Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяРусский языкФразеологияСтилистическое использование фразеологических единиц


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Стилистическое использование фразеологических единиц

В стилистических целях фразеологизмы могут использоваться следующим образом:

  1. 1. Без трансформации; при этом стилистический эффект возникает в результате взаимодействия фразеологизма с контекстом.
  2. 2. С частичной трансформацией: изменяется семантика при сохранении формы фразеологических единиц.
  3. 3. С частичной трансформацией: изменяется форма фразеологизма при сохранении его семантики.
  4. 4. С полной трансформацией и формы, и семантики фразеологизма. 

1. Без трансформации.

В этом случае стилистический эффект возникает за счет взаимодействия фразеологизма с контекстом.

1.1. Семантический парадокс - фразеологическая единица сталкивается в одном контексте с лексико-фразеологическими единицами, не совместимыми с ним по их семантическим характеристикам. Например: «Татьянин день - это такой день, в который разрешается напиваться до положения риз даже невинным младенцам и классным дамам» (А.Чехов). Фразеологизм до положения риз означает ’до крайней степени, до невменяемости’. Здесь семантический парадокс возникает при объединении в одном контексте ФЕ напиваться до положения риз и оборотов невинным младенцам и классным дамам (оксюморон).

Пример: «Двенадцать стульев»: «Застенчивый Александр Яковлевич тут же, без промедления, пригласил пожарного инспектора отобедать чем Бог послал. В этот день Бог послал <…> бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селедки, украинский борщ с мясом первого сорта, курицу с рисом и компот из сушеных яблок». Семантический парадокс возникает в результате столкновения в контексте семантически антонимичных элементов: чем Бог послал (‘чем пришлось; тем малым, что есть для существования, жизни’) и перечисления обширного меню (сарказм).

Пример: «Делает гадости от всего сердца».

1.2. Стилистический парадокс – в одном контексте сталкиваются единицы, принадлежащие к разным стилям речи и имеющие различную стилистическую окраску.

Пример: «Альфа и омега кухни – кухарка Пелагея возилась около печки» (А.Чехов). Библейский фразеологизм альфа и омега (‘сущность, основа чего-либо’) принадлежит к книжному стилю и в данном контексте сталкивается со словами сниженного, разговорно-обиходного стиля – кухня, кухарка, возилась, печка (ирония).

Пример: «Юные девы и агнцы непорочные носят ко мне свои произведения; я из кучи хлама выбрал один рассказик, помарал его и посылаю Вам.» (Письмо А.Чехова). Здесь обороты высокого стиля (юные девы, библейский ФЕ агнцы непорочные) соседствуют со словами сниженного, разговорного стиля  (из кучи хлама, рассказик, помарал) (шутливая окраска, юмористический эффект).

Семантический и стилистический парадокс: «Из угла в угол шагает швейцар, алчущий и жаждущий. На сытом рыле его написано корыстолюбие, в карманах позванивают плоды лихоимства». (А.Чехов). Здесь сталкиваются: библейский фразеологизм алчущий и жаждущий (‘испытывающий голод и жажду’) и словосочетание на сытом рыле его (семантический парадокс). Также сталкиваются единицы разных стилей: книжного, высокого (алчущий и жаждущий, как ‘стремящийся к духовным ценностям, ищущий смысл существования’; корыстолюбие, плоды лихоимства) и сниженного – разговорного (из угла в угол шагает; в карманах позванивают) и грубо-просторечного (на сытом рыле его) (стилистический парадокс).

1.3. Взаимодействие между двумя фразеологическими единицами в одном контексте или между фразеологическими единицами и свободным словосочетанием, когда взаимодействуют или отдельные компоненты разных фразеологических единиц, или компонент фразеологической единицы и компонент-омоним СС (свободного словосочетания) для создания иронии, насмешки, сарказма и чаще – каламбура. Между взаимодействующими компонентами могут возникать отношения синонимии, антонимии, омонимии и др.

Пример: «Зачем мне дар слова, если молчание – золото?». Молчание – золото – вторая часть пословицы, в контексте слово в значении ‘речь’ и молчание образуют антонимическую пару, а между дар ‘драгоценность, богатство’ и золото – отношения контекстуальной синонимии.

Пример: «Плоды просвещения – это яблоко раздора между семьей и школой» здесь между компонентами фразеологических единиц плоды и яблоко устанавливаются гиперо-гипонимические, или частично-синонимические отношения (общая тематическая группа).

Каламбурный эффект особенно ярок при объединении компонентов фразеологических единиц на основе омонимии. Например: «Сначала брал за душу, потом – за горло» (общий компонент-омоним брать). «Цыплят по осени считают. Ворон – круглый год» (общий компонент-омоним считают). «Никогда, <…> Воробьянинов не протягивал руки. – Так протянете ноги, старый дуралей! – закричал Остап» (общий компонент-омоним протягивать). То же с СС: «Нести вздор гораздо легче, чем тяжести» (общий компонент-омоним нести).

2. С частичной трансформацией: изменение семантики при сохранении формы)

2.1. Использование фразеологического оборота в прямом значении. Здесь реализуется прямое (генетически исходное) значение фразеологических единиц, а стилистический эффект возникает из-за использования в контексте внешнего омонима фразеологических единиц.

Пример: «Первый придворный: Прежде мороженое подавали в виде очаровательных барашков или в виде зайчиков, или котяток. Кровь стыла в жилах, когда приходилось откусывать голову кроткому, невинному созданию. Первая дама: Ах да, да! У меня тоже стыла кровь в жилах, ведь мороженое такое холодное» (Е.Шварц). В первом случае фразеологическая единица кровь стыла в жилах является нетрансформированным, во втором – имеет прямое значение ‘замерзать’, которое поддерживается контекстом.

Контекст, поддерживающий прямое значение фразеологических единиц предсказывает, прогнозирует прямое значение фразеологических единиц, подготавливает к нему адресата – прогнозирующий контекст. Пример: «Три года Э.Русалкин содержит в ванне живого крокодила Барсика, подкармливая его бычками в томате. Когда хозяина лишают премии, благодарное животное плачет настоящими крокодиловыми слезами» Контекст содержит… живого крокодила, животное плачет, настоящими, прогнозируют прямое значение фразеологической единицы крокодиловыми слезами.

В качестве прогнозирующего контекста может выступать заголовок: «В защиту окружающей среды. Не сорите деньгами!», «Закон гигиены. Рука руку моет».

Чаще встречается вид контекста, когда вначале стоит словосочетание в прямом значении, которое воспринимается как ФЕ, однако последующий контекст разрушает это представление - «эффект обманутого ожидания». Пример: «Хлеб да соль. Хлебом-солью встречают посетителей в столовой № 13. В меню это блюдо носит название «котлеты». Фразеологическая единица хлеб да соль ‘пожелание приятного аппетита’, ‘оказывать гостеприимство’, но последующий контекст обманывает ожидания, так как оборот имеет буквальное значение: в котлетах вместо мяса только хлеб да соль.

Независимо от того, где стоит прямое значение фразеологических единиц - в начале или конце текста, - за ним всегда ощущается его фразеологический омоним.

2.2. Полное совмещение (двойная актуализация) - использование словосочетания одновременно и в прямом, и в переносном (фразеологическом) значении (реализация в одном контексте обоих значений словосочетания). Полное совмещение возможно лишь при трансформациях т.н. реальных фразеологических единиц – которые имеют в современном языке прототипы (словосочетаний, метафоризация которых дала фразеологическую единицу). Пример: «Порфирий Владимирович готов был ризы на себе разодрать, но опасался, что в деревне, пожалуй, некому починить их будет» (М.Салтыков-Щедрин). Фразеологическая единица раздирать/разодрать на себе ризы (одежды) - ‘выражать крайнее отчаяние, безутешное горе, глубокую скорбь’, здесь оборот используется и в прямом и фразеологическом значении.

Пример: Е.Шварц «Дракон». [Народ наблюдает за битвой Ланцелота и Дракона]. «Мальчик: Ну, мамочка, ну, смотри, ну честное слово, его кто-то лупит по шее. Первый горожанин: У него три шеи, мальчик. Мальчик: Ну вот, видите, а теперь его гонят в три шеи». Словосочетание в прямом значении совпадает с фразеологическим, контекст прогнозирует и подкрепляет прямое значение, однако за ним стоит омонимичная ему фразеологическая единица.

Пример: «В нее влюблялись без ума. С умом – воздерживались». Здесь используются две фразеологические единицы без ума (влюбляться, любить) ‘очень сильно’ и с умом (делать что-либо) ‘разумно, основываясь на здравом смысле’. Между этими фразеологическими единицами существует внутренняя омонимия (внутри фразеологической системы), однако в результате того, что в данном контексте реализуются прямые значения, между ними устанавливаются отношения антонимии: без умаглупые’; с умомумные’.

3. С частичной трансформацией: изменяется форма при сохранении семантики.

3.1. Замена одного из компонентов фразеологизма (окказиональным вариантом) при этом семантика может остаться без изменений. Пример: азбучные истины ‘неоспоримые, всем понятные, не требующие доказательств положения, суждения’ - и азбучные вещи (с сохранением значения). Делать/сделать из мухи слона (‘придавать чему-либо незначительному большое значение) и раздувать из мухи слона, превращать музу в слона, сочинить из мухи слона.

Пример: драть горло, надсаживать горло ; до потери сознания, до потери рассудка; прийти в себя, воротиться в себя; перебирать в голове, шарить в голове; поставить к стенке, прислонить к стенке.

Такие замены узуальных компонентов «реанимируют» стершуюся внутреннюю форму (мотивирующий образ) фразеологической единицы, повышает ее экспрессивность. Новый, окказиональный компонент ФЕ, очень тесно связан с контекстом, взаимодействует с ним: «У зулусов жить – по-зулусьи выть» (М.Булгаков), «Мне попала вожжа под мантию(Е.Шварц), «Жаль, жена подложила сюрприз» (В.Высоцкий). Здесь окказиональная ФЕ по модели узуального оборота. Замена компонентов порождает языковую игру, не изменяя семантики фразеологических единиц.

3.2. Расширение компонентного состава фразеологических единиц.

Иногда расширение не приводит к существенному изменению семантики, а лишь интенсифицирует его (чаще всего качественные или местоименные прилагательные): хвататься (цепляться) за любую, каждую, малейшую, последнюю соломинку; цепляться за соломинку надежд; руками и ногами ухватиться за соломинку - ’пытаться спастись, прибегая к единственному, но бесполезному средству’.

 Также: Подобрать верные, другие ключи (ключ) к кому-либо или чему-либо (‘найти верный подход к кому-либо’). Избитая азбучная истина (‘общеизвестное, неоспоримое, всем понятное положение, суждение’). Висеть на тонком, одном волоске (‘находиться в опасности, под угрозой краха, гибели’).

4. С полной трансформацией и формы, и семантики

4.1. Изменение семантики фразеологических единиц при замене одного из компонентов новым, окказиональным. Пример: «- Ну, а что ваш приятель, Никанор Сырцов? По-прежнему сидит сложа руки? – Сложа-то сложа. Только не сидит, а лежит. От голодного тифа или что-то вроде – помер». (А.Аверченко). В результате замены компонента сидеть на окказиональный компонент лежать изменяется семантика оборота (теперь: ‘быть покойником’) и под влиянием контекста (лингвистический фактор), и под влиянием обычая складывать руки покойника на его груди (экстралингвистический фактор).

Пример:  «Я мыслю – и на это существую» (из «Я мыслю – значит существую», «Cogito ergo sum») здесь заменен компонент значит на на это (теперь: ‘моя умственная деятельность является источником средств существования’).

4.2. Нарушение фразеологической непроницаемости – расширение компонентного состава ФЕ, при котором у к.-л. компонента появляется зависимый компонент, не входящий в состав фразеологических единиц и возвращающий компоненту его прямое значение. В результате нарушения фразеологической непроницаемости целостное, нерасчлененное значение ФЕ «расщепляется» и происходит деметафоризация ФЕ (возвращается его прямое значение). После такого преобразования возникает оборот с прямым значением, омонимичный фразеологизму, и происходит двойная актуализация.

Пример: «Любознательному туристу Одесса дает вкусную пищу для наблюдений» (И.Ильф). Давать пищу - ‘способствовать возникновению или развитию интереса’, компонент вкусная, разрушая целостность ФЕ, возвращает пище прямое значение. Т.о. возникает двойная актуализация: вкусная пищапища для наблюдений.

Пример: «Мы не можем позволить по каждому фиговому листочку от врача, который не имеет на то лицензии, но считает, что вы были нетрудоспособны, выдавать вам больничный лист». Здесь компонент от врача нарушает непроницаемость ФЕ, при чем происходит двойная актуализация: листочек как ‘листок бумаги’ и ‘то, что служит прикрытием чего-либо заведомо бесстыдного, нечестного’.

Пример: «Блаженны нищие духом и кинематографом». Здесь сущ. кинематографом нарушает целостность ФЕ и возвращает компоненту нищие прямое значение (‘неимущие, крайне бедные’), тогда как библейский ФЕ нищие духом означает ‘лишенные гордыни, ведущие праведный образ жизни’. Причем компоненты духом и кинематографом будучи однородными членами предложения по синтаксической структуре, не являются ими с точки зрения семантики.

4.3. Контаминация фразеологизмов: 1) объединение ФЕ, имеющих одинаковый компонент (иногда – компоненты-омонимы), 2) объединение ФЕ-синонимов или ФЕ-антонимов.

1) Объединение ФЕ, имеющих одинаковый компонент (иногда – компоненты-омонимы). Пример: «Солдаты требовали, чтобы им показывали иностранные фильмы.., даешь Фербенкса и Мэри Пикфорд, и никаких других гвоздей сезона!». Здесь контаминация ФЕ <И> никаких гвоздей! (‘и никаких возражений’) и гвоздь сезона (‘самое главное, заметное явление, событие’).

Пример:  «Кай. Молчи, дрянь! Твое дело еще впереди. Кири. Молчу, как рыба об лед» (М.Булгаков). Здесь контаминация ФЕ молчать как рыба и биться как рыба об лед (общий компонент рыба). Семантика первого оборота сохраняется, а второй десемантизируется и используется только для создания каламбура.

Пример: «Гомерический смех сквозь крокодиловы слезы». Здесь контаминируются три ФЕ гомерический смех и смех сквозь слезы (общий компонент смех), и смех сквозь слезы и крокодиловы слезы (общий компонент слезы).

2) Объединение ФЕ-синонимов или ФЕ-антонимов. Пример: «Пасмурно оттого, что у вас окошки-то с которых пор не мыты? Грязи- то, грязи на них! Зги Божьей не видно, да одна штора почти совсем опущена» (И.А.Гончаров). Здесь контаминируются два ФЕ-синонима ни зги не видно и света Божьего не видно (с общим компонентом видно). Другой пример: «…Есть еще один конкурент – промышленное строительство. За него, если и гладят по головке, то против шерсти». Контаминация ФЕ-антонимов  гладить по головке – ‘одобрять, хвалить кого-либо’, а гладить против шерсти – ‘не одобрять кого-либо’ (эффект оксюморона).

4.4. Прием «фонетической мимикрии» - звукового уподобления слова или его преображенного варианта другим словам. Прием основан на частичной морфо-фонетической трансформации компонента, приводящей к полному изменению семантики компонента и всего оборота.

  1. 1) Замена одной-двух фонем или морфем другими. Пример: «Еле-еле душа в деле», «Сколько Лен, сколько Зин!», «Взятки сладки», «Деньги на дочку!», «Любовь до гробовой тоски», «Лягушка: «Дорога мошка к обеду», «Ружье: «И волки биты, и овцы целы».

  2. 2) Добавление (вставка) одной-двух фонем или морфем: «Кум – хорошо, а два – лучше», «Или план, или пропал», «Рыночные сцены», «Перед злоупотреблением взбалтывать!».

  3. 3) Усечение на одну-две фонемы: «Чем бы дитя не тешилось, лишь бы оно не лакало», «Заслуженная ограда», «Удивительное – ядом! – сказал Сальери».

Все виды фонетической мимикрии могут совмещаться в одном слове в различных комбинациях: «Робот не волк, в лес не убежит», «Театр одного вахтера». Также могут образовываться новые компоненты-окказионализмы: «автомогильные гонки», «амуральное поведение», «алиментарная порядочность», «тотэлитарный режим», «природные матоклизмы».

Во всех случаях фонетической мимикрии исходный ФЕ является вторым планом, на обязательном соотношении с которым создается стилистический эффект.

4.5. Образование окказиональных авторских оборотов на основе общенародных, узуальных фразеологизмов. По степени сходства/различия авторские ФЕ можно разделить на две группы:

  1. 1) Замена части узуального ФЕ окказиональным фрагментом. При этом частично изменяется семантика ФЕ: от узуального оборота берется наиболее широкое, обобщенное значение, а в окказиональной части сосредотачивается более узкое, конкретное, актуальное содержание. Пример: «Конечно, иные скажут, что эстетика не ее  [цензуры] дело, что она должна воздавать Кесареве Кесарю, а Гнедичеве Гнедичу, но мало ли что говорят?» (А.Пушкин). «Первый признак умного человека – с первого взгляда узнать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому под[обными]» (А.Пушкин). «Право, легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому и семейному найти себе дачу.» (А.Чехов). «Меня ругаютзначит, я существую» (Г.Увеков).

  2. 2) Автор использует только основную мысль (образ, содержание или отдельные компоненты) исходного ФЕ. Здесь самого ФЕ как целостной единицы уже нет, а остался только общий образ (аллюзия). Пример: «Самое последнее выеденное яйцо гораздо дороже и ценнее вкуса,  предлагаемого аскетизмом» (М.Салтыков-Щедрин). «Мне делается неловко за публику, которая ухаживает за литературными болонками только потому, что не умеет замечать слонов» (А.Чехов). «Все собираюсь написать Вам, да, видно, моя повивальная бабка имела дело сначала с ленью, а потом уж со мной» (А.Чехов. Ср.: Лень прежде нас родилась). «Краткость в романе была, но не хватало ее брата» (О.Донской).

Обязательное условие использования таких ФЕ – обязательное знание адресатом всех исходных ФЕ, на которые опирается автор.

4.6. Комбинированные приемы  трансформации фразеологизмов. Пример: В «Золотом теленке» рассказывается о митинге по поводу окончания строительства Восточной Магистрали. Собравшиеся уже устали от жары, длинных и нудных речей и побаиваются, как бы и девочка, поднявшая на трибуну, не стала говорить длинно и скучно. «Однако пионерка Гремящего Ключа своими слабыми ручонками сразу ухватила быка за рога и тонким смешным голосом закричала: «Да здравствует пятилетка!». Здесь основа – ФЕ взять быка за рога – ‘начать действовать энергично, решительно и сразу с самого начала’. Глагольный компонент взяла заменен более динамичным ухватила; компонентный состав расширен наречием сразу и развернутым распространением глагола своими слабыми ручонками, который нарушает непроницаемость ФЕ, от полной деметафоризации которого удерживает контекст.

 Пример: «Плохой игре – хорошую мину! – требовали зрители». Здесь произведены структурные и семантические преобразования: 1) изменяется грамматическая структура ФЕ - из глагольного в субстантивный, 2) меняются местами части ФЕ (плохая игра – хорошая мина), 3) меняются синтаксические связи и отношения, возникает эллиптическая конструкция, 4) значение компонента мина (‘выражение лица’) изменяется на омонимичное (‘снаряд со взрывчатым веществом’) и возникает двойная актуализация данного компонента.

Пример:  «Иногда яйцам приходится учить зарвавшуюся курицу…» («Двенадцать стульев»). Исходный ФЕ Яйца курицу не учат – ‘молодой, менее опытный не может научить старшего, более опытного’. Здесь происходит: 1) структурная трансформация - отрицательная форма меняется на утвердительную (не учатприходится учить); 2) расширяется компонентный состав (приходится учить, зарвавшуюся курицу; 3) внесение дополнительного смысла (пояснение причины наказания Воробьянинова и разъяснение, что это вынужденная мера).

5. Экстралингвистические средства при использовании ФЕ в стилистических целях

К экстралингвистическим средствам относятся невербальные средства общения и информации – жесты, мимика, рисунки, символические знаки и т.п. Совмещение собственно лингвистических и экстралингвистических приемов усиливает стилистический эффект (карикатуры, комические рисунки).

Пример: «Доктор. …Как вы себя чувствуете? Ученый. Я чувствую, что совершенно здоров. Доктор. Все-таки я выслушаю вас. (Берет со стола стетоскоп). Вздохните. Вздохните глубоко. Тяжело вздохните. Еще раз. Вздохните с облегчением. Еще раз. Посмотрите на все сквозь пальцы. Махните на все рукой. Еще раз. Пожмите плечами» (Е.Шварц. «Тень»). Здесь сконцентрировано несколько ФЕ: вздохнуть с облегчением ‘освободиться от душевной тяжести, переживаний’; смотреть сквозь пальцы ‘делать вид, что не замечаешь чего-либо предосудительного, недозволенного’; махнуть рукой ‘перестать обращать внимание на что-либо беспокоящее, раздражающее’; пожать плечами ‘выразить недоумение или незнание’. Каждый из приведенных оборотов воспринимается как в прямом значении, так и в переносном, фразеологическом (двойная актуализация). Причем восприятию данных оборотов в их прямом значении способствуют  действия пациента (игра актера).

6. Некоторые выводы

Некоторые стилистические приемы присущи ФЕ как особой единице языка. Здесь важны:

  1. 1) Генетическая вторичность ФЕ (переносность, метафоричность его значения). На этом основан прием употребления оборота одновременно и в прямом, и в переносном значении (двойная актуализация).
  2. 2) Компонентный состав словного характера. На этом свойстве основаны приемы замены одного из компонентов его внешним омонимом (словом в прямом значении), замена отдельных компонентов фразеологизма окказионализмами, расширение компонентного состава ФЕ (с изменением и сохранением семантики).
  3. 3) Постоянство компонентного состава и структуры ФЕ и связанная с этим свойством непроницаемость фразеологизма, нарушение которой приводит к изменению семантики оборота и, затем, его деметафоризации.
  4. 4) Экстралингвистические факторы (разнообразные культурно-исторические знания адресата и различные невербальные средства (рисунки, жесты, мимика и т. д.), которые важны при двойной актуализации оборота.
850
23.09.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.