AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

версия для печатиВерсия для печати



Библиографическая запись: Современные теоретические работы отечественных библиографов (О.П. Коршунова, Э.К. Беспаловой, И.Г. Моргенштерна, В.А. Фокеева). — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//193/sovremennye-teoreticheskie-raboty-otechestvennyx-bibliografov-op-korshunova-ek-bespalovoj-ig-morgenshterna-va-fokeeva/ (дата обращения: 12.07.2020)

Современные теоретические работы отечественных библиографов (О.П. Коршунова, Э.К. Беспаловой, И.Г. Моргенштерна, В.А. Фокеева)

Современные теоретические работы отечественных библиографов (О.П. Коршунова, Э.К. Беспаловой, И.Г. Моргенштерна, В.А. Фокеева)

Содержание

    Коршунов О.П.

    Олег Павлович Коршунов (9 февраля 1926 — 27 октября 2013) — советский и российский учёный-библиографовед, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, академик Международной академии информатизации и Академии гуманитарных наук, автор документографической концепции библиографии. Родился в г. Ленинакан, Армения. В 1947 г. окончил Московский библиотечный институт (в дальнейшем — Московский государственный институт культуры, Московский государственный университет культуры и искусств). После окончания работал там же на кафедре общей библиографии, а затем — на кафедре электронных библиотек, информационных технологий и систем.

    Основная заслуга О. П. Коршунова состоит в разработке логически стройной теории библиографии, лежащей в основе библиографоведения как науки. Основным понятием теории библиографии, по его мнению, является понятие библиографической информации, которая выполняет посреднические функции в системе 'документ — потребитель информации'. Создание различных форм библиографической информации является основной задачей библиографической деятельности, изучением которой занимается библиографоведение как научная дисциплина.

    В концепции О. П. Коршунова были впервые даны чёткие определения объекта и предмета библиографоведения, установлено соотношение между библиографоведением и смежными научными дисциплинами. Идеи О. П. Коршунова оказывали определяющие влияние на развитие теории, истории и практики библиографии во второй половине 70-х — 80-х гг. 20 века. Под его руководством были разработаны государственные стандарты на библиографическую деятельность и библиографическое описание, защищены кандидатские и докторские диссертации, создана научная школа.

    В 90-х гг. 20 века на смену концепции О. П. Коршунова приходит интерпретация библиографии как деятельности, выполняющей управленческую функцию, сложившаяся под влиянием идей американского специалиста Дж. Х.Ширы (J.H.Shera), который ввёл понятие 'библиографического управления' (bibliographic control).

    Основные работы

    • Библиографоведение: Общий курс: Учебник для вузов. 1990.
    • Библиографическая работа в библиотеке : организация и методика : учебник для библ. факультетов. 1990
    • Библиографоведение. Основы теории и методологии / О. П. Коршунов, Т. Ф. Лиховид, Т. А. Новоженова. 2008
    • Библиографоведение : учебник. 2014

    Беспалова Э.К.

    Эмилия Константиновна Беспалова (6 апреля 1930, Кинешма, Ивановская область, РСФСР, СССР — 20 июля 2007, Химки, 

    Московская область, РФ) — советский и российский библиограф, библиографовед, книговед и педагог, Доктор педагогических наук (1993), Профессор МГБИ (1990), Действительный член МАИ (1994).

    Окончила МГИК. С 1952 по 1956 год работала в Орловской областной библиотеке, с 1957 по 1959 год работала в различных библиотеках Кинешмы и наконец с 1960 года она стала работать вместе со своим супругом в МГБИ (ныне МГИК) города Химки, Московской области.

    Сотрудничала с различными зарубежными институтами, и вела циклы лекций за рубежом (в 1992 году в Институте библиотековедения и информатики при Уханьском университете в КНР и в 1995 году в Институте иностранных языков при этом же университете).

    Основные работы

    Основные научные работы посвящены истории и современному состоянию теории рекомендательной библиографии. 

    • Формирование библиографической мысли в России (до 60-х гг. XIX в.). М., 1994; 2-е изд. СПб., 2007;
    • Библиография в России на рубеже ХХI века (80–90-е гг.). Ч. 1. Историко-библиографические исследования: Учеб. пособие по курсу «Библиографоведение. Общий курс. Раздел II: История русской библиографии». М., 2002.;
    • Теоретическое введение в историю библиографии: Лекция по курсу курсу «Библиографоведение. Общий курс. Раздел II: История русской библиографии». М., 2003;
    • Биографический жанр в библиографоведении. Персоналия библиографов. М., 2003.

    Моргенштерн И.Г.

    Исаак Григорьевич Моргенштерн (7 июня 1932, Минск — 22 января 2008, Челябинск) — советский и российский библиограф, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, действительный член Международной академии информатизации.

    В 1951 г. поступил в Ленинградский библиотечный институт им. Н. К. Крупской на факультет библиографии, затем продолжил обучение в аспирантуре. В 1967 г. защитил кандидатскую диссертацию «Тематическая библиография художественной литературы».

    В 1978 г. в соавторстве с Б. Т. Уткиным подготовил научно-популярное издание «Занимательная библиография», которое вышло в издательстве «Книга».

    В 1985 г. стал одним из авторов учебника для вузов «Библиография художественной литературы и литературоведения». В этом же году учебному пособию И. Г. Моргенштерна «Научная организация библиографического труда» (Челябинск, 1983) присуждена премия на Всероссийском конкурсе за лучшую работу по библиотековедению и библиографии.

    В 1989 г. защитил докторскую диссертацию «Оптимизация справочно-библиографического обслуживания в библиотеках». Учёным исследована и дана диагностика состояния ресурсов справочно-библиографического обслуживания в библиотечных системах, определены сущность, функции, содержание, свойства и структура справочно-библиографического аппарата, разработаны параметры модели оптимального функционирования системы справочно-библиографического обслуживания.

    В 1999 г. в издательстве «Либерея» выходит уникальное научно-практическое пособие «Справочно-библиографическое обслуживание», которое является настольной книгой специалистов-библиографов.

    В эпоху освоения новых информационных технологий последнего десятилетия XX века Исаак Григорьевич смело берется разрабатывать проблемы информатизации общества, места в нём библиографических служб и профессиональных качеств организаторов информационных потоков. Роль информации в жизни человека и общества, науке об информационном обществе и единстве информационного мира посвящено учебное пособие «Информационное общество», выдержавшее три переиздания (1995, 2000, 2006). К началу XXI века потребовалось существенное переосмысление теоретических проблемв библиографоведении, связанное с изменением организации библиографической деятельности, развитием новых информационных технологий, созданием и распространением электронных ресурсов, внедрением виртуальных форм обслуживания пользователей библиотеки. Эти актуальные проблемы освещены в учебнике И. Г. Моргенштерна «Общее библиографоведение» (СПб, 2005).

    Основные труды

    • Моргенштерн И. Г., Уткин Б. Т. Занимательная библиография. 1987
    • Научная организация библиографического труда: Учеб. пособие. 1992
    • Справочно-библиографическое обслуживание в библиотеках: Науч.-практ. пособие. 1999
    • Информационное общество: Учеб. пособие. 2000
    • Общее библиографоведение: Учебник для вузов. 2006
    • Общее библиографоведение: Учебное пособие. 2016

    Фокеев В.А.

    Валерий Александрович Фокеев (15 июля 1940, Радищево, Ульяновская область, РСФСР, СССР — 7 февраля 2016) — советский и российский библиограф, библиографовед, историк библиографии, библиотечного дела и книги, преподаватель и редактор, доктор педагогических наук (1997), профессор.

    В 1961 году поступил на библиотечный факультет МГИК, который окончил в 1966 году; в том же году поступил в аспирантуру там же, окончил её в 1970 году (кандидатская диссертация «Издание и распространение произведений В. И. Ленина в СССР (ноябрь 1917—1923 гг.)», 1971). В 1981 году поступил в ГБЛ (РГБ), где проработал вплоть до 2000-х годов, заведовал сектором истории книги, библиотечного дела и библиографии, а также являлся главным научным сотрудником НИО библиографии. Одновременно с этим с 1980-х по 1990-е годы занимал должность доцента, а с 1997 года и профессора МГИКа (МГУКИ), а также Самарской ГАИиК. В 1996 году защитил докторскую диссертацию «Библиографическое знание: теоретико-методологическое исследование».

    Член-корреспондент МАИ (1993), вице-президент и член отделения информационной культуры (1997—2016). В 1998—2001 годах — ведущий редактор журнала «Библиография».

    Основные труды

    Основные работы посвящены библиотечному делу. биобиблиографии общественных деятелей и библиографов, книжному делу теории библиографии. Автор свыше 300 научных публикаций.

    • Отечественное библиографоведение : научно-практическое пособие. 2006
    • Библиография : теоретико-методологические основания : учебное пособие для системы дополнительного библиотечно-информационного образования : [теория библиографии, терминология библиографоведения, библиографическое знание, библиографический язык]. 2006
    • Библиографоведение. Информатика : терминологический словарь. 2009

    Основные концепции специалистов в области библиографии

    Характерная черта современного отечественного библиографоведения – его необычное концептуальное многообразие. В нем, далеко не всегда мирно, сосуществуют разные теоретические представления о сущности (природе) библиографии как общественного явления, т.е. разные общебиблиографические концепции и подходы.

    В рассматриваемом общетеоретическом, концептуальном аспекте книговедческая концепция библиографии в Советском Союзе эволюционировала в двух основных направлениях. Во-первых, это постепенное расширение состава "книжных" объектов библиографической деятельности (Здобнов) и, во-вторых, все более решительный отказ от однозначной квалификации библиографии как научной дисциплины в пользу комбинированных представлений, отражавших как научную, так и практическую составляющие библиографии. 

    Наиболее завершенную современную форму книговедческая концепция библиографии получила в работах известного библиографоведа А.И.Барсука (1918-1984). Именно ему принадлежит заслуга разработки современного "неокниговедческого" варианта концепции, в котором проводится четкое разграничение между библиографией как областью научно-практической деятельности по подготовке и доведению до потребителей библиографической информации и библиографоведением как наукой о библиографии, разрабатывающей вопросы теории, истории, организации и методики библиографической деятельности. При этом библиография рассматривалась А.И.Барсуком в составе книжного дела, системы "книга в обществе", а библиографоведение как часть книговедения, которое в состав библиографии не входит. Этой точки зрения и сегодня продолжают придерживаться многие представители отечественного книговедения.

    Кроме того, А.И.Барсук предпринял попытку обосновать наиболее широкое в рамках книговедческого подхода представление о книжном объекте библиографирования. Он считал, что "книга", "литература" - это "любая совокупность произведений письменности (независимо от характера, формы, метода фиксации), размноженных (или предназначенных для размножения) любым способом, пригодным для восприятия" -  такой подход делает понятие "книга" весьма неопределенным, но заметно сближает книговедческую и документографическую концепции библиографии.

    Все теоретические концепции библиографии, возникшие на почве книговедческого подхода, несмотря на свойственные им весьма существенные внутренние различия, объединяет одна общая черта - ограничение состава документных объектов библиографирования на основе таких понятий, как "книга", "произведение печати", "публикация", "произведение письменности", "литература". Именно это и позволяет квалифицировать все эти концепции как книговедческие.

    Во-вторых, документографическая концепция, которая исторически является прямым продолжением и развитием книговедческой. На новой концептуальной и методологической базе она была выдвинута и обоснована в отечественном библиографоведении в 70-х гг. Главная ее отличительная черта - принципиальный отказ от любых ограничений документных объектов библиографической деятельности со стороны их формы, содержания или назначения. Именно поэтому сторонники документографического подхода оперируют более широкими в сравнении с "книгой" и "книжном делом" понятиями "документ" и "система документальных коммуникаций", обозначающих соответственно объект библиографирования и метасистему библиографии 

    Библиография, в сущности, всегда была безразлична к сменам форм фиксирования и распространения знаний. Она, конечно, может в каждый данный исторический момент признать главной, наиболее важной для себя ту или иную форму фиксирования информации, но не может раз и навсегда ограничить свой объект одной определенной формой. Так, например, если мы утверждаем, что главный объект библиографической деятельности - печатная книга, то следует отчетливо понимать, что это происходит не потому, что книга представляет собой произведение печати, а потому, что именно произведения печати исторически стали основным средством фиксирования, распространения и использования социальной информации.

    Библиография всегда занималась преимущественно теми формами, которые в данную историческую эпоху становились господствующими, и значительно меньше внимания уделяла тем формам, которые отмирали или только зарождались (но никогда не исключала их полностью из своего объекта). И так будет всегда. Поэтому принципиально неверно вообще ограничивать объект библиографической деятельности какой-либо одной исторически преходящей формой, например, произведениями печати или даже произведениями письменности. Правила библиографического описания, способы библиографической характеристики могут меняться вместе с изменением формы объектов библиографической деятельности, но общественная сущность библиографии как посредника, связующего звена между документом и человеком в принципе останется неизменной.

    Сторонников книговедческой концепции библиографии обычно смущает слишком широкий смысл понятия "документ", благодаря которому в состав объекта библиографической деятельности попадают, например, надписи на могильных плитах, почтовые марки, денежные знаки, официальные бланки, трамвайные билеты и т.п. Этот момент квалифицируется ими иногда как проявление формализма со стороны представителей документографической концепции, недооценки ими идейной, научной, художественной ценности "книги" как основного объекта библиографической деятельности.

    Во-первых, никто не отрицает, что книга в широком смысле, т. е. произведение печати, является сегодня преобладающим, главным объектом библиографической деятельности. Во-вторых, со строго научной точки зрения в широкой семантике термина "документ" нет ничего опасного для библиографической науки и практики.

    Необходимо подчеркнуть, что в рамках документографического подхода признается только одно ограничение состава документных объектов библиографической деятельности - общественная значимость заключенной в них информации. Общественная значимость документа - понятие конкретно-историческое. Здесь не может быть рецептов, пригодных для всех времен и обстоятельств. Люди сами создают документарно зафиксированную информацию и в каждом случае сами решают, представляет ли она достаточный общественный интерес, чтобы стать объектом библиографирования, или нет. В частности, надписи на могильных плитах давно библиографируются (не все, конечно, а те, которые относятся к выдающимся личностям и потому обретают несомненную общественную значимость). Почтовые марки и денежные знаки, если рассматривать их не с точки зрения непосредственного назначения и функционирования, а как памятники материальной и духовной культуры, как предметы изучения, коллекционирования и т.п., также попадают в разряд общественно значимых документов и становятся объектом библиографирования. Аналогичная ситуация в принципе не исключена и применительно к бланкам и трамвайным билетам.

    Термин "библиография" в рамках документографической концепции охватывает библиографические науку и практику, т.е. объединяет в единую систему практическую библиографическую деятельность и библиографоведение - науку об этой деятельности.

    Ясно, что из книговедческого и документографического подходов вытекают разные представления о границах, составе и задачах библиографической деятельности, об общей структуре библиографии как общественного явления. Вместе с тем, следует твердо усвоить, что рассмотренные подходы соотносятся между собой как более узкий и более широкий. Никаких других принципиальных различий между ними нет. Иначе говоря, документографический подход (как более широкий) не противостоит книговедческому, как иногда считают некоторые представители последнего, а включает его в себя в качестве частного случая со всем богатством его конкретного содержания, не отрицая при этом его достижений, значений и возможностей.

    Существует и исторически новейшая в этом ряду идеографическая или информографическая концепция библиографии, предложенная и весьма основательно разработанная и аргументированная Н.А.Слядневой.

    Несомненно - это самая экзотическая, наиболее радикальная концепция, согласно которой объект библиографирования - любые информационные объекты, как зафиксированные в форме документов (тексты, произведения, издания и т.п.), так и незафиксированные (факты, идеи, фрагменты знания как таковые, а также мысли, чувства, даже предчувствия). Метасистема библиографии - весь Универсум человеческой деятельности (УЧД), а сама библиография квалифицируется как общечеловеческая, всепроникающая методическая отрасль (наука) типа статистики, математики, логики и т.п.

    Нетрудно заметить, что отношения между этими тремя концепциями напоминают матрешку: каждая последующая включает в себя предшествующую в качестве частного случая. В этой связи возникает сложная терминологическая проблема: правомерно ли считать, что во всех трех концепциях речь идет о библиографии?

    Если исходить из точного смысла термина "библиография", то его использование абсолютно правомерно лишь в рамках книговедческой концепции. Именно здесь "библиография" выступает в своем собственном, исторически первоначальном смысле.

    Во второй концепции речь фактически идет уже не о библиографии, а о документографии. Однако нельзя не учитывать, что в обоих случаях библиографы имеют дело с принципиально однородными объектами библиографирования, поскольку книги (произведения письменности и печати) - это тоже документы. Следовательно, в обоих концепциях объект библиографирования - документ. Разница лишь в том, что в первом случае это определенная разновидность документов, а во втором - любые документы.

    На этом основании можно утверждать, что и в рамках документографической концепции вполне правомерно использование традиционной библиографической терминологии, т.е. привычного термина "библиография" и всех его производных. Особенное если учесть, что переход целой отрасли на новую терминологию (если даже такой переход в принципе желателен) - мероприятие сложное, дорогостоящее, связанное с длительной ломкой и преодолением исторически устоявшихся терминологических традиций, и потому трудно осуществимое. Стоит ли овчинка выделки? Вопрос в данном случае весьма уместный.

    Совсем по иному выглядят отношения между первыми двумя и третьей - идеографической концепцией. Здесь библиография выводится далеко за пределы системы документальных коммуникаций и ей приписываются такие идеографические атрибуты, которые никогда не были и не будут объектами библиографического описания. Иначе говоря, здесь речь идет не о библиографии, точнее не только о библиографии.

    Иногда идеографическую концепцию называют идеодокументографической. Весьма многозначительная формулировка, которая наглядно обнаруживает, что все, что скрывается за терминоэлементом "документографическая" относится к документографической концепции, а то, что стоит за терминоэлементом "идео" к библиографии не имеет отношения.

    О. П. Коршунов включает в состав библиографии библиографическую деятельность (практическую часть библиографии), библиографоведение (научную и учебную дисциплину, объектом которой является библиография), подготовку кадров и организационно-методическое управление. Это решение отлично от трактовок родственных информационных инфраструктур, в которых практическая деятельность отделена от научной (Книжное дело — Книговедение. Библиотечное дело Библиотековедение, Архивнос дело — Архивоведение). Аналогично А. И. Барсук предлагал ввести термин «Библиографическое дело», но это предложение не было принято. Для наименования «библиографического дела» утвердилось понятие «библиографическая
    деятельность». 

    В отечественном библиографоведении в качестве оснований для формирования общебиблиографических по замыслу авторов концепций давно используются фундаментальные, сверхсложные по содержанию категории культура и знание. В самом общем виде включенность библиографии (как и других областей общественной практики) в состав человеческой культуры очевидна. Труднее найти социальный объект, который не обладает этим качеством. Поэтому вполне понятен соблазн, которому подверглись многие отечественные библиографоведы, усматривать исходную сущность библиографии в этой ее включенности.

    В наши дни культурологическая концепция библиографии в наиболее развитом и завершенном виде представлена в работах М.Г.Вохрышевой. Основные положения концепции в самом общем виде сводятся к следующему: объект библиографирования - ценности культуры, метасистема библиографии - культура. Соответственно библиография, взятая в целом, определяется как часть культуры, обеспечивающая библиографическими средствами сохранение и трансляцию документированных ценностей культуры от поколения к поколению.

    Прямая связь библиографии с категорией знание столь же очевидна, как и связь с культурой. Поэтому нет ничего странного в стремлении библиографоведов осмыслить сущность библиографии как общественного явления, опираясь на эту ее сторону. Общая "знаниевая" квалификация библиографии уходит своими корнями в отечественном библиографоведении в далекое дореволюционное прошлое.

    Первопроходцем в области "знаниевой" квалификации библиографии в Советском Союзе был Ю.С.Зубов. Суть его подхода к проблеме взаимосвязи знания и библиографии четко выражения в самом заглавии статьи "Библиография как система свернутого знания". Статья богата свежими для своего времени идеями, но основной тезис аргументирован недостаточно. В частности осталось не вполне ясным, что такое "свернутое знание" и какое именно знание свернуто в библиографическом описании. Нельзя же считать свернутым знанием библиографические сведения, просто перенесенные из документа в его описание (автор, заглавие, выходные данные и т.д.).

    В наши дни основным представителем так называемой когнитографической ("знаниевой") концепции библиографии был В.А.Фокеев. Конечно, по широте охвата материала, по основательности и глубине разработки темы, по разнообразию аргументации его работы не идут ни в какое сравнение с небольшой статьей Ю.С.Зубова.

    Однако далеко не со всем в его трудах можно согласиться. В них достаточно неясных, противоречивых, спорных моментов.
    Так, например, спорной является, прежде всего, центральная идея концепции: поменять в теории местами понятия библиографическая информация и библиографическое знание, т.е. передать от первого понятия второму функции исходного понятия общей теории библиографии и принципа отграничения библиографических явлений от небиблиографических.

    Несомненно, что решение вопроса о соотношении понятий "библиографическая информация" и "библиографическое знание" напрямую зависит от решения более общей проблемы соотношения категорий информация и знание. Но именно в этом вопросе в работах В.А.Фокеева больше всего неясностей. Конечно, решение этой философской по существу проблемы не входит в компетенцию библиографоведения. Задача библиографоведа - правильно выбрать из существующих точек зрения (а их в специальной литературе по философии и информатике более чем достаточно) ту, которая наиболее адекватна библиографическим реалиям и потому будет особенно продуктивно "работать" в библиографоведении.

    Можно вспомнить и другие, менее значительные концепции, например, фактографическую концепцию библиографической информации и концепцию библиографии как области духовного производства, базирующуюся на представлении о социально-экономической природе библиографии, предложенных в свое время А.В.Соколовым и впоследствии почти забытых, прежде всего самим автором.

    Вряд ли можно согласиться и с третьей по счету и последней по времени коммуникационной концепцией А.В.Соколова, в основе которой полный отказ от понятия информации (в том числе библиографической), как ничего не обозначающего в окружающей нас действительности. Предлагается в глобальном масштабе (в частности и в библиографоведении) заменить понятие "информация" понятием "коммуникация", хотя совершенно очевидно, что эти понятия не тождественны по содержанию и потому одно не заменяет другое.

    Таким образом, можно считать достаточно проиллюстрированным тезис о необычайном концептуальном разнообразии современного теоретического библиографоведения.

    Заканчивая характеристику его состояния уместно подчеркнуть мысль, которая обычно ускользает от внимания современных библиографоведов. Все упомянутые и другие концепции согласно законам логики не противоречат друг другу, поскольку основываются на разных сторонах (признаках) библиографической реальности. Они вполне совместимы в рамках библиографии как целого.

    27.05.2020, 74 просмотра.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.