AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Новости

10 октября 2018

Уолтер Айзексон. "Леонардо да Винчи" (2018)

Айзексон У. Леонардо да Винчи / Пер. с англ. Татьяны Азаркович. - М.: АСТ, CORPUS, 2018. - 560 с., илл.

Автор книг о Джобсе и Эйнштейне на сей раз обратился к биографии титана Ренессанса – Леонардо да Винчи. Айзексон прежде всего обращает внимание на редкое сочетание пытливого ума ученого и фантазии художника. Свои познания в анатомии, математике, оптике он применял и изобретая летательные аппараты или катапульты, и рассчитывая перспективу в "Тайной вечере" или наделяя Мону Лизу ее загадочной улыбкой. На стыке науки и искусств и рождались шедевры Леонардо.



"В мире было немало других ненасытных многознаек, и одна только эпоха Возрождения породила их немало – попутно породив само понятие "человек Возрождения". Но ни один из них не написал "Мону Лизу", и уж тем более не создавал параллельно анатомические рисунки непревзойденного качества, опираясь на собственноручно проведенные вскрытия, не разрабатывал проекты переброски рек, не объяснял, как солнечный свет, отраженный от Земли, становится лунным, не препарировал еще бьющееся сердце забитой свиньи, чтобы продемонстрировать, как работают желудочки, не придумывал оригинальные музыкальные инструменты, не ставил театральные представления, не оспаривал библейский рассказ о потопе на основе изученных окаменелостей, а потом не рисовал сам потоп. Леонардо был гением, но это еще не все: он был олицетворением всемирного разума, стремившегося постичь весь сотворенный мир и осмыслить место человека в нем."











Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Миронов пожаловался на неблагодарность Кремля

Глава справедливороссов Сергей Миронов пеняет на неблагодарность Кремля. "Мы поддержали президента и за это ничего не получили, КПРФ выдвинула своего «лёлика» и получила больше миллиарда рублей, Жириновский за свое участие получил 600 млн рублей, а наша партия ничего не получила — это правда", - пожаловался Миронов журналистам.


© Sputnik Юлия Балакирева

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Чем грозит анонсированная реформа Конституции?

Последние недели явственно указывали на то, что в стране грядут какие-то серьезные перемены. Нельзя сказать, что они были спровоцированы повышением пенсионного возраста, скорее само это повышение нужно рассматривать как еще один отчетливый признак перемен. Общество внезапно перестало молчаливо и послушно одобрять любых кандидатов от "Единой России", даже если их публично поддерживает президент. Рейтинг самого Путина существенно снизился. Система выборов через т.н. фильтры совершенно очевидно зашла в тупик. Почти никто не ждет экономического роста на фоне дальнейшего ухудшения отношений с Западом и угрозы введения всё новых и новых санкций. А тут еще бурление на Северном Кавказе с усилением и без того опасно усилившегося за последние годы главы Чечни Рамзана Кадырова, который будто почувствовал ослабление федерального центра.



И вот, наконец, глава Конституционного суда предлагает внести изменения в действующую Конституцию. В то, что 75-летний Валерий Зорькин, возглавляющий КС уже более 17 лет, действительно, настроен на либерализацию сложившегося политического режима, может поверить только наивный. Напомню, что в декабре 2017 года Валерий Зорькин выступил против расширения свободы в России. По его словам излишняя свобода "подрывает моральные основы общества". В сентябре 2014 года Валерий Зорькин назвал крепостное право «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». Дарование личных свобод крестьянам, по его мнению, было ошибкой и способствовало, в конечном счете, революции. В декабре 2014 года глава КС выступил за ограничение социальных прав россиян, так как это "необходимо для защиты конституционных ценностей общего блага". По его мнению, содержание закрепленного в ст. 7 Конституции РФ понятия "социальное государство" раскрыто в других статьях таким образом, который отнюдь не обязывает государство удовлетворять жизненные потребности каждого человека". В мае 2017 года Зорькин подверг критике правозащитников, заявив, что защита прав человека не должна создавать угрозу государственному суверенитету и разрушать религиозную идентичность общества и т.д.

За последние годы Зорькин много чего успел наговорить, и его очередное напоминание об опасности новой революции в России можно воспринимать только в одном ключе - любые изменения в Конституции наверняка ударят по остаткам прав и свобод российских граждан и будут направлены на то, чтобы ослабить протестные настроения и усилить пошатнувшийся режим. Профессор Валерий Соловей напомнил свой старый текст о планируемой конституционной реформе, предполагающей формирование новой конфигурации государственной власти и управления и введение государственной идеологии. Одна из задач этой реформы также заключается в законодательном оформлении пожизненной власти Путина (решение т.н. проблемы 2024 года) и несменяемости режима. Ожидается, что будет убран раздел о приоритете международных договоров, которым пока еще не должны противоречить национальные законы; кроме того, по всей видимости, как-то будет подчеркнута особая скрепоносная роль традиционных конфессий и РПЦ.

Получится ли у власти на этот раз виртуозно закрутить гайки без масштабного общественного сопротивления? Думается, что в условиях снижения уровня благосостояния, вносить подобные изменения в Конституцию крайне опасно. Только если опять не будет разыграна карта всеобщего страха, связанного с опасностью войны и терроризма. Все последние серьезные удушения прав и свобод были связаны как раз с этим. Но и этот проверенный путь дезорганизации гражданского общества также может быть чреват хаосом, поскольку люди и так слишком долго живут в состоянии стресса и ожидания угрозы. Рано или поздно власть может утратить в глазах масс образ пусть и своенравного, но все же защитника, и превратиться в главного виновника всех бед и неурядиц. Из отечественной и всемирной истории мы знаем, что от любви до ненависти один шаг.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Лекция Виктора Лягушкина в рамках выставки «Я | В сердце изображения»

13 октября 2018 г. в 14.00 в Галерее Классической Фотографии (г. Москва, Саввинская набережная, д. 23 стр. 1) пройдёт лекция Виктора Лягушкина «Там, где рождаются ангелы». Виктор Лягушкин – фотограф National Geographic, известный уникальными подводными и пещерными съёмками, расскажет о своей недавней экспедиции на Белое море. Автор покажет гостям потрясающие фотографии, сделанные подо льдом, а также раскроет нюансы подводной макросъёмки новым объективом AF-S FISHEYE NIKKOR 8-15mm f/3.5.



Лекция Виктора Лягушкина состоится в рамках выставки работ победителей конкурса «Я | В сердце изображения». На выставке лучших фотографий 2018 года по версии Nikon представлено около четырёх десятков снимков, которые были отобраны из 22 737 работ экспертами независимого жюри. Посетители смогут насладиться оригиналами фотографий участников конкурса до 28 октября.

Вход по билету в галерею.









Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Нарком Брускин: Память сердца (2018)

Нарком Брускин: Память сердца. — М.; СПб.: Нестор-История, 2018. — 312 с. ISBN 978-5-4469-1402-9.

Книга «Нарком Брускин. Память сердца» повествует о жизни, деятельности и гибели — по приговору сталинского суда — талантливого организатора, одного из создателей советской тракторной промышленности наркома Александра Давидовича Брускина (1897–1939) и о жизни его семьи. Автор книги — дочь наркома Брускина Владлена Александровна Беспалова.









Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Дмитрий Травин. "Как связана внешняя политика России и состояние ее экономики?"

Дмитрий Травин - экономист, социолог, публицист, член Комитета гражданских инициатив, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Центра исследований модернизации. Лауреат Международной Леонтьевской медали «За вклад в реформирование экономики» (2008). Автор книг "Пути реформ" (1995), "Путинская Россия: от рассвета до отката" (2008), "Крутые горки XXI века. Постмодернизация и проблемы России" (2015), "Просуществует ли путинская система до 2042 года?" (2016) и др.





Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

10 октября 2018

Евгений Носов. "О происхождении Новгорода" (видео)

Лекция Евгения Николаевич Носова - почетного профессора Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, российского историка и археолога, специалиста в области славяно-русских древностей, члена-корреспондента РАН (с 2000 года), доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой археологии исторического факультета СПбГУ, научного руководителя Института истории материальной культуры РАН, члена президиума СПбНЦ РАН, руководителя Новгородской областной экспедиции ИИМК. Лекция прочитана в Центре творческой интеллигенции имени основателя Новгородского университета Владимира Васильевича Сороки. Декабрь 2017 года.





Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

09 октября 2018

Рудольф Штайнер. О посвящении. О вечности и мгновении. 1-я лекция, часть 2

Мюнхен, 25 августа 1912

Поставим перед своей душой европейское сознание в таком виде, в каком оно проявлялось в течение столетий. Европейская душа чувствовала жизненные загадки, когда перед ней возникали картины, как первый человек — мужчина, женщина, — находясь на бесконечном расстоянии от своего Бога, перед которым он чувствовал страх, слышал искушающий голос сущности, чуждой его человеческой душе. Откуда приходит эта сущность?! Что она такое?! Каково ее родство с собственно душевным? Европейская душа, европейское сознание едва ли считают возможным выяснить себе эти вопросы. Она успокаивается на мысли, что Люцифер — существо, чуждое ей; она удовлетворяется тем, что ей известно, что от него пришло познание, но, вместе с тем, и голос искушения. И как затем, точно из мировых далей, звучат слова, которые налагают божественное наказание!



По своему складу (Fassung) они обладают свойством совершенно не заставлять душу задаваться вопросом, где — в самой настоящей, самой истинной душевной жизни — обитает то, что там, извне, в макрокосме, звучит в пространстве? Попробуйте весьма прочувственно представить в образах то, что представляется как происшествие в раю; попробуйте ощутить, насколько неестественно было бы изображать это в соответствующих образах, в чисто человеческих формах. А теперь попытайтесь представить себе, насколько само собой разумеющимся является, что в тех случаях, когда говорится о наиболее интимных, наиболее глубоких душевных переживаниях греков, перед нашими глазами встает человеческий образ Деметры или Персефоны или даже человеческий образ Диониса или Зевса. Попробуйте почувствовать в этом, как бесконечно близко было греческой душе то, что проходило через макрокосм. Для характеристики этого достаточно одного слова. Это слово может быть высказано просто, совершенно просто.

До тех пор, пока Элевсинская мистерия не была реконструирована нашим глубоко почитаемым другом Э. Шюре в том виде, как мы ее видим в настоящее время, ее не существовало. А теперь мы ее имеем! Достаточно лишь почувствовать то, что заключается в этих двух фразах, и все будет сказано, о чем идет речь в этом деле. Тут дело касается чего-то такого, что, как мне говорит мое ощущение, превышает всякое тривиальное выражение чувства благодарности. Далее тут указывается на все значение этой реконструированной Элевсинской мистерии для всей современной спиритуальной жизни.



Затем многие души должны будут признать, что все, связанное с этой Элевсинской мистерией и историческим оживле¬нием принципов инициации различных эпох, является тем, к чему стремится в своих самых интимных глубинах европейская природа человеческой души. Для каждого, кто относится искренне и серьезно к спиритуальной жизни, существует обязательство глубоко серьезного, святого характера вносить именно этот характер в современную душевную жизнь. Мои милые друзья! Вы можете говорить людям там, во внешнем мире, много всякой всячины о теософских вопросах и возможно, что они будут казаться удовлетворенными такими разговорами. Кто, однако, в состоянии читать в глубинах души, тот знает, в чем души испытывают потребность.

Ему понятно, что людям необходимо дать то, в чем они, возможно, и не отдают себе отчета, в чем, однако, испытывают истинную потребность в своих сердечных глубинах. Такие чувства проникли в мою душу, когда в последнее воскресенье опустился занавес после последней сцены Элевсинской мистерии. И если это представление вызывает такое чувство, то в нем, очевидно, заключается большая плодотворная и деятельная сила. И если за последние годы эта плодотворная и деятельная сила выражалась в столь многом, то мы с легким сердцем можем не обращать внимания на многое другое, что мешало и противодействовало этой плодовитости и деятельности, а в дальнейшем будет, может быть, противодействовать еще больше, чем это было за последние годы.



И что не у меня одного такие ощущения, это мне показали те недели, которые предшествовали нашим мюнхенским выступлениям. Уже в первые дни наших мюнхенских постановок все видели на сцене целый ряд наших друзей так как всех их вы прекрасно знаете, то мне нечего называть их имена, что я бы иначе сделал. Одно лишь я позволю себе сказать, что все мы, сидящие здесь, можем испытывать чувство теплой благодарности по отношению к тем, которые в течение ряда недель с самозабвением, которое необходимо в этом деле, хотя, может быть, иногда и не видно, — с отдачей всех своих сил посвятили себя изучению и проникновению в те образы, которые они должны изображать. У всех их, которых вы видите на сцене, живет сознание, что они являются служителями духовного мира, что в наше время существует необходимость дать общей человеческой культуре духовные ценности и что все должно быть испробовано, чтобы влить эти духовные ценности в общую человеческую культуру.

Благоговение, которое представляющие на сцене испытывают к духовным вопросам, дает им силы охотно переносить многое, что связано с подготовками и постановками. Это необходимо отметить по той причине, что оно стоит в связи со всем нашим делом и потому что напряжение, которое они применяют, поистине слишком значительно для того, чтобы заставить их заниматься постановкой только из честолюбия, или тщеславия, или желания, чтобы ими любовались на сцене. С особенной благодарностью должны мы подумать о тех, которые, так сказать, за кулисами и, может быть, с еще большей видимостью, чем отдельные лица, изображающие на сцене, в течение ряда лет самоотверженно и с жертвенной готовностью отдавали свои возможности и стремления — а особенно возможности, что имеет еще большее значение, чем стремления — на служение именно этому делу.



Мы можем смотреть как на своего рода внутреннюю карму именно нашего движения и на то обстоятельство, что у нас есть личность, которая все, что требуется для сцены, устраивает с такой полнотой, что оно не только соответствует моим личным сердечным намерениям, но, вместе с тем, проникнуто истинной духовностью. То обстоятельство, что в нашей среде находится такая личность, мы должны рассматривать как особенно благоприятствующую нашему движению в Средней Европе карму. И что эта карма является глубоко обоснованной, проявляется также и в том, что та же личность так прекрасно сотрудничала с нами во всем, что могло быть за последние месяцы сделано, например, для нашего «Календаря», который, как и все наши предприятия, служит ведь той же великой цели.

Таким образом, среди тех, которые сотрудничали, не только как представляющие, но и как сотрудничавшие вообще, необходимо в первую очередь назвать фрау Ф. Энардштейн. Затем с великой благодарностью я должен назвать имена наших художников — и мне хотелось бы пробудить это чувство благодарности и в вашем сердце, — имена Волькерта, Линда, Хаса, а в этом году также Стеглица из Копенгагена. Очень многие останутся еще не названными, потому что всех их слишком много. Да, когда видишь на сцене такую картину, то совершенно не думаешь, что может быть ради последней только отделки 40-50 человек принуждены были в большем, чем этот зал, помещении ползать по полу, растягивая то, что заготовили художники, чтобы все привести в должный порядок. И такую обязанность охотно берут на себя наши теософы: они с готовностью ползают по полу, пришивая то, что должно быть пришито и что затем показывается на сцене всего только лишь на несколько минут.



Зачем говорю я все это? Некоторым лицам покажется, может быть, что всего этого говорить не надо. Теософия состоит, однако, не только из теорий и пророчеств. Теософия состоит в отдаче себя в жертву, в готовности принести себя в жертву ради того, что от нас требует наше время, даже в том случае, если эти требования мы выполняем, ползая в течение ряда дней по полу, чтобы привести в порядок то, что затем оживится в нас при созерцании, что должно оживиться в нашей душе для того, чтобы она могла справиться с предъявляемыми ей современностью требованиями. В нас должно пробудиться чувство, что от действительной работы происходит зародыш той духовной жизни, которая необходима будущему человечеству. И когда это почувствуешь, тогда станешь понимать все больше и больше, насколько должны срастись души тех, которые хотят называться теософами, срастись как в общих серьезных и глубоких задачах, так и в конкретной непосредственной работе.

Потому что ценно прежде всего то, что делает каждый отдельный человек, что каждый отдельный человек готов сотворить жертвенного! И ценно то, что каждый человек вырабатывает в себе в смысле выносливости в разочарованиях. Здесь, в этом месте и в нашем среднеевропейском теософском движении, можно сказать так: те, которых карма заставила соединить нити, необходимые для образования духовного зародыша, пережили за последнее время поистине немалые разочарования. Много слов было высказано в связи с этими разочарованиями, одного слова, однако, не было сказано, и будем молить духовные силы, стоящие за нашим движением и воодушевляющие его, чтобы это слово не надо было говорить, а именно пожелания, чтобы наши милые сотрудники не ослабевали! До тех пор, пока они работают, до тех пор, пока они мыслят, мы можем сказать в связи и с нашим достижением: «Они хотят!»



И до тех пор, пока они будут хотеть, безразлично, получатся ли результаты в первый же день или лишь через столетия, до тех пор, пока они будут хотеть, до тех пор будут теософами в истинном смысле слова! Если в этом «хотении», которое стоит выше разочарований, мы будем чувствовать свое единение в истинной деятельной любви, то будем в состоянии работать. Тогда возникает то, что необходимо человечеству на его современной ступени развития. Пусть наши силы будут слабы; больших сил мы ведь не можем дать, чем имеем. Одно лишь мы не можем сделать. В течение ряда месяцев мы это подчеркиваем и на этих днях должны были снова об этом подумать. Между нашими представлениями очень многие из наших друзей были с утра до вечера заняты на генеральных репетициях. Наш милый доктор Унгер читал вам здесь, в Мюнхене, в эти дни доклады.

Для меня было глубоко радостным, воодушевляющим, когда наш милый друг, директор Селлин, пришел вчера утром ко мне и, полный воодушевления от этих докладов д-ра Унгера, сказал мне за кулисами: «Движение, которое выдвигает перед публикой таких воодушевленных представителей, не погибнет!» Разрешите сказать откровенно и честно, чему я сам радуюсь больше всего, когда происходит нечто подобное. Больше всего я радуюсь той самостоятельной силе, тому совершенно самостоятельному способу, каким человеческая личность, совершенно не придерживаясь того, что я высказываю, обосновывает предмет из самой себя, соответственно своим собственным способностям. Тот, кто хочет работать самостоятельно, будет искренне и радостно приветствовать каждое лицо, которое самостоятельно встанет с ним плечо к плечу и даст со своей стороны то, что в состоянии дать после того, как поймет, что именно может присовокупить к целому.



Праздничной радостью был для меня приход директора Селлина, который точно, хотелось бы сказать, из детски чистого сердца высказал большое воодушевление в связи с тем, что слышал. Я могу вам сказать — и знаю, что очень многие мне поверят, — что я испытываю глубочайшую радость по поводу такой самостоятельности, такой индивидуальной деятельности; это истинная правда. Незадолго до того я получил письмо, в котором говорилось, что необходимо было бы принять всякого рода меры в немецком теософском движении, потому что иначе никто ведь не говорит ни одного слова, которое не было бы дословным повторением того, что говорю я сам. Такого представление во внешнем мире о том, что является истиной! Не с критикой надо подходить к такому слову, которое в самом прямом смысле заключает в себе неверное. Не надо подходить к нему с порицанием или с наказанием. К такому слову можно подходить с состраданием.

Однако надо постоянно подчеркивать то другое, что может иметь для нас положительное значение, а именно, что мы должны чувствовать обязанность подвергать испытанию то, что есть. Мы должны чувствовать, что нельзя говорить о каком-нибудь вопросе, пока его не узнаешь, пока не проникнешь в него. В противном случае в оккультном развитии не будет благословения, не будет благословения в оккультном стремлении. Правда и правдивость — в этом высший закон. Какая польза от всех пророков, от всех характеристик сверхчувственных фактов, если они не погружены в купель честнейшей, искреннейшей правдивости! Многое можете вы воспринять с того места, откуда я могу говорить вам относительно тех или иных теософских истин, для меня же милее всего, если вы воспримите слово, что мои наиболее глубокие, наиболее внутренние, связанные с вами стремления заключаются в том, чтобы не говорить ничего такого, о чем нельзя говорить в духе честнейшей правдивости, и что благословение оккультного движения я не могу видеть не в чем ином, как в чувстве долга быть правдивым.



Пусть это будет идти вразрез с нашими желаниями, пусть это будет противоречить тому, что требует наше честолюбие, наше тщеславие, пусть это будет идти вразрез со многим, что находится в нашей душе, пусть нам неприятно подчиняться какому-нибудь авторитету — пусть все это будет так. Но одному авторитету мы должны подчиниться добровольно и с готовностью: авторитету истины, чтобы все, что мы можем дать не только на словах, но и на деле, что мы в каждом отдельном случае можем дать, было проникнуто правдивостью. Этого ищите также и в том, что мы показываем вашим взорам в наших художественных теософских стремлениях. Пытайтесь находить это — и тогда вы, может быть, и увидите, что весьма многого нам не удается достигнуть, но вместе с тем вы увидите, что мы стремимся то, что делаем, окунуть в сферу, в атмосферу правдивости, что мы себе запрещаем говорить о «терпимости», если эта терпимость не правдива, если применяем ее неправдиво. Потому что если мы называем какого-нибудь человека нетерпимым, то это еще не является терпимостью; и если мы всегда подчеркиваем свою терпимость, то это тоже не является терпимостью. Если мы правдивы, то знаем цену себе, знаем, как далеко можем пойти. И когда мы становимся слугами правдивости, то, вместе с тем, мы, само собой разумеется, проявляем и терпимость.

В виде вступления можно было сказать и такие слова, хотя обычно я не вдаюсь в различного рода наставления и подбадрива¬ния. Как было, однако, в связи с таким обстоятельством не излиться из сердца словам, которые обратили бы ваше внимание на то, что под влиянием внутренне родственного импульса мы были в состоянии превращать все снова и снова эту реконструкцию Элевсинской мистерии в известном отношении в нечто такое, к чему можно примкнуть. Мы хотим быть честными и откровенными по отношению к европейским душам; мы хотим быть правдивыми по отношению к ним и хотели в духе правдивости стремиться к тому, чего жаждет европейская душа. То, что является наиболее глубоким, познается часто в конечном итоге в простейших словах, формулируется в конце концов в самых простых словах.



Честно и с откровенным убеждением признаем, что было большим делом воссоздать заново эту Элевсинскую мистерию из темных душевных глубин времени, относящегося к переходу от римского к греческому духу. Почувствуйте и осознайте, что Элевсинской мистерии не было до тех пор, пока она не была создана нашим глубоко почитаемым Э. Шюре, а теперь она есть! Мы ее имеем, и, строя на ней, и притом единственно этим способом, мы можем восстановить перед нашей душой истинный греческий дух, чтобы она могла взирать на него. С такими ощущениями мы чувствуем значение того, с чего мы можем в этом, как и в предыдущем году, открыть наши мюнхенские предприятия. И тогда каждой находящейся здесь душе мы можем позволить наполниться сердечною мыслью — и я уверен, что у многих это будет искренне, — что создатель этой реконструкции Элевсинской мистерии пребывает с нами именно в течение этого мюнхенского времени.


См. также:
- Рудольф Штайнер. О посвящении. О вечности и мгновении. 1-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

09 октября 2018

«Диссернет» нашел плагиат в научных работах экспертов Рособрнадзора

Группа «Диссернет», которая занимается перепроверкой защищенных диссертаций, выпустила доклад о нарушениях, обнаруженных в научных работах экспертов Рособрнадзора, сообщает Znak. Члены сообщества решили изучить труды экспертов ведомства, поскольку доверие к их проверкам было, по их мнению, подорвано. Они проверили диссертации 224 экспертов и обнаружили множество нарушений академической этики: плагиат в диссертациях, плагиат в научных статьях или участие в защите «токсичной» работы другого лица — например, в качестве оппонента или консультанта. Прямые некорректные заимствования были найдены у 48 экспертов. Еще 23 человека попались на подлоге — они взяли чужую диссертацию и заменили там объект исследования. Минимум 22 эксперта оказались замешаны в «диссеродельной индустрии» — каждый из них принял участие в защите более чем пяти фальшивых диссертаций. «Российские вузы проверяют и аккредитуют люди, чьи профессиональные качества гораздо ниже, чем у проверяемых», — заключили специалисты «Диссернет».



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

09 октября 2018

Дубровская Е.Ю., Кораблев Н.А. Карелия в годы Первой мировой войны: 1914-1918 (2017)

Дубровская Е.Ю., Кораблев Н.А. Карелия в годы Первой мировой войны: 1914–1918. — СПб. : Нестор-История, 2017. — 432 с. ISBN 978-5-4469-1249-0.

Монография посвящена изучению глубокого и разностороннего воздействия Первой мировой войны на жизнь Российской Карелии в 1914–1918 гг. и проблемам социально-экономического развития края на новом витке модернизации российского социума в начале ХХ столетия. На основе опубликованных документальных источников и архивных материалов, многие из которых впервые введены в исследовательский оборот, проанализировано влияние военного фактора на жизнь населения Карелии, показано возраставшее геостратегическое значение Олонецкой губернии и Кемского уезда Архангельской губернии. Выявлены региональные особенности экономического развития Карелии в условиях общероссийского модернизационного прорыва 1914–1917 гг. Впервые освещен процесс мобилизации людских и материальных ресурсов для нужд фронта и отмечен боевой путь наиболее выдающихся героев — жителей края.



Воссоздана достаточно полная картина политической и социально-экономической жизни Российской Карелии на завершающем этапе Первой мировой войны, когда в 1918 г., после выхода из нее России и обретения Финляндией независимости, эта территория из тылового и относительно стабильного района превратилась в приграничную и прифронтовую окраину, став в дальнейшем одним из первых очагов военной интервенции и гражданской войны на Севере России. Издание адресовано научным работникам, преподавателям, студентам и широкому кругу читателей, интересующихся вопросами регионального разнообразия мобилизационной экономики и историей Российской Карелии в начале ХХ столетия, в период, когда влияние внешнего фактора на развитие России оказалось особенно мощным.





Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

09 октября 2018

«Легче потерять Минкульт, чем авторитет»: Чем премия «Золотая маска» заплатит за независимость

Министерство культуры вышло из числа организаторов «Золотой маски». Для главной театральной премии страны это может обернуться проблемами с финансированием, пишут авторы "Фонтанки" Елена Кузнецова и Алина Циопа. «Маске», которую в 2018 году присудили находящемуся под домашним арестом режиссёру Кириллу Серебренникову, также намерены создать государственного конкурента. Против последнего резко выступил глава Союза театральных деятелей России Александр Калягин. По словам генерального директора фестиваля «Золотая маска» Марии Ревякиной, финансирование «Маски» в 2018 году на 27% обеспечивалось деньгами, поступившими от Минкультуры. Согласно сведениям на сайте премии, её также поддерживают Фонд президентских грантов, департамент культуры Москвы, Сбербанк, «РЖД», «Северсталь», фонд Тимченко и прочие структуры. При этом из данных информационной системы «СПАРК» следует, что объем субсидий от Минкультуры в 2018 году сократился. Если в 2016 году автономная некоммерческая организация «Фестиваль «Золотая маска» получил субсидий на 86,8, а в 2017-м — на 89,2 миллиона рублей, то в 2018-м сумма составила лишь 57,4 млн.



Театральный критик Жанна Зарецкая, заместитель главного редактора журнала «Театр», напомнила об истории «Золотой маски», которую в 1993 году учредил Союз театральных деятелей России. Минкультуры стало соорганизатором, когда его возглавлял Михаил Швыдкой. Причём у министра, как и многих других его сотрудников, например, Софьи Апфельбаум, было профессиональное театральное образование. «Тогда министерство реально интересовал театральный процесс, и они думали, как продвигать российский театр и помогать ему. Никакой речи о влиянии на премию, участии Минкультуры в утверждении экспертных советов и состава жюри не шло. Это было полноценное сотрудничество. Но сейчас всё изменилось. В министерстве не работают люди с профильным образованием, оно выступает как орган, который пытается цензурировать театральный процесс», — отмечает критик.

Попытки Минкультуры влиять на премию активизировались в 2015 году, напоминает Жанна Зарецкая. Тогда ведомство ввело в экспертный совет «Золотой маски» удобные для себя кандидатуры. В ответ на это театральное сообщество потребовало распустить совет, а критики создали собственную Ассоциацию (АТК). С тех пор часть экспертов «Золотой маски» выдвигает министерство, часть — СТД, часть — АТК. Несмотря на это, Минкульт продолжает критиковать премию, например, за то, что «Маску» редко получают региональные театры. «Все культурные институции для министерства делятся на «фронду» и благонадёжные. Является ли «Золотая маска» фрондой? Безусловно, и в серьёзной мере. И не потому, что Александр Калягин карбонарий и не потому что премией награждают Кирилла Серебренникова. А потому что «Маска» признаёт только один критерий — это экспертная оценка. «Маске» легче потерять Минкульт, чем авторитет», — отмечает Зарецкая.

В заявлении замминистра, что финансирование «Маски» не снизится, по мнению критика, можно усомниться: «Ситуация с финансированием не изменится в ближайшее время: Минкульт поддерживает и будет продолжать финансово поддерживать премию. Но мне кажется, что они затеяли долгую игру. К примеру, хотят организовать новую государственную театральную премию». В последние годы «Маска» и так получала «катастрофически мало» денег из бюджета, и дальнейшие действия чиновников могут свестись к «экономической цензуре», предполагает Зарецкая.

С критиком отчасти согласен и актёр, председатель правления Санкт-Петербургского отделения Союза театральных деятелей Сергей Паршин: «В принципе, я помню, (глава департамента Минкультуры — Прим.) Андрей Малышев у нас часто бывал на заседаниях секретариата в Москве. Такой деятельный мужчина, отстаивал точку зрения Министерства культуры, которая касалась численного или личностного состава, например, жюри «Золотой маски», экспертных советов. Министерство всегда лоббировало своих представителей». Обещанию Минкульта не менять финансирования премии Паршин безговорочно верить не стал, предположив, что перемены все же произойдут. У «Золотой Маски» были и спонсоры, но все равно поддержка Минкульта была значительной, отметил народный артист России. Паршин рассказал, что подобный исход событий в театральной среде воспринимают как неожиданный.

Театральный критик, арт-директор Центра имени Вс. Мейехольда Елена Ковальская в связи с заявлением Минкульта обратила внимание на тонкую, почти неуловимую грань между хорошими и плохими новостями: «Если эта мера была вызвана пожеланием театрального сообщества о невмешательстве государства в дела общественной организации, которой является СТД, то я это только приветствую. Поскольку с тех пор, как Министерство культуры обнаружило, что является соорганизатором премии, оно начало оказывать давление на «Золотую маску». Когда я увидела новость, то первой моей мыслью было то, что это попытка в Год театра свернуть финансирование «Золотой маски» и направить его на другие проекты. Но министерство заявило, что сохраняет финансирование премии, и этот шаг я тоже приветствую. Конечно, мы живём в такое время, что в хорошие новости верится с трудом. Вот и в эту новость, которая со всех сторон положительная, сложно поверить как в хорошую. Есть опасения, что финансирование «Золотой маски» будет свернуто в следующем году, который уже не будет Годом театра. Но поживём — увидим».

Марина Корнакова, директор-распорядитель российской национальной премии и фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин» (его часто называют детской «Золотой маской») не исключает, что присуждение «Масок» двум спектаклям Кирилла Серебренникова также стало одной из причин конфликта: «Конечно, это мощный раздражитель для Минкульта. Все театральное сообщество поддерживает фигурантов театрального дела и никак не обвинителей». При этом Министерство отреагировало на награждение спектаклей Серебренникова только через полгода после финальной церемонии-2018, так как накопило «критическую массу» раздражения, и «уход заместителя министра Малышева стал последней каплей».

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

08 октября 2018

IV Зимняя школа Университета КГИ «Новая реальность современных городов»

12-15 декабря 2018 года в Подмосковье пройдет четвертая Зимняя школа Университета КГИ. Главная тема школы этого года сформулирована как «Новая реальность современных городов». Индивидуализация – фундаментальный признак нашего времени. Стремление стать непохожими, аутентичными, самобытными – тренд, который охватил современный мир. Это касается не только людей и сообществ, но и территорий, где эти люди живут. Своими действиями граждане подталкивают современные города к поиску идентичности. Всякое урбанистическое образование становится сегодня сосредоточением множественных смыслов. Нестандартность – главный мотив граждан, институтов, локальных практик, муниципалитетов, регионов.



Эти процессы требуют вдумчивого исследования, обмена знаниями, коллективного обсуждения. Именно поэтому на Зимней школе 2018 года будет вестись разговор о масштабах происходящих перемен и их природе с ведущими экспертами в области урбанистки, социологии, образования, экономики, брендинга и других областей. Зимняя школа Университета КГИ ежегодно объединяет участников из различных регионов России. Программа школы адресована гражданским активистам, лидерам НКО, социально-ориентированным предпринимателям, представителям органов местного самоуправления и администраций, активно включенным в процессы развития гражданского общества, журналистам.

Как стать участником Зимней школы Университета КГИ?
- Подать заявку на участие до 10 ноября на сайте http://winter.kgischools.ru/.
- До 18 ноября получить от организаторов подтверждение, что ваша заявка одобрена.
- До 1 декабря подтвердить участие и получить памятку участника.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

08 октября 2018

СПбГУ возглавил рейтинг самых популярных у иностранцев российских вузов

Россотрудничество составило рейтинг российских вузов, которые пользуются наибольшей популярностью у иностранных абитуриентов. На первом месте оказался Санкт-Петербургский государственный университет, сообщает RT. В 2018/19 учебном году в СПбГУ поступило 4200 заявок от иностранцев. На втором месте — Российский университет дружбы народов (3378 заявок), на третьем — Казанский (Приволжский) федеральный университет (2194 заявки). В пятерку также вошли «Высшая школа экономики» (2032 заявки) и Уральский федеральный университет (1615 заявок). Самыми популярными специальностями у иностранных абитуриентов стали «Лечебное дело» (4854 заявки), «Экономика» (2777 заявок) и «Международные отношения» (1601 заявка).



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

08 октября 2018

Чемакин А.А. Истоки русской национал-демократии: 1896-1914 годы (2018)

Чемакин А.А. Истоки русской национал-демократии: 1896-1914 годы. - СПб.: Владимир Даль, 2018. - 651 с.

Монография кандидата исторических наук А.А. Чемакина (СПбГУ) является первым исследованием, посвященным истории русского национал-демократического движения и национал-демократии как идеологии. Опираясь на материалы архивов и периодической печати, автор характеризует деятельность идейных предшественников русских национал-демократов из Чехии и Галичины, реконструирует первые попытки создания национал-демократических организаций в Российской империи, рассматривает биографии идеологов и лидеров этого направления. Отдельное внимание уделено национал-демократическому сборнику «Ладо».



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

08 октября 2018

Феликс Нодель о 1970-х гг.: "Я знал, что Брежнев — ничтожество"

Феликс Абрамович Нодель, 1931 г. р. В 1970—1980-е годы преподавал в московских школах. Ниже размещен фрагмент его воспоминаний об эпохе Застоя в СССР. Текст приводится по изданию: Дубнова М., Дубнов А. Танки в Праге, Джоконда в Москве. Азарт и стыд семидесятых. — М.: Время, 2007.



Я в детстве хотел стать актером, даже занимался в театральной студии Центрального Дома пионеров. Со мной там занимались Лев Круглый, Игорь Кваша... Мы остались друзьями, и я после ходил на все их спектакли в «Современник»... В седьмом классе я так часто ходил в театр, что, бывало, по воскресеньям смотрел по три спектакля. И однажды в антракте я заснул, и проснулся посреди действия... Я настолько перегрузился, что спал на ходу, и однажды на улице Воровского врезался головой в почтовый ящик. Меня отправили к врачу, обнаружилось крайнее нервное истощение, и я две недели не ходил ни в театр, ни в школу. Знающие люди объяснили мне, что актером я быть не могу, «недостаточно владею аппаратом», а вот театровед из меня, может, и получится. И пошел бы учиться на театроведа, но в тот год били космополитов — и мне туда хода не было.

Меня нагло провалили при поступлении на филфак МГУ в 1949 году, и я на следующий год поступил в педагогический. При поступлении мне сказали: «В вашей автобиографии есть строчка: отца не знаю, ношу отчество матери. Этого не может быть. Кто-нибудь из семьи должен знать. Приведите того, кто знает». Я привел тетку, которая меня усыновила. Она объяснила, что отца репрессировали (видимо, чуть раньше 1937-го; в 1939-м взяли мать, но до этого они с отцом разошлись, и в моей метрике в графе «отец» был прочерк). Мне было сказано: «А теперь все это запишите своей рукой». После чего меня приняли. После окончания института я просился во Владивосток — у меня там были друзья. Но меня ждал Красноярск... Проработав год в Красноярске, я написал заместителю министра — и мне разрешили вернуться в Москву, отработав год вместо положенных трех.

После в Москве я год занимался репетиторством, потом — устроился преподавать в вечернюю школу, а через 10 лет уже работал в школе «с уклонами» на Пресне, где проработал до 1980 года. Когда мне было года 23, я попал в дом Виктора Ефимовича Ардова. Не помню, как и почему я оказался там. Но Ардов надо мной шефствовал, меня даже одно время рассматривали как возможного редактора его книги об эстраде... Там я познакомился с Алексеем Баталовым, правда, шапочно, с нынешним о. Михаилом... У Ардовых я дважды видел Ахматову, она оба раза приходила совершенно разъяренная тем, что с ней делают. Это было в начале пятидесятых... Я вел кружок, где ребята говорили о литературе, что хотели. Я всегда считал, что о литературе можно говорить все, что думаешь. Базаров — предшественник ленинцев? Хорошо, но если он кому не нравится, то — ради бога. Если кому не нравится Пушкин, а нравится то, что о нем написал Писарев — тоже ради бога.

Дети обращались к родителям: «А его не посадят?» А я просто читал ученикам Писарева о «Евгении Онегине», что Онегин — это «напомаженный Митрофанушка»... На меня писали доносы. Коллеги, родители. Я позже обо всем узнал. Писали, что я антисоветчик, что у меня ученики не тех любят: как они смеют не любить Базарова, а любить Печорина, и т. д. Однажды я выступал с докладом на рабочем совещании и не успел после него вернуться в свою школу рабочей молодежи, как у директора раздавался звонок: «Ты у него на уроках был? Сходи, наверняка антисоветчину порет. Вот только что у него в докладе было то-то и то-то». Но административных мер по поводу этих доносов не принималось. У меня был полуроман с молоденькой председательницей профкома в школе, она сказала: «Феликс, знаешь, что на тебя скопилось?» — и не передала дело дальше. Директор школы тоже был еврей и понимал, что многие нападки связаны с моей национальностью. К тому же он был тертый калач, и из самосохранения не стал бы поднимать лишний шум.

После выступления Хрущева в Манеже меня обступили мои ученики и начали приставать, согласен ли я с ним. Я какое-то время пытался не отвечать напрямую, но меня приперли, и я заорал: «Ну что вы хотите от меня? Да, я с ним не согласен!» Может, об этом тоже был донос... Тема моей диссертации была «Комплексное использование искусства при изучении литературы в средней школе». В основном это касалось театра и кино, меньше — живописи, музыки, телевидения. Мы ходили с учениками в театры, всегда туда, где было необычное прочтение. Для меня несомненно, что главное про жизнь сказано в литературе. Но если в литературе это заложено, но не всегда проявлено, то в пьесе или в инсценировке это все видно отчетливо. Мы на уроках обсуждали новые театральные трактовки Товстоногова, Эфроса, Любимова, и детям становилось очевидной актуальность классики.

В школе на Пресне были гуманитарный, химический и физико-математический классы, и с гуманитариями мы часто ездили в Ленинград. Я заранее посылал заявку, что, мол, гуманитарный класс и я — педагог, аспирант, работающий над такой-то темой, хотели бы посмотреть такие- то спектакли... То, что детки интересуются искусством, всегда производило впечатление. Нас приезжало человек пятьдесят, зимой — на шесть дней, летом — на десять. Жили в школе-интернате. И окрестности смотрели. А в завершение всегда шли в кафе «Север». Нас ошеломили «Горе от ума» и «Ревизор» в БДТ. Мы в январе 1966 года ездили в БДТ ради «Горя от ума», и попутно посмотрели «Три сестры» и утренний «Я, бабушка, Илико и Илларион». В антракте со мной за кулисы к Юрскому пошло «пятеро смелых». Я привез ему подборку сочинений о «Золотом теленке», других его ролях... А он рассказывал, как задумывал своего Чацкого, хотел в нем Пушкина воплотить. Пообещал прийти к нам в школу. На ребят он произвел сильное впечатление.

Однажды в Москву приезжал Николай Акимов, мы с ним поговорили, и он пообещал, что, когда я приеду с детьми в Ленинград, он рад будет с нами встретиться. И вот мы приехали — 50 человек — взяли билеты на спектакль, а потом решили пойти к Акимову: мол, приглашал же... Но мы пришли не вовремя: у него сидел Радзинский... Акимов вышел к нам разъяренный: «Как вы могли не предупредить!..» Но я его обезоружил гениальной фразой: «Николай Павлович, но причем туг ребята? Ну я виноват, я не подумал, но причем тут ребята?..» Акимов махнул рукой: «А, ладно, пойдемте!» — и час нас водил, показывал, рассказывал. Не знаю, ждал ли Радзинский все это время, или Акимов скомкал их разговор из- за нашего визита... В 70-е меня с учениками приглашали на просмотры и обсуждения на «Союзмультфильм». Я был знаком с Андреем Хржановским, видел многие его вещи, в том числе и запрещенную «Стеклянную гармонику». Раза два общались с Норштейном. Детки очень рвались на такие просмотры.

У нас на Пресне была вторая смена, и утром мы часто ходили на репетиции в театр, а вечером к нам приходили искусствоведы, художники, актеры. И никого из ребят не нужно было «загонять» на эти встречи, всем было очень интересно. К нам приходили Александр Свободин, Александр Кутепов, актер театра Советской армии, многие другие. Рассказывали, как создается спектакль. Приглашали к себе в театры, звали за кулисы. Помню, как мы смотрели «Вишневый сад» в театре Советской армии, и Кутепов, стоя в правой кулисе, разгримировываясь, торопился и рассказывал детям о спектакле, о репетициях... Дети с удовольствием ходили в театры, в кино. Может, потом не все писали рецензии — это не было обязаловкой. Но ходили все.

В конце семидесятых Алла Кигель, дочь известного театрального художника, работала в МТЮЗе и готовила «Героя нашего времени» по своей инсценировке. Она для работы брала у меня статью Виноградова. И пригласила нас на ночную генералку. И вот ребята из Бибирево едут поздним вечером в МТЮЗ, сидят там до полуночи, родители волнуются... И правильно, что ездили. Премьеры не было — спектакль закрыли. Мы смотрели «Разгром» в театре Маяковского с Джигарханяном, смотрели на гастролях БДТ «Мещан», «Сколько лет, сколько зим» с Лавровым и Юрским, видели с учениками «Петербургские сновидения» в театре Моссовета по «Преступлению и наказанию».

Я давал детям и современную литературу, но не самиздат — это было невозможно. Но Бабеля рекомендовал (когда его уже начали печатать). Я говорил: «Посмотрите, как люди бездуховны...» Один год пытался вводить Артема Веселого. Мы читали «Закон вечности» Нодара Думбадзе, «Свет далекой звезды» Маковского. «Как закалялась сталь» давал через фильм и через то, как о романе и его истории писал Лев Аннинский. «И это все о нем» В. Липатова затрагивал кактелефильм и рекомендовал книгу. «Малую землю» мы не проходили — этого не было в программе, было лишь рекомендовано. Но сам я читал, разумеется.

НЕ ВЫХОДИТЬ ЗА РАМКИ

Я знал, что Брежнев — ничтожество. Но когда мне говорили в редакции журнала «Народное образование», что моя статья не пойдет без цитат из Брежнева, — я их вставлял и при этом не испытывал никакого внутреннего раздвоения. Когда Брежнева только назначили, моя тетка, жена расстрелянного, бывшая ссыльная, сказала: «Ну что, обыкновенный человек — его назначили, будет работать». Никто не ждал, что во главе государства должен быть обязательно выдающийся человек. К высылке Солженицына я отнесся плохо, хотя не помню, говорил ли я об этом кому-нибудь. А когда сослали Сахарова, то возникало желание узнать, что случилось на самом деле. Я не очень верил газетам и начал искать, кто мне может рассказать. И кажется, узнал раньше, чем начали открыто об этом говорить.

О Чехословакии тоже узнал сильно позже, «задним числом». Вообще о многом узнавалось «задним числом». Я никогда не имел оснований считать себя диссидентом. Я даже «голосов» не слушал до 1991 года. У меня семь человек в роду пострадали, и я старался по возможности не выходить за рамки. Хотя меня вовсю ущемляли... Я еще с детства знал, что мной и группой моих товарищей с девятого класса интересуется КГБ. Нас поодиночке вызывали, допрашивали. Когда я говорил на допросах в КГБ слово «соотечественник», их это бесило. Они кричали: «Отечество у нас одно!» — а все вокруг мне доказывало, что нет. Мы не принимали Сталина, но долгое время жили иллюзией, что Сталин нарушил ленинские нормы. Что были ленинские нормы. Нам казалось, что коммунизм возможен.

В партию меня не пустили, хотя я пытался в начале 60-х. Мне с глазу на глаз сказали, что «с биографией вашего отца нечего и думать», а на людях ответили, что в школе рабочей молодежи у вас был отсев, и из трех положенных лет вы в деревне только год проработали. А что касается чувства национальной гордости... Возник некоторый эмоциональный подъем, когда Гагарин полетел. И все. Высоцкого я почти не знал. Сосед по дому на Пресне летом целыми днями крутил Высоцкого на полную катушку, в полный голос, и это создавало дискомфорт. А на сцене я видел его только в двух ролях: Гамлета и Галилея. До этого я уже видел Рецептера в роли Гамлета, Козакова, мне было с чем сравнивать. Но в некоторых сценах Гамлет Высоцкого был именно таким, каким, как я представлял, и должен быть Гамлет. Таганка на меня не производила потрясающего впечатления никогда, кроме, пожалуй, спектакля «А зори здесь тихие»... Моими театральными кумирами были Иван Николаевич Берсенев в Ленкоме и Александр Борисов в Александринке.

Я ДАЖЕ НЕ ВСЕХ ЛЕНИНЫХ ВИДЕЛ...

На «ленинские» спектакли, по-моему, я не водил детей — на них было трудно попасть. Я даже не всех Лениных видел. Кирилла Лаврова видел («Перечитывая заново»), а Калягина — нет. Но ни один из исполнителей мне не нравился: у Кирилла было внешнее сходство, но совершенная внутренняя пустота. Он гораздо лучше был в роли Молчалина или Городничего...

КНИГИ

У меня были скромные жилищные возможности: коммуналка, этажерка. Поэтому книги я покупал редко, и дома держал только те, что входили в программу или те, которые нужны мне были для работы. Но я покупал книги по театру, по искусству. В самиздате читал «Собачье сердце», «Крохотки» Солженицына, стихи из романа «Доктор Живаго» Пастернака. А «ГУЛАГ»... Хотите начистоту? Третий том я до сих пор не прочел. Первые два тома прочел. И уже лет восемь читаю ученикам начало — механику ареста. Сильными впечатлениями были журнал «Новый мир», фильм «Земляничная поляна» Бергмана, «Восемь с половиной» Феллини, картины Алова и Наумова, «Иваново детство» Тарковского. Мы поклонялись Берсеневу, Товстоногову, Эфросу. Я ходил на все, что производило впечатление разорвавшейся бомбы. В этом был азарт — пойти на то, о чем спорят. И составить собственное мнение.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

08 октября 2018

Елена Ларина: "Нарастает интеллектуальное неравенство во всех развитых странах"

Экономист, аналитик, член Изборского клуба Елена Ларина рассказала «АиФ» о том, с какими угрозами может столкнуться современная цифровая цивилизация.



Виталий Цепляев, «АиФ»: Недавно вы предсказали, что современное общество будет всё больше подвергаться алгоритмизации. Что это значит в переводе на простой язык?

Елена Ларина: Если совсем коротко, то это означает общество, в котором люди все меньше проявляют свободу воли и все больше поступают под воздействием внешних факторов. Кроме того, это общество, где люди действуют не спонтанно, независимо, а по определенным шаблонам или программам. Образно говоря, раньше общество было похоже на ателье, где каждый портной шил свой костюм или платье. А теперь — на конвейерное производство, где каждый выполняет определенные операции.

— То есть со временем мы станем своего рода запрограммированными биороботами, которыми будут управлять извне? И кто же конкретно будет манипулировать человечеством?

— Психофизиологи установили, что человеческий мозг, на который приходится в среднем 7% (а то и меньше) массы тела, потребляет до 20-23% энергии, а при стрессах или напряженном размышлении — до 25-27%. С одной стороны, наше сознание — это огромное преимущество перед другими видами, а с другой стороны, думать — это энергетически накладно. Поэтому в обществах с древних времен формировались стереотипы, нормы поведения, привычки и т. п. Многие вещи мы делаем «на автомате». В этом плане мы все одновременно и запрограммированы, и свободны. Вопрос в пропорциях. В последние 15-20 лет равновесие сильно нарушено в сторону запрограммированности.

Если перед основной массой людей стоит выбор, — глубоко задуматься или сделать по привычке — то делают по привычке либо по подсказке. Это просто энергетически выгодно. Соответственно, весь социальный инжиниринг в мягком его варианте — это возвращение человека в счастливое раннее детство. Только вместо бабушек, дедушек, мам, пап и нянек в нём Google, «Яндекс», Siri, «Алиса», Amazon и т. п. При помощи разного рода хитростей (начиная с интерфейса) нас постоянно подталкивают к определенным действиям, используя нашу неготовность думать тогда, когда делать это необязательно. А что касается того, кто управляет... В Китае действительно создают Большого Брата 2.0: всё общество контролируется из единого центра. А, например, в Северной Америке или в Европе таких центров много: это и госструктуры, и корпорации, которые располагают большими данными, и специальные брокеры данных. Например, крупнейший из них — Axiom — обладает сейчас данными на миллиард человек.

— Как работают технологии обработки нашего сознания?

— Эти технологии столь же стары, как цивилизация. В определенном смысле любая религия, идеология — это набор технологий по обработке сознания. Новизна в том, что сегодня обработке подвергаются люди, про которых обрабатывающий знает почти всё. Это резко повышает эффективность. Например, поисковик точно знает, что вы ищете в интернете, что покупаете. В социальных сетях люди в режиме реального времени ведут досье на самих себя. Смартфоны — это просто шпионы, которые сообщают о каждом шаге, каждом действии владельца. Ну и теперь добавился интернет вещей, где на вас может «стучать» даже пылесос, который сообщает, когда вы дома, а когда — нет, сколько комнат у вас в доме и т. п. Очень важно иметь в виду следующее. Тех, кто занимается обработкой сознания в коммерческих или политических целях, не интересует конкретно Иванов, Петров и Сидоров. Интересуют группы людей со сходными характеристиками. В США есть Институт сложных систем Новой Англии. Его директор недавно сообщил, что уже сегодня большие данные помогают в большинстве случаев прогнозировать поведение групп на 90%. Ещё раз подчеркну: групп, а не отдельного человека.

— А для чего алгоритмизация нужна крупному бизнесу или политикам?

— Раньше капитализм рос за счёт того, что захватывал новые рынки. Сейчас он упёрся в пределы планеты. На какое-то время его существование продлила кредитная экономика. Сегодня все в мире должны, и когда-то это закончится. Но даже в кредитной экономике главная проблема — это как продать товар или услугу. Если ещё в 1980 г. доля затрат на рекламу, маркетинг и т. п. составляла, например, в бытовой электронике 10-15%, то теперь возросла до 50% по многим видам. Соответственно, главная задача — это заставить человека купить. Но правительства быстро сообразили, что методы принуждения к покупке товаров можно использовать и в политике. Здесь в мире три несомненных лидера. Это Соединённые Штаты, Великобритания, где впервые был использован надж (технология «подталкивания», когда вас ненавязчиво побуждают принимать комфортные для вас, но при этом выгодные для кого-то решения), и Китай, который создает «общество социального кредита», где поощряется «правильное» с точки зрения властей поведение.

— Вы утверждаете, что современные биотехнологии, в том числе генная инженерия, синтетическая биология, служат прежде всего богатым и власть имущим. Какие тому есть доказательства?

— Мало кто знает о том, что, например, в США, Великобритании, Голландии существуют клиники индивидуальной медицины. Она индивидуальна не в том смысле, что там лучше врачи и обслуживание, а в том, что, например, лекарства разрабатываются для одного конкретного человека. Т. е. ему не подбирают гамму препаратов или дозировку, а создают лекарства, необходимые именно его организму. И непригодные или неэффективные для всех других. Назову лишь три имени. Дэвид Рокфеллер умер почти в 102 года. До последних дней он не только принимал участие в совещаниях и встречах, но и играл в гольф! Генри Киссинджеру 95 лет. Он по-прежнему летает по миру и выполняет деликатные миссии американского истеблишмента. Елизавета II отметила 92 день рождения. Она не только находится в здравом уме и доброй памяти, но и продолжает произносить ежегодные послания в парламенте, а недавно участвовала в многочасовой утомительной церемонии, когда женился её внук. Это не исключения, а правило.

— Влияют ли современные технологии на интеллектуальный уровень общества? Мы становимся умнее или наоборот?

— Очевидно одно: последние 10 лет нарастает интеллектуальное неравенство практически во всех развитых странах. Меньшинство стремительно умнеет, большинство медленно, но верно глупеет. Это неудивительно. Интернет, который первые лет 15 своего существования был гигантским и постоянно растущим кладезем информации, превратился в колоссальную свалку информационного мусора. Кроме того, алгоритмическое общество, как я сказала выше, блокирует поисковое, творческое мышление и вырабатывает привычку жить «на автомате».

— Цифровая цивилизация дает много удобств, но она страшно уязвима. И если завтра люди по какой-то причине не смогут заряжать свои гаджеты или выйдут из строя все банкоматы, электронные сервисы, мы погрузимся в хаос, в новое Средневековье? Должно ли государство иметь резервные «аналоговые» системы на случай кибератак, которые способны вывести из строя жизненно важные узлы? Кстати, вам что-нибудь известно о подобных попытках взлома?

— Вы правы, цифровая цивилизация страшно уязвима. Приведу в пример только три факта. В США хакеры проникли и находились в течение полугода в информационной системе национальной системы обеспечения гидросооружений. Т. е. плотин, гидроэлектростанций и т. п. Сложно представить, что было бы, если бы они дали команду на открытие шлюзов. В Польше пятнадцатилетний подросток взломал и подчинил себе всю систему управления городским транспортом одного из крупных городов. В той же Америке продвинутый программист смог не просто внедриться в систему сети суперкомпьютеров АНБ и Министерства энергетики, но и торговать несколько месяцев машинным временем, продавая его организациям, нуждавшимся в мощных математических расчетах.

Самое удивительное, что еще не произошло ни одной крупномасштабной катастрофы, связанной с хакерством. Ни для кого не секрет, что на сегодняшний день лидер в области IT-технологий — США — совершенно беззащитен перед кибератаками, кибертерроризмом и просто хакерством. Все их сети взаимосвязаны между собой, а уровень информатизации таков, что при мощном компьютерном сбое произойдет лавина отказов, которая затронет всё и вся. Сами американские эксперты признают, что американцы живут в огромном стеклянном доме. И решить эту проблему Америка не может. Для обеспечения приемлемого уровня информационной безопасности им надо затратить такие ресурсы, что даже крупнейшие ТНК станут неконкурентоспособными, а бюджет придется увеличить не на проценты, а на десятки процентов. Поэтому самая мощная страна — самая беззащитная. Это реальность современного мира.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

07 октября 2018

Умер писатель Олег Павлов

На 49-м году жизни скончался русский писатель Олег Павлов, об этом сообщил в своем фейсбуке писатель Владислав Отрошенко. Олег Павлов родился 16 марта 1970 года в Москве. Литературный дебют — во многом автобиографический цикл рассказов «Караульные элегии», опубликованный в 1990 году журналом «Литературное обозрение»: история о жизни зоны, взгляд со стороны охранника. О том, что побудило его писать, Павлов говорит в своей автобиографии: «Духовно повлиял Андрей Платонов. Повлияло то, что читая „Архипелаг Гулаг“ Солженицына, который открыт был тогда для прочтения „Новым миром“, наткнулся на описание Карабаса, того лагеря, где служил…»



Лауреат литературных премий журналов «Новый мир» (1994), «Октябрь» (1997, 2001, 2007), «Знамя» (2009), премии "Русский Букер" (2002), премии Александра Солженицына (2012), премии «Angelus» (2017). Член Русского ПЕН-центра. Преподавал на кафедре литературного мастерства Литературного института им. А.М. Горького. Автор книг "Казённая сказка" (1999), "Степная книга" (1998), "Повести последних дней" (2001), "Русский человек в XX веке" (2003), "Антикритика" (2005), "В безбожных переулках" (2007), "Асистолия" (2010), "Гефсиманское время" (2011), "Дневник больничного охранника" (2012), "Дело Матюшина" (2013), "Карагандинские девятины, или Повесть последних дней" (2013) и др.

Произведения писателя переводились на английский, французский, китайский, итальянский, голландский, польский, венгерский, хорватский языки.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

07 октября 2018

Косырев Д.Е. Советский Кеннеди. Загадка по имени Дмитрий Шепилов (2017)

Косырев Д.Е. Советский Кеннеди. Загадка по имени Дмитрий Шепилов. - М.: Бослен, 2017

Аннотация: Герой книги "Советский Кеннеди" - дед автора Дмитрий Трофимович Шепилов (1905-1995), кандидат в члены Президиума ЦК КПСС, министр иностранных дел СССР.
На пике его карьеры в 1956 году зарубежные аналитики называли Шепилова третьим человеком в иерархии советской власти. В 1957 году объявлен "примкнувшим к антипартийной группе" Молотова, Маленкова и Кагановича, лишен всех должностей и званий. Благодаря стараниям тогдашнего партийного руководства, стиравшего память о Шепилове из общественного сознания, может считаться самым парадоксальным, непонятным, необычным по своим позициям членом советского руководства в эпоху перехода от "сталинизма" к "застою". Политическая биография предельно необычного, яркого и эффектного деятеля. Анализ характера и убеждений, оказавшихся неожиданно актуальными именно сегодня, с определением: перед нами - классический консерватор и страстный поборник идей эпохи Просвещения. Расшифровка смысла судьбоносной исторической развилки для СССР 1957 года. Воспоминания о Дмитрии Шепилове автора книги - его внука, заочный спор этих двух людей. Фрагменты автобиографии автора. Поэма в прозе, переполненная сдерживаемыми и открытыми эмоциями. И все перечисленное вместе взятое: вот что это за книга.



Об авторе: Дмитрий Косырев (р.1955) известен в мире литературы как Мастер Чэнь, автор исторических детективных романов и рассказов. Востоковед, обозреватель ряда российских и зарубежных изданий по международной проблематике, частый гость телевизионных программ.

От автора: "Вот тут - говоря об эпохе - мы возвращаемся к тому поразительному феномену, массовой демонстрации восхищения низвергнутым политиком; длилась эта демонстрация все жизнь Шепилова от 1957 года, времени падения, до его смерти в 1995-м. Я бы даже сказал, что жизнь его после 1957 года во многом интереснее и важнее для нас, чем до. Хотя бы потому, что об этой, второй жизни, жизни после катастрофы мало кто знает, а она чрезвычайно поучительна, в том числе для понимания нашей с вами истории".

________________

Влиятельный в годы Оттепели советский партийный функционер Дмитрий Шепилов (1905-1995), занимавший высокие посты министра иностранных дел СССР и секретаря ЦК КПСС, уже будучи на пенсии, признался родным, что мечтает умереть в ложе Большого театра во время оперы. Его внук, Дмитрий Косырев, в биографической книге о своем деде вспоминает такой случай: "А как он представлял себе, наоборот... не жизнь, но возвращение во власть? Ведь ждал же и надеялся, долго-долго. Что раздастся звонок. Куда, думал он, его могли бы вернуть? В число членов ЦК? В советники экономического блока правительства? Какое из множества его лиц было бы признано наиболее нужным?



И вот я возвращаюсь после долгой командировки в СССР, полный планов и сил (весна 1991 года - тогда много таких было, с планами). Дед приглашает меня, даже закрывает дверь (от жены Марьяны - почему?) и говорит: хочу тебе что-то важное сказать. Ему позвонили от Горбачева. Предложили стать директором Большого театра. Мы долго молчали, потому что я уже знал, что он скажет дальше. Вот то самое: «Мне 86 лет, я не смогу это выдержать». И потом оба одновременно сказали: жаль. Я лишился мечты иметь почти «свою» ложу, он - вот того самого прекрасного конца. Я потом даже думал - может, мне это померещилось? Но нет, читаем: в 1991 году назначен новый генеральный директор Большого театра Владимир Коконин. Значит, что-то было, искали кандидатов... Но самое главное - оно пришло, пусть поздно. Он дождался. Справедливость есть. Ему позвонили".

(из книги: Косырев Д.Е. Советский Кеннеди. Загадка по имени Дмитрий Шепилов. - М.: Бослен, 2017)

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

07 октября 2018

Лекция Дмитрия Травина «От великих реформ до великой катастрофы» (видео)

Дмитрий Травин - экономист, социолог, публицист, член Комитета гражданских инициатив, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Центра исследований модернизации. Лауреат Международной Леонтьевской медали «За вклад в реформирование экономики» (2008). Автор книг "Пути реформ" (1995), "Путинская Россия: от рассвета до отката" (2008), "Крутые горки XXI века. Постмодернизация и проблемы России" (2015), "Просуществует ли путинская система до 2042 года?" (2016) и др.



Лекция: «От великих реформ до великой катастрофы» в Росбалте



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

07 октября 2018

Открытое письмо по поводу ситуации вокруг журнала «Новая Польша»

На странице Игоря Белова в фейсбуке опубликовано открытое письмо министру культуры и национального наследия Республики Польша г-ну Петру Глинскому по поводу ситуации вокруг журнала «Новая Польша». Ниже его текст приводится целиком.



Глубокоуважаемый господин министр! Мы, читатели и сотрудники журнала «Новая Польша», выражаем глубокую обеспокоенность ситуацией, сложившейся вокруг этого издания. На наших глазах идет процесс уничтожения журнала, созданного девятнадцать лет назад по инициативе Ежи Гедройца и служащего благородному делу преодоления взаимных польско-российских противоречий. Для огромного количества читателей в России, Украине и Беларуси «Новая Польша» – богатый источник информации о культуре Польши, ее истории и современности. На страницах журнала из номера в номер публикуются новые переводы произведений польских писателей и поэтов, ведется общественная дикуссия относительно многих современных проблем. «Новая Польша» также служит важному делу пропаганды польской культуры к востоку от границ Польши, способствуя созданию позитивного имиджа страны в глазах соседей.

В последнее время с грустью приходится наблюдать, как само существование журнала фактически сводится на нет. Полгода назад было принято решение о ликвидации бумажной версии журнала, что, по нашему мнению, является трагической ошибкой. Электронная версия никогда не сможет заменить традиционную, бумажную, тем более, что многие наши читатели, живущие в далекой провинции, читают «Новую Польшу» в местных библиотеках именно на бумаге. В результате ликвидации бумажной версии большое количество наших верных читателей, многие из которых не пользуются интернетом и компьютером просто по причине преклонного возраста либо тяжелых материальных условий, остались без любимого журнала.

А недавно мы узнали о смене издателя журнала. Годами «Новая Польша» издавалась Польским институтом книги, теперь же эта функция переходит к Центру польско-российского диалога и согласия. Это решение уже повлекло увольнение редакции журнала – профессионального и опытного коллектива. Есть опасение, что в результате этих действий бесповоротно изменятся формат, характер и дух журнала, и от него останется одно название, если вообще останется хоть что-то.

Очень просим вас, глубокоуважаемый господин министр, спасти журнал «Новая Польша» от верной гибели.

Wielce Szanowny Panie Ministrze!

My, czytelnicy i współpracownicy czasopisma „Nowaja Polsza” wyrażamy głębokie zaniepokojenie sytuacją, jaka zaistniała wokół tego tytułu. Na naszych oczach następuje proces niszczenia pisma, powołanego dziewiętnaście lat temu z inicjatywy Jerzego Giedroycia i służącego szlachetnej sprawie pokonywania wzajemnego niezrozumienia polsko-rosyjskiego. Dla ogromnej rzeszy czytelników w Rosji, Ukrainie i na Białorusi „Nowaja Polsza” jest bogatym źródłem wiedzy w kwestii kultury Polski, jej historii oraz teraźniejszości. Na szpaltach czasopisma drukowane są niezmiennie nowe przekłady polskich pisarzy i poetów, prowadzona jest dyskusja społeczna na temat wielu palących problemów. „Nowaja Polsza” służy również ważnej sprawie promocji kultury polskiej na wschód od granic Polski, sprzyjając tworzeniu pozytywnego wizerunku kraju w oczach sąsiadów.

Ostatnimi czasy z przykrością obserwujemy jak samo istnienie czasopisma stawia się pod znakiem zapytania. Pół roku temu podjęto decyzję o likwidacji wersji papierowej czasopisma, co w naszym odczuciu jest tragicznym błędem. Wersja elektroniczna nigdy nie zastąpi wydania tradycyjnego, papierowego, tym bardziej, że wielu naszych czytelników, mieszkających na odległej prowincji czyta „Nową Polszą” w miejscowych bibliotekach właśnie na papierze. W następstwie likwidacji wersji papierowej, dużą liczbę wiernych czytelników (a wielu z nich nie korzysta z internetu i komputera ze względu na podeszły wiek bądź trudne warunki materialne) pozbawiono ulubionego czasopisma.

Niedawno dowiedzieliśmy się o zmianie wydawcy czasopisma. Przez lata „Nowaja Polsza” była wydawana przez polski Instytut Książki, teraz zaś to zadanie przechodzi w gestię Centrum Polsko-Rosyjskiego Dialogu i Porozumienia. Decyzja ta już pociągnęła za sobą zwolnienie całego, doświadczonego i profesjonalnego zespołu redakcyjnego. Istnieje obawa, że na skutek tych zabiegów bezpowrotnie ulegną zmianom charakter oraz styl czasopisma, że zostanie po nim jedynie nazwa, jeśli w ogóle cokolwiek pozostanie.

Bardzo Pana prosimy, Panie Ministrze, aby uratował Pan czasopismo „Nowaja Polsza” od niechybnej zagłady.

С уважением,

Ирина Адельгейм, переводчик, полонист, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН
Вера Аммер, член правления Международного общества «Мемориал», член немецкого отделения общества «Мемориал»
Андрей Базилевский, поэт, переводчик, издатель (Екатеринбург – Москва)
Анастасия Баринова, филолог, журналист
Татьяна Баскакова, переводчик, кандидат исторических наук
Борис Беленкин, член правления, директор библиотеки Международного общества «Мемориал»
Игорь Белов, поэт, переводчик
Фридерике Бер, юрист
Ева Берар, историк, славист, литературовед, старший научный сотрудник Государственного центра научных исследований Франции (Париж)
Ольга Блинкина, филолог, сотрудник Архива Сахарова и Словаря «Русские писатели»
Андрей Блинушов, историк, председатель Рязанского общества «Мемориал»
Алексей Боганцев, доцент, кандидат исторических наук
Марина Бородицкая, поэт, переводчик, детский писатель
Ирина Бурблис, учитель начальных классов
Олег Бурблис, индивидуальный предприниматель
Марина Вакуленко, сотрудник объединения «Выставочные залы Москвы», обучается польскому языку в Польском культурном центре в Москве
Юлия Валевская, преподаватель, переводчик
Лариса Васильева, член редколлегии журнала «Иностранная литература»
Анастасия Векшина, поэт, филолог, доктор гуманитарных наук, переводчик польской литературы, эксперт по вопросам литературы Польского культурного центра в Москве
Вера Виногорова, переводчик польской литературы, член Союза Переводчиков России (СПб), член STL
Никита Вознесенский, тестировщик веб-сайтов
Наталия Ворошильская, филолог, переводчик
Александр Гаврилов, доктор исторических наук, профессор Петербургского университета, антиковед Ирина Галкова, историк, директор музея «Творчество и быт ГУЛАГа» Международного «Мемориала»
Светлана Ганнушкина, организация «Гражданское содействие»
Евсей Гендель, переводчик
Елена Георгиевская, писатель, журналист
Беата Гепперт, переводчик с французского
Елена Глень, экономист, предприниматель
Валерия Гончарова, учитель русского языка и литературы
Татьяна Гончарова, кандидат исторических наук, доцент
Чеслав Горбачевский, доцент кафедры русского языка и литературы Южно-Уральского госуниверситета
Николай Горенов, мастер по ремонту оборудования Калининградской ТЭЦ-2
Александр Гурьянов, историк, руководитель Польской программы Общества «Мемориал» в Москве
Светлана Гуткина, редактор, переводчик
Володимир Данилюк, заслуженный журналист Украины
Александр Даниэль, общество «Мемориал»
Олег Дашевский, главный редактор газеты Еврейской Общины Республики Молдова «Наш голос»
Ольга Дмитриева, художник
Евгения Домашенко, преподаватель
Денис Дробышев, писатель, пожарный
Сергей Дурасов, поэт, переводчик
Анна Ермолаева, музыкант, артист Калининградского областного филармонического оркестра, член Калининградской автономии «Полония»
Ирина Заманская, музыкант, артист Калининградского областного филармонического оркестра
Лариса Заманская, литератор, культуртрегер
Наталья Зыховская, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и литературы Южно-Уральского государственного университета
Георгий Еремин, переводчик, издатель
Елена Жемкова, исполнительный директор Международного общества «Мемориал»
Елена Журавская, лингвист, культуртрегер
Наталья Иванова, член Европейского конгресса литераторов
Мария Игнатьева, филолог
Игорь Исаев, журналист, главный редактор портала украинцев в Польше PROstir.pl
Александр Калих, почетный председатель Пермского общества «Мемориал»
Геннадий Каневский, поэт, редактор журнала «Новости электроники», читатель «Новой Польши» (Москва)
Kатя Капович, поэт, редактор
Яна Карпенко, переводчик, менеджер культуры
Томаш Кизный, фотограф, журналист
Сергей Ковалёв, биофизик, советский диссидент, политзаключенный (1975-1985), правозащитник, публицист
Станислав Коган, IT-специалист
Анастасия Кожина, филолог, переводчик
Татьяна Косинова, журналист, редактор cogita.ru, многолетний автор «Новой Польши», соучредитель Научно-информационного центра «Мемориал» (Санкт-Петербург)
Сергей Кривенко, член Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека
Нина Кривцова, переводчик
Григорий Кружков, писатель, преподаватель РГГУ
Дмитрий Кузьмин, поэт, переводчик, главный редактор журнала поэзии «Воздух»
Ирина Лаппо, переводчик, редактор
Богуслава Латавец, писатель
Дмитрий Легкий, доктор исторических наук, профессор Костанайского государственного университета имени Ахмета Байтурсынова (Казахстан)
Александр Ливергант, главный редактор журнала «Иностранная литература»
Мария Лекух, журналист
Рената Лис, писатель, переводчик
Ольга Лободзинская, переводчик
Филип Лободзинский, переводчик
Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра, член Московской Хельсинкской группы
Маша Макарова, журналист, докторант
Антон Маликов, режиссёр
Мария Маршалек, продюсер, киножурналист
Рафал Маршалек, кинокритик и историк кино, в 1990-95 гг. директор Польского института в Москве
Елена Маслова, психолог
Александр Мец, врач-хирург на пенсии
Светлана Минлос, преподаватель польского языка РГГУ
Анна Миркес-Радзивон, журналист, редактор, переводчик
Алексей Михеев, переводчик
Елена Морозова, домохозяйка, член Калининградской автономии «Полония»
Гаянэ Мурадян, редактор, переводчик
Эва Мязек, художник
Мария Новак, доктор филологических наук, доцент кафедры русского языка и прикладной лингвистики Казанского университета
Лев Оборин, поэт, переводчик, критик
Владимир Окунь, переводчик польской литературы
Денис Пелихов, доцент кафедры русского языка и литературы Южно-Уральского государственного университета, переводчик, кандидат филологических наук
Александр Подрабинек, журналист, правозащитник
София Равва, переводчик польской литературы, редактор
Ян Рачинский, председатель правления Международного общества «Мемориал»
Михаил Рогачев, историк, член правления Международного общества «Мемориал»
Лия Руденко, филолог, преподаватель
Роман Рудницкий, художник
Екатерина Савельева, переводчик
Юрий Серебрянский, писатель, член казахского и международного Пен-центра, главный редактор журнала польской диаспоры Казахстана «Ałmatyński Kurier Polonijny»
Юлия Середа, редактор, член правления Международного обшества «Мемориал»
Наталья Серпикова, филолог, преподаватель, доцент
Денис Сечкин, чиновник
Войцех Смея, профессор Силезского университета
Войцех Станиславский, историк, публицист
Ян Стренковский, журналист
Максим Тарханов, индивидуальный предприниматель
Елена Твердислова, поэт и прозаик, литературовед, переводчик
Валерий Тихонов, журналист, переводчик польской литературы
Лазарь Флейшман, профессор кафедры славянских языков и литератур Стэнфордского университета (США)
Ирина Флиге, директор Научно-информационного Центра «Мемориала» в Санкт-Петербурге
Мачей Фронский, поэт, переводчик, юрист
Игорь Хазанов, читатель «Новой Польши», переводчик, редактор
Василий Ханевич, директор Мемориального музея истории политических репрессий «Следственная тюрьма НКВД», председатель Томского общества «Мемориал», член Правления Международного общества «Мемориал», историк -полонист
Катажина Химяк, организация «За свободную Россию» (Варшава)
Иоланта Хояк, языковед, профессор Варшавского университета
Ольга Цивкач, доктор филологических наук, доцент (Украина)
Татьяна Цивьян, доктор филологиеских наук, главный научный сотрудник Института славяноведения РАН, заведующая отделом русской культуры Института мировой культуры МГУ
Ежи Чех, литератор (Познань)
Ольга Чехова, переводчик
Андрей Шаблевский, пенсионер
Николай Ярцев, переводчик

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.