AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Версия для печати

Кодикологические методы и методики. Квалитативные методики

Кодикологические методы и методики. Квалитативные методики

Содержание

    Анализ писчего материала, чернил, краски, филиграней, сигнатур, знаков, меток, дорсальных и маргинальных пометок

    За время существования книги постепенно вырабатывался ее вспомогательный аппарат, одни элементы которого возникли в процессе конструирования книги (сигнатура, реклама, фолиация, пагинация), другие явились результатом осмысления текста (рубрики, заголовки, колонтитулы, разделение текста на книги, главы, разные указатели, оглавления). Важно определить особенности функции и время появления каждого из них в средневековой рукописной и печатной книге.

    Сигнатура, т. е. обозначение последовательности тетрадей и листов в них, была заимствована из восточных рукописей. В древних европейских рукописях она обозначалась буквой q или qu, что значило quaternion, т. е. тетрадь из четырех листов, цифра около буквы отмечала последовательность тетради (qJ; qn, qrn, qIV). Основное ее назначение — сохранить правильную последовательность тетрадей и помочь переплетчику в его работе.

    К XIV в. использование сигнатуры в рукописных книгах стало традиционным: последовательность тетрадей отмечалась буквами алфавита, а цифра (римская или реже арабская) фиксировала последовательность листов в каждой тетради (а1? ап, аш, aJV, bI; Ьи и т. д.). В книгах с числом листов, превышающим число букв алфавита, использовались заглавные и удвоенные буквы (аа15 ааи, аа.). В некоторых рукописных книгах сохранилось несколько типов сигнатур, например в книге Паро «Как сохранить здоровье», переведенной на французский язык для Филиппа, герцога Бургундского, написанной в XV в. (РНБ, Fr. Q. v. VI, 1), имеются 3 типа сигнатур: 1) чернильная буквенно-цифровая, сделанная писцом на обороте листов (от а2 2 3 4 до г), 2) карандашная в правом углу (тоже буквенно-цифровая) и 3) карандашная — цифровая. Очевидно, сигнатура контролировала работу на разных ее этапах. Иной раз последовательность листов в тетрадях отмечалась горизонтальными черточками, проведенными по самому краю бокового среза. (Вероятнее всего, это предварительная разметка тетрадных листов). Обычно сигнатура помещалась на нижнем поле у самого края листа, ее отсутствие в некоторых рукописях является свидетельством среза ее при переплете. Интересно отметить, что сигнатуры часто исполнялись почерком, отличающимся от почерка, которым написан манускрипт. Возникают вопросы: кем и в какой момент создания книги ставились сигнатуры? Чем объяснить замену одной буквы q на буквы всего алфавита с указанием числа листов в тетради? И почему почерк сигнатур часто не совпадает с почерком текста? Возможно, сигнатуры нужны были писцам для того, чтобы при переписывании текста правильно расположить листы в соответствии с традицией, действовавшей в те времена: волосяная сторона к волосяной, мясная — к мясной или наоборот.

    Если предположить, что сигнатура ставилась при подготовке тетрадей, то ее мог предварительно поставить и сам переписчик, и тот, кто в мастерской письма готовил тетради к переписке. Можно полагать, что замена обозначения тетрадей буквой q на буквенно-цифровую сигнатуру объясняется переходом на другую систему переписки текстов. Совершенно очевидно, что сигнатура ставилась не только для переплетчика, но и для писца, особенно если он писал текст на небольшом неразрезанном листе (т. е. со «спуском полос») для книги малого формата. Именно этим, как нам представляется, можно объяснить необходимость нумерации листов в каждой тетради. Сохранившаяся буквенно-цифровая нумерация листов первой половины тетради в рукописях XIV в. является свидетельством того, что переписчик писал в неразрезанный лист (иначе вторая половина тетради получила бы обозначение). Обозначенные листы указывали переписчику последовательность переписки, при этом переписчик несколько раз должен был переворачивать и повертывать лист. Однако переписка текста в неразрезанные тетради на предварительно согнутые и обозначенные сигнатурами листы ненамного усложняла, переписку, зато такой прием намного упрощал дальнейшую работу над изготовлением книги (соединение неразрезанных тетрадей в кодекс).

    В рукописи XIV в. Гвидо да Колонна, переписанной во Франции, сигнатура листов сделана черными чернилами, сигнатура тетрадей— красными (ГПБ, Lat. F. v. IV, 5). В рукописи начала XV в., созданной в бенедиктинском монастыре Валломброза сигнатура проставлена красной краской. Поскольку не было обычая пользоваться цветными красками для проставления сигнатуры, то можно предположить, что она была проставлена рубрикатором, вероятнее всего, до внесения в текст рубрик.

    В семи из 814 инкунабулов, хранящихся в БАН, наряду с печатной нами обнаружены рукописные сигнатуры. Эти книги объединяет близкий формат. Два инкунабула были изданы в Венеции, два — в Девентере, другие — в Аугсбурге, Кельне, Страсбурге; годы издания: 1476, 1478 (две), 1484, 1488, 1494, 1496. Как видно, в разных местах Европы был обычай, идущий от рукописной традиции, помечать последовательность листов в тетрадях, а годы изданий подтверждают, что обычай этот существовал уже во второй половине XV в. (Возможно, сигнатурами пользовались шире, по свидетельств не сохранилось, так как при переплете сигнатуры обрезались). Какую роль играли эти сигнатуры? Ведь во всех перечисленных изданиях были и печатные. Рукописными сигнатурами размечали последовательность листов в будущей тетради (предварительно складывая бумажный лист) для правильного размещения на них печатных форм, для печатания, в то время как печатная сигнатура, набиравшаяся под последней строкой, была ориентиром для брошюровщика.

    Первые печатные сигнатуры появились в 1460-х гг. в книгах Альбрехта Пфистера в Бамберге и Иоганна Кёльхоффа Старшего в Любеке. Однако появление сигнатур было спорадическим, лишь с 1472 г. начинается более или менее постоянное их применение для обозначения листов: в Германии у печатника «Gesta Christi» в Шпейере, с 1474 г. — в итальянских городах, с 1476 г. — у парижских печатников. В первые десятилетия книгопечатания сигнатуры обозначались то буквами, то цифрами, постепенно выработалось точное буквенно-цифровое обозначение всех тетрадей. К концу XV в. лишь в 10 % печатной продукции отсутствует сигнатура, с XVI в. она становится традиционной и доживает до нашего времени в более упрощенной форме: цифрой обозначается последовательность тетрадей (в помощь брошюровщику).

    Расположение комментариев имеет большое значение для чтения. Редакторы и переписчики средневековья это прекрасно понимали, ибо во многих книгах комментарии играли решающую роль. Система расположения на странице текста комментариев и ссылок на цитируемый текст складывалась еще в ранних рукописных книгах. Имя или название цитируемого произведения выносилось на поля. Такие приемы встречаются часто в XIV—XV вв., особенно в рукописных сборниках, составленных и переписанных в мастерских севера Европы. Комментарии старались не отрывать от основного текста и располагали их на той же странице. Уже в рукописях XII—XIII вв. комментируемый текст помещали в центре страницы, а вокруг — комментарии, расположенные фигурными столбцами. Связь комментариев с текстом осуществлялась системой буквенно-цифровых ссылок.

    Наличие второстепенного материала рядом с основным в рукописных книгах объясняется не только техникой создания рукописи (переписчику рациональнее сразу написать основной текст и комментарии), но и заботой о читателе, которому удобнее читать на одной странице и текст, и комментарии, не отыскивая их на нижнем поле (или где-то в конце книги).

    В рукописях XIV в. и в большинстве рукописей XV в. еще )не было абзацев. Одна мысль отделялась от другой цветными фигурными в виде утолщенной скобки, по-французски «pieds des mouches») рубриками. Заглавные буквы отмечались красными штрихами или желтыми и зелеными пятнами. Таким образом, весь текст рукописи делился на книги и главы, выделенные заголовками (рубриками), членение внутри текста делалось цветными фигурными рубриками. Можно сказать, что ко времени изобретения книгопечатания в рукописных кодексах определился главный принцип в построении текстовой конструкции — последовательность.

    Одни и те же элементы вспомогательного аппарата выполняли разные функции. Так, колонтитул, колонцифра, рубрики, заголовки играли роль ориентиров для читателя: помогали найти нужный материал, определить степень его важности, последовательность расположения. Для лучшего восприятия эти ориентиры стремились каким-нибудь способом выделить, и чем отчетливее и резче они выделялись, тем увеличивалась степень их воздействия на воспринимающего. Колонцифры и колонтитулы приподнимали над текстом на верхнее поле, выделяли цветом: синим, красным, золотом. Для лучшей ориентации были введены оглавления книг или частей, помещавшиеся в начале кодекса, иногда в оглавлении давался краткий пересказ содержания книги. Чтобы выделить используемые цитаты или отдельные отрывки других сочинений, на полях ставили имена авторов или заглавие, иногда выделяли красным.

    Рукописные традиции были полностью восприняты и развиты печатниками.

    В городских мастерских были экземпляры рукописей, которые служили моделями для переписки. Их передавали из одной мастерской в другую, в них вносили многочисленные корректурные правки, значки, заметки. Такие же пометы ставились и в «экземпляре», тетради которого передавались от одного переписчика другому. Не только вставки в текст, приписки, глоссы могут быть интересны для текстолога, но пометы всякого рода — от рабочих технических значков до владельческих надписей, ибо надо иметь в виду, что каждая книга создавалась кем-то и конкретно для кого-то.

    В «экземпляре», побывавшем в руках многих переписчиков, остались многочисленные пометы. В тексте, где прерывалась переписка, ставили значок в виде двух черточек или черточек с двумя точками, а на полях под этим знаком ставилось слово, на котором заканчивался текст, или слова «hic», «hic incipe», указывавшие, что именно отсюда следует продолжать прерванную переписку. Сравнительный анализ текстов позволяет установить их хронологическую последовательность. Если на полях поставлено слово, которым начинается тетрадь в другой рукописи, это значит, что' данная рукопись списывалась с предыдущей.

    Кодикологическое исследование рукописей помогает разобраться в пометах корректорского характера. Исправления текста могут быть сделаны самим автором или переписчиком, или специальным корректором, роль которого мог исполнять глава мастерской или кто-либо из переписчиков. Иногда в роли корректора выступал заказчик (профессор, студент). Страницы рукописей оставили нам следы помет и исправлений, анализ которых воссоздает последовательность работы над текстом. Корректор, сравнивая написанный текст с оригиналом и обнаружив ошибку,, подчеркивал обычно пунктиром или зачеркивал неверное слово, правильное написание слова или нескольких слов отмечал на полях карандашом. Затем рукопись возвращалась переписчику, который в соответствии с указаниями корректора исправлял текст.

    Знание процессов изготовления книги, приемов, используемых при корректуре и редактуре, могут принести неоценимую пользу для решения иногда весьма сложных текстологических проблем. Важен также учет качества и характера обработки использованного для кодексов материала. Если рукопись написана на пергамене, его качество и обработка, система сохранившихся наколов, складывания тетрадей, система разлиновки всегда могут быть использованы как дополнительные данные при анализе текста с интерполяциями или предполагаемыми подделками. Если книга переписана на бумаге, то неоценимую роль при этом играют филиграни. Прежде чем анализировать текст оригинала, надо точно установить, полностью ли кодекс изготовлен из одного сорта бумаги.

    Важное значение при работе над текстом отводится установлению подлинности всех его частей. Выявлению более поздних интерполяций или подделок содействует прежде всего палеография: анализ письма и особенностей почерка, определение способов сокращения, знаков пунктуации, особенностей украшений. Дополнительную помощь, безусловно, могут оказать кодикологические наблюдения. Зная, например, что разлиновка чернилами появилась в XIV в., а в XV стала правилом, невозможно отнести рукопись к более раннему времени.

    При хранении документа на его обороте делали краткие записи, передающие содержание документа, год и место его выдачи, имена участников. Зги записи называются дорсальными (т. е. на­писанными на спине — dorsum, i (лат.) — «спина»). Иногда при хранении вместо дорсальных записей к документам прикрепляли пер­гаменные ленточки, на которых писали дату и краткое содержание документа.

    В изучении проблем происхождения, формы и состава бумажных кодексов различных видов большое внимание уделяется материалу для письма — бумаге и способам уточнения ее датировки по филиграням. Разрабатываются приемы анализа всего комплекса водяных знаков листа — не только филиграни как таковой (изображения), но и линий, оставленных сеткой черпальной формы (вержеры и понтюзо). Расстояния между понтюзо рассматриваются как важный датирующий признак.

    Параллельно изучается происхождение бумаги в связи с политической историей Европы (время и цель употребления определенных эмблем в качестве филиграней). Исследуются почерки рукописных сборников и устанавливается их связь с почерками подлинников и списков грамот. Изучение водяных знаков и почерков позволяет установить кодикологический состав рукописных кодексов, распределение всего текста по тетрадям. Этому помогает исследование нумерации тетрадей (во многих рукописях она сохранилась не полностью, а лишь фрагментарно).

    Важным направлением в кодикологии бумажных рукописей представляется уточнение методики анализа сборников разных форматов, поскольку от формата зависело то или иное положение водяного знака или его части на листах рукописи.

    Маргиналии

    Многие автографы, особенно итальянских гуманистов, известны, но до сих пор остается большое число невыявленных авторских рукописей XIV—XV вв. Трудность их выявления заключается в том, что автографы, выполненные каллиграфическими почерками (а многие авторы этого периода обладали таковыми), затерялись в ряду списков, переписанных профессиональными писцами. Определение таких почерков требует специальных методов исследования. Одним из них является комплексное изучение рукописи, т. е. кодикологический анализ, в котором исследуются не только характерные признаки письма, но расположение текста на странице, система заголовков, рубрик, орнаментация; учитывается формат, материал письма, а также пометы, маргиналии, т. е. раскрывается авторская работа с текстом. Основа такого многогранного подхода была заложена Леопольдом Делилем, толчок к конкретному исследованию в конце 1950-х гг. был дан Жильбером Уи.

    С XIV в. в художественном убранстве западноевропейской пергаменной рукописной книги доминирующую роль начинает играть миниатюра. Как и прежде, помещенная в большом инициале, в начале книг или глав, она иллюстрирует первые строки текста. Миниатюры или рисунки, выведенные главным образом на нижнее поле, приобретают особое значение. Их называют маргинальной иллюстрацией. В отличие от «дролери» маргинальные иллюстрации, как правило, связаны с текстом. Наиболее широкое применение они находят в итальянских и нидерландских книгах.

    Миниатюра пергаменных рукописных книг изучена несравненно лучше, чем орнаментика. В поле зрения историков искусства попали живописные и композиционные особенности миниатюры, появление и развитие стилей, мастерство знаменитых художников, отдельные выдающиеся в художественном отношении рукописи. Однако в этой области далеко не все сделано. Остаются неисследованными важные вопросы связи иллюстрации с текстом, типы иллюстрированных книг, место иллюстрации в общей структуре книги. Именно эти вопросы необходимы при решении проблем, связанных с созданием книги и ролью ее в обществе.

    Со времени Пюсселя широко распространились (особенно в часовниках) маргинальные рисунки. Сначала они не имели прямой связи ни с сюжетом миниатюры, ни с текстом. Позднее наметилась связь маргиналий с миниатюрами и текстом. В итальянских рукописях маргинальные рисунки, размещенные на нижнем поле, в большей степени были связаны с текстом. Во франко-фламандской школе постепенно устанавливается стабильная связь маргиналий с миниатюрами. Связующим элементом между миниатюрой и бордюром был цветной инициал, а малые инициалы цветовыми пятнами вели читателя к тексту. Концы строк,остававшиеся без текста, заполнялись цветными лентами, выполнялись в одном стиле с инициалом и являлись как бы мостом для перехода к новой строке текста. Таким образом создавалась эстетически завершенная декоративная композиция, включавшая разнообразные элементы, каждый из которых нес свою смысловую и эстетическую нагрузку.

    Специальные методы и методики

    Кодикология выросла из палеографии, однако имеет цели, принципиально отличные от нее. Так, в решении проблем происхождения рукописи (например, при идентификации почерков писцов) палеографический анализ предусматривает исследование графики основного текста, включая декор. Установление границ индивидуальных почерков писцов в кодикологическом исследовании помимо традиционных палеографических методов может опираться на наблюдения над записями писцов, особенностями разлиновки, структуры текста и т. д. Предметом кодикологии является история скрипториев и книгописных школ, что объясняется необходимостью изучения внешней и внутренней формы кодексов, важных для установления места и времени их изготовления, а также их писца, заказчика и владельца. Установление переписчика в кодикологии как и в палеографии далеко не всегда предполагает определение его имени. Оно учитывает, прежде всего, возможность разграничения разных почерков в рамках одной рукописи и установления общих почерков в разных кодексах.

    Кодикологический анализ позволяет определить процедуру создания книги, этапы формирования книжного блока от момента заказа до передачи готовой рукописи ее заказчику или непосредственному владельцу. Методы кодикологии позволяют установить кем, когда и с какой целью был заказан кодекс, как происходил процесс складывания листов, их разлиновки, предварительного скрепления, как определялся порядок расположения текста на листе и пр. Иными словами, кодикология ставит более широкие, не свойственные палеографии задачи и привлекает к исследованию не только внешнюю форму, но и внутреннюю форму и содержание как самого кодекса, так и сделанных в нем записей, помет, изображений (графических рисунков писцов, читателей и владельцев, а также миниатюр).

    Методика палеографического анализа осуществляется в отношении внешних признаков рукописей разных видов: книг, актов, берестяных грамот, памятников делопроизводства, эпистол и пр., тогда как кодикология занимается исследованием только рукописных книг.

    Текстологические приемы в кодикологии осуществляются как в отношении основного текста рукописей, так и в отношении сделанных в них надписей. Установление истории текста рукописи необходимо для реконструкции истории происхождения того или иного сборника, выяснения генеалогической связи между кодексами, сходными по составу, определения характера миграции книг и т. д.

    Применение методов дипломатики в кодикологии не ограничивается задачами формулярного анализа некоторых разновидностей надписей на книгах, имеющих устойчивый шаблон. Особый раздел кодикологии — дипломатическую кодикологию — составляют исследования рукописных сборников копий актов. Главная цель кодикологии копийных книг состоит в выяснении происхождения сборника актов, его социальной и политической направленности на основе систематического изучения его внешних и внутренних признаков.

    Кодикология связана с эпиграфикой, поскольку исследует надписи на переплетных досках, ремнях и застежках, т. е. изучает форму и содержание текстовых элементов книги, вырезанных, процарапанных, выгравированных или оттиснутых на твердом материале.

    Определение обстоятельств происхождения того или иного кодекса или группы кодексов часто базируется на сведениях, содержащихся в надписях, прежде всего синхронных основному тексту и принадлежащих лицам, участвовавшим в книгопроизводстве (писцам, переплетчикам, художникам, счетчикам, книгохранителям и др.). Интерпретация этих текстов требует постоянного обращения к исторической хронологии, метрологии, ономастике, исторической топографии, генеалогии, лингвистике, общей истории. Установление архивной судьбы кодекса или группы кодексов невозможно без истории архивного и музейного дела. Как по комплексности задач, так и по методике исследования, кодикологию следовало бы сравнить с источниковедением книги.

    Своеобразие рукописной книги как предмета кодикологии требует применения к ней специальных исследовательских приемов. Кодикология и источниковедение различаются прежде всего по объекту исследования, поскольку кодикология занимается лишь рукописными книгами, а не всеми видами исторических источников вообще. Кроме того, в отличие от общего источниковедения, кодикология не занимается изучением внутреннего содержания основного текста кодексов, степени достоверности и полноты информации этого текста, его происхождения и источников. Она изучает содержание только тех записей, которые говорят о происхождении и судьбе самого кодекса как такового.


    1. Киселева Л.И. Западноевропейская книга XIV - XV вв. Кодикологический и книговедческий аспекты. Л., Наука, 1985.
    2. Столярова Л. В., Каштанов С. М. Книга в Древней Руси (XI—XVI вв.) / Л. В. Столярова, С. М. Каштанов . — М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2009. — 432 с. : ил.

    20.08.2019, 61 просмотр.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.