AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Литература «Серебряного Века» как полифоническая целостность, ее метаморфозы и константы

Литература «Серебряного Века» как полифоническая целостность, ее метаморфозы и константы

Сам термин был применен в конце XIX в. к крупнейшим фигурам русской поэзии этого столетия (Фет, Некрасов, Майков, А. Толстой, Я. Полонский и др), наследовавшим ее золотой век, а затем спустя годы, переадресован ряду явлений, начавшемуся с творчества символистов – литературы и искусства к. XIX - нач XX вв.

Основной критерий приобщения к Серебряному веку как «полифоническому единству» - это современность писателя в мысли и форме, независимо от принадлежности к направлению.

Должно быть осознание своей эпохи, как особой, выходящей за пределы того, что было прежде.(Богомолов).

Само понятие «Серебряного Века» появилось, когда все крупнейшие представители той литературы и культуры ушли из жизни.

Их современники использовали другие термины, один из которых – модернизм.

В этот период происходит переоценка  позитивистко- натуралистической концепции «человек-среда» в пользу активной личности, восстающей против фатальной среды.

Размышления о личности в России того времени неотделимы от имени Ницше. В художественной литературе ницшевская идея личности была распространена.Мысль о «сверхчеловеке» была явлена и в облике эгоцентрической индивидуальности, помещающей себя по ту сторону добра и зла.

Термин модерн – передавал заложенную идею в литературе «Серебряного века» сознания новой литературы по отношению к литературе классической – с ней разные поколения модернистов находились в различных отношениях. Первыми были символисты.

Символизм.

В Россию символизм пришел из Франции. Чем был символизм во Франции? На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ..Символистами называли себя те, кто стремился к туманным намекам, но неясному им самим смыслу. Они направляли мысль читателя по пути прихотливых ассоциаций и претендовали на то, чтобы определить словами еще никем непонятую сущность вселенной.

В России символизм начался с Валерия Брюсова. Он начал робко создавать новое литературное направление, переводить стихи Верлена и слагать свои.

Тень не созданных созданий

Колыхается во сне,

Словно лопасти латаний

На эмалевой стене.

Фиолетовые руки

На эмалевой стене,

Полусонно чертят звуки

В звон созвучной тишине.

 

                                          «Творчество»1895 г.

 

Стихотворение возмутило читателя кажущейся бессмысленностью. Блок издал 3 сборника «Русские символисты». В буре критических нападок понятие символизм утвердилось и стало расхожим. Символизм для Брюсова и его единомышленников значил новые темы, новый способ их выражения. Среди символистов так же наблюдалась полифония, они не говорили в один голос, они не были похожими друг на друга.

Символистов называли декадентами («упадочниками»). Хотели их уязвить, а они сделали эту кличку своим вторым именем.

Мережковский  «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литры» 1893, а также в заметках Брюсова, которые сопровождались брошюры «русских символистов» обозначались контрастные точки зрения на смысл символистского творчества:

1.Возвестить новую религиозную правду, свободную от пут официальной церковности(Мережковский).

2.Выразить черты усложнившегося душевного мира современника (Брюсов).

В борьбе этих двух тенденций, эстетико-религиозной и эстетико-психологической – продолжился старинный спор между признанием искусства средством идеологического воздействия и требованием его самоцельности, автономности.

Обычно символистов делят на старших и младших.Старшие - Мережковский, Брюсов, Сологуб, Анненский, Бальмонт.

Младшие – Вяч. Иванов, Блок, Белый.

Но строгого разделения не было (Мережковский и его группа были близки с младшими).

Их объединяло общее «нет» - натурализму, реалистической бытописи.

На младших символистов повлияла философия Владимира Соловьева. Одна из его важнейших идей – общение с высшим миром посредством творческой деятельности.

Высший Божественный мир должен открываться человеку при творческом напряжении.

Поэт-символист – связывающее звено между мирами земным и небесным.

 

Акмеизм.

1911г. Гумилев и Городецкий создали «Цех поэтов» - содружество стихотворцев, объединенных ощущением, что символизм прошел свой высший пик.

Среди них: Ахматова, Мандельштам, Георгий Иванов, Ник. Клюев. Поэзия – ремесло, которому можно и должно обучать. Во 2-й половине 1912 г. шесть наиболее активных участников цеха -  Гумилев, Городецкий, Ахматова, Мандельштам, Нарбут, Зенкевич - провели ряд поэтических вечеров, где заявляли о своем намерении вести русскую словесность в новом направлении.

Однако и внутри группы были разные голоса: Нарбут и Зенкевич в своих стихах не просто выступали в защиту всего конкретного, действительного и жизненного, но и шокировали читателя объемом  натуралистических подробностей. Подобно футуристам они любили эпатировать читателя. Их часто называли «левыми» акмеистами. Справа оказались имена Ахматовой и Мандельштама, которых иногда записывали в неоклассицизм, имея ввиду их приверженность к строгому и четкому построению стихотворений. Центр – Городецкий и Гумилев. В программных статьях акмеистов достижение равновесия объявлялось целью поэзии. «Некоторые течения в современной русской литературе» - Городецкий. «Наследие символизма и акмеизма» - Гумилев. Образу поэта-пророка противопоставили образ поэта-ремесленника, старательно соединяющего небесное и земное.

 

Футуризм.

В 1909 г. итальянский поэт Филиппо Томмазо Маринетти опубликовал первый манифест футуризма, в котором провозглашал смерть старого искусства и рождение нового, призванного спасти мир. Ключевой лозунг – «Слово на свободе». Русские футуристы стремились не управлять поэтическим словом с помощью разума, а дать самому слову управлять стихотворением.

За месяц с небольшим до появления акмеистических деклараций, в декабре 1912 г. вышел в свет сборник «Пощечина общественному вкусу», открывавшийся программной статьей русских футуристов (футур — будущее). Ее подписали Д. Бурлюк, Александр Крученых, В. Маяковский, Виктор Хлебников.

В статье обосновывалось место и значение новой группы, ее отношение к предшествующей литературе. Позиция была избрана разрушительная и скандальная. «Только мы — лицо нашего Времени»,— утверждали они. И предлагали: «Сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности». Крупнейших художников начала века именовали «портными». В противовес им устанавливали свои права: «на увеличение словаря в его объеме произвольными и производными словами»; «на непреодолимую ненависть к существовавшему до них языку»; «стоять на глыбе «мы» среди свиста и негодования». Провозглашалась «Новая Грядущая Красота Самоценного (самовитого) Слова».

Футуристы отрицали грамматику, синтаксис, правописание родного языка, «сокрушали» поэтические ритмы и рифмы, а воспевали «власть новых тем: ненужность, бессмысленность, тайну властной ничтожности». Для чего и необходимо будто бы было придавать содержание словам по их начертательной и фонетической характеристике, считать гласные звуки выражением времени и пространства, согласные — краски, звука, запаха и т. д. Крайний формализм подавался под знаком новаторства. Не менее потрясали названия изданий: «Пощечина общественному вкусу», «Дохлая луна», «Доители изнуренных жаб» и пр.

Трудно разобраться в подобной практике. Помогут в том выступления Маяковского. Он был одним из авторов деклараций. Но чуть позже, с началом первой мировой войны, признал: «...у нас было много трюков только для того, чтобы эпатировать буржуа». И далее: «...под желтыми кофтами гаеров были тела здоровых, нужных вам, как бойцы, силачей»; «футуристами нас окрестили газеты»; «футуризм для нас, молодых поэтов,— красный плащ тореадора...»

А цель какая? И о ней сказал Маяковский, объясняя одно из самоназваний группы — «будетляне»: «Будетляне — это люди, которые будут. Мы накануне». «Стать делателем собственной жизни и законодателем для жизни других — это ль не ново для русского человека? — спрашивал Маяковский и отвечал утвердительно:— Осознание в себе правовой личности — день рождения нового человека». Одновременно намечалось и поле его деятельности — вознести города из пепла, «заполнить радостью выгоревшую душу мира».

Поэт хотел дать в искусстве средство самовыражения, самосознания городской массе, для нее найти по-новому выразительный и близкий язык. А себя и своих единомышленников определил как «десяток мечтателей». Среди них действительно были такие, первый — Маяковский. Другие дальше эпатажа (неприятного раздражения) читателя, бравады цинизмом не пошли, и имена их не сохранились в литературе. Она создавалась художниками, а не декларациями.

В процессе творчества крайности первоначальных лозунгов изживались. Тем не менее идея — освоить новый словарь, поэтические формы во имя искусства будущего — понималась индивидуально и далеко не всегда перспективно.

Футуристическое течение было довольно широко и разнообразно. В 1911 г. возникла группа эгофутуристов: И. Северянин, И. Игнатьев, К. Олимпов, В. Шершеневич, Р. Ивнев, Б. Лавренев и др.

  • - индивидуализм, самоценное «я»,
  • - желание и воля «Я»,
  • - воинствующий гедонизм, культ мгновения.

Наиболее активным было объединение «Гилея» (потом названа кубофутуризмом): В. Маяковский, Д. и Н. Бурлюки, В. Хлебников, В. Каменский, А. Крученых, Б. Лившиц, Е. Гуро...

Влияние на них оказал живописный ранний футуризм (основанный на фовизме, экспрессионизме – лучисты, беспредметники, кубисты) и литературный итальянский футуризм (Маринетти – «Манифест футуризма» - создать беспорядок, уничтожить в литературре «я», отказаться от того, чтобы быть понятым, надо ежедневно плевать на алтарь искусства!)

В Москве появилась (1913) «Центрифуга», в которую вошли Б. Пастернак, Н. Асеев, И. Аксенов.

Национальная философия переживает настоящее возрождение. Соловьёв, Бердяев, Булгаков, Розанов и другие крупные философы оказали сильное, порой определяющее влияние на развитие разных сфер русской культуры. Особенно важным в русской философии было обращение к этической проблематике, фокусирование внимания на духовном мире личности, на таких категориях, как жизнь и судьба, совесть и любовь, прозрение и заблуждение.

Именно на рубеже веков в искусстве развиваются процессы, которые приводят к формированию типа массовой культуры со свойственным ей примитивизмом изображения человеческих отношений. Противовесом массовой культуре пытается стать искусство, изначально ориентированное на узкие круги ценителей, «посвящённых», - искусство элитарное. Таким образом искусство и литература становятся всё более неоднородными, расколотыми на течения и группировки.

Другая особенность искусства этой поры – усиление контактов с мировой культурой, более активное обращение к опыту не только отечественного, но и европейского искусства. Русское искусство начала XX века гораздо более свободно в обращении с опытом мировой культуры, что даёт предпосылки к использованию более многоцветной палитры художественных приёмов.

Русская культура всё более и более являет миру себя и открывает мир для себя. Искусство рубежа веков объединяет и возрождает к жизни самые разные стили, включает в себя и элитарное, и низкое искусство, всему даёт свою эстетическую нишу. Одновременно сосуществуют разные художественные системы, сама эпоха эстетически полифонична.

28.02.2018, 139 просмотров.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.