AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Основные этапы становления и развития библиографии как науки

Основные этапы становления и развития библиографии как науки

Содержание

    Суть вопроса

    Самые ранние элементы библиографической информации в форме упоминаний названий древних книг (эпических поэм и песен о Гильгамеше и др.) обнаружены учеными в текстax глиняных табличек, написанных в середине II тысячелетия до н. э., и. позднее, на Древнем Востоке. Эти элементы можно назвать протобиблиографическими (от греч. «protos» — первый, первичный). Слово «библиография» пришло в европейские языки именно из Древней Греции. В документах V в. до н. э. библиографами называли переписчиков книг. С начала XVII в. в течение более трех последующих веков оно употребляется в значении не «книгописание», то есть переписывание книг, а в другом — «книгописание». В России в XVIII в. оно было заимствовано из французского языка калькой слова «bibliographie».

    Словом «библиография» прежде именовали любой перечень книг, журналов. статей и других документов. Однако по мере расширения состава объектов библиографического отражения (помимо книг ими становились журналы, газеты, статьи и другие документы), развития библиографической деятельности дальнейшая эволюция представлений о библиографии привела к тому, что количество трактовок ее сущности умножалось. По подсчету А. И. Барсука, число определений библиогра­фии приближалось к 400. Само слово «библиография» в середине XX в. употреблялось, как установил И. И. Решетинский, в десяти значениях. Основными из них были четыре: «книгоописание и наука о нем», «перечень книг, журналов, статей и других произведений печати» , составляющих научную, художественную и другие виды литературы (XIX-XX вв.), «область научной и практической деятельности» (предложл Л. Н. Троповский в 1936 г.), «вспомогательная дисциплина» (М. А. Брискман). Достоинством двух последних определений является стремление установить родовидовые отношения библиографии. Иными словами, уяснить не только сущность библиографии, но и определить, к какому социальному явлению она относится.

    И в последующем ученые стреились установить родовидовые отношения библиографии. Ее именовали областью «культуры» (Б. Я. Бухштаб — 1961 г.). «практической деятельности» (И. И. Решетинский — 1969 г.), «книжного дела» (А. И. Барсук — 1975 г.), «познавательной инфраструктурой книжной коммуникации» (А. В. Соколов — 2001 г.). В разных источниках библиографию именовали также «научно-практической деятельностью» (ГОСТ 7.0-77), либо относили к «инфраструктуре системы социальных коммуникаций» (Терминологический словарь по библиотечному делу и смежным отраслям знания. — 1995 г.), «системе социальных коммуникаций» (Библиотечное дело: Терминол. слов. — 1997 г.). М. Г. Вохрышева трактует библиографию как систему, упорядочивающую «пространство информации и знания».

    Эти утверждения справедливы постольку, поскольку по своей при ­ роде библиография входит в состав культуры, экономики, просвещения, Науки, социальных коммуникаций и тем более «пространства информа­ции и знаний», где создаются, перемещаются и используются документы. Но они не раскрывают ее специфику в целом. Последнюю воплощает ее главный компонент — библиографическая информация. В самом общем толковании библиографическая информация представляет собою информацию о документах, в основном отчужденную от них. Опираясь на данную трактовку, О. Г. Коршунов предложил определять библиографию в самом широком значении — как систему видов деятельности, охватывающих все библиографические явления и обеспечивающих функционирование библиографической информации.

    Таким образом, современное научное представление о библиографии основано на трактовке ее сущности, понятии «библиографическая информация» и отнесении ее к информационной сфере общества, именуемой в действующем ГОСТе 7.0-99 Библиотечно-информационная деятельность, библиография «информационной инфраструктурой». Информационную инфраструктуру данный ГОСТ определяет как совокупность информационных центров, банков данных и знаний, систем связи, обеспечивающую доступ потребителей к информационным ресурсам (термин 3.1.34). Следует уточнить, что понятие «инфраструктура» обозначает вспомогательную по отношению к любой области социальной деятельности подсистему, обеспечивающую функционирование области деятельности. С этой точки зрения информационная инфраструктура — это социальная система, организующая подготовку и функционирование социальной информации, а библиография — ее подсистема, у которой имеется своя инфраструктура.

    Можно считать общепризнанной информационную природу библиографии. Поэтому, исходя из вышесказанного, предлагается следующее определение: Библиография — это социальная информационная система, обеспечивающая подготовку и функционирование библиографической информации. Однако дискуссия о сущности библиографии может быть продолжена. О вызываемых разноречием мнений эмоциях свидетельствует заглавие напечатанной в 1959 г. газетной статьи известного ученого профессора П. И. Беркова «Что же такое, наконец, библиография?».

    История собственно

    Первые проблески интереса к истории библиографии обна­ руживаются лишь в конце XIX века в статье архивиста-пале­ографа Е. Д. Грана, опубликованной в «Большой энциклопедии», выходившей в Париже в 1885—1902 гг. под редакцией выдающегося химика Бертло (Berthelot). В этой статье впер­вые был выделен особый раздел, посвященный истории библио­графии. В этом отличие статьи Грана от статей в других крупных энциклопедических словарях, в которых сведения по истории библиографии были разбросаны в разных местах текста.

    В двадцатые годы нашего века истории библиографии было уделено внимание в труде Георга Шнейдера «Руководство по библиографии». Шнейдер выделил в особую главу, завершаю­щую первую, «теоретико-историческую» часть книги, очерк, посвященный развитию библиографии от изобретения книго­ печатания до момента появления его книги. Помимо того, све­дения исторического характера сообщаются в начале после­дующих глав, посвященных библиографии библиографий, уни­версальным международным библиографиям и т. д. Во вступительной фразе своего очерка Шнейдер указывал, что для обстоятельной Истории библиографии необходимо бы­ло бы «раскрыть не только взаимовлияние теоретических и практических работ» в этой области, но и «развитие ее [биб­лиографии] отношений к смежным областям, а равно к науке и вообще к духовной жизни». Желательно также, чтобы исто­рик библиографии «вовлек в круг своего изложения личности библиографов», что могло бы придать «некоторую красочность серости этого изложения».

    Основные этапы становления и развития отечественной библиографии как науки

    Впервые в теории отечественной библиографии на возможность получения отсутствующего в литературе знания на основе использования библиографических пособий указал В.Г. Анастасевич (1811г.), который признавал библиографией "книгоописание", связанное с получением нового знания о состоянии тех или иных сфер социальной деятельности. В.Сопиков (1813г.) также говорил о необходимости создания таких библиографических пособий, которые давали бы возможность изучать состояние и развитие отечественной словесности.

    Признание исследовательской функции в сфере библиографии как области практической деятельности также приходится на начало 19-го века. В первую очередь надо отметить изучение потока документов, отраженных в указателе "Систематическое обозрение литературы в России в течение пятилетия с 1801 по 1806 год", проведенное его составителями - А.Шторхом и Ф.Аделунгом. Уже тогда они призывали не останавливаться на учете литературы, а анализировать ее с целью получения данных о состоянии науки, культуры, образования. Ими было выполнено одно из первых библиографических исследований. Авторы осуществили исчерпывающий анализ российской литературы, а, следовательно, существовавшего в их время культурного (в том числе научного) сообщества, характера читательских интересов, уровня развития отдельных областей науки, создали социологический портрет наиболее культурного слоя российского общества - авторов публикаций, описали географию научных исследований, продуктивность ведущих организаций и т.д.

    Таким образом, крупные библиографы начала 19 века (время зарождения теории библиографии в России) конечной целью библиографической деятельности считали изучение развития культуры на основе анализа библиографируемых документов, то есть получение нового научного знания. Подобное понимание задач библиографии периодически возникало в ее теории на протяжении всего последующего двухвекового пути развития информационно-библиографической деятельности. Однако до конца 1960-х гг. это "присутствие" выражалось лишь в виде отдельных высказываний или проблемы, выдвигаемой для последующего решения. Подобные идеи, пожелания, требования, постановку вопроса можно обнаружить в работах многих теоретиков библиографии. Назовем лишь часть известных нам работ наиболее крупных ученых (по мере появления работ): Р.Минцлов, Л.П.Брюмер, Е.Ф.Буринский, А.Е.Яновский, А.Н.Соловьев, А.М.Ловягин, Й.М.Лисовский, Б.С.Боднарский, Н.Ю.Ульянинский, М.Н.Куфаев, несколько позже Н.ВЗдобнов, а в начале 1960-х гг. - Д.Д.Иванов и П.Н.Берков.

    В наше время эта идея (возможность получения нового знания библиографическим путем), уже на уровне конкретных теоретических разработок "в полный голос" зазвучала в работах Д.Ю.Теплова, Ю.С.Зубова, А.В.Соколова, О.П.Коршунова, Н.В.Слядневой, В.А.Фокеева, Л.В.Астаховой и ряда других ученых.

    В частности, Ю.С. Зубов определяет, библиографию «как систему свернутого знания», А.В.Соколов - как область духовного производства, Н.А.Сляднева вводит понятие гносеологической функции библиографии, признавая, что «исследовательские, эвристические возможности библиографических моделей... изучены далеко не в полном объеме, более того отданы библиографией на откуп науковедению, информатике». В.А.Фокеев исследует природу библиографического знания, его структуру и роль в социуме. О.П.Коршунов (1990 г.) признает, что, согласно одной из концепций библиографии, она претендует на собственные закономерности, выводы и обобщения, полученные в результате изучения документальных массивов. Однако считает, что углубленная разработка этой концепции - дело будущего.

    Таким образом, сегодня ряд ученых, работающих в области теории библиографии, признает наличие исследовательской функции библиографии. В то же время у многих теоретиков и практиков наличие исследовательской функции библиографии вызывает возражения. Разработка же ее теоретико-методологических проблем только начинается.

    Параллельно с теоретическими разработками развивался и конструктивный подход к практическому использованию познавательных возможностей библиографии. Он характерен, в частности, для петербургской библиографической школы изучения документальных потоков (Л.В. Зильберминц, Д.Ю.Теплов, Г.В.Гедримович, В.А.Минкина, Э.Е.Рокицкая, Т.И.Ключенко, Г.Ф.Гордукалова и др.). Эти работы в основном относятся к библиографическим исследованиям, выполненным с целью расширения возможностей библиотечно-библиографической и научно-информационной деятельности.

    С середины 1960-х годов, т.е. с момента активизации исследований в области социологии науки и возникновения науковедения как комплексной дисциплины, начинает развиваться одно из направлений библиографических исследований - наукометрия (библиометрия), ставящая целью изучение и прогнозирование развития науки. Возникновение наукометрии связано с созданием Ю.Гарфилдом нового вида библиографического указателя (указателя ссылок) - Science Citation Index, открывшего возможности библиографического изучения характера и особенностей использования профессиональной литературы научным сообществом. Теоретические и методологические проблемы наукометрии были рассмотрены в трудах В.В.Налимова, З.М.Мульченко, Ю.В.Грановского, а позже в работах С.Д.Хайтуна и И.В.Маршаковой-Шайкевич.

    Параллельно в рамках развития обзорно-аналитической и обзорно-прогностической деятельности проводились библиографические исследования, связанные с моделированием развития научных и технических объектов и научно-технической деятельности (В.А.Минкина, Д.И.Блюменау, З.В.Тодрес, Э.С.Бернштейн).

    Продуктивным для развития библиографических исследований оказался и трехаспектный подход к анализу научных явлений М.Г. Ярошевского, предполагающий совокупное рассмотрение когнитивных, социальных и психологических факторов развития науки. Широкое распространение в науковедении получили исследования деятельности ученого и научных коллективов. Проблемы, выдвигаемые в.данном научном направлении (СА.Кугель, И.Г.Васильев, Г.Г. Дюментон, Б.И.Иванов, А.С.Кармин, В.Ж.Келле, М.Г.Лазар, И.И.Лейман, В.М.Ломовицкая, И.А.Майзель, Е.З.Мирская, Т. А.Петрова, И.П.Яковлев и др.) стимулируют проведение библиографических исследований. Необходимость изучения развития мировой и региональной науки, стратификации научного сообщества также в значительной мере расширяет сферу использования библиографических исследований как одного из методов получения нового научного знания (Г.М.Добров, Г.А.Несвегайлов, П.Тамаш, С.Эрли, Э.Каукконен и др.).

    Таким образом, реализация исследовательской функции библиографии связывается с развитием не только собственно теории и практики библиографии, но и с достижениями ряда дисциплин социально-гуманитарного цикла, особенно философии и социологии науки и техники, психологии научного творчества, научно-технического прогнозирования, истории науки и техники, технознания, информатики, книговедении.

    Среди общенаучных поисков, которые вели преподаватели кафедры библиографии, совершенно незамеченным остался факт, что в учебнике “Библиография. Общий курс” (1969) М.А. Брискман, автор главы о видах библиографии, определил их через общенаучную категорию “деятельность”. Это еще не был системно-деятельностный подход в полном смысле, но сдвиг был принципиально важным. Вид библиографии определялся не как видовая группа пособий, а как вид библиографической деятельности (что включает спецификацию методов и методик), а в конечном результате - собственно библиографической продукции - только проявлялись особые (видовые) характеристики. Развивая эту идею, А.И. Барсук (преподаватель ЛГИК) в начале 70-х гг. выступил с докладом в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина, где видовая специфика библиографии была сведена только к вопросам методики. Библиографы-практики этого ведущего учреждения сразу отметили главный недостаток позиции - отсутствие связи с общественными потребностями, общественной ролью разных направлений библиографии. Все это еще предстояло синтезировать, создав теоретическую систему библиографии на широких методологических и общенаучных основаниях. Сохранение книговедческого понимания библиографии в качестве преобладающего и далее было объективно невозможно.

    Основные достижения библиографической мысли

    Возникновение библиографии связано с появлением достаточного количества письменных источников, их организаций в неком хранилище (библиотека, архив, музей тогда еще не различались между собой), что вызвало необходимость их упорядочить, составить их перечень и тем самым обеспечить возможность ознакомления с их составом без обращения к тексту.

    Достижения библиографии начинаются с появления первых инвентарных описей, каталогов древнейших книжных собраний. Самый древний из них каталог – список произведений, обнаруженных на шумерской глиняной плитке, который датируется примерно 2000 г. до. н.э. Сами произведения письменности, приведенные в списке, история не сохранила. Известны более поздние фрагменты собраний письменных источников, из которых известно о литературе того времени. Таким книжным собранием является библиотека ассирийского царя Ашшурбанипала (VII в. то н.э.), которая включала более 22 тысяч глиняных табличек. Большая их часть сохранилась, и они выставлены в крупнейших музеях мира. До нас дошел огромный историко-литературный труд «Таблицы тех, кто прославился во всех областях знания, и того, что они написали» выдающегося деятеля эллинистической культуры Каллимаха. В данном труде нашли отражения не только книги, которые хранились в Александрийской библиотеке, но и вообще вся литература того времени.

    Самые первые библиографические опыты отражали поиск возможных вариантов описания письменных источников. А особенности их материальной формы диктовали и аналогичные им формы библиографической информации. Например, такая особенность папирусных свитков, как сворачивание их в трубочку и невозможность ознакомится с текстом без разворачивания, привели к тому, что информация о тексте записывалась на прикрепленной к нему бирке. А отсюда до организации карточных каталогов – один шаг. Достаточно только собрать эти бирки отдельно от текстов, систематизировать их по какому-либо признаку, сгруппировать в какой-либо последовательности, чтобы представить все богатство книжного собрания. Их можно переписать на отдельный лист, и получится библиографический список, то есть список письменных текстов, который можно использовать для разных целей – рекомендации для прочтения или, наоборот, запрещения, как инвентарный список для учета или список изданий, предлагаемый к продаже.

    Несмотря на многовековую историю развития библиографического описания письменных текстов, набор идентификационных признаков до сих пор еще окончательно не сложился.

    Формирование библиографоведения – уникальное отличие отечественной науки от зарубежного комплекса дисциплин, изучающих систему документальных коммуникаций общества. Библиографоведение опирается на прочный фундамент трудов выдающихся отечественных и зарубежных библиографов, книговедов, представителей других смежных сфер деятельности. Это: М. Нэ де ля Рошель, Г. Грегуар, Г. Пеньо, Ф.А. Эберт, П. Отле, В.Г. Анастасевич, В.С. Сопиков, Н.А. Рубакин, Н.А. Лисовский, К.Н. Дерунов, Е.И. Шамурин, К.Р. Симон.

    Система знаний о библиографии неоднократно анализировалась учеными. Первой работой этого плана была монография А.И. Барсука и О.П. Коршунова «Советское Библиографоведение: состояние, проблемы, перспективы», отразившая процесс становления, самоопределения науки и библиографии.

    Появление библиографии исторически закономерно. Дискретная форма документов, их территориальная рассредоточенность диктуют необходимость промежуточного звена – посредника, облегчающего связь между документом и потребителем. Таким посредником выступает библиография. Попытки предпринять рассмотрению «библиографию» осуществлялись издавна. Например, «Новый словотолкователь» Н.М. Яновского (1803) трактует ее так: «Библиография, или вивлиография, - наука имеющая предметом познания книги, ее наименования, издания, каталога, цены и прочь.».

    Главная особенность библиографии состоит в том, что она организует движение документов не как источников информации, а лишь сведений о них, которыми можно пользоваться отдельно и независимо от самих документов. Это положение, сформулированное О.П. Коршуновым, безусловно, фундаментально для теории библиографии.

    Любая деятельность целенаправленна, и библиографическая тоже. Целенаправленность предлагает активные действия субъекта, направленные на объект. Эти действия выстраиваются в процессы, то есть операции, последовательно осуществляемые специфическим, присущим только этой области деятельности методом. На выходе должны быть результаты – в вещественной или невещественной формах.

    На протяжении всей истории библиографии, библиографы стремились продвинуть информацию о документе к потребителю, что говорит о вспомогательности этой области деятельности. Вспомогательность, вторичность, функционирование в качестве посредника – сущностное свойство библиографии, ее качественная особенность, отражающая, собственно, причину ее появления и функционирования. Между тем библиографоведения – очень молодая научная дисциплина. Если не учитывать отдельных фактов предыстории научной библиографической мысли, то формирование отечественного библиографоведении как самостоятельной науки в основном произошло во второй половине XX века. Объяснение этого странного феномена известно. Дело в том, что длительное время, а именно в XVIII и особенно в XIX - начале XX в. большинство библиографов воспринимали и квалифицировали библиографию как науку о книге, либо тождественную универсальному книговедении, либо составляющую описательную част книговедения. И поскольку библиография – наука, то не возникало потребности выделять еще особую дисциплину, изучающую эту науку. Речь обычно шла о теории, истории и методике, выступающих в качестве разделов самой библиографии как науки о книге.

    Это про отечественную. Про импортную - читать у К.Р. Симона "История иностранной библиографии".

    Литры по теме:

    1.     Библиограф от Бога: памяти И.Г. Моргенштерна // Библиотечное дело. - 2008. - № 3. - С. 25-26.

    2.     Блохина Н.Н. Ученый, библиограф, книговед / Н.Н. Блохина // Мир библиографии. - 2008. - № 4. - С. 64-66.

    3.     Вохрышева М.Г. Теория библиографии : учеб. пособие для вузов / М.Г. Вохрышева. - Самара : СГАКИ, 2004.

    4.     Вопросы библиографоведения и библиотековедения: межвед. сб. / Мин. ин-т культуры. - Мн. : Университетское, 1980.

    5.     Глухов А.Г. "Презнатный и преучёный муж"/ А.Г. Глухов // Библиография. - 2006. - № 1. - С. 77-83.

    6.     Гушул Ю.В. Наследие замечательного ученого и педагога / Ю.В. Гушул // Библиография. - 2008. - № 3. - С. 95-96.

    7.     Коготков Д.Я. Библиографическая деятельность библиотеки: организация, технология, управление: учебник / Д.Я. Коготков. - СПб. : Профессия, 2005.

    8.     Краткие сведения об авторе идеи В.А. Фокееве // Мир библиографии. - 2005. - № 6. - С. 3-4.

    9.     Моргенштерн И. Г. Библиотечное дело и библиография // Сов. библиотековедение. - 1986.-№ 1.-С. 99-104.

    10.   Памяти Исаака Григорьевича Моргенштерна // Мир библиографии. - 2008. - № 2. - С. 86-87.

    11.   Симон К.Р. История иностранной библиографии: АН СССР, - М., 1963. – 736 с.

    12.   Соколов А.В. Периодизация истории библиографоведения и шестидесятник О.П. Коршунов / А.В. Соколов // Библиография. - 2006. - №1. - С.86-98.

    13.   Соколов А. Главные вехи нашей науки / А. Соколов // Библиотека. - 2006. - № 7. - С. 69-72.

    14.   Соколов А.В. Исаак Григорьевич Моргенштерн - библиограф, интеллигент, гуманист / А.В. Соколов // Научные и технические библиотеки. - 2008. - № 3. - С. 82-84.

    15.   Справочник библиографа / Науч. ред. А.Н.Ванеев, В.А.Минкина. - СПб. : Профессия, 2003. - ( Библиотека).

    16.   Столяров Ю.Н. Мэтр библиографии / Ю.Н. Столяров // Мир библиографии. - 2006. - № 1. - С. 58-59.

    17.   Сухорукова Е.М. Юбилей С.А. Венгерова: неосуществлённый проект / Е.М. Сухорукова // Библиография. - 2007. - № 2. - С. 18-21

    18.   Шомракова И.А. Всеобщая история книги: пособие для студентов ВУЗов. – С.-П., Профессия, - 2005, - 367 с.

    11.11.2017, 918 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.