AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Работа редактора с иллюстрациями

Работа редактора с иллюстрациями

Содержание

    Иллюстрация — рисунок, фотография, гравюра или другое изображение, поясняющее текст. 

    Иллюстрации используются для передачи эмоциональной атмосферы художественного произведения, визуализации героев повествования, демонстрации объектов, описываемых в книге (ботаническая иллюстрация), отображения пошаговых инструкций в технической документации (техническая иллюстрация).

    Иллюстрации к текстам используются с глубокой древности. Когда Иоганн Гутенберг изобрёл способ книгопечатания подвижными литерами, он начал добавлять к тексту рисунки, выполнявшиеся с помощью высокой печати посредством деревянных досок. Основным способом воспроизведения иллюстраций в книгах была гравюра, а в XVIII веке ей на смену пришла литография. 

    Развитие печатного дела и появление периодических изданий открыло новые возможности для иллюстраторов. Наряду с оформлением книг, иллюстрации потребовались для газет и журналов, в том числе комического плана — карикатуры. В иллюстраторы переквалифицировались художники, получившие классическое художественное образование. Улучшалось качество рисунка, а издатели журналов обнаружили, что хорошие иллюстрации продаются не хуже хорошего текста. 

    Золотой век иллюстрации начался, когда газеты, массовые журналы и иллюстрированные книги стали доминирующими источниками информации. Совершенствование печатной технологии сняло ограничения на использование цвета и техники, и многие иллюстраторы в это время добились успеха. Некоторые благодаря своей деятельности стали богатыми и знаменитыми, а их рисунки попали в разряд классики мирового искусства. С появлением новых средств информации иллюстрация потеряла свои лидирующие позиции, но остаётся по-прежнему востребованной.

    Иллюстрации научно-популярных изданий

    Важную роль в структуре и композиции научно-популярной книги выполняет различного рода иллюстративный материал. По характеру отражения реальной действительности его можно разделить на научно-понятийный (графики, схемы) и документальный (фотографии). Средства наглядности выполняют научно-познавательную, воспитательно-образовательную, информационно-ознакомительную функции. Иллюстративный материал — важная составная часть отображения научного содержания.

    Характер иллюстраций, их подбор и расположение должны отвечать целевому назначению и читательскому адресу издания, быть понятными и доходчивыми, излишнее наукообразие графиков и схем снижают действенность текста, который они сопровождают.

    В научно-популярных произведениях допустимо использование графиков. В отличие от табличной графическая форма представления результатов научных исследований более информативна, хотя конкретность числовых показателей, выражающих результаты измерений или расчетов, при расположении их в виде точек на графике заметно снижается. Всего должно быть в меру. За этим обязан следить редактор. Не нужно допускать, чтобы автор увлекался графиками. Большое количество однообразных графиков снижает действенность научно-популярного произведения, затрудняет восприятие содержащейся в нем информации.

    Анализируя иллюстрации к научно-популярному сочинению, редактор должен учитывать тот факт, что при переносе рисунков из научных изданий в научно-популярные требуется их дополнительная обработка с целью устранения детализации. Каждый автор должен заранее представлять, какие иллюстрации помогут лучше объяснить массовому читателю то или иное научное положение. Задача редактора — напомнить об этом автору. Нужно также, чтобы данные, приведенные в тексте, были конкретными и возможность их использования отвечала принципам популяризации научных знаний. От автора научно-популярного произведения требуется, чтобы он избегал отвлеченного цифрового материала и приводимые в книге данные конкретизировал с помощью фактов, известных читателю.

    Число иллюстраций, их выбор и способ воспроизведения зависят от вида издания, жанра научно-популярного произведения, его содержания. Свои иллюстрации должны быть в научно-популярной монографии, свои будут в научно-биографической монографии и в книге путешествий. Изложение биографического материала обычно сопровождается документальными иллюстрациями. Это могут быть фотографии, копии или фотоснимки документов и др. В монографии о путешествии могут быть зарисовки.

    Как и во всякой другой книге, в научно-популярной большое значение имеют подписи под иллюстрациями и связь иллюстраций с текстом. Более того, в научно-популярной книге подписи могут выполнять дополнительную информационную функцию, расширяя основной текст и, по сути, являясь самостоятельным текстовым фрагментом.

    Иллюстрации в справочниках

    Одно из важнейших направлений работы редактора — работа над иллюстрациями и художественно-техническим оформлением издания. Как и все ключевые вопросы подготовки издания, их решение зависит от типа издания, конкретной целевой установки. Иллюстрации в справочных изданиях — одно из существенных средств обогащения их информативности. Необходимое требование к иллюстрированию — органичная и логическая его связь с содержанием текста. Тщательно подобранная иллюстрация, имеющая умело составленную подпись, позволяет значительно сократить статью или соответствующий текстовой фрагмент в систематическом издании.

    При разработке плана иллюстрирования необходимо учитывать характеристики конкретного издания, в том числе предметные. Так, иллюстрации играют особую роль в справочных изданиях по искусству. Например, популярные энциклопедии по искусству, в которых по сравнению с другими типами энциклопедий преобладают репродукции и другой иллюстративный материал, «устанавливают прямой контакт с миром искусства, формирующий вкусовые предпочтения личности, которая из всего многообразия искусства создает собственный уникальный мир, проявляющий себя в эстетических ценностных ориентациях личности». Важное образовательное значение приобретают комментарии к каждой иллюстрации, раскрывающие художественные особенности произведения.

    В справочнике, посвященном лекарственным растениям, иллюстрации также займут особое место. Очевидно, что описание того или иного растения должно быть дополнено высокоинформативной и, что не менее важно, качественной иллюстрацией (если справочником воспользуется, например, непрофессиональный заготовитель лекарственного сырья, важно, чтобы при сборе листьев, побегов или кореньев он не ошибся в выборе растения). В одном из таких изданий иллюстративный материал к каждой статье состоит из трех основных видов иллюстраций: цветное фото растения в той фазе, когда происходит сбор сырья; рисунок, изображающий листья, цветки, стебель, корень и т.д.; цветное фото, показывающее, как выглядит заготовленное сырье. Иллюстрации удачно дополняют тексты статей и, кроме того, становятся самостоятельным источником информации, которым в принципе можно пользоваться и вне связи со статьями.

    Нужно иметь в виду, что при подготовке иллюстраций нельзя ограничиваться оценкой их оригиналов, необходимо также учитывать, каким будет качество исполнения иллюстраций при печати и, соответственно, выполнят ли они стоящие перед ними задачи в полной мере. Например, если то же самое лекарственное растение получится на снимке смазанным, размытым, нечетким и т.д., то иллюстрация не просто потеряет в информативности, но и, вполне возможно, введет читателя в заблуждение.

    Иллюстрации в учебных изданиях

    В учебных изданиях используются все виды иллюстраций: предметные, абстрактные, образные, а также чертежи, схемы, карты. Иллюстрирование издания осуществляет художник. Но в процессе анализа произведения автор и редактор вырабатывают концепцию оформления издания, которая затем ложится в основу работы с художником.

    Необходимо разработать принципы подхода к подготовке иллюстративного материала.

    Редактор анализирует иллюстративный материал, исходя из его функциональных возможностей. Иллюстрации выполняют в учебном издании дополняющую, воспитывающую, поясняющую, углубляющую, разъясняющую, эстетическую функции.

    Определяя принципы подхода к иллюстрациям, автор и редактор решают вопрос о том, какие функции будут главенствующими в иллюстративном ряду, а также какие объекты и фрагменты текста должны найти отражение в иллюстративном материале. Кроме того, решается вопрос о характере иллюстраций. В основе разработки концепции иллюстрирования лежат характер учебного предмета, особенности читательской категории.

    Например, в учебниках для общеобразовательной школы по истории и литературе часто используются репродукции картин известных художников. В учебники по математике для вузов включают только чертежи и графики, в учебники по географии — карты и схемы.

    Кроме того, учитывается ступень обучения. Так, букварь иногда становится книжкой-картинкой, в которой иллюстрации занимают намного большую площадь, чем текст. То же можно сказать об учебнике «Математика» для 1-го класса общеобразовательной школы, в котором основное место занимает изобразительный ряд, наглядно демонстрирующий в картинках результаты сложения и вычитания различных предметов.

    Таким образом, при оценке иллюстративного материала необходимо учитывать содержание учебного предмета, ступень обучения, специфику читательского адреса, функции иллюстраций. Кроме того, следует опираться на особенности этапа познания предмета. Так, в ознакомительных курсах иллюстрации могут иметь общий характер, а в специальных — конкретный.

    Редактор оценивает:

    1. Целесообразность включения иллюстраций, правильность выбора вида иллюстраций, соответствие иллюстраций отобранным для иллюстрирования фрагментам текста, выполнение иллюстрациями соответствующих функций (обеспечение наглядности объектов, процессов, связей и отношений между ними, комментирование, разъяснение, углубление смысла текста, помощь в запоминании и усвоении знаний).
    2. Правильность размещения иллюстраций в издании.
    3. Качество иллюстраций (наглядность, эстетические свойства, совпадение с текстом).

    Рассуждая о необходимости, целесообразности использования иллюстраций, редактор прежде всего ориентируется на специфику дисциплины. Например, в учебниках для вузов, обучающих языкам (русскому, английскому и т.п.), как правило, иллюстраций не бывает. Это объясняется тем, что овладение языком, его нормами наиболее эффективно, когда обучаемый работает с собственно текстом, изучение которого становится своеобразной практикой.

    Учебники для школы по истории, литературе имеют предметные и образные иллюстрации. Учебники по тем же дисциплинам для вузов, как правило, не иллюстрируются.

    В момент разработки концепции иллюстрирования решается вопрос и о выборе вида иллюстраций. От этого зависит и то, какой художник будет привлечен к работе.

    Заранее должны быть определены фрагменты иллюстрирования. Лучше, если подход к отбору будет единый. Например, в учебнике по химии для среднего профессионального образования на рисунках могут быть представлены установки для проведения опытов. Ясно, что главная задача иллюстрации — наглядно показать, как ученик может собрать такую установку (последовательность элементов, особенности их соединения между собой и пр.) Основные задачи подобных иллюстраций — обеспечение наглядности описанного в тексте объекта или процесса, показ связей между частями и элементами, комментирование, разъяснение, углубление смысла текста, помощь в запоминании и усвоении знаний, в реализации описанных в тексте операций.

    Важное значение имеет размещение иллюстраций в тексте. Изучая предмет, школьник, студент постепенно овладевают знаниями, останавливая внимание на иллюстрациях, рассматривая их. При этом припоминается текст, имеющий отношение к данной иллюстрации, что способствует закреплению знаний, уточнению навыков. Поэтому в момент макетирования издания редактор, исходя из функций иллюстраций, должен правильно определить их место. Так, изображения, углубляющие и конкретизирующие содержание текста, должны располагаться на той же полосе. Иллюстрации, дополняющие смысл изложения (например, репродукции картин), могут составить самостоятельный блок в конце раздела или издания в целом.

    Целесообразно давать иллюстрации не только в соотнесении с текстом, но и в сочетании друг с другом. Иллюстративный ряд должен обеспечить целостность издания. Уже на этапе разработки концепции оформления издания необходимо определить, за счет чего будет обеспечиваться единство визуального ряда. При окончательном отборе готовых иллюстраций редактору необходимо ориентироваться на данный критерий.

    Решения тут могут быть самые разные. Например, возможно использование красочных заставок и буквиц перед главами, особое оформление концевых полос.

    Разнообразие шрифтов в учебной книге должно быть направлено на реализацию дидактических начал учебной литературы.

    Иллюстрации в литературно-художественном издании

    Работа редактора над иллюстрациями литературно-художественного издания имеет свою специфику. Редактору необходимо понимать природу самих иллюстраций, природу их связи с текстом, сущность языка иллюстративного ряда.

    Нужно сказать, что иллюстрирование художественной литературы имеет как противников, так и сторонников. Существует мнение, что, будучи одним из видов искусства, литературное произведение достаточно наглядно для восприятия «само по себе», и иллюстрации либо не могут адекватно отразить его смысл, либо отражают неверно. В массиве изданий представлено достаточно большое количество литературно-художественных изданий, не имеющих иллюстраций.

    И в то же время искусство иллюстрирования произведений художественной литературы активно развивается как самостоятельное направление изобразительного искусства и книжного дела, демонстрируя блестящие образцы отражения содержания литературного произведения в изобразительном ряду издания.

    Роль редактора в данном процессе определяется тем фактом, что именно редактор наиболее отчетливо представляет себе специфику произведения, понимает индивидуальность авторской манеры, знает особенности читательского восприятия книги.

    При оценке иллюстраций редактор должен исходить из особенностей субъектно-объектных отношений, определяющих книгу. Рассмотрим эти отношения подробнее. Структуру субъектно-объектных отношений составляют следующие связи: произведение — иллюстрации — аппарат издания; автор-редактор-читатель (произведение); автор-читатель-художник (иллюстрации); редактор-читатель (аппарат); произведение (автор-редактор), иллюстрации (художник-редактор).

    Перечисленные связи представлены на схеме 4.

    Схема 4.

    Издание

    Произведение (автор–
    редактор–
    читатель)

    Иллюстрации
    (автор–читатель–
    художник–редактор)

    Аппарат (редактор–читатель)

    Редактор и художник интерпретируют смысл или внешние признаки произведения средствами книгоиздания или книжной графики. В какой-то точке позиции редактора и художника сходятся, так как и тот, и другой, как видно из приведенной схемы, ориентируются в своем понимании произведения и в его интерпретации на читателя.

    Применительно к иллюстрации книги возникает проблема возможностей, путей и границ вмешательства художника в прочтение текста, в его понимание и оценку. Применительно к редактированию проблема решается совпадением понимания текста редактором и художником и определением направлений интерпретации текста в иллюстрациях. Конечно, редактор не вмешивается в выбор художественных средств. Он только обозначает возможности общего подхода к иллюстрированию данного произведения литературы, опираясь на некоторые свойства иллюстраций и учитывая качество их читательского восприятия.

    Что такое интерпретация произведения литературы средствами книгоиздания? Очевидно, прежде всего тут решается задача введения авторского труда в современную книжную культуру, актуализации произведения литературы средствами книгоиздания. Редактор посредством справочного аппарата, художник посредством иллюстрирования обеспечивают включение литературного сочинения в социокультурный контекст современности, стремясь полнее раскрыть содержание и усилить интерес читателя к основным идеям автора. Вопрос соответствия того или иного хода иллюстрирования духу и букве оригинала — самый больной в оценке иллюстраций.

    Известны факты интерпретации одних и тех же произведений разными иллюстраторами. Эти факты показывают, что нет убедительных оснований для выбора лучшей и наиболее адекватной интерпретации.

    В качестве примера можно рассмотреть иллюстрирование сборников стихотворений Д. Давыдова. Выпущено в свет три издания, которые оформляли разные художники. Каждый из них предложил свою интерпретацию творчества Давыдова. А. Галицин передал героическую ипостась образов, патетику подвига партизанской войны. Ю. Иванов показал на фоне военных действий автора вольных стихов — бравого гусара, подчеркивая тем самым авторское начало произведений. В иллюстрациях В. Иванюка преобладающей интонацией является ирония, он раскрывает не только текст, но и контекст бытования стихов в пору их создания и в современном восприятии. Однако отдать предпочтение той или иной художественной интерпретации литературного произведения трудно. Читатель может принять или не принять ее, опираясь на свое собственное понимание творчества поэта.

    Вопрос о соответствии книжной графики идеям и стилистике литературного произведения до сих пор не имеет научного обоснования. Нет теоретической модели процесса иллюстрирования, нет нормативной поэтики, строгих критериев качества. Никем не сформулированы правила, которым должна удовлетворять хорошая иллюстрация. Как должны отозваться в ней время создания текста, время текстового описания, время художника? Не определено отношение «художник — автор».

    Однако ясно, что иллюстрацию следует рассматривать в подчинении тексту произведения литературы, причем художник должен искать возможности наиболее полно выразить содержание произведения. Например, художник Д.Х. Шмаринов писал: «Критерий оценки образной иллюстрации не буквализм, а степень соответствия тому, как воспринимаются произведения литературы нашим временем». В понимании В.А. Фаворского, книга должна была становиться в руках художника стройной, строго организованной вещью, заключающей притом в себе сложный художественный мир — пространственное изображение литературного произведения. Как видим, иллюстрация рассматривается художниками как часть издания, направленная на визуальный показ содержания авторской работы.

    Такой же подход лежит в основе рассмотрения иллюстративного ряда редактором. При его оценке редактор должен учитывать тот факт, что серьезное место в восприятии иллюстрации читателем занимает эмоциональное начало. Для убедительности редакторского анализа необходимо проводить объективную оценку материала, опираясь на теоретически обоснованные качества иллюстративного ряда, вытекающие из природы, сущности издания, все элементы которого должен учитывать редактор в своей работе.

    Издание является сложным комплексным образованием. Оценивая иллюстративный ряд, редактор исходит из основополагающих свойств произведения литературы, издания, читательского восприятия и учитывает функции иллюстраций.

    Рассмотрим эти свойства.

    Вспомним, что произведение художественной литературы, как говорилось выше, характеризуется такими показателями, как смысл содержания и форма его представления (фактическая, внешняя сторона повествования — сюжет, композиция, портреты персонажей и др.). Иллюстрации могут быть ориентированы на смысл произведения или на его форму.

    Обратимся к иллюстрациям 1-3. Это иллюстрации к роману Э. Золя «Чрево Парижа». Две из них (1 , 2 ) отражают смысл произведения и одна — его фактическую сторону (3). Портреты героинь романа показывают, что, несмотря на внешние различия, обе женщины имеют один внутренний мир, одинаково относятся к жизни и к людям. В данном случае художник ориентирован на смысл произведения. Напротив, в сцене на площади представлен внешний факт сюжета (3). Фернан, главный герой повествования, смотрит на Бурбонский дворец. Ощущение умиротворенности, покоя, которое передает иллюстрация, не соответствует внутреннему состоянию персонажа (Фернан готовит восстание), а передает только один из сюжетных эпизодов романа. Таким образом, при иллюстрировании данного романа отражены и внешние, и внутренние аспекты повествования.

    Есть много возможностей определения направлений подготовки иллюстраций. В истории иллюстрирования книги находим самые разнообразные концепции, отражающие различные подходы к определению взаимодействия вербального и визуального рядов издания. Так, иллюстрации могут отражать авторское начало повествования. В упомянутых выше иллюстрациях к стихотворениям Д. Давыдова, как уже говорилось, в одном из изданий художник Ю. Иванов опирался именно на ощущение присутствия автора — бравого гусара, что дало рисункам иное звучание, обогатило восприятие текста новыми ассоциациями. Это направление в иллюстрировании художественной литературы особенно характерно для 80-х годов XX в. По сути, иллюстрируется не только произведение, но и аура его создания. Иногда за основу трактовки берется не идея произведения, не язык, не средства художественного выражения, а сам жанр и возможности жанра обыгрываются. Истинным содержанием становится метод художника при переводе литературной реальности в изобразительную. Приведем в качестве примера иллюстрации Г. Спирина к драме М.Ю. Лермонтова «Маскарад». Уже на титуле издания находим изображение театрального здания, а портреты героев выполнены в манере эскизов театральных костюмов.

    Основополагающие свойства издания также влияют на оценку редактором иллюстративного ряда. Анализируя иллюстрации, редактор должен рассматривать издание как явление и как процесс.

    Издание как явление исследовано в книговедении и в теории оформления книги. Так, В.Н. Ляхов раскрыл особенности издания как целостного явления. В. А. Фаворский также считал цельность важнейшей характеристикой книги. Эти позиции поддерживает сегодня большинство издателей и редакторов. Причем исходной посылкой в оценке визуального ряда редактором является утверждение о том, что иллюстративный ряд должен быть подчинен литературному произведению и направлен на выявление смысла последнего.

    Рассматривая книгу (издание) как процесс, можно определить исходные положения оформления издания, учитывая возможности воздействия иллюстративного ряда на читателя в динамике визуального восприятия. Кроме того, при определении концепции иллюстрирования необходимо учитывать особенности типов и видов изданий. По способам пространственной организации издания можно выделить книгу «зрительскую», по преимуществу визуальную (книжка-картинка), и «читательную» — текстовую.

    Читательское восприятие определяется побудительными мотивами чтения, мерой усвоения информации, характером интереса читателя. Так, например, иллюстрации классической литературы или литературы XVIII-XIX вв. требуют иного подхода, чем иллюстрации современной литературы, так как та и другая литература по-разному воспринимается читателем. Причем речь идет и об общем подходе к изобразительному ряду, и о конкретных деталях. Странно выглядит книга С. Моэма «Маг», на обложке которой изображены люди в современных джинсах (роман написан в 1908 г.).

    Функции иллюстраций. Наиболее весомые функции, которые необходимо в первую очередь учитывать редактору, — познавательная, воспитательная, дополняющая, имитационная, разъясняющая и углубляющая содержание (особенно в случае иллюстрирования смысла, идеи художественного произведения) и эстетическая. Например, реализация дополняющей функции связана с раскрытием смысла. Выполнение эстетической функции предполагает, что при оценке оформления издания значение имеет не только качество подготовки художником оригинала, но и качество полиграфического исполнения иллюстраций. И художник, и редактор одновременно должны быть полиграфистами — это первое, важное условие подготовки издания. Труд редактора и художника комплексный. Обращаясь к подготовке иллюстраций, художник должен отчетливо представлять себе существующие для данной книги полиграфические условия.

    Редактор должен вместе с художником и художественным редактором участвовать в поиске образно-ассоциативного строя произведения литературы и в целом книги, методов создания иллюстративного ряда. Тут решается вопрос о том, будет ли художник отталкиваться от смысла, идеи автора или обратится к внешней стороне повествования.

    В основе определения метода визуального показа содержания, как правило, лежит учет специфики содержания произведения литературы и качества читательских интересов и возможностей восприятия. К примеру, историческую приключенческую повесть можно иллюстрировать, опираясь на внешний строй произведения, художественное сочинение философского плана со сложным глубинным смыслом желательно раскрыть в визуальном ряде, учитывая прежде всего идею повествования. В детской литературе необходимо обозначить в иллюстрациях оценочные моменты в поведении и поступках героев, раскрыть подтекст информации. Тут следует учитывать, что ребенок по иллюстрациям познает мир. В.В. Бианки писал по поводу иллюстраций к его рассказам о животных: «Задача книжек — показ животных. Основное требование к иллюстратору — рисунок должен дать верное представление о виде животного — не вообще птицы, вообще зверя, а именно данного вида. Прошу дать иллюстрации к определенным местам рассказа. Зачем стилизовать птиц под деревянные игрушки? Зачем изображать несчастного кулика в позе египетского бога?»

    Рассматривая книгу как явление, следует учитывать ее целостность. Иллюстрации должны обеспечить общность текста и изображения, помочь читателю воспринять единство содержания и формы художественного сочинения. Поэтому одним из главных принципов работы редактора является оценка не отдельных листов, а всего набора иллюстраций с учетом важнейших поворотов повествования в литературном произведении. Целостность восприятия художественного строя книги заставляет видеть все ее знаковые, орнаментальные и изобразительные элементы не изолированно, но в определенной связи, в системе композиционных, пространственных смысловых и функциональных отношений с этим целым — с самой книгой, имеющей собственную меняющуюся из века в век «архитектуру». В книге важны не только красота и своеобразие тех или иных графических элементов, но ее общий строй, художественная организация целого.

    Целостность, единство издания может быть обеспечено за счет того, что отражается один и тот же аспект произведения, например его внешняя, фактическая сторона. Либо за счет верстки, когда применяется одинаковый принцип расположения материала. Целостность обеспечивает и общий подход к выбору объектов иллюстрирования. Например, в иллюстрациях к рассказам Мопассана (4-7) нарушена целостность в показе содержания, что негативно сказывается на понимании смысла произведений. В сборнике каждая история включает рисунок с портретом основного персонажа (ил. 4, 5). Это позволяет читателю зримо представить себе персонажей, сообщает повествованию особый колорит, настроение. Только рассказ «Александр» сопровождается рисунком общего плана, на котором изображена улица провинциального городка (ил. 7). Это противоречит общей концепции оформления и во многом снижает силу восприятия содержания.

    Целостность издания обеспечивается целостностью собственно иллюстративного ряда. Иллюстрации должны взаимодействовать между собою определенной последовательностью расположения, согласованностью, продуманностью динамики развития в них содержания (нарастание напряженности повествования за счет напряженности изображения до кульминации и постепенный спад ее по мере продвижения к развязке). То есть иллюстрации получают самостоятельное значение, имея собственный мини-сюжет, демонстрируя определенное развитие действия. Кроме того, объединение в одну композицию ряда последовательных эпизодов обеспечивает повествованию большую полноту, усиливает занимательность рассказа, позволяет подчеркнуть подробности.

    Целостность издания создается единством манеры оформления всех изобразительных элементов книги. Особенно трудно выдержать единый стиль при создании серийного издания, когда серийное оформление и подготовку иллюстраций к каждому тому или выпуску серии выполняют разные художники. Так получилось в собрании сочинений А. Алексина (Центрполиграф, 2000), в котором не только общее серийное оформление, но и произведения, включенные в отдельные сборники, выполнены разными художниками. В этом издании можно найти и более серьезные просчеты. Например, портрет на обложке тома «Безумная Евдокия» не соответствует ни одному из изображений героев, представленных в иллюстрациях к произведениям, вошедшим в том. Различные стили использованы в оформлении помещенных в этом томе коротких рассказов «Очень странная история» и «Саша и Шура». Нет общей концепции иллюстрирования всего издания: только три из 10 иллюстраций относятся к смыслу рассказа «Саша и Шура» (показывают характер поступков героя), остальные семь имеют формальный характер, демонстрируя случайно подобранные сценки, ничего к пониманию смысла не добавляя. В результате некоторые тома серии не воспринимаются как единое целое.

    Рассматривая книгу как процесс, редактор и художник могут решить многие задачи усиления понимания читателем произведения литературы. Книга — двумерное пространство, раскрывая ее, читатель «входит» в это пространство. Основой издания является геометрически четкая система координат, образуемая вертикальными и горизонтальными обрезами одинаковых прямоугольных листов и вертикального корешкового сгиба — единой осью вращения страниц. Пространство книги организовано как путь, создает определенные условия и вехи движения по нему, путь от нуля к какой-то сумме знаний и впечатлений. Различные элементы книги и произведения создают вехи движения по пути получения знаний. Вехи должны быть не случайны, вымерены развитием сюжета или мысли, определены условиями, которые должны соответствовать содержанию. Движение организуется определенным ритмом, членением текста, паузами, заголовками, чередованием текста и иллюстраций, за счет чего зона читательского внимания перемещается от строк текста к изображению и обратно.

    Иллюстрации можно рассматривать как своеобразный визуальный путь познания. Тут, следовательно, необходимо передать движение содержания и обеспечить динамику расширения знания, полученного читателем, некоторыми собственно графическими акцентами.

    Редактор должен опираться на закономерности организации расположения иллюстративного материала в книге, которые определяются динамикой чтения. Так, иллюстрация может задать ритм получения знаний, ритм повествования за счет чередования текста и иллюстраций. Если изображение насыщено разнообразными деталями, которых нет в тексте, читатель вынужден разглядывать иллюстрацию, знакомясь с новой для себя информацией. Это замедляет ритм чтения, позволяет сосредоточить внимание читателя на главном.

    Если необходимо обратить внимание читателя на событие, которое представлено лишь в общем плане, но, по мнению редактора, имеет важное значение для понимания содержания, то можно поместить иллюстрацию в горизонтальном положении — тогда к самостоятельной замкнутости иллюстрации добавляется необходимость оторваться от текста, перевернуть книгу. Тем самым внимание читателя заостряется на данной именно сцене, замедляя ритм продвижения его вперед, и усиливается интерес к иллюстрированному эпизоду. Данный эпизод запоминается особенно отчетливо, в деталях. В сознании читателя ряд таких эпизодов становится основной линией визуального восприятия содержания произведения.

    Оценивая содержание иллюстрации, приходится помнить о трех пластах времени, которое может найти в них отражение, — времени выхода книги, времени написания произведения, времени действия.

    Кроме того, редактору необходимо внимательно изучить содержание изображения. Рассматривая использованные художником конкретные реалии, читатель погружается в контекст эпохи, времени, места, что обеспечивает не только наглядность, но и сообщает эффект присутствия. Читатель проникает в пространство действия, окунается в его мир. Нельзя сделать убедительной сцену, если художник включает только те предметы, которые описаны в тексте словами. Он должен найти дополнительные детали и подробности, которые сделают сцену живой, свяжут с определенным временем, местом, сделают ее узнаваемой для читателя.

    Работа над иллюстрациями литературно-художественного издания требует не только творческого отношения редактора, но и предполагает хорошее знание с его стороны особенностей создания визуального ряда издания, умение понимать художника и специфику художественного восприятия произведений искусства.

    Иллюстрации в детской книге

    Книга для детей специфична по своему оформлению. Важнейшим ее элементом является иллюстрация, причем иллюстрируется большинство книг.

    Первыми книжки для детей с картинками были издания Библии и букварей. В Западной Европе они появляются уже в XV в., вскоре после открытия первых типографий. В XVII в. была выпущена книга Яна Амоса Коменского (1592-1670) «Мир чувственных вещей в картинках». С этого времени детей начали учить не только по азбуке, но и по картинкам. Но иллюстрированных книг с рассказами и сказками в то время еще не было. Крупные издатели не выпускали книг для детей даже в век Просвещения.

    Только к концу XVIII в. в Германии появились две иллюстрированные книги, изданные специально для детей. Это были своего рода детские энциклопедии с картинками: «Первоначальное обучение» (кн. 1-4, 1774) Иоганна Бернхарда Базедова (1724-17900), выдающегося немецкого педагога, и «Книжки-картинки для детей» (вып. 1-12 (1792-1830) писателя и переводчика Фридриха Иоганна Юстина Бертуха (1747-1822).

    В XVIII в. познавательная книжка с картинками служила детям, начинавшим учиться, в XIX в. книжка-картинка стала семейной книгой для чтения всех возрастов. Постепенно такая книга прочно заняла свое место среди изданий для самых маленьких — тех, кто не умеет читать (3-7 лет).

    С начала XX в. почти во всех странах книга для детей входит в орбиту художественных исканий крупных мастеров графики и живописи. Яркие находки в этой области связаны с деятельностью российских художников 20-х годов. Именно тогда видные реформаторы изобразительной пластики, такие, как В. Лебедев, Эль Лисицкий, В. Фаворский, П. Митурич и многие другие, разрабатывают общие подходы к детской книге и воплощают их в своей художественной практике подготовки изданий для детей.

    После окончания Второй мировой войны наблюдается мощный подъем полиграфии и издательского дела, значительно расширяются репродукционные возможности книгопечатания. Художник по-новому осмысливает саму структуру детской книги как особого книжного организма, имеющего свою цветовую и пространственную композицию, свои законы образной выразительности и читательского восприятия. Многие известные живописцы и графики становятся авторами рассказов и сказок, притч и маленьких поэм. Для своих книжек-картинок они сами пишут тексты. Художники Морис Сендак и Лео Лионни в США, Эмануэль Лудзати в Италии, Каледонио Перельон в Испании, Андре Франсуа и Патрик Куратен во Франции, Иб Спанг Ольсен в Дании, Бинет Шредер в Германии, Ири и Тоси Маруки в Японии выпускают яркие, запоминающиеся книги, каждая из которых — небольшое произведение искусства, отличающееся органической целостностью в силу взаимодействия текста и изображения. Огромный вклад в книжную графику для детей вносят отечественные художники, разрабатывая интересные оригинальные решения. Среди иллюстраторов детских книг находим имена таких замечательных художников, как В. Милашевский, А. Гончаров, О. Верейский, Д. Бисти, Т. Маврина, А. Манукайте.

    Можно утверждать, что именно иллюстрация способствовала становлению изданий для детей как самостоятельного комплекса изданий, поскольку благодаря иллюстрации книга для детей может рассматриваться как особая художественная структура.

    Ученые и педагоги отмечают, что эффективность восприятия дошкольниками текста без иллюстраций снижается почти вдвое. Рисунок и слово в детской книге органически взаимосвязаны.

    Кроме того, как было показано выше, значительный объем изданий для детей приходится на книжки-картинки, в которых иллюстрации являются основным носителем содержания.

    При подготовке иллюстраций необходимо учитывать особенности ребенка, специфику его восприятия и задачи воздействия книги на ребенка.

    Иллюстрация в книге, где содержание передает текст, выполняет познавательную, воспитательную, эстетическую, дополняющую функции.

    Познавательная функция обеспечивается посредством отражения в иллюстрациях реалий окружающего мира, которые способствуют узнаваемости предметов и явлений.

    Воспитательная функция обеспечивается связью иллюстраций с воспитательной идеей, составляющей основу содержания книги. Те или иные оценочные моменты, отраженные в иллюстрации, более отчетливо понимаются читателем, чем из текста, воздействуя на эмоциональную сферу личности через зрительное восприятие, формируя тем самым определенное отношение к героям и их поступкам. Тут иллюстрация подсказывает ребенку общую оценку ситуации независимо от того, как эта ситуация представлена в тексте книги. Кроме того, воспитательная функция реализуется за счет показа не всегда понятных из текста связей между явлениями и лицами, помогает определить собственное место в тех или иных процессах. Рисунок может помочь читателю расставить акценты, понять суть описанного события.

    На значение иллюстраций в воспитании детей одним из первых среди отечественных издателей обратил внимание Н.И. Новиков. Предназначенную читателям-детям книгу «Видимый свет» чешского педагога Яна Амоса Коменского он издал с графически выполненными заставками, концовками, виньетками.

    Важность художественной иллюстрации в нравственном и эстетическом воспитании отмечали А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский.

    Например, В.Г. Белинский писал: «Посмотрите, как жадны дети к картинкам! Они готовы прочесть самый сухой и скучный текст, лишь бы только он объяснил им содержание картинки».

    Как средство воспитания и обучения детей рассматривал иллюстрации К.Д. Ушинский, подчеркивая необходимость отражения в них познавательного и художественного начал. Последнее связано с выполнением иллюстрациями эстетических функций.

    Эстетическая функция иллюстрации определяется качеством ее исполнения, и тут важным критерием оценки становится критерий художественности. Многие замечательные художники реализовали свой талант именно в детской книге, которая тем самым приобщала читателей к явлению высокого искусства. Среди них А.И. Иванов, создавший гравюры к «Руслану и Людмиле» А.С. Пушкина, Р.К. Куковский, иллюстрировавший сказку П.П. Ершова «Конек-горбунок», художники «Абрамцевского кружка» В.М. Васнецов, М.А. Врубель, В.А. Серов, художники, входившие в группу «Мир искусства», иллюстрации которых к сказкам остаются великолепными образцами оформления книги для детей, И.Я. Билибин, создавший «Азбуку в картинках», и многие другие отечественные и зарубежные художники.

    История иллюстрации в детской книге насчитывает несколько столетий. Она восходит ко времени появления учебной книги. Известны иллюстрированные «Азбука» и «Прописи» XVIII в. В них иллюстрации прежде всего имели познавательный характер.

    Первой иллюстрацией была гравюра в «Грамматике словенской» (1596) Лаврентия Зизания. В «Азбуке» 1637 г. тоже находим гравюру из жизни школы того времени.

    Развитие книжного дела связано с развитием иллюстрации. Постепенно она вошла в структуру книги для детей как один из необходимых ее элементов. Можно назвать наиболее значительные иллюстрированные издания, которые в полной мере отвечают критерию эстетической ценности издания. Например, одной из самых богато иллюстрированных книг в XIX в. был «Лицевой букварь» Кариона Истомина, изданный в 1694 г. Эта живописная поэтическая энциклопедия, где стихи и гравюры, дополняя друг друга, образуют единое целое, является настоящим произведением искусства.

    Для XIX в. характерен выпуск журналов для детей, которые, как правило, были хорошо оформлены. Наиболее богато иллюстрированным был журнал «Детский музеум» (1815-1829). Все 154 увесистые книги этого журнала заполнены роскошными цветными гравюрами с краткими пояснениями на русском, французском, немецком языках.

    Рассматривая лучшие издания для детей как феномен книги, можно отметить, что иллюстративный ряд многих изданий отличается высоким художественным уровнем, показывает глубокое проникновение художников в мир детей.

    Однако наряду с яркими, высокохудожественными изданиями в массиве можно видеть и большое количество серых неинтересных книжек для детей, оформление которых небрежно, невыразительно, не учитывает специфику читательского адреса. Такие издания не отвечают важнейшему критерию редакторской оценки иллюстраций — критерию художественной ценности издания.

    Дополняющая функция иллюстраций связана с возможностью изображения расширить понимание текста, показать часть в границах целого или, наоборот, представить целое составляющими частями. Кроме того, иллюстрации способствуют формированию у читателя дополнительных переживаний, которые расширяют возможности воздействия книг для детей на эмоциональную сферу личности.

    В восприятии содержания книги иллюстрация столь значительна, что порою книга начинается не с составления текста, а с подготовки иллюстрации. Так, художник В.В. Лебедев нарисовал сценки на тему цирка, к которым С.Я. Маршак позднее написал стихи.

    Иллюстратор книги оказывается перед необходимостью интерпретировать текст. Кроме того, можно отметить, что иллюстрирование — это разглядывание мира и возможность лучше понять его.

    Интересно замечание современного польского художника Януша Станны: «Искусство должно помочь ребенку смотреть на мир лучше, своеобразнее, основательнее, глубже... Художник может показать ребенку, как выглядит лягушка, но одновременно он должен показать ее ребенку как структуру, механизм, пятно, метафору и в определенной соотнесенности со всем прочим миром».

    Американский художник Лео Лионни сочиняет поэтические тексты к картинкам, в которых воплощен мир его образов. Его «герои» — гусеницы, птицы, рыбы, мыши, улитки, капли и даже пятна краски. Он помог древнему литературному жанру «басни» обрести в XX в. новую жизнь. «Все мои герои — люди в ином обличье» .

    Особое значение приобретает в рисунках для детской книги настроение, которое они передают. Различные его оттенки (грустное, веселое, ироническое, серьезное) легко воспринимаются через рисунки, подсказывая читателю, как следует относиться к тому или иному герою, тому или иному поступку, представленному в книге. Известно, что в определенном возрасте (дошкольный, младший школьный) дети плохо понимают подтекст изложения. И тут рисунок может помочь читателю уловить тонкости, нюансы содержания.

    Подготовка иллюстраций для детей требует внимательного отношения к самим детям.

    Так, художник В.В. Лебедев признавался, что, работая для детей, он пытается «припомнить свое детское сознание», с осторожностью относясь ко всякой нарочитости и подделке «под детскость». Он утверждал, что никакой рисунок, даже очень хороший, не будет любим ребенком, если не ответит на его вопрос, не удовлетворит его познавательного интереса.

    Действительно, оформление детской книги — особая область книжной графики. Талант рисовальщика, живописца приобретает тут оттенок объяснения, поучения. Именно редактор может оценить воздействие рисунка на читателя с этой точки зрения.

    Восприятие рисунка, иллюстрации в каждой возрастной группе имеет свои особенности.

    Ребенка дошкольного возраста интересуют прежде всего окружающие его вещи, простейшие явления. Его внимание привлекают рисунки простейших предметов, фигур людей и животных. Важно в изображении выделить основное. Дети отличаются упрощенностью мышления, неумением отделить главное от второстепенного, причем часто ребенок переключается с существенного на менее значительное, забывая об основном. Логика дошкольника — логика, базирующаяся на непосредственном сопоставлении фактов и впечатлений. Поэтому на рисунке для такого читателя часто опускаются детали, изображения делаются в общем виде.

    «Ребятам нравятся рисунки без многочисленных внешних деталей, но с большой эмоциональной насыщенностью образов, заострением характеров, доходящим до гротеска, повышенной цветностью, ярким жестом».

    Рисунки-иллюстрации в дошкольном возрасте воспринимаются ребенком как точное отражение действительности, почти как сама действительность. Поэтому изображения должны быть узнаваемы и понятны, статичны.

    Ребята старшего дошкольного возраста интересуются динамикой движения.

    Детям младшего школьного возраста нужны сведения об окружающем мире, оценка поступков героев.

    О.А. Камкин, изучавший проблемы иллюстрирования детской книги, пишет, что «одним из наиболее удачных изобразительных приемов показа социальных по содержанию иллюстраций в книге для детей младшего школьного возраста является шарж, дающий преувеличенную характеристику».

    Детей 12-13 лет интересуют причинные связи событий и явлений. Это дает возможность художнику связывать начало и конец, причину и следствие за счет логического изложения события в двух или нескольких иллюстрациях, показывая не только внешнюю сторону, но и суть явления.

    Содержание иллюстраций для детей этого возраста связывается с их представлением об идеалах. Рисунки для них насыщены героикой, пафосом, романтикой, они динамичны, отличаются психологичностью и большой индивидуализацией характеров.

    Имеют значение общие принципы иллюстрирования. Например, художник В.М. Конашевич говорил: «Пусть иллюстрация к детской книге будет не «куском живописи, а раскрашенным рисунком». И рисунки его к детским книгам, в частности к книжке-картинке стихотворения К. Чуковского «Федорино горе», действительно отчасти напоминают раскрашенные рисунки, имеют минимальное количество деталей, простую композицию, акцентирующую внимание на самых главных моментах содержания.

    К сожалению, редакторы не всегда участвуют в определении сюжетов иллюстраций и подключается к оценке и отбору рисунков только на этапе представления эскизов в издательство. А между тем функциональная роль иллюстрации в значительной мере усиливается, если иллюстрируются сложные для восприятия ребенка моменты развития повествования. Так, в рисунках можно раскрыть настроение героев, показать некоторые стороны их поведения — те, которые невозможно передать текстом.

    Особенно сложно оформление серийного издания. Одно из крупнейших серийных изданий «Библиотека всемирной литературы для детей» создавалось целым коллективом художников. В оформлении серии принимали участие В. Фаворский, А. Пахомов, В. Конашевич, Н. Мальцев, В. Лебедев, Ю. Васнецов, О. Верейский, Е. Кибрик.

    Иллюстрация в произведениях художественной литературы тесно связана с текстом и способствует пониманию его смысла. В детской книге основные функции таких иллюстраций — познавательная и дополняющая. Рисунок помогает ребенку зримо представить героев, развертывающиеся события. Особенно важно это в исторических произведениях, в работах, посвященных прошлому или зарубежной жизни. Иллюстрация передает покрой одежды, пейзаж, вид города или села, вводя ребенка в зрительное отражение того мира, который описан в книге.

    При выявлении связи иллюстрации с текстом необходимо особое внимание уделять деталям; к примеру, если, описывая одежду героя, автор называет красную рубаху — в иллюстрации она должна быть именно красной. В черно-белом варианте изображение данного героя лучше не давать. Дети остро реагируют на конкретные детали, легко узнают их и именно по ним идентифицируют явления, предметы, события, персонажей. Поэтому деталь должна отличаться изобразительной точностью, связывать текст с рисунком.

    В художественной литературе, в сказках иллюстрации помогают понять смысл содержания, дополняя его, раскрывая оценку поступков и характеров героев, которые могут быть не совсем понятны из текста. Особенно это важно для дошкольников и младших школьников, затрудняющихся порою самостоятельно определять значимость эпизодов и действий персонажей. Иллюстрация, передавая настроение повествования, выделяя главное в ситуации, помогает ребенку осмыслить повествование.

    В познавательной книге рисунок выполняет познавательные, дополняющие и эстетические функции, наряду с текстом формируя систему знаний и представлений детей об окружающем их мире.

    Так, в энциклопедии «Расти здоровым» на 588 полосах расположено 517 рисунков. Их функции разнообразны. Они способствуют образному раскрытию содержания статей в целом или их фрагментов, поясняют текст, облегчают читателю знакомство с понятиями, о которых идет речь. Например, в статье «Больное горло» автор рассказывает о марлевых повязках, которые могут предохранить от заражения инфекционной ангиной или гриппом. Рисунок такой повязки отличается конкретностью, наглядностью.

    В этой энциклопедии много схем и изображений различных органов человека. Иллюстрации помогают ребенку разобраться в прочитанном. Рисунки снабжены подробными подписями, которые стилистически не отличаются от основного текста.

    Но главная особенность иллюстративного материала детской энциклопедии состоит в том, что здесь есть так называемые нефункциональные иллюстрации. Книгу Ротенберга украшают герои диснеевских мультфильмов. Читатель встретит на ее страницах и забавного утенка Дональда, и неуклюжего слоненка Дамбо, и смешного Микки Мауса, и друзей Чипа и Дейла.

    Значение этих иллюстраций определяется целым рядом задач. Во-первых, ребята связывают эту достаточно сложную для восприятия книгу с понятным и любимым миром сказок. Это позволяет им рассматривать энциклопедию в одном ряду с ясными доходчивыми символами и, следовательно, эмоционально облегчает восприятие содержания.

    Во-вторых, долго читать научно-популярный текст ребятам сложно, внимание их рассеивается, а знакомые персонажи удерживают их в рамках данной книги, одновременно давая возможность несколько отвлечься, отдохнуть, переключив внимание на героев другой книги, но в то же время оставляя в качестве главного объекта восприятия основной текст.

    Наконец, эти герои как бы сами становятся читателями, подавая детям пример интереса к содержанию энциклопедии. Особенно важно, что в подписях к этим рисункам фиксируются ключевые моменты содержания, что не только учит читателя сосредотачиваться на главном, но и объединяет приятную эмоцию (от восприятия знакомого героя) с интеллектуальной атакой (от разъяснения важных мыслей).

    Иллюстрации в справочных изданиях для детей располагаются по ходу развития темы, они дополняют текст; создают необходимое настроение.

    Иллюстрации в энциклопедических словарях, посвященных искусству, воссоздают основные этапы развития того или иного вида искусства. При помощи изобразительных средств здесь показан колорит эпохи, страны. Среди иллюстраций — репродукции картин, скульптур, фресок, архитектурных сооружений, произведений графики. Кроме того, словари содержат целые галереи портретов деятелей культуры и искусства.

    В «Энциклопедическом словаре юного музыканта» читатель найдет изображения музыкальных инструментов, фотографии, демонстрирующие концертные залы, консерватории, музыкальные училища. Здесь много документально-исторических снимков.

    «Энциклопедический словарь юного литературоведа» иллюстрирован циклом литографий художника Ю.И. Селиверстова, книжной графикой. Каждая страница этих словарей включает иллюстрации, и многое из содержания запомнится читателю по наглядным изображениям.

    Работа редактора над книжкой-картинкой имеет свои особенности. Поскольку основной функцией изображении в такой книжке является передача содержания, редактор прежде всего рассматривает изобразительный ряд с точки зрения полноты отражения смысла произведения, а также с точки зрения целостности издания. Критерий полноты подразумевает необходимую степень подробности показа основных моментов содержания. Критерий целостности характеризует взаимосвязь отдельных изображений за счет использования определенных деталей, а также единства стиля иллюстраций, общности подхода к их расположению.

    Отбор рисунков для книжки-картинки определяется особенностями развития сюжета повествования и учитывает специфику детского восприятия. Так, яркая, запоминающаяся деталь, переходящая с одного рисунка на другой, может служить объединяющим началом для различных пластов содержания. Смена фона, на котором действуют герои, передает динамику событий: герои движутся, как бы переходя с места на место.

    Особо скажем о подрисуночных подписях. В детской книге значение имеют не только те критерии, которые характерны для правильного оформления экспликации. Важное значение приобретает форма подрисуночных подписей. Часто они являются продолжением текста и стилистически от основного текста не отличаются, что придает тексту и иллюстрациям необходимое единство.

    Большое значение имеет художественно-техническое оформление издания для детей. Для быстроты ориентации в издании используются шрифтовые выделения однотипных фрагментов текста. Активизируют поиск сведений в справочном издании внетекстовые средства поиска и ориентации, например, «высечки» в срезе книги, выделение разделов с помощью бумаги разных цветовых оттенков, маленькие заставки на полях.

    Бумага, набор, переплет — каждый элемент играет самостоятельную роль, и в то же время все они воспринимаются комплексно.

    Так, имеют значение высота букв, выбор бумаги, качество выполнения переплета в том случае, когда книга предназначена для многократного использования. Например, книжка-картинка рассматривается ребенком не только как книжка, но и как игрушка, а книжка-игрушка в свою очередь — как игрушка и как книжка. Отсюда — своеобразное отношение ребенка к той и другой.

    Редактор создает целостное издание. Критерий целостности изобразительного ряда определяется многими показателями. Прежде всего целостность предполагает общность художественной манеры всех иллюстраций, общность подхода к раскрытию материала: степень детализации объектов, композиционное построение каждого рисунка, гармония цветового решения. Кроме того, целостность, очевидно, предполагает некие объединяющие начала изобразительного ряда, и, следовательно, расположение иллюстраций, связь и взаимодействие их между собой необходимо использовать для обеспечения достаточно полного общего представления о содержании книги.

    Таким образом, иллюстрация в детской книге решает целый комплекс задач, которые определяются познавательными, воспитательными, эстетическими и дополняющими функциями.

    Исходя из них и с учетом особенностей интереса детей и восприятия этой аудиторией зрительного ряда издания, редактор осуществляет оценку иллюстраций. В качестве основных можно назвать следующие требования к иллюстрациям книг для детей:

    • иллюстрации должны быть связаны с замыслом писателя, должны помочь ребенку понять основные моменты содержания книги, подсказать, как относится автор к героям и их поступкам, дополняя тем самым смысл текста;
    • мера, степень полноты отражения содержания в иллюстрациях должна определяться функциями, которые они выполняют; учитываются такие факторы, как возраст читателя, вид издания (например, книжка-картинка или альбом преимущественно представлены изобразительным рядом), специфика содержания произведения литературы, полиграфические возможности исполнения иллюстраций.

    Редактору следует рассмотреть:

    • достоверность изображений, их схожесть с реальными предметами и явлениями, узнаваемость;
    • целостность иллюстративного ряда;
    • эстетическую ценность иллюстраций.

    Иллюстрации в рекламных изданиях

    Рекламное издание требует от редактора внимания не только к тексту, но и ко всем остальным элементам. И здесь большое место занимает изобразительный ряд. Все элементы структуры рекламного издания организуются в единое целое макетом, который создается на основе принципов художественного конструирования, книжного дизайна.

    Рассматривая макет рекламного издания, редактор оценивает его с точки зрения единства вербальной и визуальной, семантической и эстетической информации, организации ритма издания. Эстетическая сторона рекламного дизайна выступает при этом не как самоцель, а лишь как условие и средство обеспечения высокого потребительского качества издания.

    Как средство коммуникации изображение гораздо более многозначно, чем текст. Его содержание менее определенно, расплывчато. Отсутствие четкости в изображении компенсируется богатством информации. В этом состоит его преимущество: изображение способно передавать одновременно множество значений, смыслов или оттенков. Так оно вовлекает адресата обращения в процесс активного восприятия, призывает его к бессознательному интерпретированию полученной информации.

    Одно из преимуществ изображения, играющее большую роль в рекламе, состоит в простоте его восприятия. Получатель рекламы тратит гораздо меньше усилий и времени на восприятие иллюстрации, поэтому процесс утомляет его гораздо меньше, чем чтение текста. Кроме того, многозначность информации, которую несет изображение, обладает большим эмоциональным зарядом, что позволяет быстрее создавать нужное настроение. В отдельных видах рекламных изданий, например в плакате, иллюстрация вообще является главным элементом воздействия на сознание и эмоции потребителя. Умелое применение иллюстраций позволяет охарактеризовать объект рекламы с любой точки зрения: внешнего вида, структуры, организации, движения, процесса, размера, количества, расположения. Изобразительный материал, столь доступный для восприятия, эстетически убедительный, способствует лучшему пониманию информации, дополняет, уточняет текст, а в некоторых случаях заменяет его.

    В работе над иллюстрациями основная задача редактора — оценить, как художник и художественный редактор решили задачи, поставленные в сценарии. Критериями такой оценки могут служить следующие положения.

    Между иллюстрацией и рекламируемым объектом должна существовать ощутимая и четкая связь, которую легко уяснить даже неискушенному читателю. Простейшим способом достижения желаемого эффекта традиционно считается размещение названия товара на фоне его изображения. Такая прямота, откровенность рекламодателя, рекламиста выражают их уверенность в превосходных качествах объекта рекламы. Дополнительная информация с их точки зрения просто является лишней. Поиски в этом направлении привели в свое время к тому, что в западных, особенно американских, газетах появились чистые белые полосы, иногда развороты, с мелкими подписями типа «Фирма… в рекламе не нуждается».

    Иллюстративный материал должен показать изделие в соответствующей его назначению обстановке, лучше — в действии, т.е. продемонстрировать, как изделие работает, какие операции выполняет, каковы результаты его использования. При этом фокус внимания желательно направить на марку изделия и сделать акцент на его отличительных чертах и особенностях.

    Одновременно нужно следить за тем, чтобы иллюстрация наглядно раскрыла покупателю, какую пользу он получит, приобретя товар. Проверочным приемом для редактора может служить следующий: можно ли быстро воспринять графическую часть рекламы и сразу определить, к какой области человеческой деятельности относится рекламируемый объект? Возможно ли подобное определение без текстовой части?

    Благодаря всем этим качествам изображение, иллюстративный ряд стали в последние годы основным средством построения образа и, соответственно, наиболее распространенным приемом подачи материала в печатной рекламе.

    Рассмотрим несколько приемов, применяемых при иллюстрировании рекламных материалов: тонированные штриховые рисунки, фотографии, рисунки в технике линогравюры (нередко делаются на основе оригинальной фотографии). Тоновые рисунки используются для создания атмосферы или декоративного эффекта. Используются также графики. Рекламные полосы пестрят компьютерной графикой: домиками, машинками, забавными человечками.

    Непременным иллюстрационным элементом любого макета должны быть логотип, товарный или фирменный знакрекламодателя. Иногда в пределах одной рекламы встречаются сразу два фирменных знака, один из которых принадлежит производителю, а второй — распространителю данной продукции. В таких случаях внизу, чаще всего справа, в единый комплекс с адресными данными заверстывают фирменный знак рекламодателя. Обычно этот вариант можно наблюдать, когда фирма-дилер рекламирует товар своих партнеров.

    Иллюстрации должны легко «читаться», а следовательно, обладать резкостью и достаточной контрастностью, чтобы на них без труда можно было различить любую деталь.

    В газетах и журналах чаще всего используют прямоугольные фотографии, и люди привыкают воспринимать их.

    05.05.2018, 409 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.