AAA
Обычный Черный

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Новокрестьянские поэты 1900-1910 гг.

Новокрестьянские поэты 1900-1910 гг.

Новокрестьянские поэты — понятие, объединяющее русских поэтов — выходцев из крестьян, творчество которых началось в 1900-1910-е годы. К новокрестьянским поэтам традиционно относят Николая Клюева, Сергея Есенина, Сергея Клычкова, Александра Ширяевца, Петра Орешина.

Поэты, причисляемые к данному направлению себя так не называли и не образовывали литературного объединения или направления с единой теоретической платформой. Новокрестьянских поэтов объединяли - при всех различиях творческого почерка и меры таланта - истовая любовь к деревенской России, желание высветить исконные ценности ее верований и морали труда, обихода. Кровная связь с миром природы и устного творчества, приверженность мифу, сказке определили смысл и "звук" новокрестьянской лирики и эпики; вместе с тем их создателям оказались внятны и стилевые устремления "русского модерна". Синтез древнего образного слова и новой поэтики обусловил художественное своеобразие их лучших произведений, а общение с Блоком, Брюсовым, другими символистами помогло творческому росту.

Судьбы новокрестьянских поэтов после Октября сложились трагически: идеализацию ими деревенской старины сочли "кулацкой". В 30-е годы они были вытеснены из литературы, стали жертвами репрессий. Революцию они принимали с "крестьянским уклоном". Он заключался прежде всего в том, что поэты приняли революцию как осуществление народной мечты о мировой справедливости, совпадавшей для них со справедливостью социальной.

Еще одна тема, объединяющая поэтов "новокрестьянской" плеяды - тема Востока, крайне существенная для русской поэзии, ибо Восток в ней понимался не как географическое, а как социально-философское понятие, противоположное буржуазному Западу. В их творчестве отразились события эпохи: войны, революции, коллективизация и раскулачивание, репрессии. Первые книги – 1910е гг. -  поэтические сборники Клюева («Сосен перезвон», «Братские песни», «Лесные были»), Есенина («Радуница», «Преображение») Клычкова («Потаенный сад», «Дубравна», «Кольцо Лады»), рассказы Карпова. Россия — страна крестьянская, полагали они, и ее духовным фундаментом являются фольклор и древнерусская книжность. С пролетарскими поэтами их роднил революционный романтизм, но, как выразился Есенин, с "крестьянским уклоном". 

В стихах новокрестьянских поэтов главным предметом переживания становится русская деревня и русская природа, сливающиеся в единый сказочно-мифологический мир. 

Николай Алексеевич Клюев русский поэт, представитель так называемого новокрестьянского направления в русской поэзии XX века. Участвовал в революционных событиях 1905—1907 годов, неоднократно арестовывался за агитацию крестьян и за отказ от армейской присяги по убеждениям. В автобиографических заметках Клюева «Гагарья судьбина» упоминается, что в молодости он много путешествовал по России. На рубеже 1900-х и 1910-х годов Клюев выступает в литературе, причём не продолжает стандартную для «поэтов из народа» традицию описательной поэзии, а смело использует приёмы символизма, насыщает стихи религиозной образностью и диалектной лексикой. Первый сборник — «Сосен перезвон» — вышел в 1911 году. Николая Клюева связывали сложные отношения (временами дружеские, временами напряжённые) с Сергеем Есениным, который считал его своим учителем. В 1915—1916 годах Клюев и Есенин часто вместе выступали со стихами на публике, в дальнейшем их пути (личные и поэтические) несколько раз сходились и расходились.

Стихи Клюева рубежа 1910-х и 1920-х годов отражают «мужицкое» и «религиозное» приятие революционных событий, он посылал свои стихи Ленину, сблизился с левоэсеровской литературной группировкой «Скифы».  Вскоре Николай Клюев, как и многие новокрестьянские поэты, дистанцировался от советской действительности, разрушавшей традиционный крестьянский мир; в свою очередь, советская критика громила его как «идеолога кулачества». После самоубийства Есенина он написал «Плач о Есенине» (1926), который был вскоре изъят из свободной продажи. В 1928 году выходит последний сборник «Изба и поле». В 1929 году Клюев познакомился с молодым художником Анатолием Кравченко, к которому обращены его любовные стихотворения и письма этого времени. Когда Клюев прислал в газету «любовный гимн», предметом которого являлась «не „девушка“, а „мальчик“», Гронский изложил свое возмущение в личной беседе с поэтом, но тот отказался писать «нормальные» стихи. Просил выслать Клюева из Москвы.  Клюев был арестован по обвинению в «составлении и распространении контрреволюционных литературных произведений» и в конце октября расстрелян на Каштачной горе. Николай Клюев был реабилитирован в 1957 году, однако первая посмертная книга в СССР вышла только в 1977 году.

Клюев считал «Погорельщину» вместе с поэмой «Песнь о Великой Матери» (не законченной им из-за смерти) своими главными произведениями, говоря о них: «то, для чего я родился». Место действия — деревня Сиговой Лоб, находящаяся на северо-западе России в бывшей Олонецкой губернии, время действия — 1920-е годы. Клюев создал в этой поэме образ страдающей и гибнущей в муках крестьянской России. Образы деревенских иконописцев, восходящих традицией к Парамшину, Андрею Рублёву, Прокопию Чирину, и столпника старца Нила служат оплотом родного поэту крестьянского мира, «избяного рая», который грозит опустошить «змей», олицетворяющий собой коллективизацию, воспринимаемую Клюевым как процесс, «разрушающий русскую деревню и гибельный для русского народа».

Прощаясь с Есениным, Клюев говорит словами народного причитания, народной песни, слогом эпоса, слогом акафиста. В нем личное переплетается с общественным, глубоко-интимное с общеисторическим, скорбь с размышлением, нежная любовь к Есенину со спокойной оценкой его жизненного дела, одним словом – лирика с эпосом, создавая сложную симфонию образов, эмоций и ритмов...

«Плач о Сергее Есенине» Клюева – это голос крестьянской России, потерявшей своего любимого сына. В «Плач о Сергее Есенине» включены целые отрывки из причитаний.

Образный язык Клюева до сих пор многим недоступен в силу того, что современная культура утратила священные начала... Да, «Плач о Сергее Есенине» труден для чтения сегодня, так как в нем много метафор-загадок, символов, фольклорных загадок, мифов, древнерусского намека. Ключи от загадок «Плача о Сергее Есенине» запрятаны в иносказаниях, которые легко могли понять современники Есенина и Клюева, жители деревень, да и те, кто знал и Библию, и мифологию, и фольклор. «Плач о Сергее Есенине» заканчивается отдельной главкой «Успокоение». Но одну из главок поэмы-плача Клюев не озаглавливал: все они разделены лишь звездочками. А последней дал название. Все, что было на душе, – выплакано. Всё, что сердце болью сжало, – высказано. Но с этой скорбью, с этой болью, с этим горем жить надо. Продолжается жизнь земная у тех, кто плакал о Сергее Есенине. А за чертой, – успокоение. Ни надрыва, ни речитативного проговора боли, ни эмоционального нервного накала нет в «Успокоении».

01.04.2018, 63 просмотра.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, от слова «совсем» - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.