оказываются приемлемыми для многих речевых ситуаций, а именно для тех, в которых контекстуальные различия не играют никакой роли, и все участники речевого акта понимают фразы одинаково. Упомянутые два следствия нашей метафоры иллюстрируются фразами типа

The meaning is right there in the words
'Смысл заключен как раз в этих словах';

в соответствии с метафорой КАНАЛА СВЯЗИ, это может быть сказано относительно любой фразы. Однако во многих случаях весьма существенную роль играет контекст речевого акта. Вот известный пример:

Please sit in the apple-juice seat
букв.: 'Садитесь, пожалуйста, на место яблочного сока'.

Взятая изолированно, эта фраза вообще лишена содержания, поскольку выражение apple-juice seat не является нормальным способом обозначения какого-либо объекта. Однако эта фраза приобретает полноценный смысл в том контексте, в котором она была произнесена. Гость, оставшийся на ночлег, утром спустился к завтраку. Накануне вечером стол был накрыт на четыре персоны: против трех мест стоял апельсиновый сок, а против одного - яблочный. Тогда было очевидно, к чему следует отнести выражение apple-juice seat 'место, против которого стоит яблочный сок'. И на следующее утро, когда уже не было на столе яблочного сока, было по-прежнему ясно, которое из мест за столом может быть обозначено как apple-juice seat.

Кроме тех фраз, которые не имеют смысла вне контекста речевого акта, представляют интерес случаи, когда одна и та же фраза означает разное для разных людей. Рассмотрим пример:

We need new alternative sources of energy
'Мы нуждаемся в новых альтернативных (запасных) источниках энергии'.

Эта фраза означает разное для президента нефтяной компании и для президента общества друзей земного шара. Смысл этой фразы заключен не только в ней самой: здесь для ею уяснения существенно и то, кто говорит или кто слушает, и то, каковы социальные или политические статусы участников речевого акта. Метафора КАНАЛА СВЯЗИ не охватывает те случаи, в которых необходимо привлечение контекста для выяснения того, имеет ли фраза смысл вообще, и если имеет, то каков этот смысл.

Приведенные примеры показывают, что рассмотренные метафорические понятия дают лишь частичное осмысление того, какова суть коммуникации, что такое спор, что такое время; при этом они затемняют (маскируют) некоторые аспекты этих понятий. Важно учитывать, что метафорическое упорядочивание реальности носит в этих случаях не всеобъемлющий, а лишь частичный характер. Если бы оно было всеобъемлющим, одно понятие было бы тождественно другому понятию, а не просто осмысливалось бы в его терминах. Например, время реально не тождественно деньгам. Если вы затрачиваете ваше время (If you spend your time), стремясь к достижению некоторой цели, но не достигаете этой цели, вы не можете вернуть ваше время назад. В реальном мире банков времени нет. Я могу уделить вам много своего времени (I can give you a lot of time), но вы не можете вернуть мне назад то же самое время, хотя можете вернуть мне то же самое количество времени (you can give me back the same amount of time}. И так далее. Таким образом, метафорическое понятие не отражает и не может отражать все без исключения аспекты исходного понятия.

Однако метафорические понятия могут выйти за пределы обычного буквального способа мышления в область, называемую фигуральным, поэтическим, красочным или причудливым мышлением и языком. Так, если мысли суть объекты, то мы можем облачать их в причудливые одежды (dress them up in fancy clothes), жонглировать ими (juggle them), выстраивать их стройно и красиво в шеренги (line them up nice and neat) и т. п. Поэтому мы, говоря, что некоторое понятие упорядочивается метафорой, имеем в виду, что оно частично упорядочивается и может получить расширительное употребление не произвольным, но вполне определенным способом.

IV . ОРИЕНТАЦИОННЫЕ МЕТАФОРЫ

До сих пор мы рассматривали явления, которые можно назвать структурными метафорами, то есть те случае, когда одно понятие структурно метафорически упорядочивается в терминах другого. Существует и другой тип метафорического понятия, когда нет структурного упорядочивания одного понятия в терминах другого, но есть организация целой системы, понятий по образцу некоторой другой системы. Такие случаи мы назовем ориентационными метафорами, так как большинство подобных понятий связано с пространственной ориентацией, с противопоставлениями типа "верх - низ", "внутри - снаружи", "передняя сторона - задняя сторона", "глубокий - мелкий", "центральный - периферийный". Подобные ориентационные противопоставления проистекают из того, что наше тело обладает определенными свойствами и функционирует определенным образом в окружающем нас физическом мире. Ориентационные метафоры придают понятию пространственную ориентацию; например, HAPPY IS UP 'СЧАСТЬЕ ЕСТЬ ВЕРХ'. Тот факт, что понятие СЧАСТЬЕ (УДАЧА, УСПЕХ) ориентировано на ВЕРХ (the concept HAPPY is oriented UP), демонстрируется такими английскими выражениями, как I'm feeling up today 'Я чувствую себя сегодня превосходно (на подъеме)'.

Подобные метафорические ориентации отнюдь не произвольны - они опираются на наш физический и культурный опыт. Хотя полярные оппозиции "верх - низ", "внутри - снаружи" и т. п. имеют физическую природу, основанные на них ориентационные метафоры могут варьировать от культуры к культуре. Например, в одних культурах будущее находится впереди нас, а в других - позади нас. Иллюстрируя наши положения, мы будем рассматривать пространственные метафоры типа "верх - низ", которые были тщательно изучены Уильямом Надем. В каждом случае мы будем хотя бы бегло отсылать к нашему физическому или культурному опыту. Эти отсылки весьма правдоподобны, но отнюдь не безусловны.

HAPPY IS UP; SAD IS DOWN 'СЧАСТЬЕ -  ВЕРХ; ГРУСТЬ -  НИЗ'

I'm feeling up 'Я в приподнятом настроении'. That boosted my spirits 'Это подняло мое настроение'. My spirits rose 'У меня поднялось настроение'. You're in high spirits 'Вы в хорошем (букв.: высоком) настроении'. Thinking about her always gives me a lift 'Мысли о ней всегда воодушевляют (букв.: приподнимают) меня'. I'm feeling downпал духом (букв.: чувствую себя внизу)'. I'm depressed 'Я подавлен (букв.: опущен}'. He's really low these days 'В последнее время он в самом деле в упадочном настроении'. I fell into a depression 'Я впал в уныние (букв.: в понижение)'. My spirits sank 'Я упал духом' (букв.: 'Мое настроение понизилось').

Физическая основа. Грусть и уныние гнетут человека, и он опускает голову, а положительные эмоции распрямляют его и заставляют поднять голову.

CONSCIOUS IS UP, UNCONSCIOUS IS DOWN 'СОЗНАНИЕ ОРИЕНТИРУЕТ ВВЕРХ; БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ -   ВНИЗ'

Get up 'Вставайте'. Wake up 'Проснитесь'. I'm up already 'Я уже проснулся'. Не rises early in the morning 'Он встает рано утром'. Не fell asleep 'Он заснул (букв.: упал в сон)'. Не dropped off to sleep 'Он повалился спать'. Не is under hypnosis 'Он под гипнозом'. Не sank into a coma 'Он впал в кому'.

Физическая основа. Человек и большинство млекопитающих спят лежа, а просыпаясь, встают.

HEALTH AND LIFE ARE UP; SICKNESS AND DEATH ARE DOWN
'ЗДОРОВЬЕ И ЖИЗНЬ ОРИЕНТИРУЮТ ВВЕРХ; БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ - ВНИЗ'

He's at the peak of health 'У него прекрасное здоровье'  (букв.:'Он на вершине здоровья').


Lazarus rose from the dead 'Лазарь восстал из мертвых'. Не is in top shape 'Он в наивысшей спортивной форме'. As to his health, he's way up there 'Что касается его здоровья, он в отличном состоянии'. Не fell ill 'Он заболел (букв.:упал больной)'. Не is sinking fast 'Он умирает (букв.: опускается быстро)'. Не came down with the flu 'Он схватил простуду (букв.:пришел вниз с простудой)'. His health is declining 'Его здоровье ухудшается (букв.: наклоняется)'. Не dropped dead
'Он упал мертвым'.

Физическая основа. Серьезная болезнь вынуждает человека лежать. Мертвый падает вниз.

HAVING CONTROL OF FORCE IS UP; BEING SUBJECT TO CONTROL OR FORCE IS DOWN 'ОБЛАДАНИЕ ВЛАСТЬЮ ИЛИ СИЛОЙ ОРИЕНТИРУЕТ ВВЕРХ; ПОДЧИНЕНИЕ ВЛАСТИ ИЛИ СИЛЕ - ВНИЗ'

I have control over her 'Я держу ее в руках (букв.: имею контроль над ней)'. I am on top of the situation 'Я хозяин положения (букв.: на вершине ситуации)'. He's in a superior position 'Он занимает высшее положение'. He's at the height of his power 'Он находится на высоте своей власти'. He's in the high command 'Он обладает высокой властью'. He's in the upper echelon 'Он принадлежит к высшему эшелону власти'. His power rose 'Его власть растет (букв.: повышается)'. Не ranks above me in strength 'Он превосходит меня по силе (букв.: стоит выше меня)'. He's under my control 'Он под моим контролем'. Не fell from power 'Он лишился власти (букв.: упал с власти)'. His power is on the decline 'Его власть падает''. He is my social inferior 'Он ниже меня по социальному статусу'. Не is low man on the totem pole 'Он занимает низкое положение в тотемистической иерархии'.

Физическая основа. Физические размеры обычно коррелируют с физической силой, а победитель в борьбе обычно занимает положение наверху.

MORE IS UP; LESS IS DOWN '"БОЛЬШЕ" - ОРИЕНТИР ВВЕРХ; "МЕНЬШЕ" - ВНИЗ'

The number of books printed each year keeps going up 'Число книг, издаваемых ежегодно, неуклонно растет (букв.: продолжает идти вверх)'. His draft number is high 'Его доля высока'. My income rose last year 'Мой доход возрос в прошлом году'. The amount of artistic activity in this state has gone down in the past year 'Объем художественной деятельности в этом штате снизился в минувшем году'. The number of errors he made is incredibly low 'Число сделанных им ошибок неправдоподобно мало (букв.:низко)'. His income fell last year 'Его доход упал в прошлом году'. Не is underage 'Он несовершеннолетний (букв.: 'под-возрастом)'. If you're too hot, turn the heat down 'Если вам слишком жарко, убавьте тепло (букв.: направьте тепло вниз)'.

Физическая основа. Если вы добавляете больше вещества или отдельных объектов в какой-либо объем или в кучу, уровень содержимого становится выше.

FORESEEABLE FUTURE EVENTS ARE UP (AND AHEAD) 'ПРЕДСКАЗУЕМЫЕ БУДУЩИЕ СОБЫТИЯ -  НАВЕРХУ (И ВПЕРЕДИ)'.

All upcoming events are listed in the paper 'Все предстоящие (букв.: eeepx-идущие) события перечислены в газете'. What's coming up this week? 'Что ожидается (букв.: идет вверх) на этой неделе?' I'm afraid of what's up ahead of us 'Я боюсь того, что нам предстоит (букв.: того, что находится наверху впереди)'. What's up? 'Что произойдет?' (букв.: 'Что наверху"!).

Физическая основа. В нормальной ситуации наши глаза смотрят в том направлении, в котором мы нормально перемещаемся (то есть вперед). По мере того, как объект приближается к наблюдателю (или наблюдатель к объекту), этот объект как бы увеличивается в размере. Место наблюдения принимается как неподвижное, а верхняя часть объекта как бы движется наверх в поле зрения наблюдателя, наплывает на него.

HIGH STATUS IS UP; LOW STATUS IS DOWN 'ВЫСОКИЙ СТАТУС СООТВЕТСТВУЕТ ВЕРХУ; НИЗКИЙ СТАТУС -  НИЗУ

Не has a lofty position 'Он занимает очень высокое положение'. She'll rise to the top 'Она достигнет высокого положения (букв.: поднимется на вершину)'. He's at the peak of his career 'Он на пике своей карьеры'. He's climbing the ladder 'Он делает карьеру (букв.: поднимается по лестнице)'.


Не has little upward mobility 'У него мало пробивной силы для карьеры' (букв.: 'Он обладает малой восходящей мобильностью'). He's at the bottom of the social hierarchy 'Он находится на дне социальной иерархии'. She fell in status 'Ее статусупал'.

Социальная и физическая основа. Статус коррелирован с (социальным) господством, а (физическое) господство ориентировано как ВЕРХ.

GOOD IS UP; BAD IS DOWN 'ХОРОШЕЕ ОРИЕНТИРОВАНО ВВЕРХ; ПЛОХОЕ -ВНИЗ'

Things are looking up 'Дела улучшаются (букв.: смотрят вверх)'. We hit a peak last year, but it's been downhill ever since 'Мы достигли высшей точки в прошлом году, но с тех пор дела ухудшились (букв.: пошли вниз)'. Things are at an all-time low 'Дела находятся на небывало низком уровне'. Не does high-quality work 'Он дает высококачественную продукцию'.

Физическая основа для личного благополучия. Счастье, здоровье, жизнь и господство - то есть все то, что характеризует благо для человека, ориентировано вверх.

VIRTUE IS UP; DEPRAVITY IS DOWN 'ДОБРОДЕТЕЛЬ ОРИЕНТИРОВАНА ВВЕРХ; ПОРОК - ВНИЗ'

Не is high-minded 'Он благороден (букв.: с высоким складом ума)'. She has high standards 'У нее высокие критерии'. She is upright 'Она честная (справедливая, букв.: вертикальная)'. She is an upstanding citizen 'Она честная (букв.: стоящая, прямо) гражданка'. That was a low trick 'Это была низкая проделка'. Don't be underhanded 'He занимайтесь интригами'. I wouldn't stoop to that 'Я не унижусь (букв.: не наклонюсь) до этого'. That would be beneath me 'Это было бы недостойно (букв.: ниже) меня'. Не fell in the abyss of depravity 'Он погряз в пороке (букв.: впал в бездну порока)'. That was a low-down thing to do 'Это был низкий поступок'.

Физическая и социальная основа. ХОРОШЕЕ ОРИЕНТИРУЕТ ВВЕРХ для любой личности (физическая основа); к этому присоединяется метафора, которую мы рассмотрим ниже, - ОБЩЕСТВО ЕСТЬ ЛИЧНОСТЬ (в том ее варианте, в котором человек не отождествляет себя с обществом). Быть добродетельным - значит поступать в соответствии с нравственными критериями, установленными обществом/лицом для поддержания его благополучия. ДОБРОДЕТЕЛЬ ЕСТЬ ВЕРХ потому, что добродетельные поступки коррелированы с общественным благополучием, с точки зрения общества/лица. Поскольку социально мотивированные метафоры составляют часть культуры, решающее значение здесь имеет точка зрения общества/лица.

RATIONAL IS UP; EMOTIONAL IS DOWN 'РАЦИОНАЛЬНОЕ ОРИЕНТИРОВАНО ВВЕРХ; ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ - ВНИЗ'

The discussion fell to the emotional level but I raised it back up to the rational plane 'Дебаты приняли эмоциональный характер (букв.: упали до эмоционального уровня), но я ввел их снова в рациональную колею (букв.: поднял их снова на рациональную плоскость)'. We put our feelings aside and had a high-level intellectual discussion of the matter 'Мы отставили в сторону эмоции и затеяли высокоинтеллектуальное обсуждение вопроса'. Не couldn't rise above his emotions 'Он не смог стать выше своих эмоций'.

Физическая и культурная основа. В нашей культуре люди считают, что они способны к контролю над животными, растениями и окружающей средой, именно эта уникальная способность ставит человека над животными и обеспечивает власть над ними. Метафора ВЛАСТЬ - ВЕРХ, таким образом, составляет основу для метафоры ЧЕЛОВЕК - ВЕРХ и, следовательно, для метафоры РАЦИОНАЛЬНОЕ - ВЕРХ.

Выводы. Разобранные примеры приводят нас к следующим выводам относительно эмпирических оснований, связности и системности метафорических понятий:

  • - Большинство наших фундаментальных понятий организуется в терминах одной или нескольких ориентационных метафор.
  • - Каждая пространственная метафора обладает внутренней системностью. Например, метафора HAPPY IS UP 'СЧАСТЬЕ - ВЕРХ' определяет некоторую связную систему, а вовсе не ряд разрозненных и случайных метафор. (Пример распада системы мы имели бы в том случае, если бы, скажем, фраза I'm feeling up значила 'Я чувствую себя счастливым', а фраза My spirits rose - 'Я становлюсь печальнее'.)
  • - Разнообразные ориентационные метафоры объемлет общая система, согласующая их между собой. Так, метафора ХОРОШЕЕ - ВЕРХ задает ориентацию ВЕРХ для общего состояния благополучия, и эта ориентация согласована с частными случаями типа СЧАСТЬЕ - ВЕРХ, ЗДОРОВЬЕ - ВЕРХ, ЖИВОЕ - ВЕРХ, КОНТРОЛЬ - ВЕРХ. Метафора СТАТУС - ВЕРХ согласована с метафорой КОНТРОЛЬ - ВЕРХ.
  • - Ориентационные метафоры коренятся в физическом и культурном опыте; они применяются отнюдь не случайно. Метафора может служить средством осмысления того или иного понятия только благодаря ее эмпирическому основанию. (Некоторые сложности, связанные с эмпирическим основанием метафоры, обсуждаются в следующем разделе.)
  • - В основе метафоры могут лежать разные физические и социальные явления. Как представляется, согласованность внутри общей системы отчасти объясняет выбор одного из них. Например, состояние счастья в физической сфере, как правило, коррелирует с улыбкой и общим состоянием экспансивности (открытости). В принципе это могло бы служить основанием для метафоры HAPPY IS WIDE; SAD IS NARROW 'СЧАСТЬЕ - ШИРОКОЕ; ГРУСТЬ-УЗКОЕ'. И действительно, встречаются отдельные выражения, отвечающие этой метафоре, - например, I'm feeling expansive приблиз.: 'Я чувствую, что радость бьет через край; Я не могу сдержать радости'; подобные выражения выделяют другой аспект состояния счастья, нежели выражения типа I'm feeling up. Однако в нашей культуре главной для соответствующего состояния является ассоциация счастья с верхом; можно привести обоснование того, почему мы говорим о "вершине счастья", а не о "ширине счастья". Метафора СЧАСТЬЕ - ВЕРХ максимально согласована с метафорами ХОРОШЕЕ - ВЕРХ, ЗДОРОВЬЕ - ВЕРХ и т. п.
  • - В некоторых случаях ориентация в пространстве составляет столь существенную часть понятия, что нам трудно вообразить какую-либо другую метафору, которая могла бы упорядочить данное понятие. В нашем обществе таким понятием является "высокий статус". Другие случаи, типа "счастье", носят менее определенный характер. Независимо ли понятие счастья от метафоры СЧАСТЬЕ - ВЕРХ или же вертикальная пространственная ориентация составляет неотъемлемую часть данного понятия? Мы полагаем, что в рамках данной концептуальной системы она составляет его часть. Метафора СЧАСТЬЕ - ВЕРХ помещает счастье внутри согласованной метафорической системы, и часть содержания этого понятия вытекает из его роли в этой системе.
  • - Так называемые сугубо интеллектуальные понятия, например, понятия в научной теории, часто - а возможно, и всегда - основаны на метафорах, имеющих физическое и/или культурное основание. Прилагательное high в выражении high-energy particles 'частицы высоких энергий' основано на метафоре MORE IS UP 'БОЛЬШЕ - ВЕРХ'. High в выражении high-level functions 'функции высокого уровня', используемом в физиологической психологии, основано на метафоре RATIONAL IS UP 'РАЦИОНАЛЬНОЕ - ВЕРХ'. Слово low в low-level phonology 'фонология низкого уровня' (та фонология, которая ведает детальными фонетическими аспектами звуковых систем в естественных языках) основано на метафоре MUNDANE REALITY IS LOW 'МИРСКАЯ (ПРИЗЕМЛЕННАЯ) РЕАЛЬНОСТЬ -НИЗ' (ср. выражение down-to-earth 'направленный вниз к земле, приземленный'). Интуитивная привлекательность научной теории связана с тем, насколько хорошо ее метафоры отражают наш опыт.
  • Наш физический и культурный опыт дает множество оснований для ориентационных метафор. Выбор тех или иных метафор и выделение среди них главных могут варьировать от культуры к культуре.
  • Задача разграничения физического и культурного оснований метафоры весьма сложна, поскольку выбор одного конкретного физического основания среди множества возможных должен согласовываться с общим культурным фоном.

Эмпирические основания метафор. Об эмпирических основаниях метафор нам известно немногое. Из-за недостатка знаний в этой области мы описывали каждую метафору отдельно от других и лишь затем привели некоторые спекулятивные соображения по поводу возможных эмпирических оснований метафор. Мы избрали такой порядок изложения исключительно вследствие недостатка наших знаний, но отнюдь не из принципа. В действительности же мы полагаем, что ни одна метафора не может восприниматься и даже не может быть адекватно представлена независимо от ее эмпирических оснований. Например, эмпирическое основание метафоры БОЛЬШЕ - ВЕРХ весьма существенно отличается от эмпирического основания метафор СЧАСТЬЕ - ВЕРХ или РАЦИОНАЛЬНОЕ - ВЕРХ.

Хотя во всех этих метафорах фигурирует одно и то же понятие ВЕРХ, области опыта, на которых основаны эти метафоры, существенно различны. Дело вовсе не в том, что имеется много разных понятий ВЕРХ; правильнее сказать, что вертикальность входит в наш опыт многими разными способами и тем самым порождает много различных метафор.

Неотделимость метафор от их эмпирических оснований можно было бы акцентировать посредством включения эмпирических оснований в сами представления метафор. Так, вместо формулировок типа БОЛЬШЕ - ВЕРХ и РАЦИОНАЛЬНОЕ - ВЕРХ мы могли бы использовать более сложные отношения, изображенные на диаграмме.

В таком представлении подчеркивался бы тот факт, что две части каждой метафоры связаны только через соответствующее эмпирическое основание и что только с помощью данных эмпирических оснований метафора может выполнять свою функцию в понимании текстов.

Мы вынуждены отказаться от подобных представлений вследствие наших малых знаний об эмпирических основаниях метафор. Мы по-прежнему будем использовать слово is 'есть'*. в формулировках метафор типа MORE IS UP 'БОЛЬШЕ - ВЕРХ', однако это слово в данном контексте следует рассматривать как своего рода стенографическое обозначение для некоторого множества эмпирических явлений, на которых основана соответствующая метафора и в терминах которых мы ее понимаем.

Роль эмпирического основания важна и при понимании функционирования тех метафор, которые не согласуются друг с другом вследствие того, что они основаны на разных типах опыта. Возьмем, например, метафору НЕИЗВЕСТНОЕ - ВЕРХ; ИЗВЕСТНОЕ - НИЗ и рассмотрим примеры That's up in the air 'Это носится в воздухе' и The matter is settled 'Дело улажено'. Эта метафора имеет в качестве эмпирического основания нечто вроде UNDERSTANDING IS GRASPING 'ПОНИМАНИЕ ЕСТЬ СХВАТЫВАНИЕ (УЛАВЛИВАНИЕ)', как в примере I couldn't grasp his explanation 'Я не мог схватить суть его объяснения'. В сфере физических объектов, если вы можете схватить что-либо и удержать в руках, то вы можете тщательно рассмотреть этот предмет и достаточно хорошо освоить его.

Схватывать руками и тщательно рассматривать легче те предметы, которые находятся на земле в фиксированном положении, чем те, которые плавают в воздухе (подобно листьям или клочкам бумаги). Тем самым метафора НЕИЗВЕСТНОЕ - ВЕРХ; ИЗВЕСТНОЕ - НИЗ согласуется с эмпирическим основанием ПОНИМАНИЕ ЕСТЬ СХВАТЫВАНИЕ.

Однако НЕИЗВЕСТНОЕ - ВЕРХ не согласуется с такими метафорами, как ХОРОШЕЕ -   ВЕРХ и ЗАКОНЧЕННОЕ - ВЕРХ (как во фразе I'm finishing up 'Я заканчиваю'). Естественно ожидать, что ЗАКОНЧЕННОЕ сочетается с ИЗВЕСТНЫМ, а НЕЗАКОНЧЕННОЕ сочетается с НЕИЗВЕСТНЫМ. Однако в свете вертикально ориентированных метафор данные соотношения не выполняются. Объяснение этому состоит в том, что метафоры НЕИЗВЕСТНОЕ - ВЕРХ и ЗАКОНЧЕННОЕ -  ВЕРХ имеют разные эмпирические основания.

V. МЕТАФОРА И КУЛЬТУРНЫЙ ФОН

Наиболее фундаментальные культурные ценности согласованы с метафорической структурой основных понятий данной культуры. В качестве примера рассмотрим некоторые ценностные суждения, принятые в нашем обществе, которые - в отличие от противоположных им утверждений - согласованы с пространственными метафорами типа ВЕРХ - НИЗ.

"Больше (по количеству) - лучше" согласовано с БОЛЬШЕ -ВЕРХ и ХОРОШЕЕ -  ВЕРХ.
"Меньше (по количеству) - лучше" не согласовано с этими метафорами.

"Большее (по размеру)-лучше" согласовано с БОЛЬШЕ -ВЕРХ и ХОРОШЕЕ -  ВЕРХ.
"Меньшее (по размеру) - лучше" не согласовано с этими метафорами.

"Будущее будет лучше" согласовано с БУДУЩЕЕ - ВЕРХ и ХОРОШЕЕ -  ВЕРХ.
"Будущее будет хуже" не согласовано с этими метафорами.

"В будущем будет больше (There will be more in the future)" согласовано с БОЛЬШЕ - ВЕРХ и БУДУЩЕЕ - ВЕРХ.

"Ваш статус должен повыситься в будущем" согласовано с ВЫСОКИЙ СТАТУС -  ВЕРХ и БУДУЩЕЕ - ВЕРХ.

Все эти ценности глубоко укоренились в нашей культуре. "Будущее будет лучше" - утверждение прогресса. Для утверждения "В будущем будет больше" в качестве особых случаев можно указать накопление товаров потребления и повышение заработной платы. "Ваш статус должен повыситься в будущем" - утверждение карьеризма (продвижения по служебной лестнице). Эти утверждения согласуются с нашими пространственными метафорами, а противоположные им утверждения с ними не согласуются. Поэтому можно предположить, что наши культурные ценности существуют не изолировано друг от друга, а должны образовывать согласованную систему вместе с метафорическими понятиями, в мире которых протекает наша жизнь. Мы не утверждаем, что все культурные ценности, согласованные с метафорической системой, реально существуют; мы утверждаем лишь то, что те ценности, которые реально существуют и глубоко укоренились в культуре, согласуются с метафорической системой.

Перечисленные выше ценности имеют силу для нашей культуры в общем смысле - при прочих равных условиях. Однако, поскольку условия меняются, нередко возникают конфликты между этими ценностями и, следовательно, конфликты между метафорами, которые ассоциируются с ними. Для объяснения подобных конфликтов между ценностями (и им соответствующими метафорами) мы должны обнаружить различные индексы приоритетов, присваиваемых этим ценностям и метафорам той субкультурой, которая их использует. Например, метафора БОЛЬШЕ - ВЕРХ, как представляется, всегда имеет наивысший приоритет, поскольку ей отвечает наиболее очевидное физическое основание. Превосходство приоритета метафоры БОЛЬШЕ - ВЕРХ над приоритетом ХОРОШЕЕ - ВЕРХ можно видеть на примерах типа Inflation is rising 'Инфляция повышается' и The crime rate is going up 'Преступность растет'. Инфляцию и преступность естественно оценивать как отрицательные явления; при этом данные фразы обладают присущим им смыслом вследствие того, что метафора БОЛЬШЕ - ВЕРХ всегда имеет максимальный приоритет.

В общем случае индекс приоритетов ценностей определяется частично субкультурой, в которой живет индивид, а частично его личными оценками и пристрастиями. Различные субкультуры в составе некоторой магистральной культуры обладают базисными ценностями, но присваивают им разные индексы приоритетов. Например, БОЛЬШЕЕ - ЛУЧШЕ может вступить в конфликт с утверждением В БУДУЩЕМ БУДЕТ БОЛЬШЕ, когда встает вопрос о том, покупать ли большой автомобиль в данное время с последующей выплатой крупной денежной суммы, которая поглотит будущее жалованье, или довольствоваться покупкой автомобиля меньшего размера, но более дешевого. В США есть субкультуры, в рамках которых покупка большого автомобиля не является основанием для беспокойства о будущем, а есть и другие субкультуры, в рамках которых будущее выступает на первый план при покупке даже небольшого автомобиля. Было время (до инфляции и энергетического кризиса), когда владение небольшой машиной имело высокий статус в субкультуре, где принципы ДОБРОДЕТЕЛЬ - ВЕРХ и ЭКОНОМИЯ РЕСУРСОВ ДОБРОДЕТЕЛЬНА имели приоритет над БОЛЬШЕЕ - ЛУЧШЕ. В наши дни число владельцев небольших машин резко увеличилось, так как имеется большая субкультура, в которой принцип ЭКОНОМИТЬ ДЕНЬГИ - ХОРОШО превалирует над принципом БОЛЬШЕ - ЛУЧШЕ.

Кроме субкультур, существуют также социальные группы, определяющее свойство которых состоит в том, что их члены разделяют некоторые важные ценностные принципы, противоречащие ценностям магистральной культуры. Другие же ценности магистральной культуры членами таких групп сохраняются подспудно. Нечто подобное можно наблюдать в монашеских орденах, например, в ордене траппистов. В нем ценности МЕНЬШЕ - ЛУЧШЕ и МЕНЬШЕЕ - ЛУЧШЕ справедливы по отношению к материальной собственности, рассматриваемой монахами как препятствие к искреннему исполнению самого важного в жизни - долга перед Богом. Трапписты разделяют ценностный принцип магистральной культуры ДОБРОДЕТЕЛЬ - ВЕРХ, придавая ей наивысший приоритет. Принцип БОЛЬШЕ - ЛУЧШЕ для них также остается в силе, но применяется не к материальным благам, а к добродетели; так же обстоит дело с ценностным принципом СТАТУС - ВЕРХ, но он относится не к земному, а к высшему миру - к Царству Божию. Далее, ценностный принцип БУДУЩЕЕ БУДЕТ ЛУЧШЕ справедлив относительно духовного роста (ВЕРХ) и в конечном счете спасения духа (подлинно ВЕРХ). Подобная ситуация типична для социальных групп, находящихся вне магистральной культуры. Добродетель, благо, доброта и статус могут быть коренным образом переосмыслены, оставаясь при этом в положении ВЕРХА. В таких социальных группах по-прежнему лучше располагать большим количеством того, что в них считается важным, по-прежнему БУДУЩЕЕ БУДЕТ ЛУЧШЕ относительно того, что важно, и т. д. Принимая во внимание аспекты, важные для религиозной группы, можно сказать, что ее система ценностей обладает как внутренней согласованностью, так и согласованностью с главными ориентационными метафорами магистральной культуры.

Отдельные люди, как и социальные группы, отличаются своими системами приоритетов и теми способами, которыми они осмысливают то, что для них хорошо или добродетельно. В этом смысле каждое лицо представляет собой подгруппу из одного члена. Его индивидуальная система ценностей, хотя и с некоторыми поправками, согласована с главными ориентационными метафорами магистральной культуры.

Отнюдь не все культуры располагают приоритеты на ориентационной шкале "верх - низ", как это делаем мы. Есть культуры, в которых понятия равновесия или расположенности относительно центра играют гораздо более существенную роль, чем у нас. Или возьмем непространственную ориентацию "активное - пассивное". Для нас в большинстве случаев АКТИВНОЕ - ВЕРХ и ПАССИВНОЕ - НИЗ; однако в некоторых культурах пассивность оценивается выше активности. Вообще говоря, главные ориентационные шкалы "верх - низ", "внутри - вне", "центральное - периферийное", "активное - пассивное" и т. п. представляются общими для всех культур, однако виды ориентации, принятые для конкретных понятий, и роль ориентационных принципов, с точки зрения их важности, варьируют от культуры к культуре.

VI . ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТАФОРЫ

Метафоры сущности и субстанции. Пространственные ориентационные шкалы типа "верх - низ", "перед - зад", "нахождение на чем-л./около чего-л. - удаление" (on - off), "центр - периферия" и "близкое - далекое" составляют богатую основу для осмысления понятий в ориентационных терминах. Это, конечно, немало, но не следует преувеличивать сферу распространения ориентационных принципов. Наш опыт восприятия физических объектов и вещества составляет другую основу для осмысления понятий, выходящую за пределы простой ориентации. Осмысление нашего опыта в терминах объектов и веществ позволяет нам вычленять некоторые части нашего опыта и трактовать их как дискретные сущности или вещества некоторого единого типа. Коль скоро мы можем представить данные нашего опыта в виде предметов или веществ, мы можем .ссылаться на них, объединять их в категории, классифицировать их и определять их количество, тем самым мы можем рассуждать о них.

Если объекты недискретны или не обладают четкими контурами, например, горы, перекрестки, живые изгороди и т. п., мы все же зачисляем их в соответствующие категории. Подобный способ трактовки явлений физического мира необходим для удовлетворения определенных .целей - установления местоположения гор, назначения встреч на перекрестках улиц, подстригания живых изгородей. Такие чисто человеческие цели обычно требуют от нас наложения искусственных границ на физические явления для придания им дискретности, каковой обладаем мы сами как физические объекты, ограниченные некоторой поверхностью.

Подобно тому как данные человеческого опыта по пространственной ориентации порождают ориентационные метафоры, данные нашего опыта, связанные с физическими объектами (в особенности с нашим собственным телом), составляют основу для колоссального разнообразия онтологических метафор, то есть способов трактовки событий, действий, эмоций, идей и т. п. как предметов и веществ.

Онтологические метафоры обслуживают разнообразные цели; типы этих целей отражаются посредством разнообразных типов метафор. Возьмем, например, такое явление, как повышение цен, которое может быть метафорически осмыслено как некая самодовлеющая сущность (entity), предмет и обозначено существительным inflation 'инфляция'. Это дает нам возможность говорить о данном явлении нашего опыта:

ИНФЛЯЦИЯ ЕСТЬ СУЩНОСТЬ

Inflation is lowering our standard of living
'Инфляция понижает наш жизненный уровень'.
If there's much more inflation, we'll never survive
'Если инфляция будет расти (букв.: если будет больше инфляции), мы не выдержим'.
We need to combat inflation
'Нам нужно бороться с инфляцией'.
Inflation is backing us
into a corner
'Инфляция загоняет нас в угол'.
Inflation is taking its toll at the checkout counter and the gas pump
'Инфляция наносит ущерб при расчете в магазине и на бензозаправочной станции'.
Buying land is the best way of dealing with inflation
'Покупка земли - лучший способ борьбы с инфляцией'.
Inflation makes me sick
'Инфляция вызывает во мне раздражение'.

Во всех этих случаях взгляд на инфляцию как на самодовлеющую сущность позволяет нам рассуждать о ней, характеризовать ее количественно, выделять тот или иной ее аспект, рассматривать ее как причину событий, учитывать инфляцию в наших действиях и даже воображать, что мы понимаем ее природу. Подобного рода онтологические метафоры необходимы для рационального обращения с данными нашего опыта.

Диапазон онтологических метафор, используемых нами для этих целей, поистине огромен. Приводимый ниже перечень дает некоторое представление о типах онтологических метафор и тех целях, которым они служат.

Способ обозначения (referring)

My fear of insects is driving my wife crazy
'Моя боязнь насекомых сводит жену с ума'.
That was a beautiful catch
'Это была великолепная хитрость'.
We are working toward peace
'Мы действуем в интересах мира'.
The middle class is a powerful silent force in American politics
'
Средний класс - это могущественная безмолвная сила в американской политике'.
The honor of our country is at stake in this war
'Честь нашей страны поставлена на карту в этой войне'.

Количественная характеристика

Не will take a lot of patience to finish this book
'Потребуется много терпения для окончания этой книги'.
There is so much hatred in the world
'В этом мире так много ненависти'.
DuPont has a lot of political power in Delaware
'Дюпон обладает большим политическим влиянием в Делаваре'.
You've got too much hostility in you
'В вас слишком много враждебности'.
Pete Rose has a lot of hustle and baseball know-how
'У Пита Роуза много анергии и знаний о бейсболе'.

Выделение аспектов

The ugly side of his personality comes out under pressure '
Неприглядная сторона его личности выявляется в экстремальной ситуации'.
The brutality of war dehumanizes us all
'Жестокость войны делает всех нас- бесчеловечными'.
I can't keep up with the pace of modern life
'Я не могу поспевать за темпом современной жизни'.
His emotional health has deteriorated recently '
Его эмоциональное здоровье недавно ухудшилось'.
We never got to feel the thrill of victory in Vietnam
'Нам никогда не довелось испытать победы во Вьетнаме'.

Определение причин

The pressure of his responsibilities caused his breakdown
Груз обязанностей вызвал у него полный упадок сил'.
Не did it out of anger
'Он сделал это от раздражения'.
Our influence in the world has declined because of our lack of moral fiber
'Наше влияние в мире пошло на убыль из-за отсутствия у нас нравственных принципов'.
Internal dissension
cost them the pennant
'Внутренние разногласия стоили им потери призового вымпела'.

Постановка целей и мотивировка действий

Не went to New York to seek fame and fortune
'Он отправился в Нью-Йорк добиваться слабы и богатства,'.
Here's what you have to do to insure financial security '
Вот что должны вы делать для обеспечения финансовой независимости' .
I'm changing mу way of life so that I can find true happiness
'Я меняю свой образ жизни, с тем чтобы найти истинное счастье'.
The FBI will act quickly in the face of a threat to national security
'ФБР будет действовать быстро перед лицом угрозы национальной безопасности'.
She saw getting married as the solution to her problems
'Она рассматривала замужество как способ решить свои проблемы'.

Как и в случае ориентационных метафор, носители языка даже не замечают метафоричности большинства приведенных выше выражений. Это отчасти объясняется тем, что онтологические метафоры, подобно ориентационным, имеют крайне узкий диапазон использования - способ обозначения явления, его количественную характеристику и т. п. Одного лишь взгляда на нефизический объект как на сущность или субстанцию недостаточно для того, чтобы получить полное представление о его природе. Однако онтологические метафоры могут быть еще более усложнены и углублены. Ниже мы приведем два примера усложнения онтологической метафоры THE MIND IS AN ENTITY 'ПСИХИКА - ЭТО СУЩНОСТЬ', свойственной нашей культуре.

ПСИХИКА (MIND) - ЭТО МАШИНА **.

We're still trying to grind out the solution to this equation
'Мы все еще пытаемся выработать (букв.: выточить, отшлифовать) решение этого уравнения'. My mind just isn't operating today
Мой ум просто не работает сегодня'.
Boy, the wheels are turning nowl
'Ну вот, сейчас колесики завертелись!'
I'm a little rusty today
'Я сегодня что-то туповат (букв.: немного заржавел)'.
We've been working on this problem all day and now we're running out of steam
'Мы проработали над этой задачей весь день, а теперь наши пары иссякли'.

ПСИХИКА (MIND) - ЭТО ХРУПКИЙ ПРЕДМЕТ

Her ego is very fragile
'Ее психика (букв.: ее "я") очень хрупка'.
You have to handle him with care since his wife's death
'Вы должны обращаться с ним с осторожностью после смерти его жены'.
Не broke under cross-examination
'
Перекрестный допрос сломал его'.
She is easily crushed
'Ее легко сломить'.
The experience shattered him
'Это переживание сломало его'.
I'm going to pieces
'Я разваливаюсь на части'.
His mind snapped
букв.: 'Его рассудок сломался'.

Эти метафоры задают объекты различного типа. Они предоставляют нам разные метафорические модели психики человека и тем самым позволяют сосредоточить внимание на разных аспектах ментального опыта. Метафора ПСИХИКА - ЭТО МАШИНА относится к ментальному аспекту психической жизни, и отсюда вытекает следующая концепция интеллекта: он может находиться в рабочем или выключенном состоянии, обладает определенным уровнем оперативности ("коэффициентом полезного действия"), производительностью, внутренним устройством, источником энергии и эксплуатационными условиями. Метафора ПСИХИКА-ЭТО ХРУПКИЙ ПРЕДМЕТ не столь богата: она позволяет нам говорить лишь о психологической устойчивости, силе духа индивида. Однако есть такая область внутреннего мира человека, которая может быть осмыслена в терминах обеих метафор. Мы имеем в виду примеры следующего типа:

Не broke down
'Он сломался' (ПСИХИКА - ЭТО МАШИНА).
He cracked up
'Он свихнулся (букв.: треснул)' (ПСИХИКА-ЭТО ХРУПКИЙ ПРЕДМЕТ).

Однако эти две метафоры не относятся к разным аспектам духовного опыта. Когда выходит из строя машина, она просто прекращает работать. Когда разбивается хрупкий предмет, его куски разлетаются в разные стороны и могут ранить окружающих. Так, например, когда кто-либо сходит с ума и становится буйным или неистовым, вполне уместно сказать: Не cracked up. С другой стороны, если человек становится вялым, апатичным и не способным нормально функционировать по психологическим причинам, мы скорее скажем: Не broke down.

Подобные онтологические метафоры столь естественны и столь глубоко пронизывают наше мышление" что они воспринимаются как самоочевидные, как прямые описания явлений внутреннего мира. Тот факт, что они представляют собой метафорические выражения, никогда не приходит в голову большинству носителей языка. Мы воспринимаем высказывания типа Не cracked under pressure 'Он свихнулся под напором обстоятельств' как непосредственно истинные или ложные. Это выражение реально использовалось многими журналистами для объяснения того, почему Дэн Уайт пронес револьвер в здание городского магистрата в Сан-Франциско и застрелил мэра Джорджа Москоуна. Объяснения подобного рода кажутся большинству из нас совершенно естественными и понятными. Причина такой естественности состоит в том, что метафоры типа ПСИХИКА - ЭТО ХРУПКИЙ ПРЕДМЕТ составляют неотъемлемую часть модели внутреннего мира, присущей нашей культуре; именно в терминах этой модели большинство из нас мыслит и действует.

Метафоры, связанные с вместилищами

Ограниченные пространства. Мы представляем собой физические существа, ограниченные в определенном пространстве и отделенные от остального мира поверхностью нашей кожи; воспринимаем остальной мир как находящийся вне нас. Каждый из нас есть вместилище, ограниченное поверхностью тела и наделенное способностью ориентации типа "внутри - вне". Эту нашу ориентацию мы мысленно переносим на другие физические объекты, ограниченные поверхностями. Тем самым мы также рассматриваем их как вместилища, обладающие внутренним пространством и отделенные от внешнего мира. К явным вместилищам относятся комнаты и дома. Переходить из комнаты в комнату - значит перемещаться из одного вместилища в другое, то есть переходить из одной комнаты внутрь другой. Эту модель мы придаем даже твердым сплошным предметам, например, тогда, когда мы разбиваем на части булыжник, чтобы увидеть, что находится внутри него. Мы налагаем эту ориентацию на окружающую нас естественную среду. Лесная поляна воспринимается нами как замкнутое пространство, и мы можем мыслить себя внутри поляны (на поляне) или вне поляны, в лесу или вне леса. Лесная поляна действительно имеет нечто, что мы можем воспринимать как естественную границу, а именно нечеткую область, в которой идут на убыль деревья и начинается обрытое пространство. Но даже там, где нет естественной физической границы, которую можно было бы воспринимать как замыкающую пространство некоторого вместилища, мы налагаем сбои искусственные границы, отделяя территорию с ее собственным внутренним пространством и ограничивающей поверхностью, будь то стена, забор или некоторая воображаемая линия или плоскость. Немногие человеческие инстинкты имеют более базисную природу, чем чувство пространства. Отграничение некоторой территории, наложение границы вокруг нее представляет собой акт количественной характеристики. Ограниченные объекты, будь то люди, камни или территории, обладают размерами. В силу-этого их можно характеризовать по количеству образующей их или содержащейся в них субстанции. Например, Канзас есть ограниченная область, а значит - ВМЕСТИЛИЩЕ, и поэтому мы можем сказать: There's a lot of land in Kansas 'В Канзасе - обширная территория'.

Вещества (субстанции) тоже можно рассматривать как вместилища. Возьмем, например, ванну с водой. Садясь в ванну, вы погружаетесь в воду. И ванна и вода воспринимаются как вместилища, но вместилища разного рода. Ванна есть ОБЪЕКТ-ВМЕСТИЛИЩЕ, тогда как вода есть ВЕЩЕСТВО-ВМЕСТИЛИЩЕ.

Поле зрения. Мы осмысляем поле нашего зрения как вместилище, а видимое нами - как содержимое этого вместилища. Это вытекает даже из самого термина "visual field (поле зрения)". Это естественная метафора; она мотивирована тем, что, когда вы обозреваете некоторую территорию (земельное пространство, пространство пола и т. п.), поле вашего зрения очерчивает границу видимого. Исходя из того, что ограниченное физическое пространство есть вместилище и что поле нашего зрения соотносится с подобным ограниченным физическим пространством, мы естественным образом приходим к метафорическому понятию ПОЛЕ ЗРЕНИЯ - ЭТО ВМЕСТИЛИЩЕ. Так, мы можем сказать:

The ship is coming into view
'Корабль уже видно (букв.: входит в поле зрения}'.
I have him in sight
держу его в поле зрения'.
I can't see him - the tree is in the way
'Я не могу его видеть - мешает (букв.: находится на пути) дерево'.
He's out of sight now
'Он вне поля зрения сейчас'.
That's in the center of my field of vision
'Это находится в центре моего поля зрения'.
There's nothing in sight
'В поле зрения ничего нет'.
I can't get all of the ships in sight at once
'Я не могу держать все корабли в поле зрения одновременно'.

События, действия, занятия в состояния. Мы используем онтологические метафоры и для постижения событий, действий, занятий (деятельностей) и состояний (events, actions, activities, and states). События и действия метафорически осмысляются как объекты, занятия (виды деятельности) - как вещества, состояния - как вместилища. Например, соревнование по бегу (race) представляет собой некоторое событие, которое воспринимается как дискретная сущность (объект). Соревнование по бегу проходит во времени и пространстве, имеет четко очерченные границы. Поэтому мы и рассматриваем соревнование по бегу как ОБЪЕКТ-ВМЕСТИЛИЩЕ, который содержит в себе участников (в свою очередь являющихся объектами), события типа старта или финиша (являющиеся метафорическими объектами) и деятельность, состоящую в беге (к которой приложима метафора вещества). Так, мы можем сказать о соревновании по бегу:

Are you in the race on Sunday?
'Вы участвуете в соревновании по бегу в воскресенье?' (соревнование как ОБЪЕКТ-ВМЕСТИЛИЩЕ).
Are you going to the race?
'Вы идете на соревнование по бегу?' (соревнование как ОБЪЕКТ).
Did you see the race?
'Вы видели соревнование по бегу?' (соревнование как ОБЪЕКТ).
The finish of the race was really exciting
'Финиш забега был поистине захватывающим' (финиш как ОБЪЕКТ-СОБЫТИЕ внутри ОБЪЕКТА-ВМЕСТИЛИЩА).
There was a lot of good running in the race
'На соревнованиях по бегу многие показали прекрасные результаты (букв.: много хорошего бега)' (бег как ВЕЩЕСТВО во ВМЕСТИЛИЩЕ).
I couldn't do much sprinting until the end
'Я не мог показать хороший спринт (букв.: не мог делать много спринта) до конца дистанции' (спринт как ВЕЩЕСТВО).
Halfway into the race, I ran out of energy
'На половине дистанции (букв.: наполовину внутри забега) я выдохся' (соревнование как ОБЪЕКТ-ВМЕСТИЛИЩЕ).
He's out of the race now
'Он не участвует в соревновании (букв.: вне соревнования) сейчас' (соревнование как ОБЪЕКТ-ВМЕСТИЛИЩЕ).

Занятие (деятельность) в общем плане осмысляется метафорически как ВЕЩЕСТВО и тем самым как ВМЕСТИЛИЩЕ:

In washing the window, I splashed water all over the floor
'Когда я мыл окно (букв.: в мытье окна), я расплескал воду'.
How did Jerry get out of washing the windows?
'Каким образом Джерри избежал (букв.: вышел из) мытья окон?'
Outside of washing the windows, what else did you do?
'Кроме мытья окон (букв.: за пределами мытья окон), что еще вы делали?'
How much window-washing did you do?
'Сколько окон вы вымыли?' (букв.: 'Сколь много мытья окон вы сделали?').
How did you get into window-washing as a profession?
'Каким образом вы выбрали мытье (букв.: вошли в мытье) окон в качестве своей профессии?'
He's immersed in washing the windows right now
'Как раз сейчас он занят мытьем (букв.: погружен в мытье) окон'.

Таким образом, занятие (деятельность) рассматривается как вместилище для действий и других занятий, которые входят в его состав. Они также рассматриваются как вместилища для энергии и материалов, необходимых для их осуществления, и для их побочных продуктов, которые можно представить как находящиеся в них или выходящие из них:

I put a lot of energy into washing the windows
вложил много энергии в мытье окон'.
I get a lot of satisfaction out of washing windows
' Я получаю большое удовлетворение от мытья (букв.: из мытья) окон'.
There is a lot of satisfaction in washing windows
'Мытье окон доставляет большое удовлетворение (букв.: В мытье окон много удовлетворения)'.

Различные типы состояний также могут быть осмыслены как вместилища. Так, мы располагаем следующими примерами:

He's in love
'Он влюблен (букв.: Он в любви)'.
We're out of trouble now
'У нас нет никаких неприятностей (букв.: Мы вне неприятностей) сейчас'.
He's coming out of the coma
'Он выходит из комы'.
I'm slowly getting into shape
медленно вхожу в форму'.
Не entered a state of euphoria
'
Он впал в состояние эйфории'.
Не fell into a depression
'
Он впал в депрессию'.
Не finally emerged from the catatonic state he had been in since the end of finals week
'Он наконец вышел из состояния ступора, в котором находился со времени выпускных экзаменов'.


Примечания:

 

[*] В русском переводе формулировок метафор в большинстве случаев вместо глагола-связки есть используется тире. 

[**] Англ. термин mind противопоставлен термину body 'тело' и охватывает основные психические функции, образующие личность человека и распределенные между интеллектом (разумом, рассудком), душой, сознанием и отчасти характером. Содержание статьи не допускает контекстуально дифференцированного перевода этого слова. Поэтому в качестве единого эквивалента термина mind был использован термин психика. 

George Lаkоff, Mark Jоhnsоn. Metaphors We Live By. Chicago, University of Chicago Press, 1980. Публикуются первые шесть глав данной книги (с. 3-32). Ее избранные главы (I, XIII, XXI, XXIII, XXIV) ранее выходили в русском переводе в сб.: "Язык и моделирование социального взаимодействия". M., "Прогресс", 1987, с. 126-170.

Дж. Лакофф, М. Джонсон. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. М., 1990. С. 387-415. Пер. Н.В. Перцова.

75
01.07.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.