AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Критика формалистов. Концепция «искусства как приема»

Критика формалистов. Концепция «искусства как приема»

Содержание

    Формальный метод — это метод научной и публицистической (журнальной) критики, занимавший важное место в литературе 1920-х годов. Теоретически он опирается на лингвистику и теорию поэтического языка, созданную объединением ОПОЯЗ в 1910-е годы, — и находится в теоретико-эстетическом контексте русского формализма.

    Формальный метод в момент своего появления был нацелен на преодоление умозрительности, приблизительности и вкусового произвола, которыми характеризовалось, по справедливому мнению первых формалистов, литературоведение того времени. Формализм мыслил себя как антитезу, от чего происходит некоторая чрезмерность ряда его методологических положений и методических приемов. Но с формального метода начинается важнейшее для теории и критики ХХ века развитие «точных» методов в литературоведении. Во многом оно определило облик русского (и не только русского) литературоведения и критики последующих десятилетий, вплоть до наших дней.

    Формалистская критика опирается на следующие методологические основания:

    1) Специфика литературы состоит в форме (языке), а не содержании (предметы, идеи), так как идею, воплощенную в литературе, можно выказать и «простыми» словами.

    На этом основании первые формалисты полностью отказываются говорить о содержании литературного произведения, считая эту задачу не свойственной литературоведению и критике. Зато они сосредоточиваются всё свое внимание на анализе формы произведения и добиваются в этой сфере впечатляющих результатов. Формальный и структурный метод всех «изводов» настаивает на невозможности говорить о содержании текста в отвлечении от анализа формы. Именно формалисты изменили представление о критике текста, связав ее в первую очередь не с философствованием, а с детальным анализом плана выражения.

    2) Поэтический язык отличается от «естественного» языка тем, что он искусственно усложнен (например, стихи сложнее, чем проза). Усложнение заставляет читателя задерживать внимание на форме и воспринимать ее не как нечто неважное, а как нечто эстетически значимое. Речь усложняется с помощью многочисленных специальных приемов.

    Поэтому анализ формы у формалистов во многом представляет собою анализ приемов, хотя и не сводится к этому.

    3) Поэтические приемы, изобретенные одной эпохой, в следующую эпоху устаревают, потому что читатель к ним привыкает («автоматизируется восприятие»). Искусство должно создавать новые приемы, сложнее предыдущих, для того чтобы художественная речь продолжала казаться особенной, усложненной, искусственной — странной. Этот принцип формалисты назвали принципом остранения.

    4) Формалисты видели произведение, его план выражения, как многоуровневое целое, уровни которого аналогичны уровням языка: звуковой (фонический), лексический, синтаксический и т.п.

    Ранний формализм представлял собой критику, основанную на теоретической базе, сформированной еще не до конца, а представленной в основных тезисах, поэтому и сам метод выступал как нечто эскизное и схематичное. Отсюда такие недостатки критики раннего формализма, как пренебрежение планом содержания и большая или меньшая обособленность приема как предмета наблюдения от целого и от других приемов, наблюдаемых здесь же.

    Однако в середине и конце 1920-х годов формализм как теоретическое учение и критическая практика перешел в более зрелую фазу («поздний формализм»), комплекс идей формального метода пополнился:

    5) Произведение представляет собой систему (сложное функциональное целое), а не только набор приемов; эта система в первую очередь характеризуется связями ее элементов между собой, подобием и взаимосвязью разных уровней.

    6) Принцип сложного функционального целого связывает форму произведения с его смыслом (план выражения с планом содержания), а также произведение с его контекстами (другими произведениями, другими жанрам, с историческим окружением и т.п.).

    В результате преодолевалось первоначальная самодостаточность приема, чрезмерная имманентность формального анализа и опасность потерять план содержания литературного объекта.

    7) Литературные системы представлены как движущиеся, развивающиеся, а не статичные.

    Это позволило формалистом, в первую очередь Ю. Тынянову, исследовать историю литературы и эволюцию литературных форм и всей литературной системы.

    В частности, Ю. Тынянов представил литературу как поле, на «поверхности» которого расположены жанры и формы — таким образом, что в центре стоят «самые литературные», излюбленные в данную эпоху жанры, на периферии — жанры непопулярные и не высоко «котирующиеся», а за краем поля — те, которые не считаются литературой, а составляют, так сказать, паралитературу — «литературный быт». Развитие литературы как системы Тынянов объяснил движением жанров внутри поля и вне этого поля: то, что прежде не считалось литературой, потом может войти в литературу; то, что было в центре, может уйти на периферию и т.п.

    В своей научной критике формалисты обращались к произведениям классической литературы, стремясь продемонстрировать познавательные возможности метода либо вывести новое понимание литературы из разбора классических текстов. В критике современного литературного процесса многие формалисты союзничали с «левыми» авангардистскими объединениями, в частности с ЛЕФом, и поддерживали лефовский взгляд на литературу средствам своей методологии. Показателен в этом отношении сборник статей «Литература факта» (1926) с участием О. Брика и В. Шкловского.

    Метаязык. «Формалисты, как правило пользовались традиционными терминами литературоведения (филологии, в частности теории стиха, риторики и т.д.) и… лингвистической терминологией в области стилистики». Поэтому в их языке определенное место занимают термины лингвистики. Не менее характерно употребление собственных терминов, введенных в язык описания лингвистических и литературоведческих предметов: это термины прием, жест, доминанта и т.п., которые в метаязыковой системе формалистов имеют специфическое значение, отличное от исходного.

    Методика формалистской критики выдвигает на первый план обнаружение, перечисление, классификацию, анализ приемов. Характерно постоянное сведение наблюдений к идее остранения (обновленного восприятия, обновленного состояния). У более поздних формалистов акцент переносится с наблюдения приемов на их взаимосвязь и эволюционное движение литературной системы (как в статьях Ю. Тынянова).

    25.01.2017, 446 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.