Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяРусский языкОрфоэпияПонятие орфоэпии. Орфоэпическая норма. Динамичность и вариативность нормы


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Понятие орфоэпии. Орфоэпическая норма. Динамичность и вариативность нормы

Понятие орфоэпии

Орфоэпия (от др.-греч. оρθоς — «правильный» и греч. оπος — «речь») — наука (раздел фонетики), занимающаяся нормами произношения, их обоснованием и установлением. Орфоэпия — одно из проявлений унификации литературного языка со стороны произношения.

Принято различать разные орфоэпические нормы: «старшую» и «младшую», а также нормы высокого и нейтрального стилей произношения.

Для старшей нормы, отличающей прежде всего речь образованных людей пожилого возраста, характерно произношение було[шн]ая, мяг[къй], [з`в`]ерь. Младшая произносительная норма, наблюдаемая в речи молодежи, владеющей литературным языком, допускает произношение було[чн]ая, мяг[к`ий], [зв`]врь.

Литературное произношение характеризуется определенным единством, нормой, в принципе обязательной для всех говорящих на данном языке. 

Орфоэпическая норма

Орфоэпические нормы — это исторически сложившиеся и принятые в обществе правила произношения слов и грамматических форм слов. Орфоэпические нормы не менее важны для литературного языка, чем нормы образования грамматических форм слов и предложений или нормы правописания.

Конкретные правила орфоэпии многочисленны, но они могут быть сведены в небольшое количество групп:

  • а) в области произношения гласных; 
  • б) нормы произношения согласных и их сочетаний; 
  • в) произносительные нормы отдельных грамматических форм; 
  • г) особенности произношения заимствованных слов.

В области произношения гласных:

При формулировании основных норм в области гласных и согласных звуков базовым берется нейтральный стиль речи. 
I. Гласные звуки под ударением. 

  1. На месте букв а и я под ударением произносится гласный [а]: поляна – по[л’а’]на, лопата – ло[па’]та. В данном случае необходимо выделить глагол запрячь (перепрячь, распрячь, подпрячь). Он в образцовой речи произносится: запречь – зап[рэ ]чь, а в прошедшем времени: запрег – зап[ро ]г. 
  2. Гласный [э] звучит под ударением на месте букв э и е: эра – [э ]ра, женщина – [жэ ]нщина. 
  3. Под ударением на месте букв о и е произносится гласный [о]: рев – [ро ]в; вор – в[о ]р.? 
  4. В живой разговорной речи часто встречаются подмены ударного [э] звуком [о], что недопустимо. Такого рода ошибки часты в следующих словах: атле т, афе ра, блеф, бытие (но житье-бытье) , всплеск, гололе дица (но гололед) , гренаде р, двух-трех-пятидне вный (но дневка) , зе в, иноплеме нник (и иноплеменный, но разноплеменный) , леска, опека (и подопечный) , оседлость (и оседлый) , передержка, преемник, склеп, слежка, современник (и современный, современность) , хребет, шедевр; лемешный, местоименный, недоуменный (и недоуменно) , отве рстый, попере чный, равнобедренный, смятенный, ячменный; избег (прош. вр. глагола избегнуть) , пригре зиться (но гре зы) , се к (прош. вр. глагола се чь ; то же в прош. вр. глаголов отче чь, подсе чь, рассе чь, усе чь, вы сечь). 
  5. Сложности возникают при выборе ударных [э], [о] в сложных словах. В основном сложные слова произносятся с одним ударением, обычно находящимся ближе к концу слова. Поэтому первое слово, входящее в состав сложного, утрачивает самостоятельное ударение, артикуляция ударного гласного в нем ослабляется, и качество гласного меняется – вместо [о] звучит редуцированный. Например: всеобъе’млющий (ср.: человек всеобъемлющих знаний – человек, все объемлющий своим взором) ; зернобобовый (ср.: зерна – бобы) ; если же это слово многосложное и имеет побочное ударение, то [о] сохраняется в составе сложного слова: черносмородиновое (варенье), хотя в более коротких словах первая часть черно– произносится с редуцированным [э]: чернозем, черносли в. Сохраняется [о] и в составе числительных трех-, четырех–, входящих в сложные слова: трехступенчатый, четырехэтажный. 
  6. В некоторых словах происходит подмена ударного [о] на [э]: безнадежный, блеклый, издевка, наемник, околесица, осетр, ременный, решетчатый, сметка, тенета и др. 
  7. Необходимо обращать внимание на некоторые причастные формы, различающиеся ударным гласным и имеющие разные значения: исте кший (год) – истекший (кровью), оглаше нный (кричит как оглашенный) – оглашенный (приказ). 
  8. Гласный [ы] звучит после [ж, ш, ц] на месте буквы и: [жы ]вность, [шы ]шка, [цы ]фра. 

II. Гласные звуки без ударения. 

  1. Как уже говорилось ранее, в основу русского литературного произношения лег акающий московский говор. Еще М. В. Ломоносов считал аканье одной из привлекательных черт живого произношения и говорил: «Выговор буквы о без ударения, как а, много приятнее». 
    По нормам современного литературного произношения звук [а] произносится на месте букв а и о в первом предударном слоге после твердых согласных: роса’ – [ра]са, балет – б[а]ле т. В отличие от [а] ударного этот звук более краток, по длительности менее артикулированный. 
  2. В других безударных слогах [а] и [о] редуцируются, т. е произносятся с меньшей отчетливостью, чем под ударением, и с меньшей полнотой голоса. В этих случаях на месте а и о слышится неясный звук, средний между [ы] и [а]. Он обозначается знаком [ъ]: ла’па – ла [пъ], голова [гъла]ва, ра дость – [ра дъ]сть. 
  3. В начале же слова безударные [а] и [о] произносятся как [а]: алфави т – [а]лфави т; опе-ка – [а]пе ка. Хотя в потоке речи, когда практически нет пауз перед словами, начинающимися с [а] и [о], вместо этих гласных появляется редуцированный звук [ъ]: в областях – [в-ъ]бластях; в арбузах – [в-ъ]рбу зах. 
  4. В предударных слогах на месте сочетаний аа, ао, оа, оо произносится долгий гласный [а]: заострить, за аптеку, про антракт, на окне, вообще – [а ]. 
  5. В первом предударном слоге после твердых шипящих [ж] и [ш] гласный [а] произносится в соответствии с написанием, т.е. как [а]: жара – [жа]ра ; шалун – [ша]лу н. Есть случаи (перед мягким согласным), когда в первом предударном слоге после [ж, ш, ц] вместо [а] рекомендуется произносить звук, средний между [ы] и [э] (обозначается [ыэ]). Например: жалеть – [жыэ]леть, к сожалению – к со[жыэ]ле’нию, формы косвенных падежей слова лошадь – ло[шыэ]дей, а также формы косвенных падежей числительных с элементом -дцать – двад[цыэ]ти, трид[цыэ]ти и т.д. В других безударных слогах после шипящих и [ц] произносится вместо [а] редуцированный [ъ]: жалюзи – [жъ]люзи, крыша – кры [шъ], цареградский – [цъ]реградский. 
  6. В первом предударном слоге на месте буквы а после мягких шипящих [ч] и [щ] произносится звук, близкий к [и] ([иэ]): часы – [ч’иэ]сы, щавель – [щ’иэ]ве ль. Произношение же в этих случаях отчетливого [и] устарело; произношение [ш’а]ве ль, [ч’а]сы диалектное и в литературном языке недопустимо. В остальных случаях в безударных слогах на месте а произносится редуцированный звук, напоминающий краткий [и] (обозначается [ь]): часовщик – [ч’ь]совщи к, щавелен – [ш’ь]веле н. 
  7. На месте буквы е после [ж, ш, ц] в первом предударном слоге произносится звук, средний между [ы] и [э] ([ыэ]): жена – [жыэ]на, шептать – [шыэ]птать, цена – [цыэ]на. Нужно помнить, что в этих случаях нельзя произносить [ы]: [жы]на, [шы]пта ть, [цы]на. В других безударных слогах на месте е произносится редуцированный звук ([ъ]): жестяной – [жъ]стяной, шерстяной – [шъ]рстяной, выше – вы [шъ], целиком – [цъ]лико м. 
  8. В первом предударном слоге после мягких согласных на месте букв е и я произносится [иэ]: ведро – [в’иэ]дро, пяти – [п’иэ]ти. Диалектным в данном случае будет считать отчетливое произношение [и]. 
    В остальных же предударных слогах и в слогах заударных произносится редуцированный звук [ь]: пятачок – [п’ь]тачо к. Но в безударных окончаниях на месте я произносится звук [ъ]: моря – мо [р’ъ], бремя – бре [м’ъ], песнями – пе с[н’ъм’и], лисья – ли [с’ъ]. Особое внимание следует уделить произношению приставки пере– в том случае, когда второе е приставки оказывается во втором предударном слоге. Тогда второй гласный приставки в результате сильной редукции иногда неправомерно утрачивается, вследствие чего возникает при произношении просторечное слово: переменить – пе[рм]ени ть, пересадить – пе[рс]ади ть. На его месте должен звучать редуцированный ([ь]): [п’ьр’ь]менить, [п’ьр’ь]сади ть. 
  9. Отличие произношения гласных [и, у, ы] в безударных слогах от произношения в ударных незначительно. Гласные эти в безударных слогах произносятся несколько более ослабленно, но качественно не изменяются: лиса – [л’и]са, кызыл – [кы]зы л, бурундук – [буру]нду к. 
    Если в потоке речи буква и сливается с предшествующим словом на твердый согласный, то произносится гласный [ы]: жизнь в изгнании – жизнь в[ы]згна’нии.
    Если в сложном слове первая часть оканчивается на твердый согласный, а вторая начинается с [и], тоже звучит [ы]: пединститут – пед[ы]нститут. И после [ж, ш, ц] на месте и во всех положениях произносится [ы]: жираф – [жы]раф, машина – ма[шы ]на, акация – ака[цы]я. Если же в словах жизнь, казнь появляется гласный [и] между двумя согласными (жи[з’и]нь), то слова приобретают характер просторечия. 

Нормы произношения согласных и их сочетаний:

Основные законы произношения согласных – оглушение и уподобление.

В русской речи происходит обязательное оглушение звонких согласных в конце слова. Мы произносим хле[п] –хлебса[т] – садлюбо[ф’] – любовь. Это оглушение является одним из характерных признаков русской литературной речи. Нужно учесть, что согласный [г] в конце слова всегда переходит в парный ему глухой звук [к]: лё[к] – лёг. Исключение составляет слово бог – бо[х].

Живое произношение в его прошлом и современном состоянии находит отражение в поэтической речи, в стихах, где та или другая рифма говорит о произношении соответствующих звуков. Так, например, в стихах А.С. Пушкина об оглушении звонких согласных свидетельствует наличие таких рифм, как клад – братраз – час.

В положении перед гласными, сонорными согласными и [в] звук [г] произносится как взрывной согласный. В некоторых словах перед гласным произносится фрикативный заднеязычный согласный [γ]. Обязателен он только в слове бухгалтер [буγа?лт’ьр], междометиях агаого. Допустимо произношение [γ] в междометиях господией-богу. Произношение [γ] в сильной позиции характерно для южнорусских говоров. Кроме того, [γ] свойственен церковнославянскому языку.

На месте г перед глухим согласным произносится [к]: дёгтяногтизагсотягчать. Но в корнях лёгк-/легч-мягк-/мягч- произносится [х] перед [к]: лё[х]коемя[х]каямя[х]че и [х’] перед [к’]: лё[х’]киймя[х’]кий, так же:лёгкостьналегкемягкостьмягковатый и другие. В сочетаниях звонкого и глухого согласных (так же, как и глухого и звонкого) первый из них уподобляется второму. Если первый из них звонкий, а второй – глухой, происходит оглушение первого звука: ло[ш]ка – ложкапро[п]ка – пробка. Если первый глухой, а второй – звонкий, происходит озвончение первого звука: [з]доба – сдоба, [з]губить – сгубить. Перед согласными [л], [м], [н], [р], не имеющими парных глухих, и перед [в] уподобления не происходит. Слова произносятся так, как пишутся: све[тл]о. Уподобление происходит и при сочетании согласных. Например, сочетания сш и зшпроизносятся как долгий твёрдый согласный [ш]: ни[ш]ий – низший.

Раньше в русском языке для большинства согласных действовала закономерность: согласный, стоящий перед мягким согласным, должен быть тоже мягким (С’С’). Затем возникла тенденция к отвердению первого согласного (С’С’ > СС’). Эта закономерность в наше время охватывает всё новые группы согласных. Так, [н’] перед [ч’], [ш’] обычно произносится по старым нормам: бубе?[н’ч’]икико[н’ч’]и?насме?[н’ш’]икже?[н’ш’]ина. Другие (например, губные перед мягкими заднеязычными) обычно произносятся по новым нормам: ля?[мк’]ила?[фк’]итря[пк’]исё[мг’]е. У третьих (например, у губных и зубных перед мягкими губными) равноправны оба варианта: [в’б’]ить и [вб’]ить, [д’в’]ерь и [дв’]ерь. Новая закономерность проникает и в сочетания зубных согласных. Так, обычно зубной перед мягким зубным мягкий: мо?[с’т’]ик,ле[с’н’]и?ку[з’д’]е?чкаба?[н’т’]ико[д’н’]и?о[т’т’]яну?тьпо[д’д’]е?ть. Но по «младшей» норме в таких сочетаниях допустима и неполная мягкость и даже твёрдость первого согласного: [ст’]ена?, [зд’]е?шнийо[тн’]има?тьо?пол[зн’]и. Произношение твёрдого [н] в этой позиции часто наблюдается в словах вонзитьконсервыконсилиум и других. Оба варианта равноправны перед [л’]: [д’л’]и?нный и [дл’]и?нныйко?[з’л’]ик и ко?[зл’]ик. Новая закономерность раньше проявляется при произношении редких слов, сочетаний на стыке морфем, старая дольше сохраняется в наиболее частотных словах, ср.: ра?[з’в’]е – ра?[зв’]ит, [в’м’]е?сте – со[вм’]е?стно – [в-м’]е?сте встречи.

Звук [ш’] в литературном языке может произноситься в соответствии с фонемой ш’> и сочетанием фонем сч’>зч’>, а также жч’>шч’>стч ’>здч’><ж’>, например, в словах щукарасчёскаизвозчикперебежчиквеснушчатыйжёстчебороздчатыйдождь. Наряду с [ш’] произносится и [ш’ч’]. Соотношение этих вариантов неодинаково в разных позициях и в разные эпохи.

Произношение [ш’] постепенно распространяется за счёт [ш’ч’]. В XIX – начале ХХ века [ш’ч’] внутри морфемы господствовало в Санкт-Петербурге. В настоящее время и в Москве, и в Санкт-Петербурге почти исключительно произносится [ш’] [ш’]у?ка, [ш’]астье.

Употребление [ш’ч’] или [ш’] на стыке морфем зависит от темпа речи, степени употребительности слова, силы сцепления морфем. Там, где при обычном темпе речи произносится [ш’ч’], при убыстрённом темпе – [ш’]. В редких словах обычно употребляется [ш’ч’]. Чем чаще слово или предложно-именное сочетание встречается в речи, тем чаще в нём произносится [ш’]; ср.: бесчерепные, с чартизмом – с [ш’ч’], но расчесатьс чем – с [ш’]. Сила сцепления корня и суффикса велика (возчик,разносчик), поэтому здесь господствует [ш’]. На стыке приставки и корня (бесчисленный) сила сцепления слабее, ещё слабее она на стыке предлога и знаменательного слова (из чайника), поэтому здесь чаще произносится [ш’ч’].

Произносительные нормы отдельных грамматических форм

  1. Прилагательные мужского рода именительного падежа единственного числа с безударным окончанием по старомосковской норме произносятся с [ъi], [ьi]; по новомосковской – с[ыi], [иi]; второй произносительный вариант появился за счёт влияния орфографии (буквенное произношение), но соответствует фонетическим закономерностям языка – отсутствию качественной редукции безударных гласных верхнего подъёма. В прилагательных с основой на заднеязычный согласный [г], [к], [х] по старомосковской норме произносится [ъi] с твёрдостью предшествующего согласного; по новомосковской – [иi] с мягкостью предшествующего согласного. Так же произносятся и фамилии на -ский. [крáснъi], [с’и’н’ьi] – старомосковская норма; [крáсныi], [с’и’н’иi] – новомосковская норма, буквенное произношение; [убо’гъi], [то’нкъi], [т’и’хъi] – старомосковская норма; [убо’г’иi], [то’нк’иi], [т’и’х’иi] – новомосковская норма; [б’иэл’и’нскъi] и [б’иэл’и’нск’иi]
  2. Прилагательные мужского и среднего рода родительного падежа единственного числа на -ого, -его произносятся со звуком [в]. [но’въвъ], [с’и’н’ьвъ]
  3. В словах сегодня, итого и производных от них произносится звук [в] [с’иэво’дн’ь], [итΛво’]
  4. Прилагательные именительного падежа множественного числа на -ые, -ие. произносятся с [ыiь], [иiь] или [ыи], [ии]; оба варианта соответствуют произносительной норме, но второй характерен для менее отчётливой речи и бы-строго темпа речи. [кра’сныiь], [с’и’н’иiъ] и [кра’сный], [с’и’н’ии]
  5. Безударные окончания 3 лица множественного числа глаголов II спряжения по старомосковской орфоэпической норме произносятся как [ут], [‘ут], по новомосковской норме -[ът], [ьт] в соответствии с нормами произношения безударных гласных, определяемых качественной редукцией. Такое же произношение характеризует и действительные причастия настоящего времени глаголов II спряжения на -ащий, -ящий. Старое произношение стало диалектным или просторечным. [ды’шут], [хо’д’ут] – старомосковская норма; [ды’шът], [хо’д’ьт] – новомосковская норма; [ды’шуш’иi] и [ды’шъш’иi] – старомосковская и новомосковская нормы
  6. Постфикс -ся(-сь) по старомосковской норме произносится с твёрдым [с], но новомосковской – с мягким [с’]. Второй орфоэпический вариант возник под влиянием орфографии. Вытеснение вариантом с мягким [с’] варианта с твёрдым [с] – живой процесс. В отдельных пособиях и учебниках содержится устаревшая рекомендация преимущественного произношения твёрдого согласного, особенно после твёрдых согласных. [бΛjy’c], [нъч’иэлса’], [съб’ира’iсъ] – старомосковская норма; [бΛjу’c’], [нъч’иэлс’а’], [съб’ира’iс’ь] – новомосковская норма
  7. В глаголах на -иватъ после заднеязычных согласных в соответствии со старомосковской орфоэпической нормой произносится [гъ], [къ], [хъ], что характерно для сценической речи; по новомосковской орфоэпической норме, возникшей под влиянием орфографии, произносится [г’и], [к’и], [х’и]. [зΛт’а’гъвът’], [выта’скъвът’], [вытр’а’хъвът’] – старомосковская норма, архаизм; [зΛт’а’г’ивът’], [выта’ск’ивът’], [вытр’а’х’ивът’] – новомосковская норма

Особенности произношения заимствованных слов

  1. Произношение заимствованных слов в большинстве случаев подчиняется орфоэпическим нормам современного русского литературного языка, но некоторое количество более поздних заимствований, нечастотных, социально ограниченных (в первую очередь термине логическая лексика, общественно-политическая, научно-техническая и др.), и имен собственных образует подсистему заимствованных слов, характеризующуюся особенностями произношения. 
  2. В некоторых заимствованных словах отсутствует качественная редукция безударного гласного [о]: боа, досье, поэт, фойе, рококо, какао, радио, арпеджио, адажио, сольфеджио и др.; Вольтер, Флобер и др. Такое произношение факультативно и характеризует высокий стиль речи. Параллельно с этим произношением существует и другое, обычное для фонетической системы гласных современного русского языка, с качественной редукцией безударного гласного, соответствующего ударному [б]. Такое произношение связано со сниженным стилем речи или стилистически нейтрально. [боа’], [дос’jэ’], [ра’д’ио], [во’л’тэ’р] – высокий стиль, буквенное произношение; [бΛа’], [дΛс’jэ’], [ра’д’иΛ], [вΛл’тэ’р] – сниженный стиль, стилистически нейтральное произношение
  3. В некоторых заимствованных словах отсутствует качественная редукция безударного гласного [э]; это характерно для книжной лексики, нечастотной, не полностью освоенной русским языком: экскаватор, эмбрион, бизнесмен, анданте, астероид и др. В большинстве же заимствованных слов, частотных, стилистически нейтральных, полностью освоенных русским языком, наблюдается качественная редукция [э] в безударных позициях. Такое произношение постепенно утверждается во всех заимствованных словах. [экскΛва’тър], [б’изнэсмэ’н], [Λнда’нтэ] – высокий стиль, буквенное произношение; [ыэта’ш], [ыэкΛно’м’икъ], [Λл’търнΛт’и’въ], [мъдърн’иза’цыiь] – стилистически нейтральное произношение
  4. В некоторых заимствованных словах, нечастотных, стилистически ограниченных, не полностью освоенных русским языком, не происходит позиционного смягчения согласных [д], [т], [з], [с], [м], [н], [р] перед гласными переднего ряда [э’ (иэ, ь)], это же касается имен собственных: антитеза, стенд, партер, интервью, дельта, модель, энергия, реквием, мэр, сэр, пэр, шоссе, кашне, пюре, тире, Бодуэн-де Куртенэ, Джек, Пастер и др. В отдельных словах допустимо двоякое произношение – с твердым и мягким согласным: декан, террор, конгресс и др. При этом наблюдается тенденция к позиционному смягчению твердого согласного перед [э (иэ, ь)]. В большинстве слов наблюдается позиционное смягчение твердых согласных [э (иэ, ь)], соответствующее орфоэпическим нормам современного русского языка: тема, термин, музей, пионер, бассейн и др. Произношение твердых согласных в этих словах является ошибочным, ненормативным, манерным. [Λнт’итэ’зъ], [стэ’нт], [мэ’р], [т’ирэ’], [бодуэ’н дэ-куртэнэ’] и [бΛдуэ’н дъ-куртыэнэ’]; [дэка’н] и [дыэка’н], [тэро’р] и [тыэро’р]; [д’эка’н] и [д’иэка’н], [т’эро’р] и [т’иэро’р]; [т’э’мъ], [т’э’рм’ин], [муз’э’i] – нормативное произношение; [тэ’мъ], [тэ’рм’ин], [музэ’i] – ненормативное, манерное произношение
  5. При стечении одинаковых согласных на стыке морфем произносится долгий согласный, а внутри морфемы – чаще краткий: аттестат, бассейн, грамматика, иллюзия, каллиграфия, коллектив, миллиметр, территория и др., реже долгий – брутто, бонна, ванна, манна, гетто и др. Тенденцией русского литературного произношения является сокращение долготы согласного. [рΛсо’р’ит’], [в’э’рх], [вΛjэ’ныi]; [Λт’иэста’т], [бΛс’э’iн], [къл’иэкт’и’ф]; [бру’тъ], [ва’нъ], [г’э’тъ]

Динамичность и вариативность орфоэпической нормы

Динамичность орфоэпических норм:

Нормы литературного произношения — это и устойчивое, и развивающееся явление, они направлены как в прошлое, так и в будущее языка. Это значит, что в каждый данный момент в этих нормах есть то, что связывает сегодняшнее произношение с произношением, свойственным прошлым эпохам развития литературного языка, и есть то, что возникает как новое в произношении под действием живой устной практики носителей языка, как результат действия внутренних законов развития языковой системы. Современное русское литературное произношение начало складываться еще в XVIII в. на основе устной речи Москвы как центра русского государства, на основе так называемого московского просторечия, образовавшегося на базе северных и южных русских говоров (в нормах московского просторечия укрепилось, с одной стороны, северное произношение [г] взрывного образования и южное аканье, неразличение в безударных слогах гласных [а] и [о]). К XIX в. старомосковское произношение сложилось во всех своих основных чертах и, как образцовое, распространило свое влияние на произношение населения других крупных культурных центров. Совр. лит. произношение, в своих определяющих чертах продолжающее сохранять старомосковские нормы, в целом ряде моментов уже отошло от этих норм и продолжает изменяться.
Обучение единым правилам орфоэпии облегчается при единстве норм произношения носителей языка.

Вариативность орфоэпической нормы

Основными источниками отклонений от литературного произношения являются письмо и родной говор. Отклонения от литературного произношения под влиянием письма объясняются тем, что не всегда имеется соответствие между буквенным и звуковым видом слова. Например, родительный падеж прилагательных мужского и среднего рода имеет в написании окончание с буквой г, а произносится в этой форме звук (в): большого (произносят больш[овъ]); слова типа конечно, что пишутся с буквой ч, а в произношении соответствует ей звук [ш]: конешно, што. В результате влияния правописания на произношение возникают произносительные варианты, допускаемые в литературном языке. Так возникли произносительные варианты, например, формы именительного падежа прилагательных мужского рода с основой на заднеязычные: крепк\ай\ и крепкий. Вариативность нормы приводит к противопоставлению стилей: высокий и нейтральный, полный и разговорный. Применительно к орфоэпии можно говорить об обязательных нормах произношения гласных и согласных звуков и их сочетаний, называемых императивными, и о вариантных, или диспозитивных, нормах произношения.

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

  • норма 1-й степени — строгая, жесткая, не допускающая вариантов;
  • норма 2-й степени — нейтральная, допускает равнозначные варианты;
  • норма 3-й степени — более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

Нормы, в том числе и орфоэпические, помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет литературному языку выполнять свою основную функцию — культурную. Литературная норма зависит от условий, в которых осуществляется речь, она ограничивает возможности употребления. Языковые средства, уместные в одной ситуации (бытовое общение), могут оказаться нелепыми в другой (официально-деловое общение). Историческая смена норм литературного языка — закономерное, объективное явление. Она не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социальных условий жизни, возникновение новых традиций, совершенствование взаимоотношений между людьми, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному переосмыслению и изменению норм произношения. Орфоэпическая норма одна из самых изменчивых, подвижных. Носители языка должны чутко реагировать на ее изменения, своевременно корректировать речь, чтобы она на самом деле была хорошей.

5026
24.02.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.