AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Марксистская критика как разновидность социолого-публицистической критики. Типологический анализ одной из статей периода

Марксистская критика как разновидность социолого-публицистической критики. Типологический анализ одной из статей периода

Содержание

    Распространение марксизма в России последней трети XIX в., ув­лечение социалистическими идеями играло немаловажную роль и в развитии особого направления в литературной критике рубежа ве­ков, которое противостояло и либерально-демократической критике, и различным модернистским течениям в литературе.

    Заботой о массовом читателе проникнуты многие литератур­но-критические выступления публицистов марксистского толка. Важ­ной приметой марксистской критики явилось представление о родст­венности художественной и партийно-политической литературы. За­дачи художественной словесности виделись марксистам прежде всего как просветительски-пропагандистские. Об этом писал Владимир Ильич Ленин (1870—1924) в известной статье «Партийная организа­ция и партийная литература» (1905): <«.,.> литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, «колесиком и винтиком» одного-единого, великого социал-демократического механизма, приво­димого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса». Одновременно Ленин подчеркивал: в литературном деле «безусловно необходимо обеспечение большого простора личной  инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фанта­зии, формы и содержания».

    К числу русских писателей, которым наследует «пролетариат», Ленин относил Герцена, Чернышевского, Сал­тыкова-Щедрина («Памяти Герцена», 1912; «Народники о И. К. Ми­хайловском», 1914 и др.) Л. Толстой, по убеждению Ленина, в своих сочинениях выразил интересы русского крестьянства и обнаружил при этом собственные «кричащие противоречия»: с одной стороны, «замечательно сильный, непосредственный и искренний протест про­тив общественной лжи и фальши», а с другой, «юродивую проповедь «непротивления злу» насилием» («Лев Толстой как зеркало русской революции», 1908; «Л.Н.Толстой», 1910 и др.).  Эстетическая сторона художественного произведения казалась критикам-марксистам не столь существенной. Важнее было сосредоточиться на идейной сущности литературы и ее воспитательном воздействии. Литературная критика оказывалась средством борьбы за из-менение массового сознания и формирования его в духе идей марксиз­ма. Не случайно литературно-критическим публикациям отводилось почетное место в политических марксистских, большевистских из­даниях — таких как «Пролетарий», «Просвещение», «Вестник жиз­ни», газет «Искра», «Заря», «Новая жизнь», «Наше эхо», «Соци­ал-демократ», «Рабочая газета», «Звезда», «Наш путь», «Правда» и ряда др.

    Важнейшее значение в становлении этой критики принадлежит основателю русского марксизма Георгию Валентиновичу Плехано­ву (1856—1918). Наиболее плодотворными в творческой биографии Плеханова стали 1883—1903 гг. Его «Письма без адреса» (1899— 1900)явились значительной вехой (после диссертации Чернышевско­го) в развитии русской материалистической эстетики. В «Письмах» Плеханов развивает так называемую «трудовую теорию» происхожде­ния искусства в первобытном обществе, указывает на тесную зависи­мость эстетических вкусов от социально-политического строя, от су­ществующих экономических отношений и классовой борьбы. С защи­той радикально-демократических тенденций в литературной критике он выступает и в статьях историко-литературного характера — «Бе­линский и разумная действительность» (1897), «Литературные взгля­ды Белинского» (1897), «Эстетическая теория Чернышевского» (1897) и др.

    Точка зрения Плеханова на задачи литературной критики изложе­на в предисловии к третьему изданию его сборника «За двадцать лет» (1908). Он подчеркивает, что «литературный критик, берущийся за оценку данного художественного произведения, должен прежде всего выяснить, какая именно сторона общественного или классового соз­нания выражается в этом произведении. <..> Первая задача критика состоит в том, чтобы перевести идею данного художественного произ­ведения с языка искусство на язык социологии, чтобы найти то, что может быть названо социологическим эквивалентом данного литера­турного явления». Вторым актом «материалистической эстетики» должна стать оценка художественных достоинств произведения. При этом в задачи литературной критики не должно входить сочинение ка­ких-либо предписаний искусству. Более, чем кто-либо из критиков со­циологической ориентации, Плеханов придавал значение художест­венному таланту и интуиции, полагая, что и для выработки критиче­ского суждения необходимо обладать подлинным чутьем художника. Плеханов всегда оставался приверженцем реализма, но эстетически состоятельными он признавал только произведения, проникнутые «пролетарской» идеологией. К числу заметных теоретических и лите­ратурно-критических выступлений Плеханова можно отнести статьи «Пролетарское движение и буржуазное искусство» (1905), «Генрик Ибсен» (1907), «Евангелие от декаданса», «А.И. Герцен и крепостное право» (1911), «Искусство и общественная жизнь» (1912—1913),ста­тьи о Л. Толстом, а также многочисленные письма к видным веятелям культуры и искусства.

    Другой значительной фигурой в литературной критике, ориенти­рованной на марксистскую методологию, был Вацлав Вацлавовнч Воровский (1871—1923). Литературно-критические статьи создава­лись Воровским наряду с работами по истории марксизма, исследова­ниями по вопросам экономики, многочисленными публицистическими выступлениями. Только в газете «Одес­ское обозрение» за два года он публикует около 300 статей, фельето­нов, рецензий, печатается в газетах «Наше слово», «Бессарабское обозрение», «Черноморец» и других популярных местных изданиях, а также в столичных журналах и сборниках. Литература, по Воровско­му,—самый чуткий барометр перемен, намечающихся в обществе. Каждый писатель не только отражает окружающую жизнь в его собст­венном понимании, но и воплощает интересы, идеалы и устремления определенных классов или социальных групп, хотя сам может и не ве­дать об этом. Литература есть «художественная идеология», и, как всякая идеология, она неизбежно носит классовый характер.

    Активную роль в становлении марксистской литературной крити­ки и эстетики сыграл Анатолий  Васильевич  Луначарский (1875—1933). Последовательное изложение взглядов Луначарского на искусство в начальный период его творчества нашло отражение в работе «Основы позитивной эстетики» (1904), где критик, считая не­достаточной социальную трактовку проблем творчества, пытается прибегнуть к помощи позитивистской философии, сводившей все бо­гатство человеческой природы к биологическим проявлениям орга­низма. В ряде статей, опубликованных на страницах журналов «Обра­зование», «Вопросы философии и психологии», газеты «Правда», Лу­начарский выступает против идеалистического и религиозно-философского направлений в русской философии. Даже его оппонентами оцененные как талантливо и страстно написанные, эти работы соста­вили книгу «Этюды критические и полемические» (1905), где разраба­тывалась идея биологической обусловленности художественной дея­тельности и эстетического восприятия. Критик постоянно стремился связывать литературный анализ с рево­люционной борьбой.

    Критик размышлял о новом герое, о новой концепции личности, подчеркивая при этом: «Конечно, художник должен свободно избрать себе задачу. Но дело критика указывать назревающие задачи. Быть мо­жет, это облегчит художнику выбор. Осветить все углы современно­сти светом беспощадной критики, но не критики отчаянного отщепен­ца, а критики сознательного врага старого мира во имя любимого но­вого. Дать яркое изображение пролетарской борьбы, а также борьбы предшественников пролетариата <...>. Раскрыть железную цельность новой души, души борца, ее беззаветную смелость, ее основную весе­лость, спокойствие... и столь многое другое, милое, трогательное и возвышенно-трагическое в этой душе», Не случайно в центре вни­мания критика оказывается творчество Чехова, М. Горького, Вересае­ва, Куприна, Бунина, Серафимовича, Л. Андреева, ряда зарубежных писателей.

    Анализ:

    Ленин. «Толстой как зеркало русской революции». Л. Толстой, по убеждению Ленина, в своих сочинениях выразил интересы русского крестьянства и обнаружил при этом собственные «кричащие противоречия»: с одной стороны, «замечательно сильный, непосредственный и искренний протест про­тив общественной лжи и фальши», а с другой, «юродивую проповедь «непротивления злу» насилием».

    Цитаты: Сопоставление имени великого художника с революцией, которой он явно не понял, от которой он явно отстранился, может показаться на первый взгляд странным и искусственным. Не называть же зеркалом того, что очевидно не отражает явления правильно? Но наша революция - явление чрезвычайно сложное; среди массы ее непосредственных совершителей и участников есть много социальных элементов, которые тоже явно не понимали происходящего, тоже отстранялись от настоящих исторических задач, поставленных перед ними ходом событий. И если перед нами действительно великий художник, то некоторые хотя бы из существенных сторон революции он должен был отразить в своих произведениях.

    Противоречия в произведениях, взглядах, учениях, в школе Толстого - действительно кричащие. С одной стороны, гениальный художник, давший не только несравненные картины русской жизни, но и первоклассные произведения мировой литературы. С другой стороны - помещик, юродствующий во Христе. С одной стороны, замечательно сильный, непосредственный и искренний протест против общественной лжи и фальши, - с другой стороны, «толстовец», т. е. истасканный, истеричный хлюпик, называемый русским интеллигентом, который, публично бия себя в грудь, говорит: «я скверный, я гадкий, но я занимаюсь нравственным самоусовершенствованием; я не кушаю больше мяса и питаюсь теперь рисовыми котлетками». С одной стороны, беспощадная критика капиталистической эксплуатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс; с другой стороны, - юродивая проповедь «непротивления злу» насилием. С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок; - с другой стороны, проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению, т. е. культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины.

    Что при таких противоречиях Толстой не мог абсолютно понять ни рабочего движения и его роли в борьбе за социализм, ни русской революции, это само собою очевидно. Но противоречия во взглядах и учениях Толстого не случайность, а выражение тех противоречивых условий, в которые поставлена была русская жизнь последней трети XIX века.

    Толстой велик, как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства ко времени наступления буржуазной революции в России. Толстой оригинален, ибо совокупность его взглядов, взятых как целое, выражает как раз особенности нашей революции, как крестьянской буржуазной революции. Противоречия во взглядах Толстого, с этой точки зрения, - действительное зеркало тех противоречивых условий, в которые поставлена была историческая деятельность крестьянства в нашей революции.

    Под молотом столыпинских уроков, при неуклонной, выдержанной агитации революционных социал-демократов, не только социалистический пролетариат, но и демократические массы крестьянства будут неизбежно выдвигать все более закаленных борцов, все менее способных впадать в наш исторический грех толстовщины!

    19.12.2016, 689 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.