Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяБиблиографоведениеБиблиография как явление и научное понятие


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Библиография как явление и научное понятие

Понятие

Библиография  — специфическая отрасль информационной деятельности, сущностью которой является информационное управление; информационная инфраструктура, обеспечивающая подготовку, распространение и использование библиографической информации.

Важнейшие задачи библиографии — стандартизация библиографической деятельности, в том числе библиографического описания; составление библиографических указателей и индексов цитирования; классификация документов. Библиографическая деятельность изучается в рамках библиографоведения как научной дисциплины.

«Библиография» - слово древнегреческого происхождения. Буквально оно означает «книгописание» («библион» - книга, «графо» - пишу). Примерно в V в. до н.э. в Греции «библиографами» стали называть людей, которые переписывали книги. Профессия библиографа в древнем мире была уважаемой и почетной, так как искусством «писания» книг, требовавшим высокого уровня грамотности и художественно-каллиграфических способностей, владели тогда немногие.

После крушения античного мира слово «библиография» надолго исчезло из употребления. Вспомнили его вскоре после изобретения книгопечатания и библиографами стали иногда называть типографов. И только в первой половине XVII в. французские ученые Габриель Ноде и Луи Жакоб впервые использовали слово «библиография» в названиях своих работ в смысле «список литературы». Вскоре оно приобрело и более широкий смысл: «книгоописание» (по аналогии со словами «география», «биография» и т.п.). Что касается собственно библиографических трудов, то они длительное время именовались «каталогами», «лексиконами», «описями», «реестрами», «инвентарями» и т.д.

В дальнейшем в ходе длительной исторической практики использования термина «библиография» он приобрел черты ярко выраженной многозначности. Можно выделить пять наиболее существенных и устойчивых его значений, которые в наши дни широко используются в России и других странах:

  1. «библиография» как отдельный библиографический труд, библиографический указатель литературы, например «Библиография Афганистана», «Библиография Индии», «Библиография Японии» и т.д., или список литературы в выражениях типа «библиография в конце книги», «библиография в конце статьи»
  2. «библиография» как совокупность библиографических трудов, выделенных по какому-либо признаку, например библиография стран Азии (как совокупность названных в предыдущем пункте и других аналогичных по тематике указателей литературы) или библиография периодической печати (как совокупность указателей, описывающих журналы и газеты) и т.п.
  3. «библиография» как наука (или вспомогательная научная дисциплина), предмет и задачи которой в разное время и разными авторами формулировались по-разному
  4. «библиография» как область практической (или научно-практической) деятельности по подготовке различных источников библиографической информации (библиографических пособий) и библиографическому обслуживанию потребителей информации
  5. «библиография» как наиболее широкое собирательное понятие, в объем которого входят все названные выше и любые другие библиографические явления

Последние два значения (особенно четвертое) преобладают в современной библиографической науке и практике. Первые три можно считать устаревшими, архаичными. В последние 25-30 лет в ходе подготовки и применения государственных стандартов на библиографическую терминологию в целях обеспечения ее однозначности предпринимались попытки устранить из библиографического обихода первые три значения термина «библиография», однако добиться этого в полной мере не удалось. Многозначность термина «библиография» остается объективным фактом, с которым приходится считаться.

Стало общепризнанным разграничение «библиографии» (независимо от того, какое конкретное содержание в это понятие вкладывается) и «библиографоведения» как науки о библиографии.

Библиография как явление

Сформулированные теоретические представления об основных общественных функциях библиографической информации содержат необходимую основу для преодоления различных ограниченных точек зрения на библиографию как общественное явление, получивших распространение как в библиографоведении, так и за его пределами (например, в библиотековедении, книговедении, информатике). Некоторые точки зрения такого рода были затронуты выше.

Разграничение основных общественных функций библиографической информации (поисковой, коммуникативной, оценочной) позволяет осознать неоднородность принципов, лежащих в основе библиографического обеспечения общества, и, следовательно, ограниченность и неточность, например, концепции «ценностной природы» всей и всякой библиографической информации. На самом деле ценностное отношение к документу характеризует только одну основную общественную функцию библиографической информации – оценочную.

Поисковая и коммуникативная функции библиографической информации в отличие от оценочной связаны с формальной и содержательной упорядоченностью документов. Формально-логическая природа поисковой и коммуникативной функций библиографической информации предполагает принципиальную возможность полной автоматизации соответствующих библиографических процессов. На наших глазах эти возможности во все возрастающих масштабах претворяются в жизнь, особенно в научно-информационной деятельности, а также в области текущей государственной библиографии.

Основные общественные функции, взятые изолированно, в чистом виде, т. е. абстрактно, служат наиболее общей формой выражения ее устойчивости как особого общественного явления. Это значит, что какие бы изменения ни претерпевала библиографическая информация, она всегда выполняла, выполняет и будет выполнять свои основные общественные функции, хотя способы их практической реализации меняются, модифицируются, обретая в различных условиях специфические конкретно-исторически обусловленные формы.

В этой связи одна из важных задач современного библиографоведения состоит, в частности, в том, чтобы, используя представления об основных общественных функциях библиографической информации в качестве исходного пункта, предпринять хорошо организованные и скоординированные фундаментальные поисковые и прикладные исследования с целью выяснить, как конкретно, на разных структурных уровнях и участках библиографической реальности, в специфических условиях разных областей человеческой деятельности практически реализовывались в прошлом, реализуются сейчас и должны реализовываться в будущем основные общественные функции библиографической информации. Только тогда и смогут реально обнаружиться действительные познавательные, объяснительные и прогностические возможности общей теории библиографии. Только в результате таких исследований может быть всесторонне раскрыта подлинная системная целостность не только существующего, но и будущего общественно необходимого, научно обоснованного разнообразия структурных уровней, направлений, функциональных рядов, организационных форм, средств и методов библиографической деятельности.

Несомненно, что основные общественные функции библиографической информации (особенно оценочная), рассматриваемые в качестве исходного пункта теоретического воспроизведения библиографии как системы методом восхождения от абстрактного к конкретному, потенциально предполагают, скрывают в себе, как в почке, огромное богатство возможностей, путей и средств своей практической реализации, в том числе и многое такое, о чем мы сегодня не подозреваем или только догадываемся.

Библиография как социальный институт сформировалась под влиянием факторов, требующих посредничества в системе «документ – потребитель информации». Здесь мы сталкиваемся еще с одним понятием – «потребитель информации» – это тот, кто получает информацию и использует в различных целях. В роли потребителя может выступать один человек, группа людей, коллектив сотрудников, учреждение и т.п.

Однако в процессе взаимодействия Д–П могут возникать информационные барьеры, которые связаны со следующими главными моментами. Документы как материальные объекты в процессе распространения попадают в самые различные места (библиотеки, книжные магазины, органы информации, личные собрания и т.д.), т.е. они постоянно «рассеиваются» в пространстве. Естественно, что вместе с материальной формой документов «рассеивается» и их содержание. Это нарушает внутреннюю связь, непрерывность заключенного в них знания. В результате поиск каждого отдельного документа, а тем более документа родственного содержания оказывается очень затруднительным.

Все это усугубляется тем, что содержание документов неоднородно и предназначено определенным категориям потребителей. Потребитель со своей стороны не знает, где находятся нужные ему документы, не знает, в каких именно документах содержится интересующая его информация. Он не в силах следить за появлением всей массы новых документальных источников информации, человек вообще может не подозревать о существовании документов, соответствующих его интересам и т.д.

По мере того как растет число и разнообразие документов, с одной стороны, и потребителей информации, с другой, по мере того как социальная значимость документной информации неуклонно возрастает, а информационные потребности усложняются и дифференцируются, барьеры, препятствия, трудности в системе документальных коммуникаций все более обостряются.

Все реальное разнообразие информационных барьеров в системе документальных коммуникаций по причинам их возникновения можно свести к трем основным группам:

  1. Объективные информационные барьеры(не зависящие от самих документов и потребителей):

 пространственные, связанные с неизвестностью местонахождения документа, необходимость его поиска в больших документных массивах;

 географические, связанные с расстояниями между Д и П;

 количественные, отражающие физическую невозможность освоить все соответствующие потребителю источники информации;

 содержательные (смысловые), вызываемые недостатком информации из-за сложности изложения, обилия специальной терминологии и т.п.;

 качественные, связанные с необходимостью сравнительной оценки и выбора лучших из множества имеющихся источников информации.

  1. Субъективные ИБ, зависящие от П:

 языковые, как результат незнания П языка, на котором написан Д. Этот барьер в современных условиях представляет собой одно из наиболее мощных препятствий, затрудняющих использование Д (особенно научных). В области научно-технической информации доля литературы на англ., нем., русском и французском яз. в совокупности составляет 88%. В гуманитарных науках литература на англ. яз. составляет 30%, французском – 13%, испанском – 12%, русском – 6% и т.д.

– психологические, обусловленные наличием у П предубеждения к тем или иным жанрам, авторам, новым формам источников информации, а также неразвитого художественного вкуса, отсутствием навыков систематического самообразовательного чтения, настроением, влиянием окружающей читательской среды и т.п.;

– барьеры воображения, связанные, например, с тем, что ученый уверен в невозможности найти нужную информацию и отказывается от поиска;

– стратегически-поисковые барьеры, связанные с неумением П. выбрать правильную стратегию документального поиска;

– временные барьеры, обусловленные тем, что ученый не может тратить на поиск информации более 20–25% своего рабочего времени;

– экономические барьеры, связанные с недостатком средств у потребителя для приобретения источников информации или оплаты соответствующих услуг.

  1. Информационные барьеры, возникающие благодаря создателям документов и посредникам (третьей стороне) в системе документальных коммуникаций:

– ведомственные барьеры, связанные с административной структурой ведомств, препятствующей движению документов;

– режимные барьеры, вводимые во избежание утечки секретной информации в рамках государственных или ведомственных структур;

– редакционно-издательские барьеры, связанные с задержанием выхода в свет публикаций, их низким качеством, наличием неряшливых формулировок, избыточной информации и т.п.

– барьеры, связанные с отсутствием и (или) несоблюдением стандартов на публикации, что затрудняет библиографический поиск в больших документных массивах;

– библиотечно-библиографические барьеры, вызванные задержками и другими недостатками в библиотечном и библиографическом обслуживании П.

Т.о., библиография сформировалась как социальный институт, в рамках которого выработаны специальные средства и методы, позволяющие устранить обозначенные информационные барьеры. Ее главная задача – осуществлять посреднические функции между фиксированной информацией и потребителем, ориентировать человека и общество в пространстве информации и знания.

Функции библиографии

Одна из самых сложных и определяющих проблем в современном библиографоведении. Вокруг нее до сих пор ведутся споры, так как от ее научно обоснованного решения зависит квалификация общественной сущности библиографической деятельности.

 

Определение социальной сущности библиографии связано прежде всего с выяснением общественной цели библиографии, ее общественного назначения как деятельности вообще. Цель - важнейшая характеристика любой человеческой деятельности. Она определяет все ее другие характеристики, выступая в виде абстрактной идеализированной модели, "предвосхищающей" конкретное, практическое воплощение этой деятельности в целом.

 

Важно не только констатировать в общем эту целесообразность, целенаправленность применительно к библиографии, но и указать конкретно, в чем она заключается. Вместо термина "цель библиографии" часто используют и другие: назначение, функция, социальное назначение, функциональное назначение, целевое назначение, общественная функция и т.д. Самым неудачным можно считать употребление слова "функция" ввиду его особой многозначности. Это и совершение, исполнение, внешнее проявление чего-то, и отношение, зависимость каких-либо элементов, частей, в том числе части и целого, и роль, и методологический принцип ("функционализм"), и особый метод системного исследования (функциональный, структурно-функциональный) и т.д.

 

Как можно видеть, функция лишь отдаленно, опосредованно проявляется как цель. Тем не менее в учебнике мы сочли возможным использовать широко распространенный сейчас термин "общественная (или социальная) функция библиографии", понимая ее как цель, которую библиография осуществляет в системе информационной деятельности. Тем более что эта цель выступает в определенной зависимости от целей других частей книжного дела (информационной деятельности) как целого. Поэтому цель библиографии осуществляется действительно в качестве определенной функции или роли в системе всех целей информационной деятельности. В философском понимании функция (от лат. functio - совершение, исполнение, деятельность) квалифицируется как отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутствует изменение других, или, с точки зрения управления, мировоззрения, как выявление зависимости данной части и целого: в нашем случае - библиографии и информационной деятельности. Последнее и называется функционированием. Причем отдельные ученые представляют функционирование как отражение самого процесса общественной деятельности.

 

По логике вещей, такая существенная характеристика должна быть отражена уже в самом определении библиографии. Но анализ определений, предложенных в нашей стране и за рубежом, показывает, что функция в них квалифицируется или излишне широко ("знать книги"), или излишне односторонне ("книгоописание"), или также недостаточно, когда перечисляется целый ряд отдельных целей (книгоописание, критика, рекомендация, классификация, ориентировка, содействие и т.п.). Во всех случаях они не отражают общественной специфики библиографии в целом. Необходимо найти единую обобщающую функцию библиографии, которая бы отражала, воплощала в себе все реальное и возможное многообразие целей ее общественного проявления.

 

Такой определяющей общественной функцией библиографии является управление. И с этих позиций можно теперь оценить прозорливость  В.Г.Анастасевича, который считал библиографию путеводительницей и наставницей в выборе книг. В середине XIX в. ему вторил известный тогда поэт-демократ  М.Л.Михайлов, подчеркивая, что "наука, руководствующая" в выборе книг, есть библиография. В конце XIX в.  А.Н.Соловьев в своеобразно исправленном виде почти повторяет слова В.Г.Анастасевича о том, что библиография - "руководительница в выборе книг для чтения". Не случайно, видимо, современные теоретики рекомендательной библиографии основную функцию ее также до сих пор выражают в формуле "руководство чтением". Из современных интерпретаций библиографии близким к предлагаемому пониманию является определение, данное в ГОСТ 7.0-77:  "Библиография - область научно-практической деятельности по подготовке и доведению до потребителей библиографической информации в целях воздействия на использование произведений печати в обществе". Иными словами, библиография является управляющей подсистемой информационной деятельности, что можно выразить элементарной формулой: производство - библиография (управление) - потребление (Пр-Б-Пт). Она показывает, что библиография определенным образом включается в информационную деятельность, как бы растворяется в ней. Но реально, чтобы эффективно осуществить управляющее воздействие на весь информационный процесс, библиография должна подняться над ним, быть выделенной в особый и целостный "управляющий блок" (подсистему). При научной идеализации этого процесса библиография должна стать вершиной соответствующей принципиальной модели.

 

Идею об управленческой функции библиографии легко осознать на основе обобщения исторического опыта ее развития, к тому же в современных условиях проблема "информация и управление" стала общенаучной, общекультурной. Ее высказывали и библиографы, в том числе и  О.П.Коршунов. Она заложена в предложенной им "организационно-канальной структуре советской библиографии" [см. в его работе: Библиография: Теория, методология, методика. М., 1986. С. 91; ср. учебник: Библиография: Общий курс/Под ред. О.П.Коршунова. С. 113]. Но еще одного шага до осознания библиографии как особого управляющего и целостного "контура" он не сделал, остановившись на понимании ее лишь в качестве вспомогательного, вторично-документального и рассредоточенного контура. Поэтому в его научных построениях библиография организационно не стоит рядом с другими институтами информационного обеспечения общества, а находится внутри них, в каждом выполняя свои специфические функции. Тот же подход ("документографический", противопоставляемый "книговедческому")  О.П.Коршунов развивает и в недавно изданном учебнике, основанном, как он считает, "на непреложном и вполне объективном факте организационной раздробленности библиографической деятельности (выделено нами. - А.А.Г.), ее органической включенности в различные организационно оформленные общественные институты в системе документальных коммуникаций, т.е. в библиотечное, редакционно-издательское, архивное дело, в книжную торговлю, в научно-информационную деятельность. В этих общественных институтах в специфических для каждого из них формах и осуществляется библиографическая деятельность" [Библиографоведение: Общий курс. С. 12].

 

Но согласно принципу деятельности (подробнее он будет рассмотрен ниже) управление является обязательной составляющей любого вида общественной деятельности (наряду с другими - практикой, наукой, общением, образованием и т.д.), в том числе и информационной. Примечательно, что О.П.Коршунов использует эту типовую модель, чтобы продемонстрировать структуру и включенность библиографии в различные сферы человеческой деятельности. Однако в этой модели не показана информационная деятельность, включение которой позволило бы легче понять, что библиография не подменяет всех составляющих информационной деятельности, а реализует в ней и в человеческой деятельности вообще свою особую функцию (цель, социальное назначение и т.п.) - информационное управление.

 

В ходе развернувшейся на страницах журнала "Библиография" дискуссии по теоретико-методологическим вопросам О.П.Коршунов, на наш взгляд, не вполне оправданно выступил против употребления слова "воздействие" как определяющего суть управленческой функции библиографии. Он отстаивает другое - "содействие", абсолютизируя "вспомогательность" библиографии, низводя ее до пассивной созерцательности и описательности и не признавая ее активного влияния на процесс информационной деятельности, столь необходимого в современном обществе [см.: Коршунов О.П. Чтение с закрытыми глазами//Сов. библиогр. 1988. № 3. С. 22].

 

И все же, пусть интуитивно, но и  О.П.Коршунов стоит на пути к правильному решению вопроса об основной общественной функции библиографии. Ведь именно управленческий смысл имеет введенное им понятие о библиографической реализации соответствия (выделено нами. - А.А.Г.) в системе документ - потребитель (Д-П), которое следует в данном случае интерпретировать не формально - как математическую функцию, а по существу, социологически - как основную общественную функцию управляющего воздействия на систему Д-П. Тогда и библиографическая информация будет занимать в этой системе надлежащее ей место, осуществляя свою специфическую функцию: быть содержанием (предметом) библиографии и, значит, средством информационного управления. Не понадобится удвоение функций библиографии, и легко устраняются другие передержки в концепции О.П.Коршунова. Примечательно, что именно так трактует "соответствие" другой современный теоретик библиографии  В.А.Фокеев: "Реализация соответствий между документом и потребителем с целью управления читательской деятельностью" [О сущности и основных качествах библиографической информации//Сов. библиогр. 1983. № 6. С. 58].

 

В любом случае нельзя игнорировать универсум библиографической деятельности, или общую библиографию, которая существует самостоятельно, в относительной обособленности от других частей информационной деятельности. И нельзя подменять универсальную (общую) библиографию отраслевой - библиотечной, издательской, книготорговой и т.п., которые, действительно, являются неотъемлемой частью соответствующих отраслей информационной деятельности (библиотечного, издательского, книготоргового дела и т.п.). Универсальная (общая) библиография является составной частью информационной деятельности в целом, т.е. специализированной, функционально самостоятельной отраслью.

 

Таким образом, исходя из основной общественной функции библиографии можно предложить следующее определение:  библиография - область информационной деятельности, основной общественной функцией которой является управление процессом производства, распространения, хранения и использования социальной информации в обществе, т.е. информационное управление. С учетом принципа коммуникативности (подробнее он будет рассмотрен ниже) можно квалифицировать библиографию как управление процессом производства, распространения, хранения и использования книги (произведений, документов, изданий) в обществе, или книжное, документальное управление. Суть основной общественной функции библиографии от этого не изменится.

 

Однако следует учитывать, что сложный процесс информационной деятельности и управление им в настоящее время характеризуются определенной дифференциацией основной общественной функции библиографии. В этой связи, как отмечалось выше, давно уже идут поиски оптимальной системы ее специализации. Новейший вариант такой системы, которая включает три функции - поисковую, коммуникативную, оценочную, предложен  О.П.Коршуновым. Необходимый анализ их обстоятельно возможен при рассмотрении сложной проблемы специализации библиографии (см. гл. 2), а здесь мы только отметим, что выделение их весьма произвольно. Поэтому следует вернуться к исходной, культурно-исторически сложившейся, но теперь необоснованно отвергнутой системе, которую в самом общем виде составляли функции учета, оценки и рекомендации. Эту систему необходимо дополнить еще одной функцией, отражающей самоуправление библиографии, - информационным управлением второй степени. Без учета последней библиография как деятельность теряет свою целостность, а главное - целена-правленность.

 

Такой подход обусловлен тем, что информационное управление осуществляется не одномоментно и не механически, а как сложно дифференцированный духовный процесс отражения и освоения в общественном сознании и практике социальной информации, материализуемой в различного рода документах. И, подобно любому процессу духовной деятельности, он носит аксиологический (ценностный) характер. В соответствии с принципами диалектического познания здесь существенны три момента, или три этапа:

  1.  созерцание, т.е. этап фиксации и эмпирического познания социальной информации как непосредственного результата общественной деятельности;
  2.  абстрактное мышление, т.е. теоретическое, понятийное познание социальной информации, превращение ее в знание;
  3.  практическое освоение знания, т.е. проверка его истинности, или ценности, и на этом основании дальнейшее использование его для развития, совершенствования, оптимизации человеческой деятельности.

 

С этими основными этапами в диалектике познания могут и должны быть соотнесены результаты дифференциации основной общественной функции библиографии, в связи с чем нами и выделены три основные ее частные функции: сигнальная, оценочная и рекомендательная. Сигнальное информационное управление отражает как бы момент наличия и появления новой социальной информации (книги, библиографического пособия). Оценочное информационное управление - момент проверки наличной и вновь создаваемой, вводимой в систему общения социальной информации на социальную значимость (в том числе и прежде всего - на научную). Рекомендательное информационное управление - момент непосредственного использования социальной информации путем отбора лучшей и определения оптимальных условий ее освоения конкретно данным читателем (потребителем).

 

Причем такая дифференциация общей функции библиографии позволяет обеспечить необходимую самостоятельность и преемственность ее специализации: без учета документальных источников информации и сигнала об их наличии нельзя обеспечить правильную оценку имеющейся социальной информации, а без оценки будет неправомерной, случайной ее рекомендация. Более того, информационное управление может быть эффективным только при условии, что библиография осуществляет его в оптимальном единстве трех специализированных общественных функций: сигнальной (учет), оценочной (критика) и рекомендательной. Наконец, только при введении функции библиографического самоуправления (информационного управления второй степени) указанная дифференциация общественных функций библиографии в целом приобретает необходимый системный характер. При этом и самоуправление библиографии в целом, общем может быть специализировано, в свою очередь, по тем же частным функциям: сигнальное, оценочное и рекомендательное информационное управление второй степени.

 

Итак, универсальной (общей) социальной функцией библиографии следует считать информационное, или книжное, управление. Именно она определяет относительно самостоятельную роль библиографии в системе информационного общения. В настоящее время эта основная общественная функция библиографии дифференцирована (и конкретизирована), во-первых, как минимум на два уровня - первичное и вторичное информационное управление, а во-вторых, на три частные функции - сигнальное, оценочное и рекомендательное информационное управление. И только в указанном единстве уровней и частей следует понимать функциональное своеобразие библиографии в информационной деятельности вообще, а также по отношению к другим отраслям ее в частности.

 

Решение проблемы основной общественной функции библиографии дает возможность для построения универсальной модели информационной деятельности, где четко воспроизводится место библиографии и библиографоведения, их взаимосвязь и взаимодействие с другими функциональными частями этого процесса и соответствующими им научными дисциплинами. Она становится важным методологическим средством для исследования и объяснения всех самых сложных и актуальных вопросов библиографии и книжного дела.

Функции библиографии по М.Г. Вохрышевой

Маргарита Георгиевна все многообразие функций подразделяет на две категории: общие и частные. Первые характерны для всего многообразия библиографических явлений, вторые связаны с конкретными направлениями библиографической деятельности.

Основная функция библиографии – упорядочение документных массивов с целью ориентации в них, т.е. функция упорядочения документов.

В зависимости от технологических процедур, с помощью которых реализуется упорядочивание документов, выделяются следующие функции:

 отражательно-преобразующая – суть в том, что документ преобразуется, трансформируется в библиографическую форму, которая позволяет идентифицировать, отождествить, опознать документ – первоисточник;

 структурирующая, т.е. все документы должны быть определенным образом структурированы, т.е. организованы друг относительно друга, систематизированы, классифицированы;

 ценностно-ориентационная, т.е. библиография должна ориентировать потребителей в мире документов с учетом интереса потребителя, а также ценности документа, для чего осуществляется анализ, оценка документа и представление его в соответствующей форме.

В зависимости от целей, которые ставятся перед библиографией различают следующие функции:

 познавательная, суть в том, что в следствие перечисленных выше процедур создается новое (библиографическое) знание, которое, в свою очередь, нацелено на поиск, получение и создание нового знания потребителем, что позволяет говорить о познавательной функции библиографии;

 информационная – библиография формирует оригинальный вид информации, специфический по форме и содержанию – библиографическую информацию, тем самым она выполняет информационную функцию в обществе. Библиографическая информация дает возможность генерировать новые знания, способствуя решению актуальных научных, социальных и иных задач;

 социально-коммуникационная. Библиография выступает в качестве одного из средств социальной коммуникации, выполняя коммуникационную функцию – функцию сообщения, связи и общения людей своими специфическим средствами – особым библиографическим языком, системой кодирования информации, своими правилами осуществления коммуникации в различных процессах библиографической деятельности.

Частные функции, как мы говорили, связанны с конкретными направлениями деятельности (государственная библиография – функции: документная, депозитарная, архивная, фондообразующая, регистрирующая, моделирующая, международная).

69
06.11.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.