AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Версия для печати

Орфоэпия и орфофония. Понятие об орфоэпических нормах. Орфоэпические словари

Орфоэпия и орфофония. Понятие об орфоэпических нормах. Орфоэпические словари

Содержание

    Произносительная сфера нашей речи –– явление очень сложное, в протекание которого вмешивается много факторов. Не все из них будут иметь непосредственное отношение к языку. Релевантные же факторы будут определяться двумя моментами. Первый тип определятся законами, действующими на данный момент в фонетической системе. Например, мы произносим перед И и Э согласные мягко (и нам очень трудно извернуться так, чтобы произнести их твердо. В отличие от итальянца), на конце слова оглушаем звонкие (и также с трудом осваиваем иностранные языки, где нет этого закона –– английский). Т.е. сама фонетическая система диктует одну возможность произношения, а нарушение ее затруднительно для носителя языка, а если оно все-таки происходит, то ведет к дефекту на информационном, семиотическом уровне, т.е. сказывается на взаимопонимании и приводит к разрушению самого языка. Кстати, именно подобные явления лежат в основе диахронического языкового развития –– падение редуцированных, палатализации, образование фонологической мягкости и т.д. Но это –– чистая фонетика. Зачем же нужна еще и орфоэпия?

    Дело в том (по аналогии с графикой и орфографией), что иногда сама фонетическая система диктует несколько вариантов произношения. В самом деле, в русском языке для гласных является законом неразличение безударных в первой позиции: но ведь не различать можно и звуком И, и звуком Э. Аналогично,  после твердых –– все равно, не различать за счет /\ или за счет Ъ [въда]. Ничто в системе не мешает произнести как ЧТО и как ШТО. Поэтому необходим регулятор таких случаев, обеспечивающий единообразное произношение, что в литературном языке есть, очевидно, задача первостепенной важности. Причем выбор не диктуется самой системой языка, но внеязыковыми факторами: культурой, авторитетом, традицией, литературой и пр.

    Это вызывает к жизни такой раздел произношения, как ОРФОЭПИЯ (orqoV  –– правильный, oipoV –речь). Орфоэпия:

    1. 1) правила произношения отдельных звуков в отдельных позициях (парадигматика); правила произношения сочетаний звуков (синтагматика);
    2. 2) особенности произношения звуков в тех или иных грамматических формах, в группах слов или отдельных словах.

    По аналогии с другими уровнями системы языка, так же называется и раздел науки, изучающий указанные явления. К орфоэпии примыкают также правила постановки ударения в отдельных словах (общие закономерности ударения есть предмет особой науки –– акцентологии).

    Нужно делать разграничение  между орфоэпией и орфофонией. Под орфоэпией подразумевается наука, которая занимается установлением фонемного инвентаря каждого слова, в то время как орфофония изучает особенность реализации каждой фонемы в потоке речи. Так, дикция, индивидуальная интонация, дефекты речи будут факторами нерелевантными по отношению к фонетической системе.

    Центральное понятие для орфоэпии –– понятие нормы. Норма –– это исторически сложившееся правило предпочтения одной языковой формы перед другой (выбора) в литературном кодифицированном языке , регулируемое экстралингвистическими факторами.

    НОРМА –– совокупность языковых средств и правил их употребления, принятая в данном обществе в данную эпоху. Норма противопоставлена системе, понимаемой как присущие тому или иному языку возможности выражения смыслов. Далеко не все из того, что «может» языковая система, «разрешается» языковой нормой. Например, система русского языка предусматривает образование форм 1-го лица единственного числа от всех глаголов, способных иметь личные формы; однако норма «не разрешает» образовывать форму 1-го лица от глаголов победить, убедить (*победю, *побежду, *убедю, *убежду) и «предписывает» обходиться описательными оборотами: сумею (смогу) победить (убедить), одержу победу и т.п.

    Норма бывает в широком и в узком смысле. Вспомним наши два случая. В широком смысле норма –– это и система, и собственно вариантность в пределах системы. В узком смысле –– норма это пункт 2: только там, где существует вариантность. Так, согласно первой точке зрения оглушение согласных на конце слова подпадает и под фонетику, и под орфоэпию, а согласно второй точке зрения –– только под фонетику, поскольку здесь нет орфоэпической проблемы.

    Орфоэпические нормы называют также литературными произносительными нормами, так как они обслуживают литературный язык, т.е. язык, на котором говорят и пишут культурные люди. Литературный язык объединяет всех говорящих по-русски, он нужен для преодоления языковых различий между ними. А это значит, что у него должны быть строгие нормы: не только лексические –– нормы употребления слов, не только грамматические, но и нормы орфоэпические. Различия в произношении, как и другие языковые различия, мешают людям при общении, переключая их внимание с того, о чем говорится, на то, как говорится.

    Орфоэпические нормы определяют выбор произносительных вариантов –– если фонетическая система в данном случае допускает несколько возможностей. Так, в словах иноязычного происхождения в принципе согласный перед буквой е может произноситься как твердо, так и мягко, при этом орфоэпическая норма иногда требует твердого произношения (например, [дэ]када, [тэ]мп), иногда –– мягкого (например [д'е]кларация, [т'е]мперамент, му[з'е]й). Фонетическая система русского языка допускает как сочетание [шн], так и сочетание [ч'н], ср. було[ч'н]ая и було[шн]ая, но орфоэпическая норма предписывает говорить коне[шн]о, а не коне[ч'н]о.

    Нужно различать два типа вариантности. Первый тип вариантности выводит произношение за пределы литературного языка. Например, оканье вместо аканья.  Варианты произношения, признаваемые неправильными, нелитературными, могут появляться под влиянием фонетики других языковых систем –– территориальных диалектов, городского просторечия или близкородственных языков, преимущественно украинского. Мы знаем, что не все говорящие по-русски люди имеют одинаковое произношение. На севере России «окают» и «екают»: произносят в[о]да, г[о]в[о]рит, н[е]су), на юге –– «акают» и «якают» (говорят в[а]да, н[я]су), есть и другие фонетические различия.

    У человека, не владеющего литературным языком с детства, а сознательно осваивающего литературное произношение, в речи могут встретиться произносительные черты, свойственные местному говору, который он усвоил в детстве. Например, выходцы с юга России часто сохраняют особое произношение звука [г] –– они произносят на его месте звонкое [х] (звук, в транскрипции обозначаемый знаком [g]). Важно понимать, что такого рода произносительные черты являются нарушением норм только в системе литературного языка, а в системе территориальных диалектов они нормальны и правильны и соответствуют фонетическим законам этих диалектов.

    Есть и другие источники нелитературного произношения. Если человек впервые встретил слово в письменном языке, в художественной или другой литературе, а до этого он никогда не слышал, как оно произносится, он может неправильно его прочитать, озвучить: на произношение может повлиять буквенный облик слова. Именно под влиянием написания появилось, например, произношение слова чу[ф]ство вместо правильного чу[с]тво, [ч]то вместо [ш]то, помо[щ]ник вместо помо[ш]ник.

    Второй тип вариантности оставляет произношение в пределах литературного языка (колебание нормы), и только тогда мы можем говорить о вариантах нормы (И с Э или, наоборот, Э с И; СЬ и СЪ в возвратном постфиксе). Источниками колебания нормы могут выступать диалектные особенности речи, а также в последнее время –– влиять орфография (с точки зрения общей теории семиотики понятно стремление каждого носителя языка сблизить произношение с написанием). Это в синхронии. Орфоэпическая норма не всегда утверждает как единственно правильный лишь один из произносительных вариантов, отвергая другой как ошибочный. В некоторых случаях она допускает варианты произношения. Литературным, правильным считается как произношение е[ж'ж']у, ви[ж'ж']ать с мягким долгим звуком [ж'], так и е[жж]у, ви[жж]ать –– с твердым долгим; правильно и до[ж'ж']и, и до[жд]и, и ра[ш'ш']истить и ра[ш'ч']истить, и [д]верь и [д']верь, и п[о]эзия и п[а]эзия. Таким образом, в отличие от орфографических норм, предлагающих один вариант и запрещающих другие, орфоэпические нормы допускают варианты, которые либо оцениваются как равноправные, либо один вариант считается желательным, а другой допустимым. Например, Орфоэпический словарь русского языка под редакцией Р.И.Аванесова (М., 1997) слово бассейн разрешает произносить и с мягким и с твердым [с], т.е. и ба[с'е]йн и ба[сэ]йн; в этом словаре предлагается произносить манёвры, планёр, но допускается и произношение маневры, пленер.

    В основе русского литературного языка, а значит и литературного произношения, лежит московское наречие. Так сложилось исторически: именно Москва стала объединителем русских земель, центром русского государства. Поэтому фонетические черты московского наречия легли в основу орфоэпических норм. Если бы столицей русского государства стала не Москва, а, допустим, Новгород или Владимир, то литературной нормой было бы «оканье» (т.е. мы бы сейчас произносили в[о]да, а не в[а]да), а если бы столицей стала Рязань –– «яканье» (т.е. мы говорили бы в [л'а]су, а не в [л'и]су).

    ОРФОЭПИЧЕСКИЕ  СЛОВАРИ

    Словари, в которых отражаются орфоэпические и акцентологические нормы определенного периода времени.

    Первым русским лексикографическим изданием орфоэпического типа считается «Русское литературное ударение и произношение. Опыт словаря-справочника» под ред. Р.И.Аванесова и С.И.Ожегова (1955) - 50 тыс. слов. Орфоэпия понимается его составителями как «совокупность норм устной речи, обеспечивающих единство ее звукового оформления», которые «обычно не отражаются в должной мере на письме». Словарь указывает нормативное ударение (основное и побочное) и нормативное произношение с элементами упрощенной орфоэпической транскрипции, предостерегает от ненормативного ударения и произношения, приводит отдельные нормативные варианты. Грамматические формы в этом словаре представлены выборочно и непоследовательно - преимущественно для отражения подвижности ударения.

    В словаре-справочнике «Русское литературное произношение и ударение» 1959 года увеличилось количество грамматических форм.

    В созданном С.Н. Боруновой, В.Л. Воронцовой и Н.А. Еськовой «Орфоэпическом словаре русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» под ред. Р.И.Аванесова (1983; 5-е испр. и доп. изд-е, 1989), содержащем 65 тыс. слов, представлены парадигмы слов с той степенью полноты, которая целесообразна в словаре, не раскрывающем значений слов. В словаре имеются сведения о месте ударения в каждой форме, а также статьи-приложения «Сведения о произношении и ударении», «Сведения о грамматических формах». Вариантность нормы признана закономерным явлением литературного языка, и в соответствии. С этим пониманием разработана шкапа нормативности, .единая для морфологических, акцентных и произносительных вариантов, принадлежащих особым сферам речи (поэтической, профессиональной), и ненормативных вариантов (запретительные пометы) с оценкой вариантов как равноправных и как менее желательных.

    В 1994 году вышел «Краткий словарь трудностей русского языка. Грамматические формы. Ударение» Н.А.Еськовой.

    Указанные орфоэпические словари рассчитаны на специалистов-филологов, преподавателей русского языка, лекторов, дикторов радио и телевидения и др. Для остальных читателей словари могут служить надежным нормативным справочным пособием.

    24.11.2016, 1785 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.