AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Орфоэпия. Орфоэпические нормы в области согласных

Орфоэпия. Орфоэпические нормы в области согласных

Содержание

    Основные законы произношения согласных – оглушение и уподобление.

    В русской речи происходит обязательное оглушение звонких согласных в конце слова. Мы произносим хле[п] –хлебса[т] – садлюбо[ф’] – любовь. Это оглушение является одним из характерных признаков русской литературной речи. Нужно учесть, что согласный [г] в конце слова всегда переходит в парный ему глухой звук [к]: лё[к] – лёг. Исключение составляет слово бог – бо[х].

    Живое произношение в его прошлом и современном состоянии находит отражение в поэтической речи, в стихах, где та или другая рифма говорит о произношении соответствующих звуков. Так, например, в стихах А.С. Пушкина об оглушении звонких согласных свидетельствует наличие таких рифм, как клад – братраз – час.

    В положении перед гласными, сонорными согласными и [в] звук [г] произносится как взрывной согласный. В некоторых словах перед гласным произносится фрикативный заднеязычный согласный [γ]. Обязателен он только в слове бухгалтер [буγа?лт’ьр], междометиях агаого. Допустимо произношение [γ] в междометиях господией-богу. Произношение [γ] в сильной позиции характерно для южнорусских говоров. Кроме того, [γ] свойственен церковнославянскому языку.

    На месте г перед глухим согласным произносится [к]: дёгтяногтизагсотягчать. Но в корнях лёгк-/легч-мягк-/мягч- произносится [х] перед [к]: лё[х]коемя[х]каямя[х]че и [х’] перед [к’]: лё[х’]киймя[х’]кий, так же:лёгкостьналегкемягкостьмягковатый и другие. В сочетаниях звонкого и глухого согласных (так же, как и глухого и звонкого) первый из них уподобляется второму. Если первый из них звонкий, а второй – глухой, происходит оглушение первого звука: ло[ш]ка – ложкапро[п]ка – пробка. Если первый глухой, а второй – звонкий, происходит озвончение первого звука: [з]доба – сдоба, [з]губить – сгубить. Перед согласными [л], [м], [н], [р], не имеющими парных глухих, и перед [в] уподобления не происходит. Слова произносятся так, как пишутся: све[тл]о. Уподобление происходит и при сочетании согласных. Например, сочетания сш и зшпроизносятся как долгий твёрдый согласный [ш]: ни[ш]ий – низший.

    Раньше в русском языке для большинства согласных действовала закономерность: согласный, стоящий перед мягким согласным, должен быть тоже мягким (С’С’). Затем возникла тенденция к отвердению первого согласного (С’С’ > СС’). Эта закономерность в наше время охватывает всё новые группы согласных. Так, [н’] перед [ч’], [ш’] обычно произносится по старым нормам: бубе?[н’ч’]икико[н’ч’]и?насме?[н’ш’]икже?[н’ш’]ина. Другие (например, губные перед мягкими заднеязычными) обычно произносятся по новым нормам: ля?[мк’]ила?[фк’]итря?[пк’]исё[мг’]е. У третьих (например, у губных и зубных перед мягкими губными) равноправны оба варианта: [в’б’]ить и [вб’]ить, [д’в’]ерь и [дв’]ерь. Новая закономерность проникает и в сочетания зубных согласных. Так, обычно зубной перед мягким зубным мягкий: мо?[с’т’]ик,ле[с’н’]и?ку[з’д’]е?чкаба?[н’т’]ико[д’н’]и?о[т’т’]яну?тьпо[д’д’]е?ть. Но по «младшей» норме в таких сочетаниях допустима и неполная мягкость и даже твёрдость первого согласного: [ст’]ена?, [зд’]е?шнийо[тн’]има?тьо?пол[зн’]и. Произношение твёрдого [н] в этой позиции часто наблюдается в словах вонзитьконсервыконсилиум и других. Оба варианта равноправны перед [л’]: [д’л’]и?нный и [дл’]и?нныйко?[з’л’]ик и ко?[зл’]ик. Новая закономерность раньше проявляется при произношении редких слов, сочетаний на стыке морфем, старая дольше сохраняется в наиболее частотных словах, ср.: ра?[з’в’]е – ра?[зв’]ит, [в’м’]е?сте – со[вм’]е?стно – [в-м’]е?сте встречи.

    Звук [ш’] в литературном языке может произноситься в соответствии с фонемой ш’> и сочетанием фонем сч’>зч’>, а также жч’>шч’>стч ’>здч’><ж’>, например, в словах щукарасчёскаизвозчикперебежчиквеснушчатыйжёстчебороздчатыйдождь. Наряду с [ш’] произносится и [ш’ч’]. Соотношение этих вариантов неодинаково в разных позициях и в разные эпохи.

    Произношение [ш’] постепенно распространяется за счёт [ш’ч’]. В XIX – начале ХХ века [ш’ч’] внутри морфемы господствовало в Санкт-Петербурге. В настоящее время и в Москве, и в Санкт-Петербурге почти исключительно произносится [ш’] [ш’]у?ка, [ш’]а?стье.

    Употребление [ш’ч’] или [ш’] на стыке морфем зависит от темпа речи, степени употребительности слова, силы сцепления морфем. Там, где при обычном темпе речи произносится [ш’ч’], при убыстрённом темпе – [ш’]. В редких словах обычно употребляется [ш’ч’]. Чем чаще слово или предложно-именное сочетание встречается в речи, тем чаще в нём произносится [ш’]; ср.: бесчерепные, с чартизмом – с [ш’ч’], но расчесатьс чем – с [ш’]. Сила сцепления корня и суффикса велика (возчик,разносчик), поэтому здесь господствует [ш’]. На стыке приставки и корня (бесчисленный) сила сцепления слабее, ещё слабее она на стыке предлога и знаменательного слова (из чайника), поэтому здесь чаще произносится [ш’ч’].

    25.02.2016, 1311 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.