AAA
Обычный Черный

Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Место библиографоведения в системе наук и его взаимодействие с другими научными дисциплинами

Место библиографоведения в системе наук и его взаимодействие с другими научными дисциплинами

Место библиографоведения в системе наук

В последние десятилетия, то затухая, то разгораясь вновь, продолжается в специальной печати дискуссия по весьма важному и сложному вопросу (который и сегодня остается актуальным) – о соотношении библиографической науки и практики со смежными областями знания и практической деятельности, особенно с библиотечным делом и библиотековедением, научно-информационной деятельностью и информатикой, книжным делом и книговедением.

В рассматриваемой области существует два ряда сопоставимых объектов.

Первый ряд: библиографическая деятельность, библиотечное дело, научно-информационная деятельность, книжное дело.

Второй ряд: библиографоведение, библиотековедение, информатика, книговедение.

Каждый ряд объединяет однородные, т. е. сопоставимые между собой объекты. Нельзя сопоставлять объекты разных рядов, например библиографическую деятельность с информатикой или библиотечное дело с книговедением. Но нельзя и отрывать друг от друга соответствующие объекты разных рядов, так как соотношения между смежными науками определяются в первую очередь соотношениями между объектами изучения, т. е. между соответствующими областями практической деятельности. Поэтому проводимое далее сопоставление научных дисциплин в каждом случае начинается с сопоставления соответствующих областей практики и основывается на нем.

Библиографоведение как научная и учебная дисциплина

Термином “библиографоведение” обозначается наука о библиографии. Долгое время различные теоретические, организационные и методические вопросы, возникавшие в ходе развития библиографической практики, решались самими библиографами-практиками, и объективной необходимости в формировании особой науки о библиографии не возникало. Затем, постепенно усложняясь, библиографическая практика начинает выделять и обособлять круг взаимосвязанных проблем, в решении которых она кровно заинтересована, но сделать это только своими силами не может. И в ответ на потребности библиографической практики возникает научная дисциплина, призванная разрабатывать выдвинутые практикой проблемы. Между практикой и возникшей на ее почве наукой сохраняется тесное взаимодействие, обеспечивающее их взаимное обогащение. Библиографоведение не может существовать и развиваться в отрыве от своего объекта, вне библиографической практики.

Вместе с тем, однажды появившись, библиографоведение, как и любая другая научная дисциплина, отделяется от своего объекта и начинает самостоятельную жизнь, сохраняя относительную независимость. В ее пределах начинают действовать свои внутринаучные законы, большую силу приобретают собственная логика развития научного знания, связь научных понятий и категорий, нацеленность на раскрытие закономерностей развития и функционирование объекта познания.

“Библиографоведение” как наука очень молода. Термин “библиографоведение” был предложен И.Г.Марковым в 1948 г., но получил признание и распространение лишь в 70-е годы ХХ в., зафиксирован в стандартах (ГОСТ 16448-70 “Библиография. Термины и определения” и ГОСТ 7.0-99 “Информационно-библиотечная деятельность, библиография”). Последний - ныне действующий и в нем дается такое определение:

“Библиографоведение - это научная дисциплина, изучающая теорию, историю,методологию, технологию, методику, организацию библиографии”.

Как видим, дефиниция составлена путем перечисления разделов науки. Это так называемое “аспектное” деление библиографоведения как науки и в связи с этим в структуре библиографоведения различают несколько научных дисциплин: теория библиографии, история библиографии, методика библиографии, организация библиографической деятельности и в последние десятилетия выделяются еще методология и технология библиографии.

Все эти дисциплины выступают не только в качестве научных, но и учебных дисциплин, которые преподают в ВУЗах.

Центральное место в библиографоведении отводится теории и истории библиографии.

Теория библиографии - это научная дисциплина, которая образует “ядро” библиографоведения и исследует:

  • - проблемы сущности библиографии как общественного явления и области деятельности;
  • - закономерности функционирования библиографии, принципы, функции, задачи;
  • - терминологию, определения основных понятий;
  • - классификацию различных библиографических явлений;
  • - структурирование библиографической деятельности; специфику отдельных библиографических явлений (процессов, средств, продуктов и т.п.) и их взаимосвязей;
  • - связь с другими сферами общественной жизни, место в системе информационных и социально-культурных коммуникаций.

Наиболее известными теоретиками библиографии являются российские ученые А.И.Барсук, О.П.Коршунов, Ю.С.Зубов, М.Г.Вохрышева, А.А.Гречихин, Н.А.Сляднева, В.А.Фокеев и др. Из белорусских ученых можно назвать имя профессора В.Е.Леончикова.

История библиографии относится к числу наиболее развитых библиографических дисциплин. Она изучает:

  • - происхождение и развитие библиографии с древнейших времен до наших дней;
  • - истоки и причины возникновения тех или иных библиографических явлений, их конкретно-историческую обусловленность;
  • - выявление ведущих тенденций развития библиографии на различных этапах;
  • - вклад видных библиографов в развитие библиографии.

В изучение истории библиографии наиболее значительный вклад внесли российские ученые Н.В.Здобнов, М.В.Машкова, К.Р.Симон, , Э.К.Беспалова, Б.А.Семеновкер.

Организация библиографии - раздел библиографоведения, который призван исследовать такие проблемы, как:

  • - управление и планирование в области библиографической деятельности;
  • - разработка принципов организации деятельности;
  • - создание рациональных схем организации библиографических служб в различных информационных центрах и библиотеках;
  • - управление персоналом библиографических отделов;
  • - организация проектной и инновационной деятельности в сфере библиографии.

Этот раздел разработан в наименьшей степени, отсутствуют фундаментальные исследования, публикации отражают локальный опыт и не поднимаются на уровень теоретических обобщений. Нередко данное обстоятельство объясняется тем, что библиография организационно не выделена в самостоятельную структуру, развивается в рамках других социальных институтов (библиотек, книжных палат, книжной торговли, музеев), что затрудняет ее исследование в организационном плане.

Между тем, в этих структурах часто функционируют библиографические отделы, они по разному называются, функции их варьируются в зависимости от специфики задач учреждения. С внедрением новых компьютерных технологий возникают новые организационные структуры, в задачи которых входит регламентирование всех технологических процессов по созданию библиографических баз данных и других работ по автоматизации библиографических процессов. Тем важнее изучение их деятельности в ракурсе организации и управления.

Методика библиографии - научная дисциплина о приемах, правилах, способах библиографической деятельности. Ее задачами являются:

  • - разработка приемов и правил осуществления различных процессов библиографической деятельности;
  • - составление нормативов на отдельные виды деятельности;
  • - рационализация поиска, хранения, распространения библиографической информации;
  • - разработка стандартов, унифицирующих библиографическую деятельность;
  • - обоснование методик деятельности в условиях гибридного сочетания традиционных и электронных средств деятельности;
  • - разработка критериев оценки качества и эффективности библиографической деятельности.

Различают общую и частную методики библиографии.

Общая методика занимается методическими проблемами на уровне, относящемся к библиографии в целом, выделяет и исследует черты общности и сходства в методических решениях, используемых в различных процессах библиографической деятельности.

Частная методика сосредотачивает внимание на различиях и разрабатывает методические приемы и правила, специфические для отдельных видов библиографии (научно-вспомогательной, рекомендательной и т.д.), процессов библиографической работы (методика библиографического поиска, аннотирования и т.п.), для составления библиографических пособий различных форм, типов, жанров и видов. Особое подразделение частной методики образует отраслевая методика, которая учитывает конкретную содержательную специфику и зависимость библиографирования и библиографического обслуживания в каждой отраслевой библиографии.

Наиболее разработанными являются методики библиографического описания (Р.С.Гиляровский, Т.А.Бахтурина и др.), библиографирования (М.А.Брискман, М.П.Бронштейн, С.С.Левина, С.А.Трубников, Ю.М.Тугов и др.), библиографического обслуживания (И.Г.Моргенштерн, И.Б.Теплицкая и др.).

В 80-е-90-е годы ХХ в. внимание исследователей привлечено к разработке технологических и методологических проблем библиографии и заявлено о необходимости оформления соответствующих научных и учебных дисциплин.

Технология библиографии - научная дисциплина, разрабатывающая технологический аспект библиографической деятельности. Технология предполагает разработку конкретных приемов, последовательности операций, алгоритмов, стратегий, которые способны привести оптимальным образом к получению нужных результатов (например, разработка технологических инструкций на традиционные и автоматизированные библиографические процессы).

Мысль о выделении в библиографоведении технологического раздела появилась в связи с распространением термина “информационные технологии”. В данном контексте важно четко разделить понятия “информационная технология” и “библиографическая технология”.

Информационная технология - это совокупность методов, процессов и программно-технических средств, объединенных в технологическую цепочку, обеспечивающую сбор, хранение, обработку, вывод и распространение информации.

Библиографическая технология - комплекс средств, обеспечивающих хранение, обработку, передачу и использование библиографической информации.

Следует отметить, что границы между методикой и технологией библиографической работы весьма условны. Разработка методических норм и технологических процессов тесно взаимосвязаны. Например, правила библиографического описания является методическим документом и одновременно они определяют технологию процесса составления библиографической записи. В связи с эти М.Г.Вохрышева предлагает развивать библиографоведческую научную и учебную дисциплину как “методику итехнологию библиографической деятельности”.

Методология библиографии. Этот раздел библиографоведения на современном этапе становится лидирующим. Ученые доказывают, что библиографоведение располагает собственным частнонаучным методом, который носит в то же время общенаучный характер - это библиографический метод. Его суть заключается в исследовании степени изученности научной проблемы, отраженной в различных источниках информации (например, степень цитированности источников и т.д.).

Существует еще и второе направление дифференциации библиографоведения - “объектное”, связанное с выделением отдельных участков, результатов, процессов библиографической деятельности, которые исследуются библиографической наукой всесторонне, т.е. с теоретической, исторической и организационно-методической точек зрения. На этой основе формируются дисциплины частного библиографоведения (например, отраслевое библиографоведение, рекомендательное библиографоведение, методика библиографирования, методика библиографического обслуживания и т.п.).

Таким образом, общее библиографоведение - это совокупность научных дисциплин, каждая из которых в определенном аспекте изучает библиографию в целом. Частное библиографоведение состоит из дисциплин, многоаспектно рассматривающих определенные фрагменты библиографического целого. Т.е. библиографоведение можно представить как полидисциплинарный комплекс.

Взаимодействие библиографоведения с другими научными дисциплинами

Библиографоведение и библиотековедение

В ходе прошедших дискуссий основное внимание специалистов привлекало соотношение библиотечного дела и библиографии с научно-информационной деятельностью и информатикой, рассматривавшееся, как правило, по одному из трех направлений: библиотека – научная информация, библиография – научная информация, библиотечное дело и библиография (как единое целое) – научная информация.

Тесная связь библиотечного дела и библиографии всегда выглядела вполне очевидной и участниками дискуссии либо вообще не рассматривалась, либо затрагивалась попутно и лишь в самой общей форме.

Библиотека – самый древний и по сей день наиболее значительный по своей общественной роли институт в системе средств хранения и использования документов. Почти одновременно с библиотечным делом возникла и развивалась (преимущественно в его недрах) библиография. В дальнейшем она стала необходимым звеном библиотечного процесса. В современных условиях можно говорить о продолжающихся процессах интеграции библиотечной и библиографической работы, библиотековедения и библиографоведения. Отсюда все более широкое использование таких комбинированных понятий, как «библиотечно-библиографическое обслуживание», «библиотечно-библиографические ресурсы информации», «библиотечно-библиографическое образование», «пропаганда библиотечно-библиографических знаний» и т. д.

Казалось бы, все ясно. Однако эта очевидность оказывается обманчивой при постановке таких, например, вопросов: какая именно часть библиотечной деятельности является библиографической и, наоборот, какая часть библиографии входит в состав библиотечной работы? В каких отношениях между собой находятся библиотековедение и библиографоведение? Обычно говорят, что это смежные научные дисциплины, которые пересекаются и взаимодействуют. Но, как и в каких пунктах? Точных и однозначных ответов мы пока не знаем.

Очевидно, что решение всех этих вопросов в значительной мере зависит от того, какой смысл вкладывается в понятие «библиография». Отдельные библиотековеды не раз высказывались в том смысле, что вся библиография – часть (участок) библиотечного дела.

Нет ясности и в вопросе о том, какие именно процессы в библиотеке в сущности своей библиографические. Каталогизация, например, всегда рассматривалась библиотековедами как библиотечный процесс и в сферу библиографии не включалась, что нашло отражение и в организации работы библиотеки (каталогизация, обработка литературы отделены от библиографических подразделений и форм работы библиотеки). Правда, известный библиотековед О. С. Чубарьян писал, что «каталогизация по существу своему представляет форму применения библиографических методов в библиотечной практике». Но дело не только в методах, а в том, что каталогизация – непосредственно библиографический процесс. И любой каталог библиотеки – это не что иное, как частный случай библиографического пособия.

Нет единодушия и среди библиографов, которые по-разному истолковывают состав и границы своей профессиональной деятельности, о чем свидетельствуют прошедшие дискуссии и опыт подготовки государственных стандартов на библиографическую терминологию.

По каким же признакам следует отличать библиографические явления от небиблиографических? Выше в главе пятой на основе понятия «библиографическая информация» сформулирован общий принцип или критерий отграничения того, что относится к библиографии, от того, что к ней не относится.

Эта основа позволяет составить более широкие и четкие (по сравнению с традиционными) представления о составе и содержании библиографических элементов библиотечного дела. Вместе с тем ясно, что библиографические явления и процессы имеют место не только в библиотечном деле.

В библиотечной библиографии, как и в любой другой, выделенной по аналогичному основанию (книготорговой, архивной и т. д.), осуществляются процессы библиографирования и библиографического обслуживания, являющиеся в сущности библиографическими и в то же время непосредственно библиотечными процессами.

Если исходить из того, что библиотековедение в самом общем смысле это наука о библиотечном деле, а библиографоведение – наука о библиографии, то реальное соотношение объектов изучения (библиотечного дела и библиографии) определяет и соотношение соответствующих научных дисциплин. Но отсюда следует, что библиотековедение и библиографоведение – не просто смежные или родственные, но и частично совмещающиеся научные дисциплины.

Иначе говоря, область совмещения библиотековедения и библиографоведения образует такой раздел научного знания, который можно квалифицировать как библиографическое библиотековедение (по отношению к библиотековедению) или библиотечное библиографоведение (по отношению к библиографоведению). Эта научная дисциплина имеет предметом изучения библиотечную библиографию и на равных правах входит в состав, как библиотековедения, так и библиографоведения. Различие состоит лишь в том, что в составе библиографоведения библиотечная библиография рассматривается, прежде всего, с точки зрения ее специфической роли, задач, организации и методики в пределах библиографии, а в составе библиотековедения – с точки зрения ее специфической роли, задач и т. п. в рамках библиотечного дела.

Этот структурный дуализм в библиотечно-библиографической науке и практике существует объективно (хотя и не осознается достаточно четко многими библиотековедами и библиографоведами) и приводит, в частности, в сфере высшего библиотечного образования, с одной стороны, к значительному дублированию материала в библиотековедческих и библиографических учебных курсах, с другой – к неоправданному разрыву в учебном процессе единых по своему функциональному содержанию проблем каталогизации (классификации, предметизации, библиографического описания) и библиографирования документов.

Как же быть с библиотечным библиографоведением (библиографическим библиотековедением)? Где его законное место: в составе библиотековедения или библиографоведения? В этом пункте библиотековедение и библиографоведение совмещаются, поэтому условия для однозначного ответа на вопрос о включенности объективно отсутствуют, однако субъективно в каждом конкретном случае решение, очевидно, зависит от начальной «системы отсчета», от того, с каких исходных общих позиций мы к нему подходим – библиотечных или библиографических.

Таким образом, простой и ясный, казалось бы, в своей наиболее общей форме вопрос о соотношении библиотечного дела и библиографии, библиотековедения и библиографоведения при ближайшем рассмотрении оказывается дискуссионным и нуждающимся в дальнейшей основательной разработке и широком обсуждении.

Библиографоведение и информатика

Научно-информационная деятельность, будучи по своему основному назначению научно-вспомогательной, возникла как внутренний механизм самой науки (как средство ее информационного самообеспечения), но вместе с тем эта деятельность не могла успешно развиваться вне традиционных библиотечно-библиографических учреждений, их фондов и методов. Однако проблема взаимоотношений этих видов деятельности трактовалась библиотековедами и библиографоведами, с одной стороны, и информатиками, с другой – далеко не одинаково.

Дело в том, что информатика как научная дисциплина в своем исходном пункте опирается на ряд особенностей, свойственных современному этапу развития науки и техники в условиях так называемого информационного кризиса, основные черты которого особенно отчетливо проявились в XX в. В частности, важную роль в развитии информатики сыграли количественные аспекты информационного кризиса – резко возросшие масштабы научных публикаций, затрудняющие первичную ориентацию в огромных документных массивах и потоках. С точки зрения информатики, эта сторона была осознана, прежде всего, как насущная потребность в механизации и автоматизации процессов, которые по своей сущности являются библиотечными и библиографическими, но которыми в этом аспекте ни библиотечная, ни библиографическая наука (в силу их исторически сложившейся гуманитарной направленности) никогда всерьез не занимались. Представители информатики, придя к этим проблемам как бы со стороны, не склонны были признать их библиотечно-библиографическими, считая, что информатика занимается чем-то принципиально новым, органически не свойственным библиотечному делу и библиографии. В этом и заключена главная причина сразу возникшего взаимного непонимания, противопоставления «традиционных» и «нетрадиционных» средств и методов информационного обслуживания, количественных и качественных подходов и т. п.

Сейчас положение изменилось. Длительные теоретические дискуссии, глубокое осмысление практического опыта информационного обслуживания привели к сближению позиций, выработке более согласованного понимания общего и специфического в рассматриваемых областях, хотя разногласия существуют, конечно, и сегодня.

Главным в этом плане является следующее:

Библиотечное и библиографическое дело, библиотековедение и библиографоведение опираются на готовые, исторически сложившиеся документарные формы источников знания и занимаются проблемами их использования в самых различных общественных целях (не только научных). Они не ставят перед собой задачу оптимизировать всю систему информационных коммуникаций и не интересуются проблемами движения информации, отсутствующей в документах (не зафиксированной на материальных носителях).

Научно-информационная деятельность и информатика рассматривают только информационные коммуникации науки, но взятые в целом, на всех уровнях и во всех формах (в том числе библиотечно-библиографических). Конечная цель здесь – максимально оптимизировать всю систему научных коммуникаций, привести ее в соответствие с потребностями современной науки.

В этом и состоит определенное совпадение и вместе с тем различие объектов и целей библиотечно-библиографической и научно-информационной науки и практики.

Формально соотношения между библиографической деятельностью, библиотечным делом и научно-информационной деятельностью в рамках образуемой ими особой системы можно представить графически:

Схема взаимодействия библиографической деятельности, библиотечного дела и научно-информационной деятельности

Схема взаимодействия библиографической деятельности, библиотечного дела и научно-информационной деятельности

На рисунке показано, что рассматриваемая система, состоящая из трех основных элементов, имеет область полного (тройного) совмещения (1), области неполного (двойного) совмещения (2, 3, 4), в пределах которых каждый элемент раздельно совмещается с двумя другими, и, наконец, самостоятельные области (5, б, 7), т. е. то, что специфически отличает каждый элемент от двух других. Таким образом, субъективно отношение части и целого здесь целиком зависит от начальной «системы отсчета». С позиций каждого элемента два других являются его частями.

Предложенная формальная интерпретация отношений между элементами системы, хотя и позволяет в целом правильно осмыслить характер их взаимной включенности, все же недостаточна, так как ничего не говорит о действительном содержании этих отношений.

Поэтому раскроем кратко реальный смысл выделенных на рисунке семи зон:

  1. – зона 1 – научно-информационное библиографическое обслуживание профессиональных потребностей и запросов ученых и специалистов в библиотеке;
  2. – зона 2 – библиографическое обеспечение разнообразных (неспециально научных) потребностей и запросов читателей в библиотеке;
  3. – зона 3 – непосредственное (небиблиографическое) обеспечение источниками информации (документами) и фактографическое обслуживание ученых и специалистов в библиотеке;
  4. – зона 4 – научно-информационное библиографическое внебиблиотечное обслуживание профессиональных потребностей ученых и специалистов;
  5. – зона 5 – внебиблиотечное библиографическое обеспечение различных (не специально научных) документальных потребностей и запросов;
  6. – зона 6 – библиотечное (непосредственное) обслуживание документами различных групп читателей не в специально научных целях;
  7. – зона 7 – внебиблиотечное небиблиографическое (фактографическое) информационное обеспечение ученых и специалистов.

Специфика рассматриваемых отношений этим не исчерпывается. Существенную роль здесь играет известное нам общее своеобразие положения, занимаемого библиографией. Самостоятельность (системная целостность) библиографии как общественного явлениям обнаруживается главным образом на уровне ее основных общественных функций (поисковой, коммуникативной и оценочной). Практическая же реализация этих функций происходит внутри тех областей деятельности, в которых функционирует библиография. Иначе говоря, с точки зрения библиографии, библиотечное дело и научно-информационная деятельность – это те каналы, через которые библиография практически реализует свои общественные функции. С позиций же библиотечной и научно-информационной деятельности библиография является их собственным структурным уровнем (контуром), на котором библиотека или научно-информационный орган обеспечивает своих потребителей средствами библиографической ориентации в документарных источниках знаний.

Таким образом, библиографическая, библиотечная и научно-информационная деятельность образуют в совокупности систему, элементам которой свойственны как общие (совпадающие), так и специфические задачи и функции. Эти соотношения сохраняются (отражаются) и на уровне соответствующих научных дисциплин – библиографоведения, библиотековедения и информатики.

Во избежание недоразумений необходимо подчеркнуть, что рассмотренные соотношения относятся к информатике, выступающей в качестве науки о научно-информационной деятельности, и не относятся к другим существующим в настоящее время представлениям об информатике. Например, некоторые специалисты связывают ее содержание как науки с проблемами создания и использования электронно-вычислительной техники в различных областях человеческой деятельности или с изучением закономерностей процессов сбора, хранения, переработки и доведения до любых потребителей любой социальной информации.

В недалеком прошлом известным информатиком и библиографоведом А. В. Соколовым активно выдвигалась концепция соотношения рассматриваемых объектов, основанная на стремлении создать обобщающую науку – социальную информатику, или общую теорию социальной информации, объектом которой является социальная информация во всех ее видах и формах. В этом случае взаимосвязь и взаимодействие социальной информатики, с одной стороны, библиографоведения, библиотековедения и научной информатики, с другой стороны, выступают как отношения между обобщающей и частными науками. Социальная информатика квалифицируется ее сторонниками и как метатеоретическая дисциплина (метатеория) по отношению к наукам социально-коммуникационного цикла.

В последние годы этот подход привел к созданию в вузах культуры (по инициативе А.В.Соколова) учебного курса «Социальные коммуникации».

Существует также точка зрения (А. И. Барсук и др.), согласно которой основной водораздел между библиографической и научно-информационной деятельностью проходит по линии различий между «макро-» и «микроподходами» к документу как объекту деятельности. Иначе говоря, библиографическая деятельность имеет дело с документами как литературным целым. Именно в таком качестве библиограф документы описывает, систематизирует, пропагандирует. Научно-информационная деятельность, осуществляя аналитико-синтетическую обработку документов, препарирует их содержание, часто вне зависимости от их документной целостности. Отсюда такие специфические продукты научно-информационной деятельности, как аналитические обзоры, фактографическая (сжатая и обобщенная) информация, предоставляемая в ходе дифференцированного обслуживания руководителей (ДОР) и т. п.

Еще один подход к выяснению взаимосвязей библиотечного дела и библиографии с научно-информационной деятельностью, близкий к предыдущему, изложен в учебном пособии для вузов «Информатика» (М.,1986. С.8–9).

Здесь предлагается три уровня системы документальных коммуникаций, рассматриваемых в работах О. П. Коршунова (непосредственно информационный, документальный, вторично-документальный или библиографический), дополнить еще двумя: фактографическим (распространение идей, фактов, данных, извлеченных из документов) и фактологическим (распространение информации, полученной путем логической переработки содержания документов).

Библиотечно-библиографическая деятельность осуществляется главным образом на втором и третьем уровнях системы. В рамках научно-информационной деятельности функции второго уровня выполняются в части обслуживания документами, не комплектуемыми библиотеками; третьего – с использованием современных технических средств.

Наконец, только научно-информационная деятельность связана с реализацией функций четвертого и пятого уровней – обеспечением ученых и специалистов информацией, извлеченной из документов или полученной посредством логического вывода.

В целом, несмотря на имеющиеся разногласия, развитие взглядов по рассматриваемому кругу вопросов идет по пути все более единодушного понимания необходимости всемерного взаимодействия, рационального распределения труда, межведомственной координации и кооперирования в области научной разработки актуальных проблем библиотечной, библиографической и научно-информационной деятельности, максимальной унификации используемой в этих сферах научной терминологии. Эта принципиальная объединяющая платформа была закреплена в государственных документах, принятых по вопросам развития библиотечно-библиографического дела и общегосударственной системы научно-технической информации.

Библиография и книжное дело. Библиографоведение и книговедение

Вопрос о соотношении библиографии и книговедения, занимающий особое место в истории библиографической мысли, уже затрагивался в первой главе учебника. Напомним, что еще в конце XVIII – начале XIX в. в Западной Европе и в России словом «библиография» обозначалось широко понимаемое книговедение. В дальнейшем на рубеже XIX и XX вв. в России постепенно формируется новое, более узкое представление о библиографии как о научной дисциплине, составляющей самостоятельную (описательную) часть книговедения. Это представление о библиографии преобладало в среде библиографов и в первые годы Советской власти. Затем наступило время, когда книговедение в нашей стране как научная дисциплина по существу прекратило существование. Был забыт и книговедческий подход к общей квалификации библиографии.

В последние десятилетия отечественное книговедение активно развивалось на новой методологической и фактической основе. И вновьна повестку дня был поставлен старый вопрос о соотношении книговедения с библиографией. Многие представители книговедения считают, что библиография (практическая библиографическая деятельность) – часть книжного дела, а библиографоведение – часть книговедения как комплексной науки (или комплекса наук) о книжном деле.

В наиболее развернутой форме эта точка зрения представлена в учебном пособии А. А. Беловицкой «Общее книговедение» (М.,1987), в котором в параграфе 6.4 «Структура книговедения» характеризуется место в этой структуре различных разделов (методологического, теоретического, исторического и методического) научного библиографоведческого знания, а в параграфе 6.8 «Система библиографического знания (библиографоведение)» далеко не бесспорно классифицируется содержание библиографоведения как книговедческой дисциплины.

Такой подход в целом правомерен, если считать, что единственный объект библиографической деятельности – произведения печати (система «книга – читатель»). Но он оказывается недостаточным, если иметь в виду более широкое понимание объекта библиографической деятельности, включающее не только произведения печати, но и другие формы документарного фиксирования информации (система «документ – потребитель»). В этом случае библиография и библиографоведение существенным образом пересекаются с книжным делом и книговедением, но не совпадают с ними полностью, одно не является лишь частью другого.

Итак, мы можем констатировать, что библиографическая, библиотечная, научно-информационная, книгоиздательская и книготорговая деятельность, библиографоведение, библиотековедение, научная информатика и книговедение образуют такого рода систему, генеральное направление развития которой – всемерное взаимодействие, координация и кооперирование, нацеленные на устранение параллелизма и ведомственной разобщенности, основанные на общности конечных целей и понимании самостоятельности, специфичности задач и функций каждого элемента, взятого в отдельности.

Всестороннее осознание первостепенной важности интеграционных процессов в практической библиотечно-библиографической, научно-информационной, издательско-книготорговой деятельности и в соответствующих научных дисциплинах лежит в основе их дальнейшего развития и совершенствования.

Библиографоведение и документоведение

Библиография и документное дело как сферы практической деятельности также часто совпадают. Объектом библиографического отражения может быть любой документ, поэтому в библиографоведении рассматривается типология документов, их специфика.

Изучение документов, многообразия их видов, работа с ними в различных социальных институтах входит и в задачи документоведения. В этой плоскости проблематика наук совпадает. Документоведение - дисциплина, изучаемая на ФИДК ун-тов культуры параллельно с книговедением и связана с документной теорией библиотечно-библиографических наук. Здесь много спорных вопросов, с которыми я часто не согласна. Есть еще документоведение, в котором понимание документа несколько иное, здесь очерчивается своя область исследования, связанная с документооборотом в рамках учреждений и организаций (личные дела, справки, удостоверения и т.д.).

Библиографоведение и теория социальных коммуникаций

Социальные коммуникации определяются как передача информации между двумя и более лицами и (или) системами, а также как движение смысла в социальном времени и пространстве. Наука, исследующая процессы функционирования социальных коммуникаций обозначается как «коммуникавистика», «теория социальных коммуникаций». Некоторые библиографоведы считают ее метанаукой, в том числе по отношению к библиографоведению, которое определяют как «науку социально-коммуникационного цикла». Делаются попытки описать библиотечную и библиографическую деятельность в терминах коммуникации. Однако есть противники такого подхода, которые считают, что полное включение библиографоведения в теорию социальных коммуникаций не правомерно. Скорее, как и с информатикой, необходимо строить отношения с ней на принципе взаимодействия и пересечения в тех зонах, где имеется общее содержание, но сохраняется своя специфика. В библиографоведении такой спецификой, например, является составление библиографической записи, в которой закладываются лишь коммуникативные потенции, но не их осуществление.

Библиографоведение и философия

Философия представляет собой наиболее высокий уровень теоретического обобщения, оперирует предельно широкими и всеобщими категориями, необходимыми для познания сущности библиографии. Философия дает основания для исследования взаимодействия библиографии и общества, библиографии и человека.

Использование таких категорий, как объект и субъект библиографии, функции, деятельность и методы деятельности, пространство и время, общее и частное, классификация и систематизация, система и структура, способствуют универсальному анализу роли библиографии в различных сферах общественной жизни.

Библиографоведение и социология

Социология представляет для библиографоведения комплекс методов, с помощью которых могут исследоваться разные процессы функционирования библиографии в обществе (анкетирование, метод экспертных оценок, опросы населения и пр.). Социология библиографии способна исследовать социодинамику и синхронный процесс функционирования библиографии; ценностные ориентации различных групп потребителей информации; деятельность социальных институтов и библиографических служб, их статус в обществе, престиж и популярность; роль библиографии в формировании единого информационного пространства. Социология также дает убедительный фактографический и статистический материал для выработки политики государства и общества в области библиографии. Социология лежит в основе научного обоснования рекламы, в том числе рекламы библиографического продукта, что также способствует пересечению исследовательской проблематики социологии и библиографоведения.

Библиографоведение и культурология

Культура охватывает все виды как духовной так и материальной деятельности человека. Она сохраняет ценности, накопленные человеком, и обеспечивает их трансляцию из поколения в поколение. Библиография сущностно связана с сохранением, переработкой и трансляцией фиксированного в документах знания, и входит таким образом в культуру как ее часть, необходимое звено и средство. Библиография даже ведомственно отнесена к сфере культуры.

Библиографоведение и экономика

В условиях существенных экономических преобразований в стране любая наука не может оказаться в стороне от экономической проблематики. В настоящее время экономика входит в библиографоведение по двум направлениям:

  1. - маркетинговые исследования, связанные с изучением спроса на библиографический продукт (ресурсы, услуги) и способов, уровня, качества его удовлетворения;
  2. - изучение экономической эффективности различных процессов библиографической деятельности.

Например, рассчитаны формулы, позволяющие вычислить, каков вклад источников информации, о которых сообщили специалисту, в его исследовательские и технологические разработки, т.е. степень их эффективности. В последнее время в связи с развитием компьютерных технологий встает вопрос об оптимальном соотношении различных систем (традиционных и электронных) в экономическом контексте.

Библиографоведение и история

В библиографоведении сформировался самостоятельный и достаточно хорошо разработанный исторический раздел. История библиографии базируется на всемирной и отечественной истории. Суть истории и истории библиографии едина, для них характерна цепочка: факт - описание - его интерпретация. Только во всеобщей истории - это события, общественно значимые для деятельности людей, в истории библиографии - события и лица узкой сферы человеческой деятельности.

Библиографоведение и психология

Библиографоведение изучает многие вопросы, связанные с субъективными факторами деятельности, т.е. с особенностями личности библиографа и потребителя библиографической информации. Традиционными для библиографоведения стали категории «потребность», «интерес», «мотив», «установки», «общение», «психология восприятия книги», «психология чтения», «психология восприятия аннотации» и т.п. Все эти понятия разрабатываются в психологии, а в библиографоведении они получают специфическую интерпретацию. Библиографоведы занимаются классификацией потребителей библиографического продукта, а она оказывается неполной без учета психологических особенностей тех или иных категорий потребителей. Эффективность библиографического общения также зависит от двух взаимодействующих субъектов, наличия симпатий, антипатий, сопереживания, доброжелательности и других психологических состояний, сопровождающих межличностную коммуникацию.

24.12.2017, 88 просмотров.


Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, от слова «совсем» - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.