AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

версия для печатиВерсия для печати



Библиографическая запись: Национальная библиография. Развитие национальной библиографии в стране и за рубежом. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//193/razvitie-naczionalnoj-bibliografii-v-strane-i-za-rubezhom/ (дата обращения: 18.09.2020)

Национальная библиография. Развитие национальной библиографии в стране и за рубежом

Национальная библиография. Развитие национальной библиографии в стране и за рубежом

Содержание

    Библиографические списки появились уже в XVI веке.

    Впервые термин «национальная библиография» встречается в «Очерке библиографии» (Grundrib der bibliographie, 1774) Михаиля Дениса, библиотекаря императрицы Марии-Терезии. Понимая и трактуя библиографию как книговедение (что характерно для XVIII-XIX вв.), М. Денис не давал и не стремился представить определение библиографии. Термин был использован им для обозначения более ранних библиографических и биобиблиографических работ, отражавших печатные издания определенных национальных литератур. Подобное слово-употребление как классификационного признака библиографических изданий обнаруживается и в работах последующих авторов - Г. Дебюра-мл.., Ш.Ж. Брюне, Ю. Петцхольдта, Штайна.

    В настоящее время термин «национальная библиография» является, с одной стороны, наиболее употребительным в библиографической теории и практике, а с другой - одним из самых неопределенных и многозначных. Причину многозначности (полисемии) термина следует искать в различии конкретно-исторических условий развития государств, их культуры, издательского и книготоргового дела, прежде всего в XIX в., когда и происходило формирование НБ. К причинам возникновения НБ можно отнести:

    • становление наций, образование государств, формирование национального самосознания и вытекающая отсюда потребность в обобщении отечественной истории и достижений национальной культуры;
    • рост издания и распространения книг на живых народных языках и постепенное вытеснение ранее господствовавшего международного языка - латинского;
    • интенсивное развитие книгопечатания (если к 1600 г. в Европе было выпущено около 6 тыс. названий книг, то в 1900 г. - более 158 тыс.);
    • возникновение в большинстве стран Европы и в США национальных обществ и объединений издателей, книготорговцев, библиотекарей и библиографов.

    Появление первых национальных библиографических сводов относится к XVI в. и связано с именами англичан Джона Леленда («Комментарии о британских писателях», 1545) и Джона Бейля («Перечень знаменитых писателей Великой Британии, т.е. Англии, Камбрии и Шотландии, разделенный на несколько разрядов с различием их учений и правильным расчетом лет за все века от Иафета, сына святейшего Ноя, до 1548 г. ...», 1549)Перечень знаменитых писателей Великой Британии, т.е. Англии, Камбрии и Шотландии, разделенный на несколько разрядов с различием их учений и правильным расчетом лет за все века от Иафета, сына святейшего Ноя, до 1548 г. ... (Illustrium Majoris Britanniae scriptorum…). В этот же период выходят и первые книготорговые каталоги, также носившие ретроспективный характер, ибо они отражали печатную продукцию, выпущенную за несколько лет, а то и десяти­летий. Например, в Германии широкое распространение получили так называемые ярмарочные каталоги (Messekatalog)Ярмарочные каталоги (Messekatalog), издававшиеся к регулярно проводимым сначала во Франкфурте-на-Майне, а затем и в Лейпциге книжным ярмаркам. В Англии в 1595 г. был выпущен «Каталог английских печатных книг», составленный книготорговцем Э. Монселлом и отразивший книги на английском языке, изданные в Англии с начала развития в ней книгопечатания. Однако развитие книгопечатания, прогресс науки и культуры, потребности книжной торговли в библиографической информации требовали систематического и оперативного учета выходящей печатной продукции, своевременного информирования о ней. Такой учет чаще всего осуществлялся книгоиздателями и книготорговцами и конечной целью ставил, прежде всего, информирование самих же книготорговцев о появлении на книжном рынке новых изданий. В редких случаях систематическая регистрация осуществлялась представителями культуры или науки, выдающимися просветителями.

    Возникновение систематического, или текущего, библиографического учета относится к XIX в. Первый подобный орган создан во Франции в 1811 г. В 1829 г. начинает регистрироваться текущая информация о шведских книгах, в 1833 - о голландских, в 1834 г. - о немецких. С 1835 г. ведется регистрация выпущенной книжной продукции в Италии, с 1837 - в России и Англии, с 1843 - в Дании. 1871 г. знаменует появление текущего библиографического учета в Швейцарии, 1872 - в США, 1875 - в Бельгии, 1878 - в Польше и Венгрии, 1897 г. - в Болгарии.

    В XX в. текущая национальная библиография становится приоритетным направлением в развитии НБ, так как обеспечивает максимальный уровень учета всего национального массива документов. Несмотря на это, самым сложным остается вопрос о содержании понятия «национальная библиография», что связано с принципами отбора документов для национальных библиографических указателей. Основной вопрос, который пытались решить многие исследователи, заключался в определении объектов учета: какими критериями следует руководствоваться при отборе произведений печати для отражения в изданиях НБ.

    В современном библиографоведении в понятие "национальная библиография" включаются две исторически сложившиеся формы: предметный указатель текущая национальная библиография (ТНБ) и предметный указатель ретроспективная национальная библиография (РНБ). Под ТНБ понимается библиография, назначением которой является подготовка и распространение библиографической информации о новых произведениях печати и других документах. РНБ - библиография, назначением которой является подготовка и распространение библиографической информации о произведениях печати и других документах за какой-либо период времени прошлого. Определения даны в соответствии с ГОСТ 7.0-77 .

    Основой ТНБ является закон об обязательном экземпляре и наличие в каждой стране системы библиографических пособий, учитывающих все выходящие на территории страны книги, брошюры, периодические издания, нотную, картографическую и изопродукцию, аудиовизуальные материалы и т.д. В целом задачи ТНБ можно определить следующим образом: максимально полная, оперативная и систематизированная библиографическая информация о документах для осведомления широких кругов потребителей этой информации. В этом смысле ТНБ является единственно верным источником для статистики национальной печати, создает необходимую базу для развития других видов библиографии в стране.

    Вопросы РНБ в силу особой сложности и исторических условий развития еще не получили унифицированного решения. Это объясняется, в частности, тем, что уровень развития НБ в различных странах неодинаков. Во многих она находится лишь на стадии становления. Это относится к странам, которые не существовали в прошлом как государственные единицы, или тем, государственные границы которых значительно менялись. Поэтому главной задачей здесь является организация прежде всего текущего библиографического учета, без чего немыслимо создание ретроспективных сводов. РНБ подытоживает результаты национальной издательской деятельности за длительные отрезки времени. Наибольшая полнота и достоверность РНБ достигается на основе использования данных, накопленных в течение многих лет органами текущего учета. В то же время РНБ сложилась раньше, чем ТНБ, поэтому она имеет определенные и достаточно прочные традиции.

    Системы учета текущей библиографии в таких странах, как Германия, Франция, Англия, сложились в основном в промежутке между двумя мировыми войнами.

    Одним из первых попытку выявления и определения принципов отбора предпринял французский историк и библиограф Шарль Ланглуа. В «Руководстве по исторической библиографии» (Париж, 1901) он писал: «Универсальным библиографиям противостоят библиографии национальные, рамки которых являются локальными: это репертуары книг на все темы, объединенных по тому признаку, что изданы они на территории той или иной современной нации: Германии, Франции, Италии и т.д. Но это определение вполне подойдет также и к репертуарам национальной литературной истории, которые представляют собой репертуары произведений (печатных или рукописных), объединенных по тому признаку, что написаны они уроженцами одной страны или на языке этой страны. Добавим к этому, что репертуары, в которых регистрируются произведения о данной стране (о Германии, о Франции, об Италии и т.д.), в равной мере могли бы быть названы национальными библиографиями».

    Многие исследователи других стран придерживались этой же точки зрения, которая, по сути, отражала все исторически сложившиеся принципы отбора: территориальный (учет и регистрация всех произведений печати, выпущенных на территории страны), авторской принадлежности (учет и регистрация произведе­ний печати уроженцев данного государства независимо от места издания), языковой (учет и регистрация произведений печати на языке нации независимо от места издания) и принцип содержания (учет и регистрация произведений печати, посвященных нации или стране, независимо от места издания).

    Ш. Ланглуа среди обозначенных в определении принципов на первое место поставил территориальный. А немецкий библиограф Георг ШнейдерШнейдер Г. в качестве основного принципа отбора выделял языковой, считая, что «собственно национальные библиографии, напротив, на­ибольшую ценность придают языковым, а не политическим границам; первые отстают от вторых или, что чаще, переходят через них»Schneider G. Handbuch der Bibliographie. Lpz., 1930. S. 15..

    Существовала и третья точка зрения, согласно которой основное назначение НБ заключалось в самом широком отражении всей совокуп­ности изданий, так или иначе связанных с данным народом и выпу­щенных как в самой стране, так и за ее пределами. Такое различие было обусловлено конкретно-историческим развитием нации. В большинстве государств издания НБ формировались по территориальному признаку (например, Россия, США, Франция, Болгария и др.). В Германии основным принципом стал языковой. И это объясняется тем, что до объединения немецких государств (1871) немцы, борясь с раздробленностью страны, игнорировали существовавшие границы и стремились к созданию общегерманских культурных центров. Для издателей и книготорговцев таким центром стал основанный в 1825 г. Биржевой союз немецких книготорговцев (Borsenverein der Deutschen Buchhandler), объединивший представителей всех немецких земель, а также некото­рых австрийских и швейцарских издателей и книготорговцев. И наконец, особую группу образуют страны, представляющие собой сово­купность национальных групп, связанных языком и культурой с дру­гими государствами (англо-французская Канада, франко-германо-итальянская Швейцария и др.), или страны с невысоким уровнем издательского дела. Сюда же относятся и государства, долгое вре­мя находившиеся в состоянии национального угнетения и раздроб­ленности. Так, польская НБ ставила своей задачей выявить и отразить достижения польской науки и культуры, несмотря на раздел страны. Этим обусловлено то, что в пособиях польской НБ прошлого века помещалась библиографическая информация об изданиях, выпущенных вне польских земель, но связанных с Польшей либо авторс­твом, либо языком, либо содержанием. Таким образом, к середине XX в. сформировались три основных принципа отбора произведений печати в изданиях НБ:

    1. Государственно-территориальный, согласно которому отражаются произведения печати, вышедшие в пределах государства на всех языках.
    2. Языковой - отражаются все издания на языке нации или на­рода независимо от места издания.
    3. Комплексный - отражаются все издания, выпущенные на тер­ритории государства, а также издания, выпущенные за его пре­делами, но связанные с ним (или нацией) языком, авторством (уроженцев страны) или содержанием (о стране или о нации).

    Существование трех различных принципов отбора исторически оправдано. Однако широкое развитие международного библиографического сотрудничества, появление новых государств после Второй мировой войны требовали единого подхода к формированию национальной библиографической базы каждого государства, а следовательно, и четкого определения приоритета одного их этих принципов. Все это вызвало широкую дискуссию в библиографических кругах.

    В выпущенном в 1968 г. словаре «Библиография. Основные понятия и термины» К.Р. Симона названы три принципа: территориальный, языковой, а учет зарубежных изданий отечественных (национальных) авторов и учет зарубежных изданий о данной стране он объединил в «предметно-этнический принцип».

    Более развернутое определение понятия «национальная библиография» было дано американским библиографом Л.X. Линдером в статье «Национальная библиография», опубликованной в сборнике «Эссе о библиографии» в 1975 г. Согласно его толкованию, национальный библиографический указатель отражает издания:

    1. 1) выпущенные на территории страны;
    2. 2) о данной стране независимо от места выпуска;
    3. 3) на языке данной страны независимо от места выпуска;
    4. 4) произведений уроженцев данной страны независимо от места их проживания;
    5. 5) произведений представителей коренной национальности данной страны независимо от места их рождения и проживания;
    6. 6) издания, выпущенные для данной страны вне ее территории.

    Исходя из этих определений, национальным библиографическим указателем можно считать тот, который отражает сведения о доку­ментах в любой комбинации из приведенных шести групп. В данном определении, как, впрочем, и в определении НБ, сформулированном К.Р. Симоном, обращает на себя внимание первый пункт, который совпадает с определением другого вида библиографии - государственной, зафиксированным в отечественном терминологическом ГОСТе (ГОСТ 7.0-77 «Библиография. Термины и определения»). А самое главное, он близок к общепринятому определению НБ через государственно-территориальный принцип отбора.

    Одними из первых подобный тезис выдвинули участники Международной конференции по улучшению библиографических служб (Париж, 1950 г.), в резолюциях которой было определенно сказано, что в основу национального учета произведений печати должен быть положен территориальный принцип. Впоследствии это положение было подтверждено на Международном конгрессе по национальной библиографии (Париж, 1977 г.), в рекомендациях которого впервые была сформулирована двуединая задача национальной библиографии. С одной стороны, она является отражением уровня развития экономики, науки и культуры страны, а с другой - представляет собой «практический инструментарий» в деятельности национальных библиотек, информационных и библиографических учреждений, отдельных потребителей информации. В развитие названных задач следует отметить, что их решение напрямую зависит от того принципа, который будет определяющим для формирования всей системы НБ.

    Государственно-территориальный принцип как база национального библиографического учета зафиксирован и в международной программе ИФЛА Универсальный библиографический учет (Universal Bibliographical Control - UBC). Таким образом, наблюдается явное противоречие между семантическим смыслом термина «национальная библиография» и его современным толкованием и употреблением. Естественно, что наиболее верное определение НБ содержится в статье Л.X. Линдера, так как основу НБ составляет информация о всей совокупности документов, так или иначе связанных с данной нацией или народом. Но не с государством, ибо многие народы мира не имеют собственной государственности. И тем не менее приоритет среди принципов отбора отдается государственно-территориальному. Это связано, во-первых, с тем, что учет печатной продукции и всех видов документов, организованный по территориальному принципу, обеспечивает создание первичной библиографической информации. Информация о зарубежных изданиях в любом случае будет вторичной, так как уже отражена в собственных национальных библиографических указателях. А во-вторых, все современные международные библиографические и информационные программы базируются на едином принципе - национальное библиографическое агентство каждой страны отвечает за создание и представление в международные центры информации о документах, выпущенных только на своей территории. Иными словами, государственно-территориальный принцип отбора документов позволяет решить проблему организации национального библиографического учета в стране и исключить возможное дублирование библиографических сведений в создании международной базы библиографических данных.

    Совпадение государственно-территориального принципа отбора документов для изданий НБ (что отражено в международных документах) и для изданий государственной библиографии стало причиной отождествления этих двух видов. Например, в ГОСТ 7.0-77 «Библиография. Термины и определения» к определению «государственная библиография» дано примечание, в котором сказано, что за рубежом вместо термина «государственная библиография» употребляется термин «национальная библиография». Иначе говоря, между этими двумя видами библиографии ставился знак тождества. Это не совсем верно, так как государственная библиография является лишь частным случаем по отношению к национальной, что вытекает из всех вышеприведенных определений. Современная библиографическая практика, решив этот весьма сложный вопрос в пользу государственно-территориального принципа, ни в коем случае не отказывается от того исторического наследия, которое накоплено национальными библиографиями всех стран мира. Поэтому все остальные принципы учета (языковой, авторской принадлежности, содержания) продолжают использоваться и лежат в основе создания библиографических указателей, образующих самостоятельный блок библиографических изданий и носящих обобщающее название «экстериорика» (от лат. exterior - внешний).

    Экстериорика - библиографическая информация о документах, выпущенных за пределами страны, но относящихся к ней по признакам содержания, языка, авторской принадлежности. Подготовленные на основе этих признаков библиографические указатели представляют особый интерес для широкого круга историков, литературоведов, филологов, научных работников всех отраслей знания и деятельности и т.п. Однако эти указатели в соответствии с решениями ИФЛА не должны включаться в органы первичного библиографического учета, поскольку носят вторичный характер и выполняют свои особые задачи - задачи страноведческой библиографии.

    Термин «экстериорика» в международной практике употребляется с конца 70-х годов XX столетия и в каждой стране имеет свое название: в Польше - «полоника», в Чехии - «богемика», в Словакии - «словацикум», в Болгарии - «болгарика», в Венгрии - «хунгарика», в Германии - «германика», в России - «россика» и т.д. В некоторых странах (Болгария, Германия, Польша) указатели экстериорики включены в систему изданий текущей НБ, за ними закреплен либо определенный номер, либо буква. И как самостоятельные издания они не смешиваются с материалами первичного учета, который в соответствии с международными рекомендациями должен опираться на государственно-территориальный принцип.

    Несмотря на принятые в разные годы решения, библиографический учет продолжает осуществляться на основе всех трех принципов. Поэтому в понятие «национальная библиография» вкладывается различный смысл, обусловленный сложившейся практикой учета. Однако все более укрепляется точка зрения на НБ как на библиографию, выстроенную по государственно-территориальному принципу и дополненную материалами экстериорики.

    Важнейшее значение государственно-территориальный принцип отбора документов имеет для организации текущего библиографического учета печатной продукции и иных видов документов. Не менее значим он и для подготовки указателей ретроспективного характера.

    До недавнего времени в понятие «национальная библиография» включали ретроспективную национальную библиографию и текущую национальную библиографию. В 70-е годы сформировалось еще одно направление - перспективная национальная библиография.

    Россия

    В России сведения по библиографии приводились в азбуковниках. Но это были лишь краткие объяснения преимущественно византийских произведений.

    Одним из первых российских библиографов был Андрей Иванович Богданов, составивший «Краткое ведение и историческое изыскание о начале и произведении вообще всех азбучных слов…» (рукопись 1755 года, опубликованная почти полностью в 1958 году) — труд, который раскрывает историю русских типографий и именно он является первым опытом библиографического свода русскоязычных книг.

    В Российской национальной библиотеке сложилась школа изучения истории отечественной библиографии. Доктор наук Мария Васильевна Машкова (1909-1997), составитель метабиблиографических указателей, опубликовала фундаментальные труды по истории библиографии. Исследовав огромный пласт библиографических событий и явлений начала XX в., она написала монографию, содержание которой полностью сохраняет научную ценность.

    Соломон Абрамович Рейсер (1905-1989), профессор Ленинградского института культуры, известный литературовед и библиограф, открыл и изучил значимые факты библиографической жизни XIX в., составил хрестоматию по истории русской библиографии до 1917 г.

    Любовь Моисеевна Равич, авторитетный историк библиографии, заново изучила начальный период государственной библиографии, восстановила историческую правду, относящуюся к недооцененным либо забытым деятелям русской библиографии.

    Эмилия Константиновна Беспалова, профессор Московского университета культуры и искусств, подготовила фундаментальный труд по истории отечественной библиографической мысли до середины XIX в., является мастером биографического жанра.

    Борис Арьевич Семеновкер, доктор наук, главный научный сотрудник РГБ, всесторонне изучил историю государственной библиографии России XVIII-XX вв. Его многотомный труд не только насыщен точными фактическими данными, по и обогатил теоретический (характеристика функций) и организационный разделы библиографоведения.

    Галина Васильевна Михеева, доктор наук, ведущий научный сотрудник РНБ и профессор СПбГУКИ, глубоко, по архивным источникам, изучила историю государственной библиографии периода гражданской войны (1917-1921 гг.). Она организовала выпуск продолжающегося сборника научных трудов «Историко-библиографические исследования».

    Российская модель национальной библиографии как системы сформировалась под воздействием социально-политических факторов (конкретно-исторических форм и границ Российского государства, национального состава населения и др.), а также общемировых тенденций развития данного вида библиографии, сложившихся традиций, накопленного опыта текущего универсального библиографического учета и формирования отечественного национального библиографического репертуара.

    То, что во всем мире понимается под национальной библиографией (англ. - national bibliography, фр. - bibliographie nationale, нем. - national bibliographie), в России дооктябрьского и советского периодов обозначалось другими терминами. Так, текущая библиография в XIX - первой трети XX в. именовалась текущей государственной (официальной) библиографической регистрацией. Начиная со второй половины 1920-х гг. в СССР прочно утвердился термин «государственная библиография» как более точный синоним используемого за рубежом термина «национальная библиография», отражающий действительный объем данного понятия. И только в начале 2000-х гг. завершается многолетняя дискуссия о соотношении понятий и терминов «национальная библиография» и «государственная библиография». Общепризнанным с теоретической точки зрения стало представление о государственной библиографии как частном случае библиографии национальной. Национальная библиография России стала рассматриваться в единстве текущего и ретроспективного направлений, взаимосвязь которых в условиях информационно-коммуникационных технологий укрепилась. Однако единства терминоприменения достигнуть не удалось: практическая деятельность в данной сфере (прежде всего по направлению, связанному с текущим учетом) до сих пор обозначается в равной степени обоими терминами: «национальная библиография» и «государственная библиография».

    Еще одна особенность российской (советской) модели развития национальной (государственной) библиографии заключается в параллельном текущем библиографическом учете документов на уровне федеративного многонационального государства и его субъектов. Возникла такая уникальная ситуация в 1934 г., когда Государственная центральная книжная палата (ГЦКП) РСФСР стала получать всесоюзный обязательный экземпляр и отражать его во всех своих библиографических «летописях».

    За рубежом

    Появление текущей национальной библиографии относится к XIX в. Первый ее орган появился во Франции в 1811 г. В 1825 г. возникает текущая информация о немецких книгах, в 1829 г. - о шведских, в 1833 г. - о голландских. С 1835 г. ведется регистрация литературы в Италии, с 1837 г. - в России и Англии, с 1843 г. - в Дании, 1871 г. знаменует становление текущей национальной библиографии в Швейцарии, 1872 г. - в США, 1875 г. - в Бельгии, 1878 г. - в Польше, 1897 г. - в Болгарии. В XX в. текущая национальная библиография получает повсеместное развитие и приобретает все более первостепенное значение.

    В изучение истории мировой библиографии особенно значителен вклад К. Р. Симона, Г. Г. Кричевского и Б. А. Семеновкера.

    Константин Романович Симон (1887-1966), ведущий научный сотрудник Фундаментальной библиотеки по общественным наукам, доктор исторических наук, владевший основными европейскими языками, на основе изучения отечественных и зарубежных источников написал фундаментальный труд по истории иностранной библиографии от эпохи античности до конца Второй мировой войны (1945 г.). Его монография заслужила мировое признание.

    Григорий Григорьевич Кричевский (1910-1989), крупный специалист в области справочно-библиографического обслуживания (Отдел СБО ИНИОН носит его имя), подготовил фундаментальное справочное издание, в котором охарактеризовал несколько сот национальных библиографических изданий 48 стран Запада.

    Б. А. Семеновкер изучил начальный период истории мировой библиографии стран Древнего Востока и тем самым продлил ее на тысячу лет. Мировую известность обрели его оригинальные публикации по истории византийской библиографии. Ему принадлежит также многотомный труд по истории государственной библиографии.

    Современный уровень развития национальной библиографии в странах Западной Европы обусловлен многими факторами, среди которых можно выделить два основных. Первый из них определяется историческими условиями развития НБ, предпосылки возникновения которой и основные формы существования определяла на протяжении нескольких столетий книжная торговля. Эта историческая связь до сих пор существует и проявляется в том, что книжная торговля либо в лице частных фирм, либо в лице профессиональных объединений издателей и книготорговцев имеет непосредственное отношение к выпуску национальных библиографических указателей. А в Соединенных Штатах Америки они не только издаются, но подготавливаются частной издательской компанией «R.R. Bowker LLC.» при участии Библиотеки Конгресса.

    Вторым важным моментом, характеризующим современное состояние НБ в странах этого региона, является высокий уровень компьютеризации библиотечно-библиографических процессов, осуществляемой в следующих направлениях:

    • создание в библиотечно-библиографических учреждениях, библиографирующих центрах и частных издательских и книготорговых фирмах общенациональных библиографических баз данных на машиночитаемых носителях, на CD-ROM и в режиме on-line;
    • автоматизированная подготовка и выпуск национальных библиографических изданий;
    • автоматизированный поиск в информационно-библиографических массивах;
    • создание международных, региональных и межгосударственных библиотечно-библиографических автоматизированных информационных систем, являющихся фундаментом для международного обмена би­блиографической информацией.

    Франция

    Во Франции был принят первый закон об обязательном экземпляре (1537 г.), на основе государственного закона выпущен первый в мире орган ТНБ. В период Великой Французской революции была утверждена первая инструкция по книгоописанию, которая должна была стать методической основой для оформления библиографических записей задуманного общенационального каталога фондов всех библиотек (университетских, монастырских, частных и пр.).

    Во второй половине XIX века стали выходить тома «Всеобщего каталога французской книжной торговли» книготорговца Отто Лоренца, продолженные впоследствии его друзьями и коллегами и доведенные ими до 1925 г. Каталог издавался регулярно и имел ретроспективный характер.

    До 1856 г. включительно все содержание «Библиографии Франции» состояло из библиографических описаний книг, экземпляры которых поступили в «Официальный запас» Министерства внутренних дел.

    С 1857 г. «Библиография Франции» стало выходить в трех частях.

    В 1930 г. вышел ежегодник под названием «Каталог Вальдрас» (название происходит от сокращения имени и фамилии составителя и издателя ежегодника: Valdemar Rasmussen). Образец беззастенчивой спекуляции на потребностях книжного рывка, этот «Каталог» не заслуживал бы даже краткого упоминания, если бы не одно обстоятельство: в «Каталоге Вальдрас» начиная со второго года издания (1931 за 1930 г.) материал располагался в столь популярном в США, но в указанный момент вовсе еще не применявшемся во французской библиографии словарном порядке, при котором каждая книга упоминается трижды в едином алфавите: на автора (основное описание), на заглавие и на предмет книга (дополнительные описания).

    «Каталог Вальдрас» прекратился через несколько лет и оставил такой малозаметный след во французской национальной библиографии, что Мальклес в своей многократно упомянутой книге «Источники библиографической работы» нашла излишним даже упоминание о нем. Тем большее значение получило издание, выпускаемое с октября 1933 г. мощной книготорговой фирмой Ашетт, —«Библио. Ежемесячный библиографический бюллетень работ на французском языке, выходящих во всем мире».

    Издаваемое исключительно в интересах книжной торговли, «Библио» стремится преимущественно к полноте информации. В этих целях оно использует, помимо данных «Официальной части» «Библиографии Франции», также и сведения, черпаемые из «Объявлений», и материалы о книгах на французском языке, имеющиеся в различных зарубежных (для Франции) библиографиях. При этом, однако, «Библио» не учитывает изданий, носящих специфически ведомственный характер и потому, как правило, не представляющих даже ограниченного интереса для французской книготорговой сети.

    Свои ежемесячные выпуски «Библио» сводит в тома за год.

    С 1948 года «Библио» пытается придать своим выпускам не только библиографический, но и литературоведческий характер. В этих целях каждый выпуск начинается со страниц, посвященных какому-либо видному писателю XIX или XX веков: М. Прусту, А. Доде, Верлену, Жиду, Малларме, поэту Максу Жакобу, Жюлю Ромену, А. Моруа и др. О каждом писателе даются относящиеся к нему документы (часто неопубликованные), литературоведческий очерк, библиография произведений и т. д.

    В 1935 г. во Франции возникло еще одно библиографическое издание, носившее чисто ретроспективный характер. Если бы оно было доведено до конца, оно имело бы весьма крупное значение, было бы, как выражается Мальклес, «сводом французских изданий за четыре века (le Corpus de l'edition francaise pendant quatre siecles)». Речь идет об издании крупного католического издательства Летузей и Ане «Репертуар французской библиографии. Работы, напечатанные во Франции и французских колониях, и французские работы, опубликованные за границей, с 1501 по 1930 г.». По полноте учета издание было бы исключительным, ибо при составлении его использовались как каталоги Национальной библиотеки (печатные и рукописные), так и всевозможные библиографические указатели. Описания его, хотя и сделанные не de visu, выдержаны на довольно высоком уровне. Есть случаи, когда они полнее некоторых описаний первых томов печатного «Общего каталога Национальной библиотеки». Однако Вторая мировая война прервала издание в самом начале его (выпуск 10-й и последний доводит учет до фамилии Arthaud), и его приходится отнести к весьма многочисленной группе грандиозных, но не осуществленных библиографических начинаний.

    В области ретроспективной библиографии Франции в XIX—XX вв. можно указать только одну своеобразно ценную работу — «Литературную Францию» Керара. Но и этот труд, выдающийся в некоторых отношениях (хотя бы по большой и тщательной работе над установлением авторов произведений, изданных анонимно или под псевдонимами), не может удовлетворить нас, если предъявлять к нему обычные требования полноты учета, которым должна отвечать ретроспективная национальная библиография. То, что привлекало к «Литературной Франции» современного ей читателя — пропаганда просветительных идей в рамках ретроспективной библиографии — неизбежно привело к неполноте информации, что в корне противоречит нашим требованиям полноты этого вида библиографии.

    Что же касается «Библиографии Франции», то ее первая (и до реформы 1857 г. единственная) «Официальная» часть слишком долго и слишком явно носила на себе печать своего первоначального назначения цензурной библиографии. Только после Первой мировой войны, когда в составлении ее все более активную роль начинает играть Национальная библиотека, «Официальная часть» «Библиографии Франции» действительно удовлетворяет более общему назначению современной национальной библиографии: возможно полно отражать интеллектуальные достижения данной страны.

    «Библио», несомненно, имеет ряд практических достоинств. Однако нельзя не отметить его подражательный характер, а, главное, то, что методика его составления (использование «Библиографии Франции» взамен непосредственного обращения к книгам) лишает этот орган документального значения, которое свойственно лучшим современным национальным библиографиям.

    Нужно отметить еще одну и самую общую отрицательную особенность французской национальной библиографии XIX—XX веков в целом: соответствующие библиографические издания не слагаются в единую систему, и остаются памятниками разрозненных усилий различных библиографических организаций или отдельных библиографов.

    Германия

    Национальная библиография в течение всего XIX века успешно развивалась в Германии и достигла в ней высокого уровня, и объяснение этому нужно искать в двух основных факторах.

    Первым и более общим из них является сознание национального единства всего германского народа, особенно возросшее в годы освободительных войн против наполеоновской Франции. Каждый немец осознавал себя прежде всего немцем и только во вторую очередь подданным великого герцога Гессенского, или князя Аншпахского, или гражданином вольного города Любека и т. д. раздробленность Германии, ослаблявшая ее на политической арене и тормозившая ее экономическое развитие, ощущалась как общенациональное зло, которое необходимо преодолеть.

    Вторым и более специальным фактором, действовавшим в том же направлении, были условия, в которых развивались в Германии издательское дело и книготорговля. В течение всего XVIII века объем германской книжной продукции, катастрофически снизившийся в период Тридцатилетней войны и лишь медленно повышавшийся во второй половине XVII века, обнаруживал стойкую тенденцию к подъему. В XIX век Германия вступила с книжной продукцией, округленно равной 4000 печатных произведений в год. Наполеоновские войны вызвали неизбежный, довольно значительный регресс, но по окончании их повышательная тенденция снова возобладала, и к моменту революции 1848 г. объем германской печатной продукции достигал 10—11 тысяч произведений в год. На таком же уровне он оставался и ближайшие последующие десятилетия.

    Организация немецкой книжной торговли не считалась с политической раздробленностью Германии. Книжные ярмарки в Лейпциге всегда были рассчитаны на всю Германию, и чем ниже падало их международное значение, тем наглядней становилось их значение общегерманское.

    Такое же значение имел и самый город Лейпциг как центр издательского и книготоргового дела. В течение «ХІХ века с ним все успешнее конкурировал в обоих этих отношениях Берлин.

    Стремление к объединению германского издательского и книготоргового дела всего явственнее выразилось возникновении общегерманского Биржевого союза немецких книготорговцев (Borsenverein der deutschen Buchhandler). Основанию Союза предшествовали многолетние переговоры между различными группировками заинтересованных лиц. Уточнялись функции Союза, его права, условия допущения в число его членов. Продолжительные и ожесточенные споры вызвал вопрос о местопребывании правления Союза. Древнейший центр немецкого книгоиздательства Нюрнберг и вновь возникший центр Берлин соперничали с уже традиционным Лейпцигом. Последний, однако, победил. Когда в 1825 г. Союз был окончательно сконструирован, местопребыванием его правления был избран Лейпциг.

    Немецкая текущая национальная библиография зародилась в Германии еще в последние годы XVIII века, т. е. более чем за четверть века до основания Биржевого союза, но именно под влиянием последнего эта библиография приобрела свои характерные организационные черты,—и это еще задолго до того, как Союз взял непосредственно в свое ведение издание различных указателей национального охвата.

    Первым в ряду основных предприятий в области немецкой национальной библиографии возник «Всеобщий книжный словарь» книгоиздателя Вильгельма Хейнзиуса (1768—1817). Первое издание этого словаря вышло в Лейпциге в 1793 г. В 1798 г. Фридрих Брудер (Bruder) выпустил к нему добавление за поды 1793—1797, а в 1812—1813 гг. вышло новое, дополненное и исправленное издание словаря Хейнзиуса, доводящее учетный период до 1810 г..

    Главное значение этих томов «Хейнзиуса» состоит в том, что они охватывают книжную продукцию всего XVIII века, хотя делают это весьма несовершенно, описывая книги только по упоминанию их в ярмарочных каталогах франкфуртской и лейпцигской ярмарок. Ввиду этого первые четыре тома словаря и неполны, и ненадежны, и, наконец, неточны: заглавия часто сокращаются, подзаголовки опускаются.

    Книготорговой фирме Хинрихса (Hinrichssche Buchhandlung) германская национальная библиография XIX в. обязана больше, чем какому-либо другому учреждению или лицу. Эта фирма создала постепенно, в течение десятилетий, ту систему органически связанных между собой библиографических указателей различной периодичности, которая составляет отличительную черту и важнейшее достижение германской национальной библиографии.

    Самым ранним звеном в цепи этих указателей является «Полугодовой каталог книг, географических карт и т. д., появившихся в немецкой книжной торговле», впервые вышедший весной 1798 г. (за 1797 г.) и носивший при этом первом своем появлении название «Указатель новых книг» .

    «Полугодовой каталог» выходил с образцовой регулярностью, без каких-либо перебоев в издании, с первого года существования до 1915 г. включительно. Выходил он и позже, но уже не как издание одной частной фирмы, а как официальный орган Биржевого союза немецких книготорговцев, с заменой слова «Каталог» словом «Указатель» (Verzeiehnis).

    «Полугодовые каталоги» Хинрихса стали основным источником «Словаря» Хейнзиуса начиная с тома V. Те же «Полугодовые каталоги» были и основным источником другого, не менее чем «Хейнзиус», значительного библиографического предприятия XIX века в области немецкой национальной библиографии— «Полного книжного словаря», первые тома которого были составлены Христианом Готтлобом Кайзером (1782—1857 гг.)', автором VI и VII томов «Хейнзиуса».

    «Полный книжный словарь» Кайзера является весьма близкой параллелью «Всеобщего словаря» Хейнзиуса. Подобно последнему, он был начат как ретроспективный указатель, а позднее превратился в текущую библиографическую сводку за несколько лет. Также подобно «Словарю» Хейнзиуса, он существовал весьма продолжительное время. Всего до 1911 г. вышло 36 томов «Полного книжного словаря» Кайзера.

    Дальнейшее увеличение объема немецкой книжной продукции и размеров книжной торговли вызвало к жизни еще одно начинание Хинрихса, аналогичное сводкам за несколько лет Хейнзиуса и Кайзера. В 1856 г. Лейпцигское издательство Альбрехта Кирххофа издало «Книжный каталог» за 1851 — 1855 гг. За этим каталогом последовал в том же издательстве «Каталог» за 1856—1860 гг. В последующем составление и издание «Каталога» перешло к Хинрихсу, закрепившему за ним правильную пятилетнюю периодичность. Под названиями «Пятилетний каталог Хинрихса», «Каталог Хинрихса за пять лет» и, наконец, «Каталог Хинртса » издание продолжалось до 1913 г. .

    В конце 80-х годов XIX века возник еще один сводный за несколько лет указатель литературы стран немецкого языка — «Каталог по ударным словам» К. Георга (1855— 1905). Самое название этого издания указывает на основное отличие его от изданий Хинрихса, Хейнзиуса и Кайзера: материал в нем располагался по широким предметным рубрикам, весьма продуманно сформулированным. Последовательно и удачно проводился прием связующих рубрик («см. также»). Типографское оформление было также на достаточной высоте.

    В 1931 г. немецкая национальная библиография перешагнула через границу исключительно книготоргового назначения. Программа основного органа первичной национальной библиографии — «Еженедельного указателя» — включала, как и все прочие звенья этой же системы, только учет товарной книжной продукции. С 1931 г. еженедельная библиография стала учитывать также книги, не поступающие на обычный книжный рывок («ausserhalb des Buchhandels»). Таковыми являются: издания частных лиц (т. е. неиздательских предприятий, например издания автора); некоторые другие малотиражные (а потому и не имеющие существенного интереса для книжной торговли) издания; ноты и гравюры без сопроводительного текста и, что всего важнее, официальные (ведомственные) издания, диссертации, издания ученых обществ и высших учебных заведений.

    Раздел Германии в конце Второй мировой войны привел к нарушению культурных традиций в обоих государствах.

    После создания в 1949 г. ГДР (в параллель с ФРГ) Дейче Бюхерай в Лейпциге получает статус национального библиографического центра ГДР; в 1955 г. принимается закон об ОЭ, в последующие годы происходят его модификации.

    В послевоенной ФРГ Закон об ОЭ был принят лишь в 1969 г., национальным библиографическим центром становится Немецкая библиотека во Франкфурте-на-Майне. Принятие Законов об ОЭ в обеих Германиях привело уже в конце 60-х гг. к постепенному отходу в немецких ТНБ от составления указателей по языковому принципу. Кроме того, характерной особенностью современной ФРГ в области законодательства об ОЭ является комплектование на федеральном и региональном уровнях.

    Современное состояние немецкой ТНБ определяется созданием единого государства ФРГ, что повлекло за собой объединение усилий в этой области. С октября 1990 г. национальная библиотека ФРГ - Deutsche Bibliothek - структурно состоит из 3-х частей: Немецкая библиотека (Deutsche Bibliotek) во Франкфурте-на-Майне, Дейче Бюхерай (Deutsche Bucherei) в Лейпциге и Немецкий музыкальный архив (Deutsche Musikarchiv) в Берлине. Национальная библиотека (в совокупности) является национальным библиографическим центром страны, а составляющие ее - депозитариями и центрами библиографирования определенных видов документов.

    С начала 1991 г. В ФРГ начала функционировать единая система ТНБ, имеющая общий заголовок "Немецкая национальная библиография" ("Deutsche Nationalbibliographie") и представляющая собой комплекс серий, где библиографируются все немецкоязычные документы, произведенные как в ФРГ, так и за рубежом.

    Австрия

    Издательское дело находилось в Австрийской монархии и находится в современной Австрии на значительно более низком уровне развития, чем в Германии. По подсчетам австрийского библиографа Карла Юнкера, в последние годы XIX в. во всей Цислейтании (т. е. Австрии, Чехии, Моравии, Силезии, Далмации, Галиции, Буковине, Крайне, Герце, Истрии и Триесте) выходило ежегодно около 5000 книг, в том числе на немецком языке Около 350020 . Столь же слабо развито издательское дело и в современной Австрии: по данным ЮНЕСКО, в 1954 г. в ней было издано 3635 книг (из них первых изданий 2793 книги).

    Национальная библиография не могла развиваться в Австрии XIX—XX веков в силу целого комплекса причин. Ближайшей из них является высокое раззитие германской национальной библиографии, неизменно учитывавшей наряду с другими объектами и печатную продукцию Австрии на немецком языке. Но не меньшее значение имел и другой фактор: слабость специфически австрийского патриотизма даже у немецкого (населения Австрийской империи. Подданный австрийского императора, немец по языку и национальности не противопоставлял. Австрии остальной Германии, а смотрел на Австрию как на первенствующий член Германского союза. После окончательного распада этого союза, возникновения Северогерманского союза под главенством Пруссии и преобразования Австрийской монархии в Австро-Венгерскую империю (1867 г.) национальное чувство австрийских немцев, несомненно, оживилось. Но в среде господствовавшей в Австро-Венгрии земледельческой аристократии и буржуазии это чувство вылилось в уродливую форму угнетения славянских народов, входивших в состав «двуединой монархии». И потому условия для возникновения общеавстрийской библиографии (учитывавшей продукцию всей империи или, по крайней мере, всей ее цислейтанской части) отсутствовали и после 1867 г. Не зародилась она и после 1919 г. Только в результате катастрофы гитлеровского рейха Австрия, снова обретшая свою независимость, утраченную после аншлюса, озаботилась среди других мероприятий, направленных на обеспечение ее культурной независимости, и созданием своей национальной библиографии. Возложение соответствующих функций на Национальную библиотеку в Вене следует признать вполне рациональным, ибо австрийская национальная библиография должна быть свободной от книготорговых установок, нереальных в существующих условиях. 

    Швейцария

    До создания в 1848 г. Швейцарской Федеративной Республики взамен конфедерации отдельных кантонов (Швейцарского союза) нельзя говорить об общешвейцарском патриотизме. Это достаточно убедительно доказывают предшествовавшие выработке федеральной конституции события: образование Зондербунда в 1843 г. и гражданская война в 1847 г. Сознание общешвейцарского единства и общешвейцарский (не кантональный) патриотизм сформировались только позднее, когда в результате реформ 70-х годов Швейцария превратилась в образцовую европейскую буржуазную демократию. На те же годы приходится и возникновение швейцарской национальной библиографии.

    С 1871 г. книготорговая фирма Георга, имевшая свои отделения в Женеве, Базеле и Цюрихе, издавала в последнем городе ежемесячный журнал «Библиография Швейцарии». С 1878 г. издание было перенесено в Базель, а название журнала несколько дополнено: «...и литературная хроника».

    Журнал весьма точно учитывал все новости швейцарской издательской продукции. Специфически книготорговая установка была ему чужда: на его страницах давались библиографические описания не только книг, поступивших на общий книжный рынок, но и диссертаций, официальных изданий и изданий «частных лиц» (т. е. непрофессионалов-издателей).

    С наступлением XX века вся деятельность в области текущей национальной библиографии была сосредоточена в Швейцарской национальной библиотеке, предпринявшей издание указателя «Библиографический бюллетень Швейцарии» (заглавие на двух языках: немецком и французском, как и в «Библиографии Швейцарии».

    В 1943 г. «Бюллетень» претерпел значительные изменения, отразившие влияние на швейцарскую библиографию немецкой. «Бюллетень» (по примеру «Deutsche Nationalbibliographie») стал издаваться двумя сериями. Из них первая (серия А), выходящая два раза в месяц, учитывает издания, поступающие на общий книжный рынок, а вторая (серия В), выходящая раз в месяц,— диссертации, официальные и другие издания, не поступающие на общий книжный рынок. В обеих сериях (все по примеру DNB) — тождественная систематическая классификация.

    Одновременно с этой реорганизацией издание изменило и свое заглавие. Оно называется ныне «Швейцарская книга» (причем это название повторено уже не на двух, а на трех языках: к немецкому и французскому названиям присоединено итальянское).

    Серия А «Швейцарской книги» издается одновременно и приложением к основанному в том же году журналу «Швейцарская книжная торговля». Этот журнал, официальный орган различных существующих в Швейцарии объединений книготорговцев и книгоиздателей, интересен тем, что является подражанием уже не «Немецкой национальной библиографии», а «Библиографии Франции». Как и в последней, в каждом его номере имеются отдел «Хроника» и отдел «Объявления», а роль первой части «Bibliographie de la France» играет прилагаемая к нему серия А «Швейцарской книги».

    Национальная швейцарская библиотека в Берне составляет также систематический каталог поступлений в Библиотеку. Базируясь на данных «Бюллетеня Швейцарии» и сменившей его «Швейцарской книги», этот каталог является одновременно и сводной за ряд лет текущей национальной библиографией Швейцарии. Первоначально его название гласило: «Каталог Швейцарской национальной библиотеки. Систематический указатель швейцарских или относящихся к Швейцарии изданий». Он издавался в двух частях: первая — систематическая (по десятичной классификации) и вторая — вспомогательный указатель в алфавите авторов и мест, к которым относится содержание той или иной книги. В этом соединении авторского и топографического указателей нельзя не видеть специфической черты, характерной для узколокального содержания значительной части литературы, относящейся к Швейцарии. Редактором «Каталога» был крупнейший швейцарский библиотековед и библиограф директор Национальной библиотеки Марсель Годе (Godet).

    В последние годы каталог изменил и свое название, и способ расположения в нем материалов, и, наконец, место издания и издательство. Его нынешнее название («Швейцарский указатель книг») копирует название «Deutsches Bucherverzeichnis». Подобно последнему, он издается Союзом книготорговцев и издателей (швейцарских). Способ расположения материалов также приближается к принятому немецким прототипом: описания в основной части даются в алфавите авторов и заглавий, во вспомогательном указателе — в алфавитах предметных рубрик (немецких Schlagworter) и слов, заимствованных из заглавий (немецких Stichworter).

    Англия

    Первые библиографические указатели - Дж. Леленд подготовил в 1545 г. «Комментарии о британских писателях», в которых им были отражены рукописные и печатные книги английских авторов, представленные в виде биобиблиографических очерков. Продолжением «Комментариев...» стал «Перечень знаменитых писателей Великой Британии, то есть Англии. Камбрии (Уэльса) и Шотландии, разделенный на несколько рядов с различием их учений и правильным расчетом лет за все века от Иафета, сына святейшего Ноя, - до 1548 г. ...», составленный Дж. Бейлом. Каждому из писателей посвящена довольно подробная биографическая статья, в которой приведены и названия его произведений. Весь материал Дж. Бейл расположил в едином хронологическом ряду.Первым чисто библиографическим трудом обычно называют «Каталог английских печатных книг», подготовленный в 1595 г. книготорговцем и типографом Э. Монселлом в интересах «среднего читателя» и обслуживающих его книготорговцев. Книготорговый характер библиографических указателей на протяжении всех последующих веков определял развитие НБ Великобритании. В XVII-XIX веках вышел ряд указателей: «Каталоги Бентов», «Каталоги Клевела», «Английский каталог книг».

    В 1663 г. был принят первый закон об обязательном экземпляре, согласно которому типографы и издатели обязаны были три экземпляра своих тиражей направлять в библиотеки: Бодлеанскую, Королевскую и Кембриджского университета.

    В настоящее время «Британская национальная библиография» выпускается одним из трех основных подразделений Британской библиотеки - Библиографическими службами. В еженедельных выпусках BNB отражаются книги и сериальные издания. В первой части указателя представлены библиографические описания не только вышедших, но и согласно программе CIP намеченных к изданию документов. Сами записи располагаются по Десятичной классификации Дьюи, а в описаниях последних после цены приводится CIP. Во второй части описания расположены в алфавите фамилий авторов, заглавий и предметных рубрик. В последнем номере каждого месяца помещается «Compass Index» - предметный указатель всех официально зарегистрированных Библиографическими службами за прошедший период документов.

    США

    Первая печатная книга на территории США была издана в 1639 г. и до начала XIX века общий объем книгоиздания был незначительным. Это отложило свой отпечаток на развитие НБ США.

    Первые библиографические работы, появившиеся в 50-70-е гг., были составлены книготорговцами и носили ретроспективный характер. Орвил Рурбах составил четырехтомную «Американскую библиотеку», охватывающую книжную продукцию США за 1820-1860 гг. Ее продолжил двухтомный «Американский каталог» Джеймса Келли, в котором учтены книги за 1861-1870 гг. Уже в начале XX века стали появляться первые тома «Американской библиографии» Чарльза Эванса. Текущий библиографический учет возникает в США также во второй половине XIX века и связан с именами и деятельностью книготорговцев.

    «Летопись американского книгоиздания», выпускаемая ежемесячно с января 1960 г. и ставшая «переломной вехой» в истории текущего библиографического учета США, содержит библиографическую информацию о вышедших изданиях безотносительно к их наличию в книжной торговле, материалом для создания которого служили библиографические записи раздела «Еженедельные сообщения» («Weekly Record») журнала «Издательский еженедельник», с которого и началась история фирмы.

    С сентября 1974 г. раздел выходит самостоятельным изданием и отражает вышедшие в течение недели книги большинства американских издательств. Она содержит библиографическую информацию о вышедших изданиях безотносительно к их наличию в книжной торговле. В каждом выпуске ABPR помещается небольшая вводная статья с краткой характеристикой объема и структуры еженедельника. В основной части библиографические записи располагаются в соответствии с Десятичной классификацией Дьюи, в дополнение к предметным рубрикам которой помещаются разделы «Художественная литература», «Юношеская художественная литература» и «Книги массового « рынка в мягкой обложке».Таким образом, фирма «R.R. Bowker Co.» является издателем текущих национальных библиографических указателей США.

    Болгария

    Позднее становление библиографической деятельности объясняется сложной социо-культурной ситуацией в стране. Первые печатные книги на болгарском языке были изданы в конце XVI - XVII вв. и Италии, в XVIII в. они печатаются в Одессе; и только в начале XIX и вышла книга на болгарском языке в Западной Болгарии. Только в 30 е гг. XIX в. была создана - но в Константинополе! - первая болгарская типография. Книжная торговля в Болгарии начинается в 50-х гг., и ге распространение побудило к созданию первых библиографических списков печатной болгарской книги ретроспективного характера лишь в конце XIX в. Однако изданы они были в Константинополе и Вене. Сами болгары называют вторую половину XIX в. эпохой Возрождения в Болгарии, чему способствовало ее освобождение от турецкого владычества в 1878 г. В этом же году была создана болгарская Национальная библиотека. Текущее национальное библиографирование болгарских книг и периодических изданий ведет начало с 1897 г., когда был принят первый закон об обязательном экземпляре. Получивший в 1929 г. название "Болгарская библиография" указатель ТНБ, выходил до 1940 г.

    После образования Народной республики Болгарии происходит централизация мероприятий в области ТНБ, сначала - в Библиографическом институте Елина Пелина (1943-1963 гг.), затем - в национальной библиотеке им.Кирилла и Мефодия, которая становится национальным библиографическим центром страны. Принятый впервые в НРБ в 1945 г. закон об обязательном экземпляре претерпевает рад модификаций, последняя из которых относится к концу семидесятых годов; в настоящее время закон распространен и на нетрадиционные документы.

    В области ТНБ Народная Республика Болгария представляет собой пример реализации идеи создания дифференцированной системы указателей, которая сложилась в стране к середине 60-х гг.

    После распада социалистического лагеря, в новых условиях, в Болгарии продолжается планомерная работа в области ТНБ. Система указателей создается с использованием компьютерной технологии (автоматизации библиографических процессов в стране началось в 70-е гг.), выходит комплекс серий с общими надзаголовочными данными - "Национальная библиография Болгарии":

    Серия 1. Български книгопис. Книги, нотни, графически и картографически изд. - София, 1987, 2. Серия 2. Български книгопис. Служебни изд. и дис.-София, 1962-Болгарская библиография. Служебные издания и диссертации., 3.Серия 3. Български грамофонни плочи. 1972-. - София, 1974-.Болгарские граммофонные пластинки.и т.д.(для примера).

    Чехия, Словакия

    Становление национальной библиографической деятельности в Чехословакии было предопределено наличием исторических судеб чешского и словацкого народов. Наличие ранней государственности у чехов привело к появлению первой книги на чешском языке уже в 1468 г., в Словакии же первая типография была открыта лишь в 1573 г. Движение за сохранение национальной культуры обоих народов усиливается в XIX в., что нашло отражение в создании предпосылок для начала библиографирования национальной книги. В Чехии вJ807 г.„ был принят закон об обязательном экземпляру в Словакии (входящей в то время в состав Австрийской империи) действовало австрийское законодательство, введенное в 1862 г. Матица, как центр, способствовавший возникновению библиографической деятельности, в Чехии была создана в 1831 г., в Словакии - в 1863 г.

    Крупнейшей чешской работой по РНБ явилась "История чешской литературы..." И.Юнгмана, изданная в Праге в 1825 г. и отразившая вместе с дополнением рукописные и печатные книги, а также статьи из периодических изданий - от начала чешской литературы до 1847 г. Значительным событием РНБ явился выход в 1865 г. В свет "Чехословацкого библиографического (словаря, составленного Ф.Доухой, который отразил не только на чешском, но и на словацком языках, кроме книг, еще и ноты. Самой значительной работой по словацкой РНБ явился труд Л.Ризнера "Библиография словацкой литературы", который был издан только в XX в.

    Первые попытки создания текущего учета чешских книг относятся к 70-90 гг. XIX в., однако издания эти возникли в русле книжной торговли, не опираясь на обязательный экземпляр. Прообразом истинного текущего библиографирования чешской книжной продукции явился ежегодник "Чешская библиография", который составлял З.Тоболка на основе обязательного экземпляра: выходили они до первой мировой войны. Начало словацкой ТНБ связано с организацией словацкой матицы, в ее "Летописях" с 1864 г. началось отражение вновь выходящей словацкой книжной продукции. После образования в 1918 г. Чехословацкой республики развитие ТНБ в стране вступило в новую фазу. Созданный еще в 1917 г. Библиографический институт в буржуазной республике был преобразован в Чехословацкий библиографический институт; с 1922 г. институт начал издание еженедельного "Библиографического каталога" в качестве продолжения довоенной "Чешской библиографии", но в масштабах всей страны. С 1933 г. началось издание "Библиографического каталога Чехословацкой Республики", через два года получившего в свое распоряжение обязательный экземпляр в силу нового общегосударственного законодательства.

    В области РНБ после образования единого государства также происходила оживленная работа: л 20 гг. началось издание указателя чешской и словацкой рукописной и печатной литературы, которое возглавил З.Тоболка.

    После 1945 г. в соответствии с принципом национального равноправия работа в области ТНБ в стране осуществлялась двумя самостоятельными потоками - в Чехии и Словакии.

    Современное состояние ТНБ Чехии и Словакии определяется фактом образования в 1993 г. двух самостоятельных государств: Чешская Республика и Словацкая Республика.

    Чешская Республика. Национальным библиографическим центром Чешской Республики является Национальная библиотека в Праге, которая на основе обязательного экземпляра в соответствии с законом от 1962 г. издает указатели ТНБ.

    Переломным годом для ТНБ страны стал 1994 г. С этого года указатели ТНБ освобождаются от прежнего надзаголовка (Библиографический каталог ЧССР) и получает общее заглавие "Чешская национальная библиография", издаются в новом полиграфическом оформлении. (Ceska narodntf bibliografia). Система ТНБ в настоящее время в Чешской Республике состоит из следующих указателей:

    Заграничная богемика (экстериорика)

    С 1994 г. ТНБ Чешской Республики начала издаваться на дискетах, кроме того кумуляция библиографического указателя книг за 1983-1993 гг. существует на CD-ROM. С этого же времени в стране стали использовать новую технологическую систему - ALEPH; подключились к программе UNIMARC; применяя новые для себя правила библиографического описания - AACR-2.

    Словацкая рспублика. Получившая после реорганизации в 1945 г. статус национальной библиотеки, Словацкая матица в г. Мартине после 1993 г. стала называться Словацкой национальной библиотекой (Slovenska narodnd knilnica). Будучи начиональным библиографическим центром страны, она на основе обязательного экземпляра занималась изданием ТНБ.

    До конца 60-х гг. текущее библиографирование в Словакии проходило за малым исключением, параллельным Чехии потоком, имея также надзаголовок "Библиографический каталог ЧССР". С 1970 г. структура словацкой ТНБ начинает изменяться, получив надзаголовок "Словацкая национальная библиография" ("SlovenskS narodn£ bibliografia"). Но основные изменения касались процессов автоматизации: начавшись в 1976 г., значительные результаты она принесла в 1985 гг.,'когда уже" можно было говорить о функционировании АИС Словацкой национальной библиографии (АИССНБ). В последующие годы (1986-90) произошли сущностные изменения в трактовке ТНБ, которой придаются культурно-исторические функции, что сказалось, в частности, на библиографировании материалов экстериорики.

    В 1991 г., освободившись от идеологического, экономического и пр. ограничений, Словакия конструирует новую книжно-информационную систему страны IKIS.

    Национальная библиография в странах Азии, Африки и Латинской Америки

    Одной из важнейших задач, стоящих перед молодыми государствами, является реализация программы всеобщей грамотности, так как подавляющая часть населения некоторых из них не умеет ни читать, ни писать.

    Другой не менее важной проблемой современного этапа стало формирование национального издательского дела и преодоление тех явлений и факторов, которые определяли книгоиздание в колониальный период, когда собственная издательская индустрия не развивалась, а национальный книжный рынок формировался только за счет книжного экспорта бывшими метрополиями. Современное развитие национального книгоиздания идет достаточно медленно: по данным ЮНЕСКО в странах Азии, Африки и Латинской Америки выпускается лишь одна четвертая часть всей мировой книжной продукции.

    Возникновение НБ в отдельных странах Латинской Америки относится к концу XIX века, в большинстве стран Азии и Африки - к 50-80-м годам нашего столетия, в некоторых странах этот процесс только начинается.

    НБ в странах Латинской Америки возникла с XIX в., когда колониальные Испания и Португалия получили независимость. Слабо развита экономика => слабо развитая издательская отрасль => создание национальных библиограф. указателей для этих стран нерентабельно + незначит. кол-во потребителей НБ, в частности библиотек, которые часто не в состоянии приобретать национальную печатную продукцию.

    Первые указатели РНБ появились уже в начале XIX века. Хосе Торибьо Медины «Испано-американская библиотека», (7 томов) - библиографическая запись книг, изданных в Латинской Америке, и книг о ней. Подробные описания расположены в хронологическом порядке и снабжены аннотациями.

    Государства Южной и Юго-Восточной Азии завоевали право на независимость сразу после второй мировой войны. Они многонациональны, обладают давними, тысячелетними культурными традициями и в то же время экономически слабо развиты (хотя и в разной степени).

    Современное развитие книгоиздания тормозится низким уровнем грамотности и читательских навыков, а также сложным каллиграфическим письмом местных языков. Для многих стран по-прежнему лидирующее положение продолжает занимать английский язык, как язык издания. Только в Индии 40% книжной продукции выходит на английском.

    Большинство стран этого региона только с завоеванием политической независимости начали развивать НБ, создавать национальные библиографические центры. НБ в социальной жизни этих стран играет огромную роль, так как не только отражает национальные достижения во всех сферах жизни общества, но и влияет на их развитие.

    В настоящее время НБ в странах Южной и Юго-Восточной Азии носит, как правило, общегосударственный характер, что подтверждается наличием необходимого законодательства и финансовой помощью со стороны правительства.общие тенденции:

    Хотя законы об обязательном экземпляре приняты во всех странах, необходимо также создание условий для контроля, обеспечивающего их действенное функционирование, что в ряде государств отсутствует.

    В большинстве стран национальные библиотеки одновременно являются и национальными библиографическими агентствами. Из-за недостаточной материальной базы и невысокого уровня информационно-библиографической деятельности (в частности, отсутствие опыта) наметилась тенденция создания единых региональных библиографических центров, что следует считать положительным фактом.

    Африка. Однако проблем, стоящих перед НБ, еще очень и очень много. Из 34 стран континента лишь в 20 национальный библиографический учет опирается на соответствующие правовые нормы, часть из которых сохранилась со времен колониального режима и не отвечает современным требованиям.

    Наиболее благополучное состояние отличает НБ Кении, где функции национального библиографического агентства выполняют сразу два учреждения: Национальная библиотечная служба Кении и Национальный справочный и библиографический департамент. В ежегодно выходящих изданиях ТНБ отражаются разнообразные виды документов: книги, первые выпуски новых сериальных изданий, диссертации, труды научных и профессиональных конференций, стандарты, патенты, каталоги выставок, плакаты, аудиовизуальные материалы. Принцип отражения документов - территориальный, кроме этого, регистрируются издания о Кении и издания произведений кенийских авторов, выпущенные за рубежом. Библиографические описания составляются на основе англо-американских правил каталогизации и ISBD.

    О национальной библиографии в скандинавских странах и Бенилюкс, кому надо, - читаем в книге: Симон К. Р. История иностранной библиографии / Под ред. С. А. Фейгиной. Изд. 2-е, испр. — М.: Издательство ЛКИ, 2010. — 736 с. 

    Развитие

    Последние десятилетия ознаменованы рядом важных и значительных событий в развитии НБ. Начало систематических и интенсивных исследований проблем НБ относится к концу 40 - началу 50-х годов. В 1948 г. специально созданная Объединенная библиографическая группа ЮНЕСКО и Библиотеки Конгресса приступила к изучению библиографической работы в различных странах. По результатам этого исследования, длившегося два года, в 1950 г. была проведена международная конференция, посвященная проблемам улучшения библиографических служб. По итогам работы конференции приняты резолюции, в которых представлен примерный минимум изданий ТНБ и даны рекомендации по наиболее существенным вопросам ТНБ.

    Минимум изданий ТНБ назван "идеальным", и к его созданию должна стремиться каждая страна. В этот минимум должны включаться:

    1. 1. Общий национальный указатель всех книг и брошюр, выходящих в стране и поступающих в продажу, независимо от языка и желательно с включением опубликованных диссертаций и правительственных изданий, представляющих общий интерес. Может оказаться желательным издание указателя, охватывающего каждую из двух последних групп в отдельности.
    2. 2. Указатель книг и брошюр, не поступающих в продажу.
    3. 3. Указатель наиболее важных статей из журналов и газет.
    4. 4. Указатель карт и атласов.
    5. 5. Указатель нот.
    6. 6. Список аудиовизуальных материалов.
    7. 7. Указатель неопубликованных научных исследований.
    8. 8. Указатель правительственных изданий.
    9. 9. Справочник по газетам и журналам.
    10. 10. Справочник об издателях и книготорговцах.
    11. 11. Справочник о научных обществах, институтах, библиотеках и других подобных организацияхСм.: Гудовщикова И.В., Лютова К.В. Указ. соч. С. 20-21. .

    В резолюциях конференции содержатся рекомендации по основным вопросам ТНБ: принцип учета материалов; объекты учета; организационная структура ТНБ.

    В документах конференции совершенно определенно сказано, что основным принципом учета должен стать территориальный, так как именно этот принцип обеспечивает первичность библиографического учета национальной печати. А издания НБ, построенные по "языковому" и "комплексному" принципу, по своей природе являются вторичными, так как опираются на уже произведенный учет в текущих национальных библиографических указателях других стран. Территориальный принцип учета обеспечивает полноту первичного учета в органах ТНБ еще и потому, что имеет надежную основу в виде обеспеченного законом обязательного экземпляра. Только территориальный принцип учета делает возможным полноценную статистику печати, создает базу для развития других видов библиографии.

    Признание приоритета за территориальным принципом не снижает значения учета по языковому и комплексному принципу. Созданные на их основе библиографические указатели представляют большой интерес для широкого круга специалистов-историков, страноведов, литературоведов и т.п. Однако эти указатели не могут быть включены в органы первичной ТНБ, поскольку носят вторичный характер и выполняют свои, особые задачи - задачи страноведческой библиографии. Подобным образом поступает Польша, выделяя "полонику" в самостоятельный указатель (с 1960 г.), Чехословакия - "словацику" и "богемику" (с 1957 г.), ГДР - "германику" (с 1963 г.), Болгария - "болгарику" (с 1966 г.), Венгрия - "хунгарику" (с 1971 г.). В некоторых из этих стран экстерриорика включена в систему изданий ТНБ, за ней закреплен либо определенный номер, либо буква. Однако, будучи физически изолированными, они не смешиваются с материалами первичного учета и не искажают библиографической модели национальной печати.

    По вопросу объектов учета в резолюциях конференции было отмечено, что долгое время единственным объектом учета ТНБ были книги. Постепенно в отдельных странах в ТНБ стали включать периодические издания, статьи из них, другие виды печатной продукции. Рекомендованный конференцией "минимум" отражает фактически все виды печатной продукции и аудиовизуальные материалы, что, несомненно, является прогрессивным.

    Рекомендации Международной конференции оказали значительное влияние на развитие ТНБ в 60-70-е гг. во всех странах мира. В 1950-1975 гг. НБ возникает в странах, ранее не регистрировавших национальную печатную продукцию (в основном в освободившихся странах), создаются новые службы НБ на базе уже существующих.

    Печатная продукция продолжает регистрироваться на основе различных принципов, что делает невозможным унифицированное определение понятия ТНБ. В 1957 г. на международной конференции в Варшаве, посвященной национальной библиографии, было сформулировано следующее заявление: "Международная библиографическая конференция констатирует различия в формулировке концепции национальной библиографии в разных странах, и поэтому унификация ее невозможна. Для уточнения понятия "национальная библиография" требуются новые теоретические исследования"Цит. по: Цыбульский Р. Оптимизация обмена библиографической информацией между странами и задачи текущей национальной библиографии // Библиотековедение и библиогр. за рубежом. 1978. Вып. 66. С. 20. .

    Однако в дальнейшем внимание специалистов было направлено не на теоретические исследования, а на поиск практических решений, которые позволили бы упорядочить международный обмен библиографической информацией. А он в свою очередь невозможен без четкой и регламентированной системы национального библиографического учета, который с различной долей полноты осуществляется почти во всех странах мира, хотя в некоторых из них он не носит официальный характер, а ведется издательскими или книготорговыми фирмами (например, в США).

    Международный обмен библиографической информацией является одной из актуальных проблем библиографической деятельности. Необходимость упорядочения обмена информацией стала основой для разработки программы Универсального библиографического учета (УБУ), предполагающей организовать гибкую систему обмена библиографической информацией обо всех изданиях, выпущенных во всех странах мира. Благодаря использованию ЭВМ появилась возможность создания национальных и международных автоматизированных информационных систем. Разработанный ЮНЕСКО в 1967 г. проект мировой системы научной информации получил название Всемирная система научной информации - ЮНИСИСТ (Universal System for information in science and technology - UNISIST), которая направлена на упорядочение информации в области точных, естественных и технических наук. Основной принцип ЮНИСИСТ заключается в децентрализации информационных служб при условии их координации и кооперации.

    Сфера деятельности программы НАТИС - национальные информационные системы (National information system - NATIS), концепция которой также предложена ЮНЕСКО, значительно шире. Эта система должна способствовать ускорению общенационального развития во всех областях. В связи с этим был определен следующий основной принцип функционирования НАТИС: взаимодействие всех служб документации, библиографии и архивов, координируемое центральным органом.

    Возрастание роли ТНБ в создании национальных и международных информационных систем, увеличение числа ее функций требовали решения вопросов стандартизации обработки библиографической информации, централизованной каталогизации, структуры ТНБ. Эта задача возложена на Международную организацию по стандартизации (International organization for standardization - ISO) и входящий в ее состав Технический комитет 46 (ТК-46), разрабатывающий и утверждающий стандарты в области библиотечного дела, библиографии и документации. Результатом деятельности ISO ТК-46 в 70-е годы стало Международное стандартное библиографическое описание монографий (International standard bibliographic description of monographs - ISBD (M)). ТК-46 утвердил также Международный стандартный книжный номер (International standard book number - ISBN) и Международный стандартный номер сериальных изданий (International standard serials number - ISSN), которые позволяют с помощью ЭВМ рационализировать учет имеющихся изданий, новых произведений печати, облегчают выполнение заказов, повышают уровень информационного обслуживания.

    Унификация международного обмена библиографической информации, внедрение в международную практику и развертывание программ УБУ, ЮНИСИСТ и НАТИС, стандартизация библиографической деятельности в свою очередь требовали решения целого ряда проблем НБ, и особенно текущего национального библиографического учета как фундамента международного библиографического сотрудничества.

    Важное значение для развития концепции ТНБ имел состоявшийся в 1977 г. в Париже Международный конгресс по национальной библиографии, организованный ЮНЕСКО в сотрудничестве с Международной федерацией библиотечных ассоциаций (ИФЛА). Конгресс был задуман как рабочая встреча специалистов-библиографов, принимающих решение на основе общей договоренности. Работа конгресса строилась на основе обсуждения заранее подготовленного и разосланного всем заинтересованным органам документа "Национальные библиографии. Стандартизированная каталогизационная практика и обмен библиографической информацией". Таким образом, будущие участники конгресса получили возможность заранее тщательно изучить основные положения документа. Специалисты социалистических стран обсудили рабочий документ на очередном совещании экспертов по национальной библиографии в июне 1977 г. в Будапеште.

    В работе конгресса участвовало более 230 представителей из 94 стран.

    Рабочий документ состоял из следующих разделов:

    1. 1. УБУ и национальный библиографический учет.
    2. 2. Национальная библиография и национальные библиографические агентства: цели и функции.
    3. 3. Национальная печатная продукция и национальная коллекция.
    4. 4. Доступ к материалам, подлежащим учету: обязательный экземпляр.
    5. 5. Отбор материалов, подлежащих учету.
    6. 6. Печатные издания национальной библиографии.
    7. 7. Национальная библиография в других физических формах (каталожные карточки, машиночитаемые ленты).
    8. 8. Содержание библиографической записи.
    9. 9. Национальная библиография: распространение и развитие.
    10. 10. Национальная библиография будущего.

    Программа CIP - создание библиографического описания на основе сведений, полученных национальным библиографическим агентством от издателя еще до выхода самого произведения печати - является одним из эффективных путей стандартизации и усиления оперативности изданий НБ. Программа может быть успешной лишь при условии тесного сотрудничества между издателями и национальным библиографическим агентством. Запись CIP не может, естественно, заменить авторитетного полного библиографического описания.

    Учет изданий международных правительственных и неправительственных организаций осуществляется, как отмечено в документе, крайне неудовлетворительно. В одних случаях материалы международных организаций учитываются в создаваемых ими библиографических указателях, в других - в изданиях НБ тех стран, где эти организации расположены. В связи с этим предлагается, чтобы каждая международная организация в соответствии с программой CIP включала в свои издания библиографическое описание, что облегчит кумулирование этих данных в специальные указатели.

    Заканчивается рабочий документ характеристикой перспективного развития НБ. Ожидается, что ее роль в национальном и международном масштабах значительно возрастет; в изданиях НБ будут отражаться как традиционные, так и новые формы носителей информации; широкое распространение получат автоматизированные системы, обеспечивающие выпуск изданий ТНБ и создание банков данных отечественных произведений печати, обслуживание потребителей.

    Главным итоговым документом стали рекомендации, разосланные по окончании конгресса в адреса всех заинтересованных учреждений и организаций.

    Таким образом, организаторы и участники конгресса отказались от дальнейшей разработки оптимальной модели органов национальной библиографии, которая была предложена участниками конгресса 1950 г. ИФЛА и ЮНЕСКО выбрали другой путь: они попытались выявить то общее, что характерно для НБ, и на этой основе подготовить рекомендации по совершенствованию и стандартизации основных параметров изданий НБ.

    Значение Международного конгресса по НБ чрезвычайно велико. Фактически круг представленных на широкое обсуждение вопросов охватил все стороны библиографической деятельности в национальном и международном аспектах. Были рассмотрены и в той или иной мере решены многие жизненно важные вопросы, стоящие перед НБ: принципы отбора произведений печати, охват документов, закон об обязательном экземпляре, структура пособий ТНБ, определены функции национальных библиографических агентств, международных информационных систем и т.д. Следует отметить, что перед организаторами конгресса стояла крайне сложная задача: в условиях неравномерности развития национального библиографического учета наметить реальную программу совершенствования НБ как базы международного обмена библиографической информацией. Тем самым организаторы не стремились решить теоретических проблем НБ. На современном уровне развития НБ такая задача и не может быть поставлена. Необходимо было договориться и прийти к единому мнению по методологическим вопросам организации, структуры и целей НБ, с чем успешно и справились участники конгресса.

    Рекомендации Международного конгресса оказали значительное влияние на последующее развитие НБ. За последние годы многое было сделано для расширения и совершенствования ТНБ, возникли и постепенно начинают функционировать крупные системы библиографической информации, автоматизированные информационные системы, в которых НБ принадлежит значительное место. Были усовершенствованы правила библиографического описания произведений печати. Однако расширение функций НБ, отражающих нужды общественно-экономического и культурного развития страны, и задачи создания сводов национальной культуры ставят перед НБ новые проблемы. Некоторые идеи, высказанные в частности и на конгрессе, представляют собой лишь призывы к необходимости осознать важность поставленных проблем, они сформулированы как программа деятельности, конкретные пути осуществления которой еще предстоит найти.

    Основная трудность, которую необходимо преодолеть, - существенные различия в уровне развития НБ. 

    Различные трактовки понятия «национальная», «государственная» библиография в российской и зарубежной профессиональной литературе

    В ГОСТ 7.0-77 «Библиография. Термины и определения» к определению «государственная библиография» дано примечание, в котором сказано, что за рубежом вместо термина «государственная библиография» употребляется термин «национальная библиография». Иначе говоря, между этими двумя видами библиографии ставился знак тождества. Это не совсем верно, так как государственная библиография является лишь частным случаем по отношению к национальной, что вытекает из всех вышеприведенных определений. Современная библиографическая практика, решив этот весьма сложный вопрос в пользу государственно-территориального принципа, ни в коем случае не отказывается от того исторического наследия, которое накоплено национальными библиографиями всех стран мира. Поэтому все остальные принципы учета (языковой, авторской принадлежности, содержания) продолжают использоваться и лежат в основе создания библиографических указателей, образующих самостоятельный блок библиографических изданий и носящих обобщающее название «экстериорика» (от лат. exterior - внешний).


    1. Симон К. Р. История иностранной библиографии / Под ред. С. А. Фейгиной. Изд. 2-е, испр. — М.: Издательство ЛКИ, 2010. — 736 с. 
    2. Моргенштерн, И. Г. Общее библиографоведение : Учеб. пособие для студентов по специальности «Библиотечно-информационная деятельность » / ЧГАКИ ; И. Г. Моргенштерн; Науч . ред. проф . Г. В. Михеева . — СПб. : Профессия , 2005 . — 208 с. — (Серия «Библиотека)
    3. Национальная библиография. Основные понятия и тенденции развития: http://www.hi-edu.ru/e-books/BibliogrForignContries/bz002.htm

    17.06.2018, 1981 просмотр.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.