AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

версия для печатиВерсия для печати



Библиографическая запись: Место библиотековедения в системе наук. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//194/mesto-bibliotekovedeniya-v-sisteme-nauk/ (дата обращения: 2.06.2020)

Место библиотековедения в системе наук

Место библиотековедения в системе наук

Содержание

    В 1978-1985 годах были предприняты новые попытки рассмотреть все многообразие связей библиотековедения с другими науками и выявить различные уровни этих взаимосвязей.

    Общие проблемы взаимосвязей библиотековедения с другими науками были рассмотрены В.Р.Фирсовым. Отмечая одну из характерных черт истории библиотековедения как науки — периодически повторяющиеся попытки рассмотрения его подчиненной наукой по отношению к некой обобщающей теории (книговедение, педагогика, информатика и др.), он подчеркивал, что «само содержание библиотековедческой науки обусловливает некоторую предрасположенность теории к подобным взаимоотношениям с рядом наук». Это явление он объяснил неправомерным преувеличением той или иной функции библиотеки. Теоретическое преувеличение моделирующей функции ведет к включению библиотековедения в книговедение, аксиологической — в педагогику, познавательной — в информатику.

    В этот период получили более четкое обоснование взаимосвязи книговедения и библиотековедения. В энциклопедическом словаре термин «книговедение» был определен двояко. Во-первых, как комплекс родственных, тесно взаимосвязанных, но относительно самостоятельных научных дисциплин общественного цикла, изучающих произведения печати, процессы их создания, распространения и использования. Среди составных частей этого комплекса называлось и библиотековедение. Каждая из дисциплин книговедческого цикла включает относительно самостоятельные дисциплины, имеющие точки соприкосновения с различными отраслями знания, не входящими в книговедческий цикл.

    Во-вторых, книговедение рассматривалось как комплексная общественная наука о книге и книжном деле, изучающая процессы создания, распространения и использования произведений печати в обществе.

    Наличие в словаре двух разных определений объясняется тем, что среди книговедов не было единой точки зрения о составе книговедения и месте в нем библиотековедения. Первой позиции придерживался Е. Л, Немировский, который считал, что книговедение следует рассматривать, с одной стороны, как единую и цельную научную дисциплину, а с другой стороны, как комплекс отдельных самостоятельных дисциплин книговедческого цикла. При этом книговедение как комплекс наук — это условное понятие для обозначения совокупности вполне самостоятельных наук книговедческого цикла. Называя отрасли научного знания о книжном деле, в том числе и науку о библиотечном деле (библиотековедение), Е. Л. Немировский подчеркивал: общее заключается в том, что все они так или иначе связаны с книгой и книжным делом. Однако дисциплины книговедческого цикла являются вполне самостоятельными науками, они оперируют терминологией и методами той области человеческого познания, к которой относятся. Выводы этих дисциплин, результаты, которые они получают, используются книговедением — комплексной общественной наукой о книге и книжном деле.

    Иной точки зрения придерживался И. Е. Баренбаум, который считал, что объектом книговедения как комплексной науки является система «книга— книжное дело—читатель». Каждый этап движения книги в этой системе изучается специальной научной дисциплиной, в том числе общественное пользование книгами, библиотечное дело — библиотековедением. Он возражал против определения книговедения как комплекса наук о книге и книжном деле, так как объединение наук в комплекс предполагает полную автономность каждой из них, свободный вход и выход из комплекса, возможность вхождения в иную систему наук. В частности, он отмечал тенденцию библиотековедения и библиографоведения выделиться из комплекса книговедческих наук в самостоятельные, автономные области знания, приобретающие в свою очередь комплексный характер. По существу, тем самым И. Е. Баренбаум показывал относительную самостоятельность библиотековедения, которое, являясь одной из наук о книжном деле, в то же время, в свою очередь, является комплексной и вполне самостоятельной наукой.

    Это же можно сказать и об отношениях информатики и библиотековедения. В те годы представители информатики, как и библиотековеды, все более склонялись к точке зрения, что информатика не подменяет и не отменяет существующие науки, охватывающие смежные области знания, в том числе и библиотековедение. Проявление общности объекта в этих науках не должно приводить к их смешению или объединению, так как главное состоит не в общности объекта исследования, а в различии исследуемых закономерностей.

    Например, Н. Г. Игумнова, рассматривая интегративные связи библиотековедения, библиографоведения и информатики и поддерживая концепцию интеграции этих наук, в то же время подчеркивала, что научно-информационная деятельность библиотек и органов информации имеет свою специфику. Э. К. Беспалова отмечала, что можно говорить о библиотечной или библиографической научно-информационной деятельности и соответственно о библиотечной или библиографической информатике, о научно-информационном библиотековедении или библиографоведении.

    В эти годы предпринимаются попытки определить в качестве обобщающей науки по отношению к библиотековедению либо социальную информатику, либо теорию культуры. Первый подход обосновывал А. В. Соколов, который рассматривал в качестве обобщающего учения, способного обеспечить межнаучное обобщение библиотечно-библиографического знания, социальную информатику. Предпосылкой ее формирования как обобщающей науки по отношению к информатике, библиотековедению и библиографоведению он считал достаточно высокий уровень развития теоретических разделов этих наук. Утверждение А.Н.Ванеева о том, что библиотечное дело представляет собой явление культуры и в качестве такового подчиняется закономерностям ее развития, А. В. Соколов считал неудачным, так как органы научно-технической информации (НТИ), архивы, музеи и т. н. — также явления культуры. Он полагал, что на основе общих закономерностей развития и функционирования культуры нельзя раскрыть специфические особенности и сущность библиотечных процессов и явлений. Однако, противореча себе, А. В. Соколов утверждал, что именно из общих закономерностей теории культуры вытекают важные следствия для осмысления задач, общественной роли и функций библиотек и библиотековедения.

    На сходных позициях стоял О. П. Коршунов, который также подчеркивал общие черты, свойственные различным общественным институтам в системе документных коммуникаций. Эту систему он представил как систему «документ — потребитель информации». Посреднические функции в системе выполняют специально созданные для этого общественные институты: издательское дело, книжная торговля, библиотечное дело, научно-информационная деятельность, архивное дело и др. Системе свойственны функциональное единство, системная целостность, которые базируются прежде всего на общности протекающих в системе процессов сбора (комплектования), хранения, переработки, поиска, доведения до потребителя источников информации на первичном и вторично-документальном (библиографическом) уровнях.

    Эту же мысль развила Э.К.Беспалова, которая подчеркивала, что редакционно-издательское дело, библиографическое дело, библиотечное дело, научно-информационная деятельность обладают тесной близостью задач, функций, методов и форм. Для них субстратом является общественная система «книга — читатель» (документ — потребитель информации). Поскольку этот субстрат един, то это дает основание прогнозировать появление комплексной науки, обращенной к единому объекту изучения. Э.К.Беспалова призывала к построению комплексной теории документального обеспечения и обслуживания общества. Существующая установка на простое взаимодействие наук является, по ее мнению, предпосылкой к их будущему комплексированию, слиянию, образованию принципиально новой науки об объекте «документ — потребитель» и оптимальной системе установления связей между элементами этого объекта.

    О том, что библиотековедение и библиографоведение входят в систему информационно-коммуникативных наук, писала В.С.Сидоренко. Она отмечала, в частности, проникновение идей социальной информатики в библиотековедение, которую рассматривала в качестве обобщающей науки. Она объединяла библиотековедение и библиографоведение в единое понятие «библиотечно-библиографические дисциплины», подчеркивая этим их подчиненность социальной информатике как науке.
    Другой подход, определяющий в качестве обобщающей науки теорию культуры, обосновал В.РФирсов. Ссылаясь на рассуждения А.Н.Ванеева о том, что закономерности библиотечного процесса — вторичные, производные от закономерностей развития и функционирования культуры, он обосновал положение о библиотечном процессе как частном проявлении культурного процесса, его конкретизации.

    Однако наибольшее распространение в те годы получило представление о библиотековедении как самостоятельной общественной науке, взаимосвязанной и с книговедением, и с информатикой, но не входящей в их состав. Например, Г.К.Кузьмин полагал, что библиотековедение — это полидисциплинарный комплекс наук, т. е. особая форма междисциплинарности, объединяющая множество направлений, генетически связанных со всеми тремя циклами наук — общественных, естественных и технических, по по приоритету своих социальных целей относящаяся в целом к обществоведению. Поэтому библиотековедение по своему онтологическому, гносеологическому и методологическому статусу, обусловленному его объектом, предметом и методом, не подлежит однозначному локальному определению в системе наук.

    А.Н.Ванеев подчеркивал, что однозначное отнесение библиотековедения только к книговедению, педагогике или информатике несостоятельно с точки зрения системного подхода, что более плодотворно развитие междисциплинарных связей.

    Большое внимание в рассматриваемый период уделялось разработке проблем взаимосвязей библиотековедения с отдельными науками и формированию интеграционных научных дисциплин (социология чтения, библиотечная психология, библиотечная педагогика, экономика библиотечного дела и др.),

    В эти годы продолжались исследования в области социологии чтения. Современные проблемы и итоги ее развития были рассмотрены В.Д.Стельмах. Она отмечала органические связи социологии чтения с библиотековедением, в рамках которого наиболее отчетливо проявляются все ее ведущие функции: познавательная, практическая, идеологическая.

    В библиотековедческой литературе подчеркивалось, что социология чтения рассматривает чтение как многофакторную систему и поэтому выходит за рамки какой-либо одной частной дисциплины, например, библиотековедения или книговедения. Однако большинство социологических исследований ведется в сфере библиотечного дела, так как библиотеки представляют собой важнейший канал организации массового и индивидуального чтения и самую удобную базу для его анализа.

    Разработка проблем библиотечной педагогики была связана с попыткой создания соответствующего учебного курса. А.Я.Айзенберг отмечал, что пока нет ясности относительно ведущих идей и структурных элементов библиотечной педагогики. Нет, к сожалению, необходимой четкости и в определении содержания библиотечной педагогики. С одной стороны, А.Я.Айзенберг указывал, что библиотечная педагогика призвана теоретически обосновывать все педагогические аспекты библиотечной деятельности, С другой стороны, — сводил суть библиотечной педагогики к воспитательной и образовательной деятельности библиотек. Теоретические основы библиотечной педагогики он рассматривал в трех взаимосвязанных направлениях: общие основы, дидактика и теория воспитания. В общие основы он включал такие проблемы, как возрастные и индивидуальные особенности читателя, педагогическое общение в библиотеке и характеристику библиотекаря как педагога-воспитателя. Таким образом, А.Я.Айзенберг сводил содержание библиотечной педагогики к работе с читателями, руководству их чтением.

    На близких позициях стоял и Р.Ю.Гудаускас, который отмечал, что библиотека обладает всеми основными признаками, присущими любой педагогической системе, а в самой библиотечной деятельности могут быть выделены не только структурные, но и функциональные компоненты библиотечного процесса. Он указывал, что процесс интеграции библиотековедения и педагогики протекает в основном в пределах проблем руководства чтением, а в остальных дисциплинах библиотековедческою цикла педагогические аспекты отражаются слабо или вообще отсутствуют. Однако педагогический процесс присущ не только обслуживанию читателей, но и всем остальным функциональным направлениям библиотечной деятельности.

    В эти годы продолжается разработка и проблем библиотечной психологии. Она рассматривается как научная дисциплина, изучающая психологический аспект взаимоотношений между печатной продукцией, библиотекой и читательской аудиторией.

    В 1984 г. был издан сборник трудов ЛГИК «Психология чтения и проблемы типологии читателей», посвященный широкому кругу психологических и типологических проблем чтения. В сборнике рассматривались теоретические и методологические проблемы читательской деятельности и типологии читателей, а также проблемы профессионального чтения. Предложенная в сборнике модель читательской деятельности синтезировала многообразный исследовательский материал, накопленный в психологии и библиотековедении, и открывала определенные перспективы дальнейших исследований читателей и чтения на основе целостной теории чтения.

    В рассматриваемый период в рамках библиотековедения формируется новая теоретико-прикладная дисциплина — библиотечная профессиология, начало разработке которой было положено еще в начале XX в. Однако с 1920-х гг. ей не уделялось достаточного внимания. Библиотечная профессиология имеет своей целью изучение библиотечной профессии и опирается на достижения библиотековедения, библиографоведения, информатики, использует результаты и методы социологии, педагогики, психологии труда.

    Продолжается и разработка проблем экономики библиотечного дела, которая в терминологическом словаре «Управление библиотечным делом» определялась как отраслевая экономическая наука. При этом следует отметить, что в том же словаре другая интеграционная дисциплина — библиотечная статистика — рассматривалась как библиотековедческая научная дисциплина. Нелогичность определений словаря очевидна. Либо и экономика библиотечного дела, и библиотечная статистика являются отраслевыми научными дисциплинами, либо та и другая являются библиотековедческими.

    Проблемы интеграции библиотековедения и экономики были отражены в учебном пособии Ж.С.Шадриной. Пособие посвящено обоснованию экономики библиотечного дела как научной дисциплины, которая рассматривается как часть экономики народного хозяйства, в частности таких ее разделов, как экономика непроизводственной сферы и экономика культуры. По определению Ж.С.Шадриной, экономика библиотечного дела изучает отношения, возникающие между людьми в процессе производства библиотечных услуг и общественной организации потребления духовных благ — фондов библиотек. Она рассматривала экономику библиотечного дела как самостоятельную экономическую дисциплину. Отсюда можно сделать вывод о том, что в рассматриваемый период экономика библиотечного дела еще не определялась как самостоятельная составная часть библиотековедения.

    В 1984 г. указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено «Положение о библиотечном деле в СССР», что привело к возобновлению в отечественном библиотековедении разработки теоретических и практических проблем библиотечного права, рассмотрение которых было практически прервано с 1917 г. Теоретическая разработка вопросов законодательства в библиотечном деле определялась теперь как одна из наиболее актуальных проблем библиотековедения. В. В. Серов подчеркивал, что законодательное определение основных принципов организации библиотечного дела особенно важно в условиях, когда библиотеки находятся в ведении десятков ведомств и общественных организаций.

    Рассматривая взаимосвязи библиотековедения и библиографоведения, исследователи отмечали, что развитие теории библиографии прочно базируется на достижениях библиотековедения и других наук. В наиболее развернутом виде соотношения библиотечного дела и библиографии, библиотековедения и библиографоведения были рассмотрены О.П. Коршуновым. Он подчеркивал, что в современных условиях наблюдается дальнейшее расширение и углубление процессов интеграции, органичного слияния библиотечной и библиографической деятельности, что ведет к использованию таких комбинированных понятий, как «библиотечно-библиографическое обслуживание», «библиотечно-библиографические ресурсы информации», «библиотечно- библиографическое образование», «пропаганда библиотечно-библиографических знаний» и др.

    Библиотековедение в самом общем смысле — это наука о библиотечном деле, а библиографоведение — наука о библиографии. Реальное соотношение объектов изучения библиотечного дела и библиографии определяет и соотношение соответствующих научных дисциплин. Отсюда следует, что библиотековедение и библиографоведение — не просто смежные или родственные, но и частично совмещающиеся научные дисциплины. Иначе говоря, область совмещения библиотековедения и библиографоведения образует такой раздел научного знания, который можно квалифицировать как библиографическое библиотековедение (по отношению к библиотековедению) или библиотечное библиографоведение (по отношению к библиографоведению). Предмет этой новой научной дисциплины — изучение библиотечной библиографии, и она на равных правах входит в состав как библиотековедения, так и библиографоведения.

    О единой библиотечно-библиографической системе писал и И.М.Фрумин. По его мнению, единой должна быть и наука, комплексно изучающая библиотеку как социальный институт, включая и библиографический аспект ее деятельности. Дробление единой библиотечно-библиографической науки на отдельные науки, с собственным предметом и объектом исследования, не может, подчеркивал И.М.Фрумин, способствовать выявлению и изучению общих принципов и закономерностей развития библиотечно-библиографической системы в целом. Поэтому И.М.Фрумин ставил задачу формирования единой науки с единой теорией и общей концепцией библиотечного дела и библиографии, с единым понятийным аппаратом.

    Таким образом, хотя в библиотековедческой литературе назывались многие науки, с которыми библиотековедение связано или должно быть связано, разработка проблем интеграции коснулась весьма небольшого круга наук (социология, педагогика, психология, экономика и некоторые другие). Очевидно, что раскрытие связей библиотековедения с более широким кругом наук должно было привести и к становлению новых научных дисциплин библиотековедческого цикла.

    Не все вопросы интеграции были решены и по отношению к тем наукам, связи которых с библиотековедением стали традиционными. Так, не был завершен процесс формирования библиотечной педагогики в качестве самостоятельного раздела. Процессы интеграции библиотековедения с другими науками зачастую рассматривались в рамках отдельных дисциплин, а не библиотековедения в целом. Например, библиотечная педагогика касалась главным образом проблем руководства чтением и почти не исследовала педагогические процессы пропаганды книги, информационного обслуживания, управления библиотеками, методического руководства, подготовки и повышения квалификации библиотечных кадров.

    Изучение проблем интеграции библиотековедения и социологии ограничивалось преимущественно проблемами читателя и чтения.

    Между тем для научной разработки многих других проблем библиотечного дела (формирование библиотечных фондов, совершенствование систем библиотечного обслуживания населения и др.) использование методов социологии столь же важно. Библиотечная психология замыкалась на психологии читателя и чтения и крайне слабо анализировала психологические проблемы руководства чтением, информационного обслуживания, пропаганды книги, управления библиотечным коллективом и другие аспекты библиотечной деятельности. При изучении взаимосвязей наук в основном подчеркивалось их значение для развития библиотечной науки, а обратный процесс - влияние библиотековедения на смежные науки — зачастую оставался вне поля зрения.

    13.04.2020, 54 просмотра.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.