AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

«Слово о погибели русской земли». Жанровое и идейное своеобразие

«Слово о погибели русской земли». Жанровое и идейное своеобразие

Содержание

    «Слово о погибели Русской земли» представляет собой отрывок не дошедшего до нас произведения, посвященного монголо-татарскому нашествию на Русь. Упоминаемые в «Слове» имена и контекст, в котором эти имена встречаются («до ныняшняго Ярослава и до брата его Юрья...»), отзвуки легенд о Владимире Мономахе и некоторые южнорусские черты текста дают основание считать, что «Слово о погибели Русской земли» было написано автором южнорусского происхождения в северо-восточной Руси. Время написания «Слова» датируется периодом с 1238 по 1246 г. («нынешний Ярослав» умер в 1246 г.). Описание в «Слове» величия и могущества Русской земли предшествовало не сохранившемуся рассказу о нашествии Батыя. Такой характер вступления к тексту, который должен был повествоватъ о горестях и бедах страны, не случаен. Эта особенность «Слова о погибели Русской земли» находит себе типологическое соответствие с произведениями древней и средневековой литературы, в которых описываются с патриотических позиций невзгоды и тяжелые испытания, обрушившиеся на родину автора.

    «Слово о погибели Русской земли» по поэтической структуре и в идейном отношении близко к «Слову о полку Игореве». Оба эти произведения отличает высокий патриотизм, обостренное чувство национального самосознания, гиперболизация силы и воинской доблести князя-воина, лирическое восприятие природы, ритмический строй текста. Оба памятника близки и сочетанием в них похвалы и плача: похвалы былому величию Русской земли, плача о ее бедах в настоящем. «Слово о полку Игореве» было лирическим призывом к единению русских князей и русских княжеств, прозвучавшим перед монголо-татарским нашествием. «Слово о погибели Русской земли» — лирический отклик на события этого нашествия.

    «Слово о погибели Русской земли» дошло до нас в двух списках: один (XV в.) — в Гос. архиве Псковской области (собр. Псково-Печерского монастыря, ф. 449, № 60), другой (XVI в.) — в Древлехранилище ИРЛИ (Р.IV, оп. 24, № 26). В обоих списках «Слово» дошло в виде предисловия к «Повести о житии Александра Невского». Такое объединение этих текстов — факт более поздней литературной истории обоих произведений. Научное издание текстов и их исследование см.: Бегунов Ю. К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.—Л., 1965. 

    В сохранившемся тексте описывается былая красота и богатство Русской земли, ее прежнее политическое могущество. Такой характер вступления к тексту, который должен был повествовать о горестях и бедах страны, не случаен. Эта особенность Слова о погибели находит себе типологическое соответствие с произведениями древней и средневековой литератур, в которых встречается похвала величию и славе родной земли. Упоминание в конце Слова о погибели «нынешнего Ярослава» имеет в виду князя Ярослава Всеволодовича, который умер в 1246г. Следовательно, Слово о погибели в любом случае (существуют разные датировки его) было написано до 1246 г. Называется и имя брата Ярослава — Юрия Всеволодовича, который погиб в битве на р. Сити 4 марта 1238. Можно думать поэтому, что Слово о погибели было создано в самом начале Батыева нашествия, еще до битвы на Сити. Наиболее предпочтительна точка зрения, согласно которой автор Слова о погибели был выходцем из южной Руси, но написано оно в северо-восточной Руси.

    Слово о погибели по поэтической структуре и в идейном отношении близко к Слову о полку Игореве. Оба «Слова» отличает высокий патриотизм, обостренное чувство национального самосознания, гиперболизация силы и воинской доблести князя-воина, лирическое восприятие природы, ритмичный строй текста. Оба памятника близки и сочетанием в них похвалы и плача: похвала былому величию страны, плач о ее бедах в настоящем. Слово было лирическим призывом к единению русских князей и руских княжеств, прозвучавшим перед монголо-татарским нашествием. Слово о погибели — лирический отклик на события этого нашествия. А. В. Соловьев в статье 1948 г. о Слове и в статье 1953 г. о Слове о погибели отметил целый ряд параллелей между обоими произведениями: в идейном отношении, на стилистическом уровне, в характере отношения к природе, в сходстве отдельных выражений («отъ стараго Владимера до нын?шняго Игоря» — «от великого Ярослава... до нынешнего Ярослава»), в широте географических познаний обоих авторов, в грамматических формах и т. д. Н. К. Гудзий, имея в виду эти работы, писал: «Как нам представляется, все эти параллели из обоих памятников, в том числе и в наибольшем количестве подобранные А. В. Соловьевым, — настолько общего характера, что едва ли могут свидетельствовать о литературной связи „Слова о погибели“ со „Словом о полку Игореве“, даже при тех оговорках, которые делает А. В. Соловьев» (О «Слове...». С. 544). Соловьев в статье 1958 г. о Слове о погибели вновь вернулся к вопросу о связи обоих произведений. Говоря о замечании Гудзия, он писал: «В моей французской статье я настаивал лишь на тематическом и стилистическом сходстве между обоими («Словами». — Л. Д.), на том, что оба „Слова“ — „несомненно, продукт одной и той же поэтической школы“. Я хотел указать, что такая поэтическая школа существовала и могла давать светские произведения различной окраски» (Заметки... С. 110). В этой статье Соловьев к ранее указанным параллелям между обоими «Словами» приводит еще 12 новых пунктов, в которых он видит возможность сравнивать оба произведения как произведения одной поэтической школы. В заключение он говорит: «Вопрос о том, знал ли автор „Слова о погибели“ предыдущее „Слово“ и подражал ли ему, решить трудно. Может быть, знал, а может быть, и не знал».

    Б. А. Рыбаков считает, что Слово о погибели приняло историческую схему Слова о полку: «после благополучных лет Ярослава (Мудрого) начались годы крамол и усобиц, началась „болезнь“, продолжавшаяся до Владимира (Мономаха); болезнь проявилась и при нынешних князьях (для автора 1185 г. — при Игоре, а для автора начала XIII в. — при сыновьях Всеволода Большое Гнездо)» («Слово» и его современники. С. 80). По мнению Рыбакова, строки Слова о погибели о Владимире Мономахе — «...которым то половьци дети своя полошаху в колыбели... А немци радовахуся, далече будуче за синим морем» «являются цитатой или пересказом той части исторического раздела „Слова о полку Игореве“, где говорилось о Старом Владимире и выражалось горькое сожаление о том, что его нельзя было навечно сохранить на Киевских горах (С. 82—83). Рыбаков полагает, что в дошедшем списке Слова о полку это место не сохранилось. В книге «Петр Бориславич» объем фрагмента Слова, сохранившегося, по мнению ученого, в Слове о погибели, еще более увеличен.

    Положение о жанровой близости обоих «Слов» развито в статье А. А. Горского. Он пишет: «...оба они (и только они из сохранившихся произведений русской литературы домонгольского периода) сочетают в себе черты эпоса, лирики и публицистики» (Проблемы изучения «Слова...». С. 38).

    Жанровая близость, близкие стилистические формулы, сходные поэтические образы, параллельные словосочетания и обороты не могут свидетельствовать о зависимости Слова о погибели от Слова о полку Игореве. Близость обоих произведений должна объясняться их поэтическими особенностями.

    Текст "Слова о погибели"

    01.03.2016, 2175 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.