Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория русской литературной критикиКритическое творчество М. Эпштейна: методика, тематика, позиция


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Критическое творчество М. Эпштейна: методика, тематика, позиция

Михаил Наумович Эпштейн (1950). Закончил филфак МГУ. Автор свыше 20 книг и более 600 статей и эссе, переведенных на 15 иностранных языков. Основные темы исследований: методология гуманитарных наук, постмодернизм, поэтики (в частности, литературных архетипов и теории метареализма), философии модальностей, теории советской идеологии и философии, семиотики повседневности, проективная лингвистика, перспективы развития языка и мысли. Лауреат Премии Андрея Белого 1991 г.   

Основные направления работы:

1). Поэтика и метафизика русской классической литературы, топосы и архетипы русской поэзии. Статьи о Фаусте у Гете и Пушкина; о «Медном всаднике» и «Сказке о рыбаке и рыбке» как о едином произведении, поэме-сказке; об иронии демонического у Гоголя; о мотиве театрального занавеса у Пушкина и Мандельштама и т. д. Особый интерес к титаническим и демоническим мотивам в русской культуре. Книга о русской пейзажной лирике, о её растительных, анималистических, ландшафтных архетипах.  

2). Проективная теория литературы и культуры. Манифесты и статьи о новой русской поэзии: метареализм, концептуализм, презентализм (в 1980-е). Истоки и смысл русского постмодернизма (в сравнении с западным, в 1990-е).

3). Разработка понятия транскультуры и соответствующих междисциплинарных проектов. Эксперименты в области коллективных импровизаций, лирического музея и др., начатые в Москве и продолженные на Западе. Клуб эссеистов (Москва, 1982-87), объединение « Мысль и образ» (М., 1986), Лаборатория современной культуры (М., 1988-90).

4). Советская идеология и философия послесталинской эпохи. Логико-лингвистический анализ языка советской идеологии и лежащих в его основе тетрад (четырёхэлементных лексико-семантических структур, тетралектика). Анализ основных направлений российской философии 1960-80-х гг. (неорационализм, персонализм, культурология, концептуализм и т. д.).

5).Эссеистика. Короткие эссе, собранные в две книги: «Бог деталей» (1977-88) и «На границах культур» (1990-94).

6). Теология культуры. Религиозное сознание и бессознательное русского авангарда и концептуализма. Книга «Вера и образ. Религиозное бессознательное в русской культуре 20-го века» (1994) (еврейские духовные традиции у Пастернака и Мандельштама, мистика пустоты у Ильи Кабакова, трансформация юродивости и мистика похмелья у Вен.Ерофеева и т. д.). 

7). Философия. Разработка новых принципов мышления, основанных на модальности возможного и вводящих в третью, посткритическую эпоху философии (первая — докритическая, докантовская; вторая, критическая, началась с кантовского переворота и заканчивается теорией деконструкции). Изучение сменяющихся модальностей в истории мысли и культуры.   

8). Основное направление работы M. Эпштейна — создание множественных альтернатив господствующим знаковым системам и теоретическим моделям, — то, что он называет «множимостью мысли». На этом пути возникают «возможные миры мыслимого» — философские системы, религиозные и художественные движения, жизненные ориентации, виртуальные народы и государства, новые слова, термины и понятия, новые дисциплины и формы гуманитарного исследования. Такой метод мышления аналитичен по отношению к современной культуре — и одновременно альтернативен ей, обнаруживая её пустоты, лакуны, нереализованные возможности.     

Тяготеет к научной критике. Для Эпштейна постмодернизм лишь очередная стадия русского коммунизма, первоначально (в советскую эпоху) существовавшего в наивной, утопической, форме. Критика постмодернизма (и способы деконструкции соцреализма в рамках постмодернистских стратегий) осуществляется с использованием постструктурального (постмодернистского) аппарата. Выявив восемь параллелей (и совпадающих свойств коммунизма и постмодернизма), Эпштейн утверждает, что коммунизм был незрелым и варварским вариантом постмодернизма, как бы восточным подступом к нему. Проводит параллель между коммунизмом и постмодернизма, отвергает обе идеологии.     

За попыткой опровергнуть постмодернистский дискурс с помощью уподобления его коммунизму (и послепетровскому периоду русской культуры) стоит не столько неприятие постмодернизма прежде всего по причине отказа его от пафоса и тоталитарного метафизического познания, сколько неприятие той системы, которая не способна должным образом признать авторские стратегии, представляющиеся Эпштейну ценными.

122
04.03.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.