Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяБиблиографоведениеОсновные этапы становления и развития библиографии как науки


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Основные этапы становления и развития библиографии как науки

Суть вопроса

Самые ранние элементы библиографической информации в форме упоминаний названий древних книг (эпических поэм и песен о Гильгамеше и др.) обнаружены учеными в текстax глиняных табличек, написанных в середине II тысячелетия до н. э., и. позднее, на Древнем Востоке. Эти элементы можно назвать протобиблиографическими (от греч. «protos» — первый, первичный). Слово «библиография» пришло в европейские языки именно из Древней Греции. В документах V в. до н. э. библиографами называли переписчиков книг. С начала XVII в. в течение более трех последующих веков оно употребляется в значении не «книгописание», то есть переписывание книг, а в другом — «книгописание». В России в XVIII в. оно было заимствовано из французского языка калькой слова «bibliographie».

Словом «библиография» прежде именовали любой перечень книг, журналов. статей и других документов. Однако по мере расширения состава объектов библиографического отражения (помимо книг ими становились журналы, газеты, статьи и другие документы), развития библиографической деятельности дальнейшая эволюция представлений о библиографии привела к тому, что количество трактовок ее сущности умножалось. По подсчету А. И. Барсука, число определений библиогра­фии приближалось к 400. Само слово «библиография» в середине XX в. употреблялось, как установил И. И. Решетинский, в десяти значениях. Основными из них были четыре: «книгоописание и наука о нем», «перечень книг, журналов, статей и других произведений печати» , составляющих научную, художественную и другие виды литературы (XIX-XX вв.), «область научной и практической деятельности» (предложл Л. Н. Троповский в 1936 г.), «вспомогательная дисциплина» (М. А. Брискман). Достоинством двух последних определений является стремление установить родовидовые отношения библиографии. Иными словами, уяснить не только сущность библиографии, но и определить, к какому социальному явлению она относится.

И в последующем ученые стреились установить родовидовые отношения библиографии. Ее именовали областью «культуры» (Б. Я. Бухштаб — 1961 г.). «практической деятельности» (И. И. Решетинский — 1969 г.), «книжного дела» (А. И. Барсук — 1975 г.), «познавательной инфраструктурой книжной коммуникации» (А. В. Соколов — 2001 г.). В разных источниках библиографию именовали также «научно-практической деятельностью» (ГОСТ 7.0-77), либо относили к «инфраструктуре системы социальных коммуникаций» (Терминологический словарь по библиотечному делу и смежным отраслям знания. — 1995 г.), «системе социальных коммуникаций» (Библиотечное дело: Терминол. слов. — 1997 г.). М. Г. Вохрышева трактует библиографию как систему, упорядочивающую «пространство информации и знания».

Эти утверждения справедливы постольку, поскольку по своей при ­ роде библиография входит в состав культуры, экономики, просвещения, Науки, социальных коммуникаций и тем более «пространства информа­ции и знаний», где создаются, перемещаются и используются документы. Но они не раскрывают ее специфику в целом. Последнюю воплощает ее главный компонент — библиографическая информация. В самом общем толковании библиографическая информация представляет собою информацию о документах, в основном отчужденную от них. Опираясь на данную трактовку, О. Г. Коршунов предложил определять библиографию в самом широком значении — как систему видов деятельности, охватывающих все библиографические явления и обеспечивающих функционирование библиографической информации.

Таким образом, современное научное представление о библиографии основано на трактовке ее сущности, понятии «библиографическая информация» и отнесении ее к информационной сфере общества, именуемой в действующем ГОСТе 7.0-99 Библиотечно-информационная деятельность, библиография «информационной инфраструктурой». Информационную инфраструктуру данный ГОСТ определяет как совокупность информационных центров, банков данных и знаний, систем связи, обеспечивающую доступ потребителей к информационным ресурсам (термин 3.1.34). Следует уточнить, что понятие «инфраструктура» обозначает вспомогательную по отношению к любой области социальной деятельности подсистему, обеспечивающую функционирование области деятельности. С этой точки зрения информационная инфраструктура — это социальная система, организующая подготовку и функционирование социальной информации, а библиография — ее подсистема, у которой имеется своя инфраструктура.

Можно считать общепризнанной информационную природу библиографии. Поэтому, исходя из вышесказанного, предлагается следующее определение: Библиография — это социальная информационная система, обеспечивающая подготовку и функционирование библиографической информации. Однако дискуссия о сущности библиографии может быть продолжена. О вызываемых разноречием мнений эмоциях свидетельствует заглавие напечатанной в 1959 г. газетной статьи известного ученого профессора П. И. Беркова «Что же такое, наконец, библиография?».

История собственно

Первые проблески интереса к истории библиографии обна­ руживаются лишь в конце XIX века в статье архивиста-пале­ографа Е. Д. Грана, опубликованной в «Большой энциклопедии», выходившей в Париже в 1885—1902 гг. под редакцией выдающегося химика Бертло (Berthelot). В этой статье впер­вые был выделен особый раздел, посвященный истории библио­графии. В этом отличие статьи Грана от статей в других крупных энциклопедических словарях, в которых сведения по истории библиографии были разбросаны в разных местах текста.

В двадцатые годы нашего века истории библиографии было уделено внимание в труде Георга Шнейдера «Руководство по библиографии». Шнейдер выделил в особую главу, завершаю­щую первую, «теоретико-историческую» часть книги, очерк, посвященный развитию библиографии от изобретения книго­ печатания до момента появления его книги. Помимо того, све­дения исторического характера сообщаются в начале после­дующих глав, посвященных библиографии библиографий, уни­версальным международным библиографиям и т. д. Во вступительной фразе своего очерка Шнейдер указывал, что для обстоятельной Истории библиографии необходимо бы­ло бы «раскрыть не только взаимовлияние теоретических и практических работ» в этой области, но и «развитие ее [биб­лиографии] отношений к смежным областям, а равно к науке и вообще к духовной жизни». Желательно также, чтобы исто­рик библиографии «вовлек в круг своего изложения личности библиографов», что могло бы придать «некоторую красочность серости этого изложения».

Основные этапы становления и развития отечественной библиографии как науки

Впервые в теории отечественной библиографии на возможность получения отсутствующего в литературе знания на основе использования библиографических пособий указал В.Г. Анастасевич (1811г.), который признавал библиографией "книгоописание", связанное с получением нового знания о состоянии тех или иных сфер социальной деятельности. В.Сопиков (1813г.) также говорил о необходимости создания таких библиографических пособий, которые давали бы возможность изучать состояние и развитие отечественной словесности.

Признание исследовательской функции в сфере библиографии как области практической деятельности также приходится на начало 19-го века. В первую очередь надо отметить изучение потока документов, отраженных в указателе "Систематическое обозрение литературы в России в течение пятилетия с 1801 по 1806 год", проведенное его составителями - А.Шторхом и Ф.Аделунгом. Уже тогда они призывали не останавливаться на учете литературы, а анализировать ее с целью получения данных о состоянии науки, культуры, образования. Ими было выполнено одно из первых библиографических исследований. Авторы осуществили исчерпывающий анализ российской литературы, а, следовательно, существовавшего в их время культурного (в том числе научного) сообщества, характера читательских интересов, уровня развития отдельных областей науки, создали социологический портрет наиболее культурного слоя российского общества - авторов публикаций, описали географию научных исследований, продуктивность ведущих организаций и т.д.

Таким образом, крупные библиографы начала 19 века (время зарождения теории библиографии в России) конечной целью библиографической деятельности считали изучение развития культуры на основе анализа библиографируемых документов, то есть получение нового научного знания. Подобное понимание задач библиографии периодически возникало в ее теории на протяжении всего последующего двухвекового пути развития информационно-библиографической деятельности. Однако до конца 1960-х гг. это "присутствие" выражалось лишь в виде отдельных высказываний или проблемы, выдвигаемой для последующего решения. Подобные идеи, пожелания, требования, постановку вопроса можно обнаружить в работах многих теоретиков библиографии. Назовем лишь часть известных нам работ наиболее крупных ученых (по мере появления работ): Р.Минцлов, Л.П.Брюмер, Е.Ф.Буринский, А.Е.Яновский, А.Н.Соловьев, А.М.Ловягин, Й.М.Лисовский, Б.С.Боднарский, Н.Ю.Ульянинский, М.Н.Куфаев, несколько позже Н.ВЗдобнов, а в начале 1960-х гг. - Д.Д.Иванов и П.Н.Берков.

В наше время эта идея (возможность получения нового знания библиографическим путем), уже на уровне конкретных теоретических разработок "в полный голос" зазвучала в работах Д.Ю.Теплова, Ю.С.Зубова, А.В.Соколова, О.П.Коршунова, Н.В.Слядневой, В.А.Фокеева, Л.В.Астаховой и ряда других ученых.

В частности, Ю.С. Зубов определяет, библиографию «как систему свернутого знания», А.В.Соколов - как область духовного производства, Н.А.Сляднева вводит понятие гносеологической функции библиографии, признавая, что «исследовательские, эвристические возможности библиографических моделей... изучены далеко не в полном объеме, более того отданы библиографией на откуп науковедению, информатике». В.А.Фокеев исследует природу библиографического знания, его структуру и роль в социуме. О.П.Коршунов (1990 г.) признает, что, согласно одной из концепций библиографии, она претендует на собственные закономерности, выводы и обобщения, полученные в результате изучения документальных массивов. Однако считает, что углубленная разработка этой концепции - дело будущего.

Таким образом, сегодня ряд ученых, работающих в области теории библиографии, признает наличие исследовательской функции библиографии. В то же время у многих теоретиков и практиков наличие исследовательской функции библиографии вызывает возражения. Разработка же ее теоретико-методологических проблем только начинается.

Параллельно с теоретическими разработками развивался и конструктивный подход к практическому использованию познавательных возможностей библиографии. Он характерен, в частности, для петербургской библиографической школы изучения документальных потоков (Л.В. Зильберминц, Д.Ю.Теплов, Г.В.Гедримович, В.А.Минкина, Э.Е.Рокицкая, Т.И.Ключенко, Г.Ф.Гордукалова и др.). Эти работы в основном относятся к библиографическим исследованиям, выполненным с целью расширения возможностей библиотечно-библиографической и научно-информационной деятельности.

С середины 1960-х годов, т.е. с момента активизации исследований в области социологии науки и возникновения науковедения как комплексной дисциплины, начинает развиваться одно из направлений библиографических исследований - наукометрия (библиометрия), ставящая целью изучение и прогнозирование развития науки. Возникновение наукометрии связано с созданием Ю.Гарфилдом нового вида библиографического указателя (указателя ссылок) - Science Citation Index, открывшего возможности библиографического изучения характера и особенностей использования профессиональной литературы научным сообществом. Теоретические и методологические проблемы наукометрии были рассмотрены в трудах В.В.Налимова, З.М.Мульченко, Ю.В.Грановского, а позже в работах С.Д.Хайтуна и И.В.Маршаковой-Шайкевич.

Параллельно в рамках развития обзорно-аналитической и обзорно-прогностической деятельности проводились библиографические исследования, связанные с моделированием развития научных и технических объектов и научно-технической деятельности (В.А.Минкина, Д.И.Блюменау, З.В.Тодрес, Э.С.Бернштейн).

Продуктивным для развития библиографических исследований оказался и трехаспектный подход к анализу научных явлений М.Г. Ярошевского, предполагающий совокупное рассмотрение когнитивных, социальных и психологических факторов развития науки. Широкое распространение в науковедении получили исследования деятельности ученого и научных коллективов. Проблемы, выдвигаемые в.данном научном направлении (СА.Кугель, И.Г.Васильев, Г.Г. Дюментон, Б.И.Иванов, А.С.Кармин, В.Ж.Келле, М.Г.Лазар, И.И.Лейман, В.М.Ломовицкая, И.А.Майзель, Е.З.Мирская, Т. А.Петрова, И.П.Яковлев и др.) стимулируют проведение библиографических исследований. Необходимость изучения развития мировой и региональной науки, стратификации научного сообщества также в значительной мере расширяет сферу использования библиографических исследований как одного из методов получения нового научного знания (Г.М.Добров, Г.А.Несвегайлов, П.Тамаш, С.Эрли, Э.Каукконен и др.).

Таким образом, реализация исследовательской функции библиографии связывается с развитием не только собственно теории и практики библиографии, но и с достижениями ряда дисциплин социально-гуманитарного цикла, особенно философии и социологии науки и техники, психологии научного творчества, научно-технического прогнозирования, истории науки и техники, технознания, информатики, книговедении.

Среди общенаучных поисков, которые вели преподаватели кафедры библиографии, совершенно незамеченным остался факт, что в учебнике “Библиография. Общий курс” (1969) М.А. Брискман, автор главы о видах библиографии, определил их через общенаучную категорию “деятельность”. Это еще не был системно-деятельностный подход в полном смысле, но сдвиг был принципиально важным. Вид библиографии определялся не как видовая группа пособий, а как вид библиографической деятельности (что включает спецификацию методов и методик), а в конечном результате - собственно библиографической продукции - только проявлялись особые (видовые) характеристики. Развивая эту идею, А.И. Барсук (преподаватель ЛГИК) в начале 70-х гг. выступил с докладом в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина, где видовая специфика библиографии была сведена только к вопросам методики. Библиографы-практики этого ведущего учреждения сразу отметили главный недостаток позиции - отсутствие связи с общественными потребностями, общественной ролью разных направлений библиографии. Все это еще предстояло синтезировать, создав теоретическую систему библиографии на широких методологических и общенаучных основаниях. Сохранение книговедческого понимания библиографии в качестве преобладающего и далее было объективно невозможно.

Основные достижения библиографической мысли

Возникновение библиографии связано с появлением достаточного количества письменных источников, их организаций в неком хранилище (библиотека, архив, музей тогда еще не различались между собой), что вызвало необходимость их упорядочить, составить их перечень и тем самым обеспечить возможность ознакомления с их составом без обращения к тексту.

Достижения библиографии начинаются с появления первых инвентарных описей, каталогов древнейших книжных собраний. Самый древний из них каталог – список произведений, обнаруженных на шумерской глиняной плитке, который датируется примерно 2000 г. до. н.э. Сами произведения письменности, приведенные в списке, история не сохранила. Известны более поздние фрагменты собраний письменных источников, из которых известно о литературе того времени. Таким книжным собранием является библиотека ассирийского царя Ашшурбанипала (VII в. то н.э.), которая включала более 22 тысяч глиняных табличек. Большая их часть сохранилась, и они выставлены в крупнейших музеях мира. До нас дошел огромный историко-литературный труд «Таблицы тех, кто прославился во всех областях знания, и того, что они написали» выдающегося деятеля эллинистической культуры Каллимаха. В данном труде нашли отражения не только книги, которые хранились в Александрийской библиотеке, но и вообще вся литература того времени.

Самые первые библиографические опыты отражали поиск возможных вариантов описания письменных источников. А особенности их материальной формы диктовали и аналогичные им формы библиографической информации. Например, такая особенность папирусных свитков, как сворачивание их в трубочку и невозможность ознакомится с текстом без разворачивания, привели к тому, что информация о тексте записывалась на прикрепленной к нему бирке. А отсюда до организации карточных каталогов – один шаг. Достаточно только собрать эти бирки отдельно от текстов, систематизировать их по какому-либо признаку, сгруппировать в какой-либо последовательности, чтобы представить все богатство книжного собрания. Их можно переписать на отдельный лист, и получится библиографический список, то есть список письменных текстов, который можно использовать для разных целей – рекомендации для прочтения или, наоборот, запрещения, как инвентарный список для учета или список изданий, предлагаемый к продаже.

Несмотря на многовековую историю развития библиографического описания письменных текстов, набор идентификационных признаков до сих пор еще окончательно не сложился.

Формирование библиографоведения – уникальное отличие отечественной науки от зарубежного комплекса дисциплин, изучающих систему документальных коммуникаций общества. Библиографоведение опирается на прочный фундамент трудов выдающихся отечественных и зарубежных библиографов, книговедов, представителей других смежных сфер деятельности. Это: М. Нэ де ля Рошель, Г. Грегуар, Г. Пеньо, Ф.А. Эберт, П. Отле, В.Г. Анастасевич, В.С. Сопиков, Н.А. Рубакин, Н.А. Лисовский, К.Н. Дерунов, Е.И. Шамурин, К.Р. Симон.

Система знаний о библиографии неоднократно анализировалась учеными. Первой работой этого плана была монография А.И. Барсука и О.П. Коршунова «Советское Библиографоведение: состояние, проблемы, перспективы», отразившая процесс становления, самоопределения науки и библиографии.

Появление библиографии исторически закономерно. Дискретная форма документов, их территориальная рассредоточенность диктуют необходимость промежуточного звена – посредника, облегчающего связь между документом и потребителем. Таким посредником выступает библиография. Попытки предпринять рассмотрению «библиографию» осуществлялись издавна. Например, «Новый словотолкователь» Н.М. Яновского (1803) трактует ее так: «Библиография, или вивлиография, - наука имеющая предметом познания книги, ее наименования, издания, каталога, цены и прочь.».

Главная особенность библиографии состоит в том, что она организует движение документов не как источников информации, а лишь сведений о них, которыми можно пользоваться отдельно и независимо от самих документов. Это положение, сформулированное О.П. Коршуновым, безусловно, фундаментально для теории библиографии.

Любая деятельность целенаправленна, и библиографическая тоже. Целенаправленность предлагает активные действия субъекта, направленные на объект. Эти действия выстраиваются в процессы, то есть операции, последовательно осуществляемые специфическим, присущим только этой области деятельности методом. На выходе должны быть результаты – в вещественной или невещественной формах.

На протяжении всей истории библиографии, библиографы стремились продвинуть информацию о документе к потребителю, что говорит о вспомогательности этой области деятельности. Вспомогательность, вторичность, функционирование в качестве посредника – сущностное свойство библиографии, ее качественная особенность, отражающая, собственно, причину ее появления и функционирования. Между тем библиографоведения – очень молодая научная дисциплина. Если не учитывать отдельных фактов предыстории научной библиографической мысли, то формирование отечественного библиографоведении как самостоятельной науки в основном произошло во второй половине XX века. Объяснение этого странного феномена известно. Дело в том, что длительное время, а именно в XVIII и особенно в XIX - начале XX в. большинство библиографов воспринимали и квалифицировали библиографию как науку о книге, либо тождественную универсальному книговедении, либо составляющую описательную част книговедения. И поскольку библиография – наука, то не возникало потребности выделять еще особую дисциплину, изучающую эту науку. Речь обычно шла о теории, истории и методике, выступающих в качестве разделов самой библиографии как науки о книге.

Это про отечественную. Про импортную - читать у К.Р. Симона "История иностранной библиографии".

Литры по теме:

1.     Библиограф от Бога: памяти И.Г. Моргенштерна // Библиотечное дело. - 2008. - № 3. - С. 25-26.

2.     Блохина Н.Н. Ученый, библиограф, книговед / Н.Н. Блохина // Мир библиографии. - 2008. - № 4. - С. 64-66.

3.     Вохрышева М.Г. Теория библиографии : учеб. пособие для вузов / М.Г. Вохрышева. - Самара : СГАКИ, 2004.

4.     Вопросы библиографоведения и библиотековедения: межвед. сб. / Мин. ин-т культуры. - Мн. : Университетское, 1980.

5.     Глухов А.Г. "Презнатный и преучёный муж"/ А.Г. Глухов // Библиография. - 2006. - № 1. - С. 77-83.

6.     Гушул Ю.В. Наследие замечательного ученого и педагога / Ю.В. Гушул // Библиография. - 2008. - № 3. - С. 95-96.

7.     Коготков Д.Я. Библиографическая деятельность библиотеки: организация, технология, управление: учебник / Д.Я. Коготков. - СПб. : Профессия, 2005.

8.     Краткие сведения об авторе идеи В.А. Фокееве // Мир библиографии. - 2005. - № 6. - С. 3-4.

9.     Моргенштерн И. Г. Библиотечное дело и библиография // Сов. библиотековедение. - 1986.-№ 1.-С. 99-104.

10.   Памяти Исаака Григорьевича Моргенштерна // Мир библиографии. - 2008. - № 2. - С. 86-87.

11.   Симон К.Р. История иностранной библиографии: АН СССР, - М., 1963. – 736 с.

12.   Соколов А.В. Периодизация истории библиографоведения и шестидесятник О.П. Коршунов / А.В. Соколов // Библиография. - 2006. - №1. - С.86-98.

13.   Соколов А. Главные вехи нашей науки / А. Соколов // Библиотека. - 2006. - № 7. - С. 69-72.

14.   Соколов А.В. Исаак Григорьевич Моргенштерн - библиограф, интеллигент, гуманист / А.В. Соколов // Научные и технические библиотеки. - 2008. - № 3. - С. 82-84.

15.   Справочник библиографа / Науч. ред. А.Н.Ванеев, В.А.Минкина. - СПб. : Профессия, 2003. - ( Библиотека).

16.   Столяров Ю.Н. Мэтр библиографии / Ю.Н. Столяров // Мир библиографии. - 2006. - № 1. - С. 58-59.

17.   Сухорукова Е.М. Юбилей С.А. Венгерова: неосуществлённый проект / Е.М. Сухорукова // Библиография. - 2007. - № 2. - С. 18-21

18.   Шомракова И.А. Всеобщая история книги: пособие для студентов ВУЗов. – С.-П., Профессия, - 2005, - 367 с.

26
11.11.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.