AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

версия для печатиВерсия для печати



Библиографическая запись: Разработка учения о библиотеке и ее социальных функциях в 1978-1985 гг. в СССР. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//194/razrabotka-ucheniya-o-biblioteke-i-ee-soczialnyx-funkcziyax-v-1978-1985-gg-v-sssr/ (дата обращения: 24.10.2020)

Разработка учения о библиотеке и ее социальных функциях в 1978-1985 гг. в СССР

Разработка учения о библиотеке и ее социальных функциях в 1978-1985 гг. в СССР

Содержание

    В 1978-1985 гг. значительное внимание уделялось разработке общетеоретических концепций библиотековедения. Было выдвинуто и обосновано предположение о том, что в этом качестве следует рассматривать теоретические положения, которые в своей совокупности можно характеризовать как учение о социальных функциях библиотек, теория руководства чтением, теория библиотечного обслуживания населения.

    Ведущее место учения о социальных функциях библиотеки среди этих общетеоретических концепций обусловливалось тем, что именно оно определяет основное содержание библиотековедения как общественной науки — исследование общественных функций библиотек, направленное на изучение взаимосвязей не только внутри системы «книга — библиотека - читатель», но и с социальной жизнью общества.

    Подчеркивая общетеоретическое значение этого учения, Ю. Н. Столяров отмечал, что «обоснование номенклатуры функций — задача фундаментального исследования. Но этот вопрос, будучи решенным на абстрактном уровне, немедленно повлечет кардинальные последствия для практики». Он полагал, что необходимо однозначное определение социальных функций библиотеки, что даст возможность в полном объеме охарактеризовать ее задачи, установить место библиотековедения в системе наук.
    Однако в рассматриваемый период такого однозначного определения не существовало, и вопрос о социальных функциях библиотеки был предметом дискуссий.

    В эти годы предпринимаются новые попытки рассмотреть соотношение понятий «социальная роль» и «социальные функции» библиотек. Значительный вклад в теоретическую разработку этой проблемы внес В. Р. Фирсов, который полагал, что интегрирующим понятием, объединяющим социальные функции, является социальная роль библиотек. Она заключается в обеспечении социализации личности, культурной преемственности. Социальная роль библиотеки должна исследоваться в рамках теории культуры, а социальные функции — в рамках библиотековедения.

    Наряду с определением социальной роли, В. Р Фирсов выделял и главную социальную задачу библиотеки — обеспечение становления всесторонне, гармонически развитой личности. Однако при такой формулировке остается неясным, есть ли разница между социальной ролью и социальными задачами библиотеки и в чем она состоит.

    Новым в учении о социальных функциях библиотеки было предложение о разделении функций на сущностные и прикладные. Эта проблема была обстоятельно рассмотрена В. Р. Фирсовым, А. В. Соколовым, Ю. Н. Столяровым и другими авторами и стала предметом широких дискуссий.

    В. Р. Фирсов, рассматривая различные подходы к определению функций библиотек и справедливо отмечая основные их недостатки (ориентация на объекты различной функциональной направленности — личность, общество, совокупность изданий и т. д.), разнопорядочность, т. е. выделение в один ряд понятий, несовместимых по объему своего содержания, предложил свою структуру функций, среди которых выделил внешние, направленные на общество — аксиологические, т.е. ценностно-ориентационные (воспитательная, идейно-политическая); познавательные (информационная, образовательная, помощи профессиональному чтению) и коммуникативные. Внутренней функцией библиотеки, обеспечивающей ее внешнее функционирование, является моделирующая, которая выражается в способности библиотеки отражать или моделировать современную культуру общества.

    Обосновывая необходимость выделения сущностных и производных функций, В. Р. Фирсов подчеркивал, что изучение любого социального института, в том числе и библиотеки, включает два взаимосвязанных аспекта. Первый — историческая изменчивость, так как каждый исторический период выдвигает различные цели. Второй — внутренняя неизменная сущность, которая позволяет социальному институту выполнить четко определенную роль в обществе, независимо от конкретного исторического периода. Эта неизменная сущность библиотеки как социального института и выражается в ее сущностных функциях.

    Анализируя соотношения между отдельными сущностными функциями, В. Р. Фирсов подчеркивал их взаимопроникновение. Так, взаимопроникают познавательная и ценностно-ориентационная функции, поскольку любая воспитательная работа в библиотеке является одновременно и информационной, т. е. направленной на активное распространение социально-значимой информации. Он отмечал, что коммуникативная функция является сквозной, проникающей во все другие функции. Без нее невозможно осуществление познавательной и ценностно-ориентационной функций.

    Отсюда, как представляется, должен последовать вывод о том, что коммуникативная функция является не однопорядковой с познавательной и ценностно-ориентационной, а находится на более высоком уровне, является обобщающей по отношению к другим функциям, тем более, что и сам В. Р Фирсов представлял коммуникативную функцию как реализацию коммуникативных отношений в системе «автор — книга — читатель».

    По мнению Б. Р. Фирсова, сущностные функции конкретизируются в большом количестве прикладных, обусловленных социально-экономическими условиями, текущими общественными задачами. Прикладные функции изменяются, постоянно соотносятся с целями, задачами, направлениями работы библиотек. Заметим здесь, что корректнее было бы, видимо, говорить не об изменении функций как таковых, а об изменении их содержания. Противоречивым представляется и вывод о неизменности сущностных функций библиотеки. Например, В. Р Фирсов утверждал, что ценностно-ориентационная функция воплощается в системе идеологии, морали, в художественной культуре, искусстве и т. д.. Но отсюда следует, что эта функция неизбежно исторически изменяется. Вероятно, и здесь более корректно было бы говорить не об изменении социальной функции как таковой, а об изменении ее наполнения, ее содержания.

    Сущностные функции библиотеки выделял и Ю. Н. Столяров. В качестве таковых он считал кумулятивную (накопление и хранение документов) и утилитарную (использование документов). На их основе развиваются другие функции, определяемые социально-экономическими, политическими и культурными задачами, решаемыми обществом в данных конкретно-исторических условиях. Среди них Столяров называл воспитательную, информационную, прагматическую, культурно-просветительную. Наряду с понятием «сущностная функция», он использовал понятие «имманентная функция», и качестве которой называл коммуникативную, подчеркивая, однако, что и она в классовом обществе имеет партийную, политическую направленность. В другой работе Ю. Н. Столяров, объясняя многообразие библиотечных функций многосторонностью сфер общественной деятельности, называет, кроме указанных выше, политическую, просветительную, педагогическую, гедонистическую, рекреационную функции.

    Общее во взглядах В. Р. Фирсова и Ю. Н. Столярова заключается и утверждении, что библиотекам свойственны сущностные и производные функции. Однако подход к их определению у этих авторов различен. Это отличие заключается, во-первых, в том, что если Фирсов на первое место ставил функцию социализации личности, то у Ю. Н. Столярова это место занимают технологические функции накопления, хранения и использования документов, производными от которых являются функции социальные.

    Имманентная функция библиотеки у В. Р. Фирсова — функция социализации, у Ю. Н. Столярова — коммуникативная. Во-вторых, следует отметить противоречивость представлений Ю. Н. Столярова и В. Р. Фирсова о неизменности или изменяемости социальных функций. Так, утверждая, что коммуникативная функция имеет партийную, политическую направленность, Ю. Н. Столяров показывал тем самым ее историческую изменчивость, хотя, по его мнению, эта функция как имманентная изменяться не должна. Такая путаница происходила потому, что смешивались понятия социальной функции как таковой, ее терминологическое определение и содержание, наполнение этой функции, меняющееся в конкретных исторических условиях.

    Несколько иную позицию занимал А. В. Соколов. Он указывал, что социальные функции библиотеки присущи и другим информационно-коммуникативным системам и поэтому не могут быть отличительными функциональными свойствами библиотеки. Поэтому учение о социальных библиотечно-библиографических функциях должно быть единым и базироваться на общей социально-функциональной теории информационных коммуникаций. Различны, по его мнению, не социальные функции и их общественное значение, а лишь предметы, средства и методы для выполнения тех или иных конкретных задач. Отсюда можно было бы прийти к выводу, что библиотековедение и библиографоведение представляют собой единую науку, но этого вывода А. В. Соколов не сделал.

    По определению А. В. Соколова, сущностные функции — это функции, обусловленные стабильными общественными потребностями в данной практической деятельности. Они возникают на определенном этапе историческою развития общества одновременно со становлением данного вида профессиональной деятельности и в этом смысле первичны, исходны, стабильны и неизменны. В качестве таких сущностных функций Л. В. Соколов предложил ценностно-ориентированную (оценочную) коммуникативно-познавательную и кумулятивно-поисковую. В числе исторически обусловленных прикладных функций, т. е. обусловленных текущими общественными задачами, он назвал идеологическую, обеспечения научно-техническо¬го прогресса, культурно-просветительную, социологизирующую.

    А. В. Соколов согласился с В. Р. Фирсовым, что социологизирующую функцию можно квалифицировать как сущностную, поскольку она заключается в обеспечении становления гармонически развитой личности, что не могут обеспечить патентно-технические, картографические и другие узкоспециальные библиотеки.

    А. В. Соколов подчеркивал неразрывное единство сущностных и прикладных функций. Их можно отделить друг от друга лишь при абстрактном анализе. Считая прикладные функции исторически обусловленными, А. В. Соколов в то же время полагал, что они не присущи библиотекам капиталистического общества. Утверждая, что библиотекам феодального и капиталистического общества были присущи другие социальные функции, он, к сожалению, их не назвал. Более того, он утверждал, что прикладные функции хронологически появились вместе с сущностными и должны считаться вторичными только в силу их производности от сущностных функций. Очевидно в данном случае, корректнее было бы говорить о том, что меняются не сами функции, а их наполнение, содержание. Нет никаких оснований также утверждать, что названные Л. В. Соколовым функции не присущи библиотекам других социально-экономических систем.

    Поскольку социальные функции присущи и другим информационно-коммуникативным системам, то, по мнению А. В. Соколова, вообще методологически неверно ставить задачу разработки учения о социальных функциях библиотек, а должна быть разработана обобщающая социально-функциональная теория информационных коммуникаций. Задачу библиотечной науки он сводил к выявлению функциональных различий отдельных типов библиотек, т. е. по существу к проблемам не социальных, а технологических прикладных функций.

    Эта концепция А. В. Соколова явилась предметом дискуссии. Так, А. Я. Черняк выразил свое несогласие с исходным тезисом А. В. Соколова о том, что учение о социальных библиотечно-библиографических функциях должно быть единым и базироваться на общей социально-функциональной теории информационных коммуникаций, так как в качестве критерия общности взят весьма высокий уровень обобщения. А. Я. Черняк отмечал, что А. В. Соколов, критикуя за высокий уровень обобщения А. В. Ванеева о теории культуры как обобщающей науке по отношению к библиотековедению, сам допускает аналогичный подход. А. Я. Черняк подчеркивал, что в теоретической концепции А. В. Соколова растворяется, исчезает учение именно о социальных функциях библиотечного дела и библиографии, и утверждал, что социальные функции библиотечного дела и библиографии не совпадают. Например, функция хранения, которая по А. В. Соколову является частью кумулятивной, присуща не библиографии, а библиотекам. Не присуща библиографии и познавательная функция. И наоборот, ценностно-ориентационная функция связана преимущественно с библиографической деятельностью. Д, Я. Черняк выступал против деления функций на сущностные и прикладные. Он считал, что такой ряд может быть создан лишь на основе антитезы: термину «прикладная» (практическая) должен противостоять термин «теоретическая». Следовательно, кумулятивно- поисковая функция есть понятие теоретическое; идеологическая — исключительно практическое, что не соответствует действительности. Он полагал, что все прикладные функции были свойственны и библиотекам эпохи феодализма. По его мнению, здесь А. В. Соколов смешивает обозначение функций и их содержание.

    И. М. Фрумин также возражал против предложенного деления функций на социальные и прикладные и подчеркивал, что в социальных системах функции не могут быть прикладными, так как выражают их сущность и назначение. Он также полагал, что идеологическая, культурно-просветительная и другие социальные функции присущи библиотекам не только социалистического общества.

    Однако, несмотря на активные дискуссии, в которых приняли участие и другие библиотековеды и библиографы, следует признать, что разработка нового подхода к теоретическому определению социальных функций имела довольно абстрактный характер и почти не влияла на практическую деятельность библиотек, в которой традиционно делался упор на три функции: идеологическую, культурно-просветительную и информационную. При этом главенствующей из них, определяющей все остальные, признавалась и практически реализовывалась идеологическая функция. Лишь робко заявлялось, что в информационной функции имеются отдельные неидеологизированные элементы.

    В библиотековедческой литературе подчеркивалось, что библиотекарь — это работник идеологического фронта; обращалось внимание на важное место библиотек в идеологической контрпропаганде. Основная задача совершенствования библиотечного дела определялась как повышение эффективности идеологической деятельности библиотек, расширение сферы их идеологического воздействия путем вовлечения в него новых кругов читателей.

    Большое внимание разработке проблем идеологической борьбы в библиотековедении уделял в те годы Б. П. Каневский. Он подчеркивал, что в работе библиотек по преимуществу реализуется идеологическая функция, которая присуща и библиотекам капиталистического общества, где она реализуется, в отличие от советских библиотек, не в идейно-воспитательной работе, а в форме идеологического воздействия сугубо буржуазного содержания.

    Б. П. Каневский, подчеркивая главенствующее значение идеологической функции, полагал, что все остальные функции; политико-воспитательная, образовательная, коммуникативная, гедоническая тесно связаны с формированием мировоззренческих установок читателей и поэтому должны быть признаны идеологическими. Лишь информационная функция является частично (фактический материал точных, естественных и технических наук) идеологически нейтральной. Поэтому, по его мнению, следует говорить лишь о двух функциях библиотеки — идеологической и информационной.

    19.04.2020, 111 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.