AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

версия для печатиВерсия для печати



Библиографическая запись: Документ как фондообразующий элемент библиотечного фонда как системы. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//194/dokument-kak-fondoobrazuyushhij-element-bibliotechnogo-fonda-kak-sistemy/ (дата обращения: 2.06.2020)

Документ как фондообразующий элемент библиотечного фонда как системы

Документ как фондообразующий элемент библиотечного фонда как системы

Содержание

    Возникновение библиотечного фонда предопределено объективно, самим ходом развития мировой цивилизации. Стремление сохранить социальный опыт человечества, передать его новым поколениям привело к созданию продуктов фиксации информации, получивших в последнее время обобщающее название «документ». Это слово происходит от латинского doceo — «учу, извещаю» и по смыслу предполагает нечто материальное, в чем содержится некое извещение, подтверждение, доказательство.

    Документом считается любая нооинформация (информация, созданная человеческим разумом, в отличие от информации, зафиксированной в явлениях неживой природы, или биологии), зафиксированная на специальном вещественном носителе в целях ее использования, передачи и хранения. Форма и способ фиксации здесь допускаются любые, т. е. на бумаге, пленке, в виде кодекса, ленты, диска и т. п.

    В понятиях системного подхода документ является тем элементом, который порождает библиотечный фонд как систему.

    Соотношение «документа» и «книги». Представление о том, что системообразующим элементом библиотечного фонда является именно документ, нашло признание в библиотечном фондоведении не сразу. Вплоть до конца 1970-х гг. было широко распространено убеждение, что библиотечный фонд порождается книгой (в широком смысле), поскольку он формировался тогда почти исключительно произведениями печати. Активные защитники только книги как фондообразующего элемента имеются и сегодня.

    Стремительное возникновение все новых и новых видов документов привело в 1960-е гг. к бурной дискуссии о дальнейшей судьбе книги, а с ней и библиотеки. Появились теории отмирания книги, концепции «библиотеки без книг», а заодно также без читателя и библиотекаря. Протест против книги строился на утверждении, что книгопечатание якобы породило индивидуализм (поскольку книгу читает каждый по отдельности, тогда как, скажем, кинофильм смотрят сразу многие) и национализм (ибо используются язык и письменность, доступные лишь своей нации). Кроме того, произведения печати неудобны для хранения, организации, поиска и предоставления информации, и библиотека будущего будет иметь только информацию, закрепленную на машинных носителях, либо прекратит свое существование.

    Правильное решение этого вопроса найдено в 80-е гг. Его суть сводится к следующему.

    Дело не в термине «книга» или каком-либо ином. Любой из терминов в значительной мере условен. Дело в том содержании, которое вкладывается в термин. Если содержание термина «книга» распространить на все виды зафиксированной информации, им можно было бы неограниченно пользоваться и впредь. Однако против этого возражают прежде всего сами книговеды.

    Поскольку книгу принято понимать только как такой источник, на котором информация закреплена не непосредственно, как, скажем, на киноленте, а семиотически, т. е. преобразована в некоторые знаки строго определенного ряда — буквы, цифры, иероглифы, ноты и т. п., и представляет собой лишь часть возможных видов источников информации, необходим собирательный термин. Им и стал «документ». Для отличения источников информации, закрепленной по семиотическому принципу, от источников других видов пользуются понятиями «произведение печати», «рукопись», «машинопись» с их дальнейшим делением на подвиды и разновидности.

    Для библиотечного фонда форма представления информации, будь то глиняная, клинописная табличка, кодекс, перфокарта, микрофиша или магнитная лента, никогда не была сколько-нибудь серьезным препятствием для ее отбора, хранения и организации использования. Важно ее содержание, именно им определяется социальная ценность фонда, предопределившая в свое время возникновение понятия «общественно полезный фонд» (Оган Степанович Чубарьян).

    Необходим сбалансированный подход к формированию библиотечного фонда различными видами документов с учетом их действительной роли в информационном потенциале общества. Недопустимы ни недооценка, ни переоценка какого бы то ни было их вида.

    Произведения печати пока имеют чисто технические преимущества перед аудиовизуальными и машиновоспринимаемыми документами: они легко переносятся и занимают мало места, имеют относительно небольшой вес, «работают» без шума. Информацию из них каждый может усваивать в соответствии со своей скоростью восприятия. Они позволяют в любой момент «остановить мгновение», неоднократно возвратиться к нужному месту. Книгу можно использовать без специальных приспособлений, в удобное время и в любой территориальной точке, делать пометки (если книга собственная) и т. п. В отличие от сведений, предоставляемых средствами массовой информации, сведения, заключенные в книге, готовы к использованию не в строго фиксированный, а в произвольный момент времени, что наиболее удобно абонентам.

    С появлением новых средств фиксирования информации прежние также сохраняются в сфере человеческого общения. Отдав часть своих функций вновь возникшим, они обычно начинают новую жизнь, эффективнее выполняя оставшиеся функции. К примеру, ранее и написание книги, и переписка осуществлялись вручную. Необходимость в большом числе идентичных экземпляров того или иного произведения привела к изобретению книгопечатания, но функция создания рукописей не только сохранилась, но — с распространением грамотности — расширилась. Появившиеся впоследствии кино, радио, телевидение, в свою очередь, не только не вытеснили произведения печати как средство научного и художественного познания мира, но, наоборот, благодаря экранизациям, рекламе и т. д. сделали их воздействие более эффективным, а распространение — более широким.

    Кинофотофонодокументы, в свою очередь, обладают такими достоинствами, которых не имеет книга: непосредственная запись и аутентичное воспроизведение изображения, звука, а в перспективе и запаха делает их незаменимыми источниками информации. Высокая плотность записи информации, все менее габаритные и более легкие технические устройства позволяют пользоваться ими практически любому человеку или неограниченно большому количеству людей в любой точке земного шара в любой момент времени. Заключенная в них информация усваивается без специальной подготовки — умения читать, зачастую знания языков и т. д. Этими преимуществами кино-фото-фонодокументов перед книгой и объясняется их стремительное развитие в последние годы. Еще больше преимуществ у компакт-дисков и цифровых оптических дисков, которыми начали формировать библиотечные фонды с начала 1980-х гг. (США). Нет сомнения, что со временем некнижные виды документа превзойдут все технические характеристики книги.

    Вместе с тем одновременное сосуществование всех известных форм записи информации не обязательно. Если новый способ фиксирования информации оказывается во всех отношениях лучше прежнего, он в исторически короткие сроки вытесняет устаревшую форму. Так произошло, например, с глиняными табличками, папирусом, а на памяти современников фонографический валик безвозвратно вытеснен ферролентой. Сейчас магнитофонные бобины уже почти вытеснены дисками, кинолента стремительно уступает место видеоленте.

    Тем не менее опасения, что семиотический способ фиксирования информации в конце концов будет вытеснен иными, не имеют под собой оснований. Расшифровка символов печати как результат действия вторичной сигнальной системы (г. е. в первую очередь рассудка), в отличие от восприятия информации образной — результата действия первичной сигнальной системы (т. е. в первую очередь эмоций), вызывает активнейшее творческое участие читателя в восприятии текста. У потребителя возникает индивидуальное, собственное видение текста, что особенно ценно, даже незаменимо при чтении художественной литературы. При этом содержание информации в тексте остается объективно одним и тем же, разнятся лишь степень и способы ее освоения каждым читателем, ассоциации и связи с индивидуальным жизненным опытом, мысли, которые возникают при чтении, и т. д.

    Использование второй сигнальной системы для фиксирования информации не менее важно и для научной литературы. Условность формы представления информации (в виде знаков) здесь совпадает с абстрактностью содержания последней, и передача ее в чувственно-образной форме невозможна принципиально.

    Иными словами, чтение даже научной, не говоря о художественной, литературы — это всегда сотворчество читателя, его сочувствие, сопереживание с автором или героем, — короче говоря, чтение наиболее ценно активным началом в деятельности потребителя информации.

    Книга, кроме того, имеет своеобразную, только ей присущую эстетическую ценность. Все это обеспечивает ей непреходящее значение и практически вечное существование, хотя ее внешняя форма будет непрерывно видоизменяться.

    Итак, библиотекарь должен внимательно следить за появлением новых видов документов и при необходимости оперативно включать их в фонд.

    Роль документа в образовании библиотечного фонда

    Документ как социальный феномен имеет ряд особенностей, существенно отличающих его от других предметов вещного мира. Во-первых, заключенная в нем информация не уменьшается по мере ее потребления, она способна быть переданной в пространстве и во времени неограниченному числу лиц, одновременно сохраняясь в прежнем объеме. Следовательно, сколь активно ни использовался бы библиотечный фонд, объем содержащейся в нем информации не уменьшится, интенсивное потребление фонда скажется лишь на физическом состоянии составляющих его документов.

    Во-вторых, каждый отдельно взятый документ имеет ограниченное количество — «квант» — информации, зачастую совершенно недостаточное для достижения поставленной потребителем задачи. Недостающая информация имеется в других документах, и задача фондовика — собрать в библиотечном фонде такую их совокупность, которая была бы достаточна для удовлетворения и развития непрекращающихся информационных потребностей абонентов. Здесь допустима аналогия библиотечного фонда с таким физическим явлением, как свет: он представляет собой единство прерывного (квантов фотонов) и непрерывного (световой волны).

    Библиотечный фонд, в-третьих, — это сосредоточенная в документах информация в диалектическом единстве ее покоя (фондохранение) и движения (фондоиспользование). Отсюда перед библиотекарем встает двуединая задача — обеспечить в библиотеке оптимальные условия как для хранения, так и для использования документов, не отдавая предпочтения ни той, ни другой стороне их функционирования, поскольку вторая непосредственно связана с первой: без должного хранения не может быть и должного использования, но хранение, не ориентированное на использование, бессмысленно, а использование, не обеспеченное хранением, невозможно.

    Документ, в-четвертых, является единственным родообразующим библиотечный фонд элементом. На это приходится обратить внимание в связи с тем, что некоторые библиотековеды и особенно информатики склонны рассматривать в качестве элементов библиотечного фонда еще библиотекаря (комплектатора, обработчика и фондохранителя), поисковый образ документа и иные компоненты. Столь расширительной трактовкой сути библиотечного фонда они на новой основе повторяют прежние, уже, казалось бы, преодоленные заблуждения, когда понятие «фонд» расширяли до понятия «библиотека».

    С точки зрения библиотеки как системы библиотечный фонд является ее гомогенной, или однородной, подсистемой. Если же рассматривать как систему сам фонд, то, поскольку он не имеет ограничений ни на содержание, ни на форму документа, он является системой разнородной, разнообразной, или гетерогенной.

    И, наконец, в-пятых, документ фиксирует знания, накопленные человечеством во всех сферах его бытия, т. е. знания, связанные как с отражением действительности (духовная деятельность), так и с ее преобразованием (материальная сфера) ; всеми сторонами человеческих взаимоотношений — естественных (природных), общественных и личных. Поэтому любой социальный институт нуждается в библиотечном фонде, а наличие библиотеки в таком институте выступает как объективный социальный закон его функционирования. Кроме того, эта особенность предопределяет необходимость иметь фонды самого различного содержания и назначения.

    19.04.2020, 60 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.