Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяТеория и методика редактирования литературного произведенияРедакторский опыт в советский период. Общая характеристика советской издательской системы, ее воздействия на формирование методологической базы редактирования, формы и методы работы редактора. Неоднозначность и историческая обусловленность редакторской работы на разных этапах общественной жизни


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Редакторский опыт в советский период. Общая характеристика советской издательской системы, ее воздействия на формирование методологической базы редактирования, формы и методы работы редактора. Неоднозначность и историческая обусловленность редакторской работы на разных этапах общественной жизни

Редакторский опыт в советский период. Общая характеристика советской издательской системы, ее воздействия на формирование методологической базы редактирования, формы и методы работы редактора

Октябрь 1917 года знаменовал собой и начало долгосрочной тенденции централизации и регламентации издательского дела в стране, когда редакционно-издательский процесс во всем многообразии функций и задач ставился под контроль государства. Уже в январе 1918 года был создан Революционный трибунал печати, который имел право налагать на издателей штрафные санкции, вплоть до конфискации типографий (только за указанный год в Москве было закрыто по политическим мотивам 150 газет).

Формирование советской издательской системы

Первым шагом к созданию новой централизованной издательской системы был декрет правительства о Государственном издательстве, от 29 декабря 1917 года, в соответствии с которым издательства при Наркоматах и учреждениях выступали как органы государственной власти. Вторым - положение о "Государственном издательстве", утвержденное ВЦИК 20 мая 1919 года. На Госиздат возлагались функции контроля за другими издательствами (тематическое планирование, финансирование) и др., распределение заказов на типографские работы и лимитов на бумагу, предоставлялось право ограничивать наркоматы и ведомства в части выпуска специальной литературы.

В дальнейшем Госиздат превращается в мощную государственную книгоиздательскую систему, объединявшую более 50 местных отделений. В 20-е годы она выпускала до 60-70% всей печатной продукции. С переходом к нэпу, с введением в конце 1921 года платности произведений печати и заменой принципа распределения принципом свободной торговли, функционировало и возникло вновь много новых издательств, в том числе кооперативных, акционерных, частных. В 1923 году их количество составляло 30% общего числа издательств, а в 1924 году - 39%. Удельный вес их издательской продукции в общем ее объеме был невелик - примерно 7%. Однако в выпуске художественной литературы она составляла треть всего ассортимента. Государство сохраняло за собой монопольное право в книгоиздательском деле. Так, еще в декабре 1921 года Наркомпрос, которому подчинялся Госиздат, принимает "План хозяйственной организации Госиздата", в котором эта структура рассматривается в статусе главного управления по делам печати.

Еще одним этапом формирования советской издательской системы было образование в 1924 году Центрального издательства народов СССР (Центроиздат), которое сыграло определенную роль в становлении и развитии национальных издательств. Издательство выпускало литературу на 50 языках народов и народностей страны, на 12 языках -газеты и журналы, наглядные пособия для национальных школ. Издательство представляло собой также методический центр планирования и подготовки кадров редакционно-издательских работников, что способствовало развитию такой специализации, так редактор-переводчик, редактор, работающий над переводами с языка оригинала.

В начале становления советской книгоиздательской системы наиболее заметной и значимой становится организационно-творческая функция издательских и редакционных работников, что объясняется прежде всего теми сложнейшими проблемами, которые им приходилось решать - борьба с неграмотностью, новый читатель, разработка организационно-экономических принципов деятельности и т.д. Показательна, например, в этом отношении, работа в качестве одного из первых руководителей Госиздата О.Ю. Шмидта. Еще руководя Главком профессионально-технических школ и высших учебных заведений Наркомпроса, он обращает внимание на практику издания научной литературы и учебников для вузов. По его предложению редколлегия Госиздата решает создать единую Научную коллегию для устранения дублирования и параллелизма при редактировании и выпуске произведений научной, учебной, производственно-технической литературы.

О.Ю. Шмидт, по сути дела, предпринял первую попытку теоретически и практически обосновать экономические основы советского книгоиздательства. Он, например, не считал, что Госиздат должен быть непременно монополистом, поскольку и частные, и кооперативные издательства могут и должны выполнять часть общекультурных задач. Отстаивая развитие издательской сети, О.Ю. Шмидт утверждал, что монополизм, в отсутствие конкуренции, не выгоден государству и экономически. Заслуживают внимания и его мысли об объединении издательств и типографий в едином предприятии, что помогло бы снять многие производственные вопросы книгоиздания.

Глава Госиздата не оставлял вне поля зрения и такой вопрос, как вооруженность труда редактора (особенно библиографическими и справочными пособиями и материалами). По свидетельствам работающих с ним, он просил заведующих редакциями составлять и вести справочные картотеки на издаваемые произведения русских классиков. В таких картотеках следовало бы отражать существующие данные об изданиях автора, планируемые работы в соответствии с подготовкой разных видов изданий, этапы редакционно-издательской подготовки.

За рациональное использование более гибких организационных издательских форм (при доминирующей централизации издательского дела) выступал и первый руководитель Госиздата В.В. Воровский. Он также считал целесообразным сотрудничество с кооперативными, ведомственными и частными издательствами. Однако в дальнейшем развитие советской книгоиздательской системы все в большей степени подчинялось авторитарным решениям, принимаемым иногда отнюдь не с точки зрения интересов дела, а по конъюнктурным политическим соображениям. Отсюда - многочисленные реорганизационные ситуации, не всегда продуманные перестройки, использование метода проб и ошибок, о чем свидетельствует отечественная история книгоиздания советского периода.

Неоднозначность и историческая обусловленность редакторской работы на разных этапах общественной жизни

Все вышеизложенное не могло не сказаться на чисто творческой стороне редакторской деятельности - на формировании методологической базы редактирования, подходов и методов анализа и редакторской оценки и выборе для нее установочных ориентиров.

Редакторский опыт в советский период в полной мере вобрал в себя и достижения, и просчеты, которые характерны для этой области деятельности, отражающей прежде всего специфику социально-общественного развития. В соответствующей для себя форме он, в известной мере, повторял те изгибы и повороты, острые, порой драматические противоречия исторического пути, по которому двигалась страна, и поэтому очень трудно поддается какой-либо одномерной оценке. В разные конкретно-исторические отрезки времени редактирование приобретало лишь свойственные данному периоду черты, позже утрачивая или обогащая их. Однако все это происходило под растущим и ужесточающимся контролем государства, не только осуществляющим политику в области литературы и искусства, но и постепенно формирующим жесткую идеологическую парадигму, рамки которой ограничивали литературное дело и сам литературный процесс.

Для масс

С точки зрения государственной политики в сфере книгоиздания в первые годы Советской власти важными показателями, влияющими на редакционно-издательскую деятельность, стали: поставленные государством задачи приобщения нового массового читателя (рабочего и крестьянина) к образованию, воспитание у него потребности в книге, в печатном слове, привлечение его через это слово к источникам духовной и материальной культуры и формирование определенного мировоззрения. Указанные общественные установки служили основными ориентирами в деятельности издательств в 20-е годы. В результате наибольшее распространение в этот период получает так называемая массовая книга, выходившая миллионными тиражами, которая отличается ярко выраженной пропагандистской направленностью. Она стала специфическим типом издания и охватывала, по сути дела, все виды литературы.

Это в основном были брошюры объемом, не превышающим 16-32 страницы, хотя постепенно намечается тенденция к замене их традиционной книгой. Следует отметить, что опыт создания такого рода изданий не знал аналогичных ситуаций в прошлом и поэтому был сопряжен с определенными трудностями, которые определялись организационной и экономической сторонами редакционно-издательского процесса.

Характерна в этом отношении программа, предложенная на конференции, которая состоялась в феврале 1925 года и касалась вопросов создания и распространения книг для самого массового читателя - крестьянина. Для улучшения распространения такой книги программа предлагала отказаться от практики использования частных контрагентов (поскольку книги часто "застревали" в губернских и уездных городах); установить непосредственные связи торговых аппаратов издательств с избами-читальнями, школами, кооперативными организациями; улучшить пропаганду книги и т.д. В программе стоял вопрос об удешевлении книги до 4 коп. за печатный лист в первом полугодии и до 3 коп. - во втором.

Помимо создания оптимальной организационно-экономической среды для эффективного воздействия массовой книги конкретные требования предъявляются и к тем ее функциональным элементам, которые учитывает редактор, работая над преобразованием авторского оригинала в издательский. Так, отмечалось, в частности, что в книге для массового читателя, только-только преодолевшего неграмотность, "шрифт должен быть четким, крупным, не менее цицеро. Корпус, а тем более боргез и петит допустимы только в редких случаях... Ширина набора должна быть в 6,5 квадратов (около 10 см). Соответственно высота набора должна быть 8 квадратов (около 14,5 см)... Размер книги нормально должен быть в 1 лист, максимально 2-2,5 листа... Она должна быть снабжена иллюстрациями... Желательно снабжать книги художественными красочными обложками, преимущественно иллюстративными или плакатными".

Получают свою оценку лингво-стилистические и композиционные средства. Так рекомендуется пользоваться языком, близким к разговорному, "но недопустимо подделываться под простонародный". "В случае... употребления иностранных слов, научных терминов и новых понятий, смысл их должен быть ясен из контекста или специально разъяснен в тексте. Следует избегать дробей, по возможности округляя цифры. Недопустимо сокращение слов, даже самых обычных, т.к. они требуют привычки. Желательны короткие фразы, разделенные точками. Для облегчения усвоения прочитанного рекомендуется чаще разбивать текст на абзацы и главы с заголовками, подзаголовками и лозунгами... Не следует злоупотреблять формою сказок и побасенок в деловых серьезных вопросах".

По мере ликвидации неграмотности (в 1920 году процент грамотных в возрасте 9-49 лет составлял 44,1, в 1926 - 56,6, в 1939 году - 87,4) и роста уровня профессионального образования в значительной мере меняются и редакционно-издательские задачи. Постепенно теряет свое значение ориентировка на полуграмотного читателя, на первый план выдвигается разработка адекватных видов и типов изданий. Начало этого процесса наблюдается уже в 20-е годы. Так если в 1920 году брошюры составляли 55,9% всей книжной продукции, то в 1921 году -47,4% . В дальнейшем потребность в видотипологическом разнообразии издательского репертуара значительно увеличивается.

Особенно заметной эта проблема становится в области издания нехудожественной литературы. В постановлении ЦК ВКП(б) от 28 декабря 1928 года "Об обслуживании книгой массового читателя" указывается на необходимость увеличения выпуска массовой производственной литературы, способствующей повышению уровня технических знаний рабочих и крестьян. Этой цели призваны были служить производственные пособия, учебники и справочники. Более широкой профессиональной постановкой вопроса отличалось постановление ЦК ВКП(б) от 15 августа 1931 года "Об издательской работе". В нем было сформулировано положение о соответствии типа книги, ее содержания и языка целевому назначению, уровню и потребностям различных групп читателей, которым она призвана была служить. Данное положение ставило перед редактором задачи предъявления адекватных требований к произведениям литературы, обоснования связи целевого назначения и качества различных компонентов произведения. Редактор получает управляющие функции по отношению к труду автора. Причем сам он действует не столько исходя из собственных знаний, сколько опираясь на решения, постановления, указы государственных и партийных органов.

Появилась проблема "новый читатель -постоянно обогащающийся производственный материал - автор". Дело в том, что многие авторы-специалисты далеко не всегда могли писать так, чтобы их понимали читатели - рабочие или крестьяне. С другой стороны, неспециалисты-популяризаторы часто прибегали к слишком упрощенному изложению специфического производственного материала, снижая его научную и практическую ценность. Поэтому, как писал журнал "Красная печать", издательства "ставят себе цель создать не только новую книгу, но и нового автора".

Эта работа растянулась на долгое время, и постепенно сформировался корпус редакторов и авторские активы различных издательств. За годы Советской власти накоплен огромный опыт подготовки и выпуска в свет классиков мировой и отечественной литературы и искусства, научного, учебного, справочно-энциклопедического книгоиздания.

С 1918 по 1986 годы в стране было выпущено свыше 381 тыс. изданий художественной литературы (включая детскую) общим тиражом более 21 млрд экз., 335,8 тыс. изданий по естественным наукам тиражом 7,3 млрд экз.; 142, 3 тыс. изданий детской литературы тиражом 12,5 млрд экз. Только за 1940-1986 годы выпуск в стране учебной литературы составил 359 тыс. изданий тиражом 13,3 млрд экз. Были созданы основы национального книгоиздания народов, входящих в состав СССР. За 1928-1986 годы было выпущено 3,4 млн изданий общим тиражом 62 млрд экз. на языках народов страны.

Издательства

Значительный размах получила система издательств. Основными тенденциями ее развития были укрупнение книгоиздательских предприятий и их специализация. В 1986 году в стране насчитывалось более 225 издательств и значительное количество издающих организаций. Сложилась и довольно четкая иерархическая структура книгоиздательской сети. Она охватывала все звенья книгоиздания, включая универсальные и специализированные на определенной тематике выпуска книгоиздательские предприятия разной подчиненности.

Так, верхний уровень книгоиздательской системы представляли центральные книгоиздательства, подчиненные или непосредственно Госкомиздату СССР ("Высшая школа", "Мысль", "Советская энциклопедия", "Экономика", "Машиностроение", "Медицина", "Недра" и др.), или общественным организациям и ведомствам. Например, "Правда" - издательство ЦК КПСС, "Известия" - Президиума Верховного Совета СССР, "Наука" - Академии наук СССР, "Воениздат" - Министерства обороны СССР, "Советский писатель" - Союза писателей СССР, издательство ЦК ДОСААФ и т.д.

Второй уровень составляли республиканские издательства. Например, в РСФСР - "Детская литература", "Просвещение", "Современник", "Россельхозиздат"; на Украине - "Веселка" ("Paдуга"), "Каменяр" ("Каменщик"), "Здоровья" ("Здоровье"), "Карпаты", в Белоруссии - "Полымя" ("Пламя"), "Юнацтва" ("Юность") и др., в Казахстане - "Мектеп" ("Школа"), "Кайнар" ("Родник"), в Грузии - "Ганатлеба" ("Просвещение"), "Мецниереба" ("Наука"), "Сабчота Аджара" ("Советская Аджария"), "Хеловнеба" ("Искусство") и т.д.

В России существовали еще два уровня книгоиздательской системы. Это - межобластные и местные издательства. Первые - были подведомственны Госкомиздату РСФСР и представлены, главным образом, универсальными издательствами, выпускающими издания массово-политической, научной, научно-популярной, учебной, справочной, производственной, художественной и детской литературы. К ним относились, в частности, Алтайское, Волго-Вятское, Восточно-Сибирское, Дальневосточное и другие книжные издательства.

Местные издательства подчинялись управлениям по делам издательств, полиграфии и книжной торговли Советов Министров автономных республик и соответствующим подразделениям в структурах местных органов власти (край- и облисполкомов Советов народных депутатов). Как правило, они также являлись универсальными книгоиздательскими предприятиями (например. Бурятское, Дагестанское книжные издательства, "Ир" ("Осетия"), "Карелия", Омское, Ростовское издательства и т.д.).

Развитие достаточно жестко регулируемой государственной книгоиздательской системы потребовало централизованной подготовки специалистов редакционно-издательского профиля. В 1930 году на базе Высшего художественно-технического института был создан Московский полиграфический институт, который в дальнейшем превратился в крупный учебный и научный центр, готовящий соответствующие квалифицированные кадры для издательского дела, полиграфии и книжной торговли. В разное время в нем работали известные специалисты и ученые в этих областях К.И. Былинский, А.Д. Гончаров, В.Т. Георгиевский, В.А. Истрин, П.А. Попрядухин, В.В. Пуськов, А.А. Сидоров, Н.И. Синяков, Н.М. Сикорский и др.

Заметной тенденцией становится дифференциация редакционно-издательской деятельности прежде всего как реакция на специализацию различных отраслей книгоиздательского дела. Так, еще в 1923 году на базе издательского отдела ВСНХ было создано Государственное издательство технической литературы, которое обслуживало читателей различной квалификации, занятых в разных областях экономики. В этом же году в рамках специализации возникает трест "Транспечать", позже - издательство "Связь". В 1924 году принимается решение об издании Большой Советской Энциклопедии, для подготовки которой в 1925 году учреждается акционерное общество "Советская энциклопедия", специализировавшееся на выпуске фундаментальных справочно-энциклопедический изданий.

В конце 30-х годов появляются такие отраслевые издательства, как "Энергоиздат", "Металлургиздат", "Химиздат" и др. В 1933 году на базе соответствующих секторов Государственного издательства художественной литературы и издательства "Молодая гвардия" создается специальное издательство для выпуска детской литературы - "Детиздат". В первые послевоенные годы возникает еще ряд новых издательств, в частности в 1945 году - "Госкультпросветиздат" и "Географиздат", в 1950 году - "Знание". В конце 50-х годов вновь происходит расширение книгоиздательской сети - в 1957 году возникают такие издательства, как "Советская Россия", "Детский мир", ряд областных издательств, в 1958 году - Издательство восточной литературы, "Атомиздат", в 1959 году - "Высшая школа" и т.д.

Несмотря на принимаемые меры по централизации и концентрации книгоиздательского дела (например, в 1963 году вместо 239 издательств было создано 161 - укрупненное, а вместо 62 центральных - 44), и в дальнейшем заменен был процесс разукрупнения универсальных издательств и создания типизированных книгоиздательских предприятий, как в центре, так и в республиках. Например, в 1968 году возникают издательства "Планета", "Изобразительное искусство", в 1970 году - "Современник", в 1974 году - "Русский язык", "Плакат", в 1982 году - "Радуга".

Особенности редакторской деятельности 

Редакторская деятельность проявляется и имеет определенные характеристики в зависимости от конкретных условий политического, экономического и социального устройства, прогресса и культуры общества. В советское время была создана государственная издательская система, которая отличалась жестокой монополизацией и скоординированностью деятельности. Она включала по состоянию на 1988 год более 40 тысяч редакторов, не считая тех, кто состоял в многочисленных издающих организациях в ведомствах, учреждениях, вузах, в органах периодической печати и средств массовой информации. Как профессиональные работники они в основной своей массе сформировались в тех социально-политических условиях, в той общественно-нравственной атмосфере, которые были порождены командно-бюрократической системой и заидеологозированностью издательского дела.

В течение многих лет, начиная с первых шагов культурной революции, сложилось представление о редакторе как помощнике (и даже воспитателе) автора, работнике идеологической сферы, должностном лице, представляющем КПСС и обязанном контролировать авторский труд. Само понятие идейности при этом, как правило, ограничивалось узкими рамками догматического восприятия определенных положений.

Такое положение привело к тому, что редактирование стало рассматриваться главным образом как работа, сводимая к правке литературного произведения. В профессиональных требованиях к редактору на первое место ставилась идеологическая бдительность. То, что основу редактирования должна составлять работа над текстом произведения, было зафиксировано в нормативных документах, действовавших в издательской практике.

Отдавая основное время работе над текстом, редактор не располагал возможностью всерьез заняться книгой в целом, формированием ее аппарата, решением организационно-управленческих и информационных задач. Планирование его работы, которое осуществлялось на основе учета количества отредактированных авторских листов, не стимулировало к этому. Выделение в нормах выработки основной части рабочего времени редактора на совершенствование авторского оригинала по существу ориентировало его на активное вмешательство в авторский текст, что нельзя считать правомерным, поскольку это противоречит природе творческого труда, не согласуется с пониманием произведения как его оригинального результата и ведет к нарушению авторского права.

Проблема совершенствования работы редактора и повышения его роли в редакционно-издательском процессе назрела настолько, что в период так называемой перестройки, в январе 1988 года, она стала предметом рассмотрения на коллегии Госкомиздата СССР. В результате было принято решение, направленное на радикальное изменение роли редактора во всей деятельности издательства. В целях повышения роли и ответственности редактора, расширения его прав и самостоятельности ставилась задача создания условий для превращения его в ключевую фигуру издательского процесса. На редактора возлагались функции "подлинного директора книги", ведущего ее от творческого замысла и поиска автора через редакционные и типографские этапы к читателю. Наиболее квалифицированным редакторам могло быть предоставлено право самостоятельной подписи подготовленных ими рукописей: "в набор", "в печать", "в свет". В издательствах предусматривались следующие категории редакторского состава: ведущий редактор издательства; старший редактор, редактор, редактор-стажер, младший редактор. Было определено, чтобы редактор участвовал в работе издательского редсовета и его секций, в составе редколлегий библиотек, серий, альманахов. Ему представлялось право быть титульным редактором при составлении сборников; он должен быть готовым к составлению предметных, именных и других указателей, предисловия, послесловия, комментариев.

Это постановление показало несостоятельность ситуации, при которой редактор является лишь исполнителем решений, принимаемых без его участия. Кроме того, оно раскрыло возможности редакторского труда и некоторые его направления. Нужно сказать, что уже в первые годы Советской власти постепенно накапливался уникальный редакторский опыт, который позднее был положен в основу разработки теории редактирования. В области подготовки и издания произведений художественной литературы примером тому может служить прежде всего редакционно-издательская деятельность М. Горького, В.Я. Брюсова, А.А. Блока.

85
23.04.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.