Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяФункциональная стилистикаПредмет, цели и задачи курса стилистики русского языка. Стилистика и смежные лингвистические дисциплины


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Предмет, цели и задачи курса стилистики русского языка. Стилистика и смежные лингвистические дисциплины

Предмет, цели и задачи стилистики

Определение

В языкознании нет общепринятого определения стилистики. Это происходит отчасти потому, что в процессе своего формирования эта отрасль языковедения развивалась в составе различных направлений. Во второй половине ХХ в. расширился и объект исследования этой науки, далеко вышедшей за пределы изучения художественной речи.

В самом общем смысле стилистику можно определить как лингвистическую науку о средствах речевой выразительности и о закономерностях функционирования (употребления) языка, обусловленных наиболее целесообразным использованием в тексте языковых единиц в зависимости от содержания высказывания, целей, ситуации и сферы общения. Выделяются прежде всего такие типовые и социально значимые сферы общения, как научная, художественная, публицистическая, официальноделовая, разговорно-бытовая, частично — религиозная. В соответствии с ними различаются и функциональные стили (их подстили и т.д.).

Иногда стилистику определяют лишь как науку о выразительных средствах языка. Это не вполне верно: при таком понимании игнорируется функциональный аспект стилистики — аспект употребления языка в речи, в тексте, стилевого построения последнего, а ее предмет ограничивается стилистически окрашенными языковыми единицами. С другой стороны, определение стилистики только как науки о функциональных стилях недостаточно, поскольку исторически в лоне стилистики развивается традиционное направление, изучающее стилистические ресурсы языка (окраски и пр.). Кроме того, в формировании функциональных стилей принимают участие разнообразные выразительные средства, и изучение их состава логично включать в стилистику.

Таким образом, приведенное выше определение является наиболее полным и исторически соответствующим действительности. Однако это определение, так сказать, общей стилистики. Оно может быть расчленено на две части, соответствующие двум основным исторически сложившимся аспектам стилистических исследований.

  • 1. Традиционное — о внеконтекстуальных стилистических ресурсах языка (для краткости условно будем называть его «стилистика ресурсов») — аспект строевой, структурный.

  • 2. О закономерностях функционирования, употребления языка в различных сферах общения (функциональная стилистика) — аспект собственно коммуникативный, динамический, языка в действии. В этом направлении в свою очередь можно особо выделить стилистику художественной речи в силу специфики исследуемого ею объекта и обширности имеющихся в этой области исследований. Однако следует помнить, что это внутреннее ответвление той же функциональной стилистики, в котором художественная речь исследуется в аспекте ее общих специфических черт.

Художественная речь как объект исследования в силу своей сложности допускает различные аспекты изучения и потому подразделяется как минимум на три более частных направления.

  • 1. Стилистика художественной речи (текстов) как один из функциональных стилей, обладающий спецификой, обусловленной искусством как особой формой общественного сознания. Это наиболее общий аспект изучения и описания художественной речи, в центре которого выявление именно специфики последней по сравнению с другими функциональными стилями.

  • 2. Наука о стилях художественной литературы, представленная прежде всего трудами В.В. Виноградова и охарактеризованная им как особая дисциплина в книге «О языке художественной литературы» (М., 1959). Сюда относится и изучение лингвостилистических особенностей произведений писателей.

  • 3. Коммуникативная стилистика художественного текста, развиваемая под руководством Н.С. Болотновой.

Предмет:

Объектом изучения стилистики, как и других языковедческих дисциплин, является язык, зафиксированный в текстах. Однако каждую из отраслей языкознания интересует в этом общем объекте какаято определенная сторона: либо тот или иной уровень языка (ср.: лексикология, грамматика), либо особый аспект исследования, точка зрения, с которой изучается язык (ср.: историческая грамматика, социолингвистика, лингвосемиотика). Вопрос о предмете стилистики не получил еще однозначного решения. Это связано прежде всего с чрезвычайной сложностью как самого объекта, так и предмета исследования. Кроме того, в разные эпохи своей истории стилистика сосредоточивала внимание на различных аспектах изучения языка, что привело к чрезвычайной широте и неопределенности границ предмета исследования, вплоть до включения в него литературоведческих явлений. Наконец, определению предмета стилистики мешала неоднозначность определения фундаментальных понятий языковедческой науки, таких как «язык», в соотношении с понятием «речь», «функции языка (и речи)», «текст» как понятие лингвистики, статус и границы лингвистического и экстралингвистического в языке и лингвостилистике.

Со стилем — в самом широком и общем смысле этого слова — языковеды обычно связывают представление о таких свойствах языковой единицы и текста, которые позволяют не просто передать информацию, но осуществить это наилучшим образом, выразительно. Тем самым стиль связывается с качествами речи (как и отдельной языковой единицы), ее экспрессивностью, маркировкой, с наиболее целесообразными по задачам общения в той или иной сфере и ситуации средствами выражения и организацией речи. Поскольку эти ситуации повторяются, а сферы типизируются, то стиль указывает и на наиболее типичные средства выражения и характер речи в сферах и ситуациях, способствующих эффективности общения. Таким образом, стиль — это характерологическое свойство (и способность) языка — в широком смысле, включая речь, — обусловленное задачами общения (пока отвлекаемся от того, что оно характеризует: говорящего, содержание, сферу общения и т.д.) и призванное наилучшим образом реализовать эти задачи. При этом речь идет о стилистическом феномене применительно и к целому высказыванию, и группе текстов, принадлежащих той или иной социокультурной сфере общения.

В истории стилистики вставали вопросы: какое место занимает стилистический феномен в языке? Составляет ли он особый уровень в системе языка? Если же он имеется на разных уровнях языковой системы, то только ли количественные различия при этом обнаруживаются или еще и качественные? В связи с последним: возникает ли стиль, например, высказывания из суммы специальных стилистических единиц, составляющих это высказывание? Можно ли говорить об одном и том же феномене, называемом словом стиль, применительно и к отдельной языковой единице, и к свойствам речи целой группы текстов (имеется ли здесь качественное различие)?

Основы для решения этих вопросов были заложены нашими выдающимися лингвистами. Вот главнейшие из этих положений.

1. Стилистическое в языке не составляет особого уровня языка (наряду, например, с лексическим, грамматическим), оно как бы пронизывает все его уровни по вертикали и имеется в каждом из них. Тем самым в общем для всего языкознания (и стилистики) объекте — языке — предмет собственно стилистики составляет особая точка зрения, аспект изучения языка. Г.О. Винокур так говорил об этом: «Стилистика обладает тем свойством, что она изучает язык по всему разрезу его структуры сразу, т.е. и звуки, и формы... но зато с особой точки зрения. Эта особая точка зрения и создает для стилистики в чужом материале ее собственный предмет» (разрядка наша. — М.К.) (О задачах истории языка //
Избранные работы по русскому языку. С. 283.)

2. Стилистическая система литературного языка чрезвычайно сложна, многообразна и неоднородна. Так, согласно мнению Л.В. Щербы, в нее входят характеристики социальных и иных диалектов, разные формы письменного языка, подразделяющиеся на формы языка художественной литературы и «формы делового языка», среди которых называются «канцелярский язык или стиль... научный» и др. (разрядка наша. — М.К.). Л.В. Щерба замечает также, что «чем дифференцированнее общество... тем сложнее... стилистическая структура его литературного языка» (Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С. 117—121). При этом подчеркивается, что «каждая разновидность вызывается к жизни функциональной целесообразностью», определяемой своей задачей общения. В стилистической структуре, по Л.В. Щербе, «особо стоят... четыре соотносительных слоя слов — торжественный, нейтральный, фамильярный, вульгарный (ср. лик — лицо — морда — рожа)» (разрядка наша. — М.К.). Представляя стилистику русского литературного языка в виде «концентрических кругов — основного и целого ряда дополнительных», обладающих особыми оттенками, т.е. опираясь на синонимию языка, Л.В. Щерба, однако, не сводит структуру стилистики только к стилистической синонимии. Он замечает, что к стилистике относятся «также обозначения тех понятий, которых нет в основном круге, но которые имеют данный дополнительный оттенок» (Там же. С. 121) (разрядка наша. — М.К.). Обобщая воззрения Л.В. Щербы, необходимо отметить три момента, существенных для последующего развития стилистики:

  1. 1) неоднородность структуры стилистики, а следовательно, и предмета исследования (в который входят стилистические окраски, или коннотации, связанные с явлением синонимии; совокупности средств разного происхождения, функциональной направленности и как производное этого — разной окраски; разновидности языка и речи);
  2. 2) связь стилистического с возможностью выражения «разнообразных оттенков», вызываемых потребностями общения, со способностью языка к гибкости выражения мысли и эмоциональных состояний говорящего; при этом отмечается наличие стилистического в языке как богатство готовых возможностей для выражения оттенков;
  3. 3) связь и формирование стилистического с функционированием языка в обществе, с задачами общения; при этом выразительность ставится в связь с функциональной целесообразностью использования языка, потенциально готового к выполнению коммуникативных задач (Там же. С. 119 - 126).

Хотя Л.В. Щерба, как правило, использует термин язык (а не речь), однако применительно к стилистике он рассматривает последний в аспекте его функционирования.

3. С этим связано третье основное теоретическое положение, ставшее кардинальным для последующего развития стилистики. Имеется в виду тезис Г.О. Винокура: «Язык вообще есть только тогда, когда он употребляется» (Избранные работы по русскому языку. М., 1959. С. 221). Именно из этого понимания языка исходит современная функциональная стилистика. Она сосредоточивает внимание не столько на стилистических окрасках отдельных языковых единиц,
взятых вне контекста, и ресурсах стилистического в системе языка, сколько на закономерностях употребления языка в различных сферах общения и образуемой в результате этого особой речевой организации (речевой системности).

4. На этой основе В.В. Виноградовым выделяются функциональные стили языка и речи как исторически сложившиеся коммуникативно целесообразные системы средств выражения в различных сферах общения. Это, по его мнению, также и словесные произведения в разных сферах, каждое со своим составом словесных контекстов, т.е. по существу типы речи, характерные для той или иной сферы общения.

Итак, исходя из сказанного, предметом исследования стилистики являются выразительные возможности и средства разных уровней языковой системы, их стилистические значения и окраски (иначе называемые коннотациями), а также закономерности употребления языка в разных сферах и ситуациях общения и как результат этого — своеобразная организация речи, специфичная для каждой сферы. Исследование стилистикой выразительных возможностей и окрасок языковых единиц, способов достижения выразительности связано с давней традицией этой науки, тогда как остальные компоненты предмета — коммуникативно-обусловленные закономерности функционирования языка и речевая организация (речевая системность текста или определенной группы текстов) — становятся общепризнанными значительно позже. Однако с современной точки зрения именно они составляют центральный предмет стилистики, поскольку стиль — явление речевое, текстовое.

Те и другие явления (выразительные средства и возможности, закономерности употребления) отражают по существу разные аспекты языка: структурный и функциональный. (Правда, следует учесть, что изначально стилистические возможности языковых единиц также связаны с особенностями их употребления.) Тем самым предмет исследования стилистики как бы раздваивается. Однако если учесть, что задачи стилистики — в наиболее эффективном удовлетворении целей общения, которые достигаются как использованием отдельных выразительных средств языка, так и всей организацией речи, текста, то с этой — коммуникативно-функциональной — точки зрения раздвоения предмета стилистики не происходит.

Цели (проблематика):

У стилистики как языковедческой дисциплины определилась и обширная проблематика, не известная другим лингвистическим наукам. В качестве основных проблем стилистики можно назвать такие:

1) определение стиля вообще, а также функционального стиля; соотношение стиля языка и стиля речи; специфика и речевая системность последнего;
2) определение закономерностей функционирования языка в разных сферах общения;
3) классификация функциональных стилей и их дальнейшая дефференциация;
4) соотношение лингвистического и экстралингвистического в стилистике;
5) проблема объективного и субъективного (индивидуального) в стиле;
6) соотношение функциональных стилей и форм речи;
7) соотношение стилистики лингвистической и литературоведческой;
8) взаимодействие стилей и их целостность;
9) проблема отношения языка художественной литературы к функциональным стилям;
10) определение стилистических норм и их историзм;
11) проблема диахронии и синхронии в стилистике;
12) соотношение «стилей» произношения и функциональных стилей и многие другие проблемы.

Наконец, в стилистической области исследований разработаны свои методы анализа материала. Поскольку стилистика имеет дело с проблемой адекватности выражения оттенкам смысла, со стилистическими значениями, постольку семантико-стилистический метод анализа текста в стилистике является основным. Взаимосвязь языковых средств и общая стилистическая окраска функциональных стилей речи также базируются на семантико-стилистических связях языковых единиц различных уровней, причем специфика стилей становится отчетливой при их сравнении. Отсюда неизбежность и целесообразность сравнительного метода анализа.

При анализе художественной речи большое значение приобретает метод, который условно можно назвать методом «слово — образ (микрообраз)». (Последний означает каждый предмет — в широком смысле — того поэтического мира, который писатель воплощает в тексте.) Этот метод состоит в выявлении комплекса языковых средств различных уровней со всеми их стилистико-смысловыми нюансами, который служит выражению (и созданию) данного микрообраза в системе образной мысли писателя.

Поскольку изучение функциональных стилей опирается на учет экстралингвистических факторов, при этом необходимо использование знаний различных научных дисциплин, т.е. применение комплексных методов, весьма актуальных в современной лингвистике.

При исследовании функциональных стилей, в частности при выяснении воздействия на стиль речи тех или иных экстралингвистических факторов, при определении специфики стиля используются статистические, или стилостатистические, методы исследования.

Задачи:

Задачи преподавания стилистики состоят в том, чтобы помочь через познание ее теории овладеть практикой, способствовать повышению лингвостилистической культуры общества, научить оценивать языковые факты, отбирать и сочетать языковые средства, учитывая содержание, ситуацию, сферу общения, особенности жанра. Изучение стилистики должно способствовать воспитанию стилистического чутья, овладению умениями и навыками стилистически целесообразного употребления языка и построения текста.

К оценке языковых явлений нужно подходить со строго определенных функциональных позиций. Необходимо оценивать тот или иной речевой факт только в аспекте целей и задач конкретной сферы общения, особенностей содержания, жанра, ситуации, в общем, всей системы экстралингвистических факторов, влияющих на стиль речи.

Известно, что в лингвистике, в методике преподавания языка и даже стилистике до сравнительно недавнего времени оценка качеств речи исходила из особенностей в основном художественной речи. Между тем различные функциональные стили обладают неодинаковыми стилевыми нормами, и то, что хорошо в одном стиле, может оказаться неуместным в другом. Б. Гавранек отмечал, что невозможно и неправильно принимать какой-либо функциональный стиль за критерий оценки других стилей. (См.: Пражский лингвистический кружок. М., 1967). Однако нередко к нехудожественным стилям подходят с позиций стиля художественного.

Например, долгое время считалось вообще недопустимым использование штампов и клише даже в официально-деловой речи. Сравнительно недавно ученые пришли к признанию целесообразности клише и штампов в деловой сфере. Последние являются здесь коммуникативно целесообразными и значительно облегчают общение. Или другой пример. В конце 1972 — начале 1973 г. на страницах «Литературной газеты» проходила дискуссия о характере научно-технической речи. Журналист С. Газарян предлагал изъять из употребления многие весьма распространенные слова и обороты, называемые им словами-паразитами: производится очистка, производить сваривание, процесс изготовления, удалять с помощью имеющихся резервов, принимать участие и т.п. Конечно, плохо, когда в том или ином научно-техническом тексте эти обороты употребляются слишком часто. Однако изгонять их из этой сферы речи было бы неверным. Г.Я. Солганик в ответной статье прекрасно доказал целесообразность и даже необходимость этих слов и оборотов именно для научно-технической речи.

Для научной речи характерны подчеркнутые логичность и связность изложения. В ней весьма употребительны такие обороты, как: теперь перейдем к.., обратимся к.., далее отметим.., остановимся на характеристике... и т.п. Эти обороты некоторыми считаются ненужными, засоряющими речь. Однако если в отношении художественной или публицистической речи это мнение справедливо, то в отношении научной оно лишено функциональностилистической целесообразности и потому неверно. (См. справедливые возражения А.К. Панфилова по этому вопросу одному из редакторов научной литературы в кн.: Лекции по стилистике русского языка. М., 1968. С. 35.)

В публицистической речи нежелательно и даже недопустимо повторение одних и тех же слов. Отсюда обилие синонимов, использование перифрастических выражений, столь характерное для газеты. Научной или деловой речи, напротив, разнообразие синонимов не свойственно; здесь в силу требований предельной точности и терминированности выражения допустимы и даже весьма употребительны повторения одних и тех же слов (особенно терминов) в пределах небольшого контекста, вплоть до предложения. Не случайно понадобилась выработка стилистико-нормативных рекомендаций для редактирования научной литературы. Последнее должно быть строго функциональным, учитывающим специфику научной речи.

Стилистика и смежные лингвистические дисциплины

Стилистика представляет собой разветвленную систему научных направлений. Они различаются:

  • по объекту и материалу исследования: уже отмеченные стилистика художественной речи, стилистика текста, стилистика нехудожественной речи (научной, деловой, публицистической, разговорной), стилистика изобразительных средств;
  • по методам и аспектам исследования (стилистика теоретическая, стилистика практическая, стилистика языковых единиц — как статичная, стилистика функциональная, т.е. динамическая, стилистика экспрессивная, стилистики синхроническая, диахроническая, иначе историческая, сопоставительная, стилистика кодирования и стилистика декодирования);
  • по уровням языковой системы (стилистика грамматическая и — уже: стилистика лексическая, стилистика синтаксическая, фоно- и ортостилистика); с учетом форм речи (стилистика устной речи, стилистика письменной речи); с учетом взаимодействия стилистика c другими научными дисциплинами (прагматическая стилистика, когнитивная стилистика) и др.

Известны попытки систематизации направлений общей стилистика (стилистика в целом), определения структуры стилистики на одном, двух или нескольких основаниях (В.В. Виноградов, В.Д. Бондалетов, К.А. Долинин, М.Н. Кожина, Г.Я. Солганик, Д.Н. Шмелев и др.). Однако общепринятой систематизации — тем более на едином принципе — не существует. Между тем для полноты знания о стилистике важно представлять имеющиеся в ней направления: предмет их изучения, методы и материал анализа, исследовательскую проблематику.

В.В. Виноградов называл три стилистики: стилистику языка, стилистику речи, стилистику художественной литературы (Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1963). Это имеет глубокие основания, но не исчерпывает спектр направлений стилистики. Несмотря на выделение в общей стилистике (как одном из разделов языкознания) довольно большого числа направлений, почти все их можно подразделить на два круга исследований: структурный (строя языка) и функциональный, т.е. статический и динамический. Именно здесь проходит главный «водораздел» двух разных подходов к языку и стилю, как это свойственно языкознанию вообще (ср. структурная и функциональная грамматики соответственно подразделению: лингвистика языка и лингвистика речи). Иначе говоря, по аналогии с дихотомией языка речи можно говорить о:

1) стилистике языковых единиц (в аспекте строя, системы языка);
2) стилистике речи (использования, употребления языка), функциональной стилистике.

Такое подразделение происходит почти в каждом из многочисленных направлений стилистики, включая и стилистика художественной речи (текстов).

Известна попытка классификации направлений стилистики В.Д. Бондалетовым на основе дихотомических (парных) противопоставлений: стилистика средств (ресурсов) и стилистика функциональная; стилистика языка худож. литературы и стилистика нехудожественных стилей; стилистика кодирования и стилистика декодирования; стилистика синхронная и стилистика диахроническая и т.д. Однако, как показывает вышеприведенный перечень направлений стилистики, он не ограничивается этим принципом классификации.

Указанные направления стилистики являются основными, представляя структурные ее подразделения. Но можно говорить о направлениях стилистики и на другом, более низком уровне абстракции, так сказать, о более частных и «специализированных». Продолжая тем самым характеристику направлений стилистики (стилистика), отметим еще следующие:

Стилистика историческая (диахроническая), малоразработанное, но весьма перспективное направление исследований. стилистика историческая призвана изучать развитие стилистических средств литературного языка и его стилевых разновидностей: прежде всего формирование функциональных стилей (их специфики, речевой системности, стилевых категорий) в связи с историей русского литературного языка; кроме того, взаимодействие функциональных стилей, их роль в литературном языке на разных этапах его истории, т.е. в целом — обогащение литературного языка за счет функциональностилевых разновидностей и др. Собственно говоря, это проблематика функциональной стилистика и стилистика ресурсов, но представленная не в синхронном «срезе», а в диахронии: с одной стороны, прослеживается формирование стилистических ресурсов языка на разных уровнях последнего (лексическом, грамматическом), с другой — образование различных стилей в истории языка, в том числе и функциональных стилей на более поздних этапах его развития.

Сопоставительная стилистика, предмет изучения которой — стилевые системы двух-трех сравниваемых языков, их различия и возможные сходства. Так, функциональные стили славянских и — шире — западноевропейских языков имеют многие общие стилевые закономерности. Однако по традиции сопоставительная стилистика до недавнего времени ограничивалась аспектом сопоставительной лингвистики, лишь частично изучая сходства и различия стилистических окрасок и значений языковых единиц по уровням языковой системы (лексических, грамматических и т.д.), выявляя национальные и другие характерологические черты сравниваемых языков, но без выхода в функциональностилистические проблемы исследования. В последнее время помимо изучения в сопоставительном плане стилистически маркированных языковых единиц и стилистических систем сравниваемых языков (статический аспект) все чаще проводятся исследования сходства и различий в функциональн-стилевой дифференциации разных языков (собственно функционально-стилистический аспект).

Стилистика кодирования и стилистика декодирования выделяются на основе структуры речевого акта (автор — код — получатель) с учетом того, на котором компоненте (первом или третьем) сосредоточивается исследовательское внимание. При этом стилистика кодирования (стилистика от автора) изучает речевое произведение (преимущественно художественное) в аспекте реализации в нем авторского замысла и движущих сил творческого процесса писателя. Она пересекается с историей и теорией литературы. Основные понятия стилистика кодирования заимствованы из теории информации.

Методом анализа текста в стилистика кодирования является стилометрический (статистический), который устанавливает зависимость стиля речи, отбора языковых единиц от особенностей личности писателя.

Стилистика декодирования (стилистика восприятия, стилистика читателя) изучает те стороны высказывания, которые передают читателю (декодирующему, принимающему) сообщение, мысли и чувства автора, а также исследует факторы, определяющие воздействие текста на адресата. Цель анализа стилистика декодирования — объективное лингвистическое подтверждение идейно-художественного содержания произведения. Главная задача — изучение кодов и алгоритмов декодирования сообщения относительно разных уровней языка и культуры. стилистика декодирования является теоретической базой интерпретации текста. Практическое значение стилистика декодирования связано с необходимостью повышения культуры чтения.

Новые направления стилистики — прагмастилистика и когнитивная стилистика

Прагмастилистика, находясь на пересечении стилистики и прагматики, а также теории речевых актов, риторики, герменевтики и ряда смежных дисциплин, изучает закономерности речевого воздействия на адресата в определенных ситуациях общения, вопросы определения истинных намерений говорящего (подтекст) и способов достижения ожидаемого (перлокутивного) эффекта. Она опирается на положение о том, что содержание высказывания не сводится к тому, что выражено в речи, но существует в опыте общения. Таким образом, прагмастилистика исследует стилистику прямых и косвенных речевых актов.

Когнитивная стилистика в целом направлена на исследование отражения в речи когнитивных, мыслительных процессов как детерминантов стиля. Она изучает вопросы связи подачи информации со специфическим отбором когнитивных операций в процессах построения и интерпретации текстов разных типов, а также зависимость этих процессов от типов личности. Исследует комплекс вербально реализуемых когнитивных процедур об работки знаний; имеет отношение, в частности, к изучению повествования, описания, аргументации в аспекте когнитивных процессов, определяющих структуру языковой деятельности человека. Примером работ, смыкающихся с этим направлением, являются монографии Н.К. Рябцевой и Н.В. Данилевской.

Наиболее тесно стилистика соприкасается и пересекается с культурой речи и риторикой. Так, при сопоставлении стилистики и культуры речи у них обнаруживаются как различные, так и общие, близкие аспекты исследования. К первым относятся проблемы нормы как правильности речи (на всех уровнях языковой системы), а также кодификации литературного языка. Однако помимо этого аспекта, культура речи включает и другой: "…высокая культура речи заключается не только в следовании норме", но и "в умении найти… точное средство… и наиболее уместное (т.е. самое подходящее для данного случая) и, следовательно, стилистически оправданное" (Ожегов, с. 287–288). В последнем случае налицо объединение аспектов рассматриваемых дисциплин. Если вопросы правильности, чистоты, уместности использования языковых средств – это типичные вопросы культура речи, то аспекты выразительности речи, соответствия специфике того или иного стиля – это уже прерогатива стилистики. Например, логичность, точность и др. признаки речи культура речи рассматривает как коммуникативные качества, обеспечивающие эффективность общения, а стилистика – как стилевые черты, по-разному выступающие в различных функц. стилях.

Обычно говорят о двух ступенях (этапах) овладения речевой культурой, или, по терминологии О.Б. Сиротининой, о разных типах речевой культуры, среди которых высший, элитарный, тип предполагает владение стилистическими и стилевыми нормами речи. Здесь опять налицо "общее звено" у рассматриваемых дисциплин (с той лишь разницей, что стилистика изучает и описывает существующие в языке-речи закономерности употребления языка и речевую организацию разных типов текста и их стилевую специфику, обусловленные экстралингвистическими факторами, а культура речи предполагает прежде всего само владение этими нормами, помимо того что культура речи – раздел языкознания о языковых нормах и нормализации).

Формирование культуры речи как особой лингвистической дисциплины шло параллельно со становлением стилистики и активизацией коммуникативно-функционального подхода в лингвистике (утверждению которого способствовали труды В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, В.Г. Костомарова, Л.И. Скворцова, Е.Н. Ширяева и др.). В современной лингвистике представлено широкое понимание культуры речи, смыкающееся со стилистикой. При этом следует помнить, что еще В.В. Виноградов в свое время определил взаимоотношение этих дисциплин: стилистика, по его мнению, "является своего рода вершиной исследования языка, теоретической основой развития национальной речевой культуры".

Риторика не имеет однозначного определения в современной филологии, однако наиболее общепринятым является ее понимание как теории и практического мастерства воздействующей, убеждающей, целесообразной речи и тем самым эффективной, достигающей целей общения. Риторика и стилистика уходят своими корнями в глубь веков и тысячелетий. Истоки их видятся еще в древнеиндийских учениях о языке, стиле, поэтике и достигают расцвета во множестве трудов античности – Древней Греции и Рима. Для этого времени характерен синкретизм риторики, от которой позднее отпочковываются другие гуманитарные науки – логика, философия, поэтика, словесность, стилистика. Однако с середины ХХ в., в связи с ренессансом риторики и оформлением неориторики, последней свойственна заметная синтетичность.

Иногда говорят о поглощении стилистики риторикой (об их слиянии); но в действительности при общности этих дисциплин, объединенных таким подходом к языку, когда последний анализируется как деятельность и при этом выясняются закономерности использования языковых средств для реализации коммуникативных задач речевого общения, обнаруживаются и их различия. Имея определенное "поле совмещения" со стилистикой, риторика по своему предмету и задачам выходит за пределы этого поля. Так, со времен античности ее интересуют не только вопросы языкового оформления речи (elocutio, обычно по традиции связываемые со стилистикой), но и сам выбор актуальной темы ораторского выступления, логика построения речи, доказательность положений (важнейшей из пяти частей риторики считалась, по Аристотелю, часть "изобретение мыслей"). Кроме того, в компетенцию риторики входили и входят вопросы этики, морали и нравственности и, наконец, поведения оратора (ср. рекомендации и умения найти удачный момент для выступления, учет выигрышного для оратора порядка выступлений, организации дебатирования), не говоря уж о внимании к личности и внешнему виду ритора, его умению пользоваться жестами, мимикой, интонацией и т.п. К тому же современная неориторика рассматривается иногда как искусство управления – в рамках единого концепта завоевания власти; кроме того, как интегрирующая методологическая дисциплина о речи и общении вообще. Все эти аспекты выходят за рамки компетенции стилистики, которая, в свою очередь (если иметь в виду функц. стилистику), изучает собственно закономерности функционирования языка в разных сферах общения, фиксируемые в типах текстов, их речевую системность и стилевую специфику. В данном случае у стилистики имеет место типологический подход к объекту и более обобщенный, высокий уровень абстракции при анализе изучаемых явлений, тогда как риторику интересуют конкретные тексты в конкретных ситуациях общения. Отсюда неодинаковым у этих дисциплин оказывается и круг актуальных для них основных экстралингвистических факторов.

Хотя вопросы выразительности и коммуникативной эффективности речи, а отсюда и системы языковых средств достижения этих качеств являются общими для сопоставляемых наук, но их близость почти этим и ограничивается. При этом у риторически правильной речи доминантными признаками следует признать ее убеждающий характер, воздействующую направленность, результативность (эффективность) общения, т.е. ярко выраженный прагматический аспект (ср.: "Неориторика родственна лингвистической прагматике" – Михальская, 1998, с. 204).

По определению Ю.А. Бельчикова, "современная риторика – наука, изучающая разнообразные формы языкового воздействия на слушателей (с учетом жестов и мимики) в целях преимущественно политической агитации, научно-просветительской популяризации, учитывающая при этом особенности аудитории" (2000, с. 48). Таким образом, предмет риторики не только (и не столько) собственно речь, ее стилистика ("искусность" речи), которая является лишь средством, сколько речевое общение и поведение, которое вместе с невербальными формами направлено на оптимизацию общения. Итак, общие задачи риторики и стилистики близки друг другу, "…проблемы их взаимно переплетаются. А для системы правил и рекомендаций относительно способов использования языковых единиц, сложившихся в риторике, стилистика служит серьезной теоретической базой" (Бельчиков, 2000, с. 49). О соотношении стилистики и риторики, как и других смежных дисциплин, см. в работах Ю.А. Бельчикова, М.Н. Кожиной (Очерки…, 1996; 2000), Л.Г. Лузиной (1989), Ю.В. Рождественского (1999), О.Б. Сиротининой (1998), И.А. Стернина (1993), Н.И. Формановской (1998), Т.В. Шмелевой (1997) и др.

При всем различии названных выше направлений и аспектов исследований их объединяет общий объект и исследовательская цель — стиль, хотя и изучаемый, как всякое многогранное явление, с различных точек зрения. Знание направлений стилистики, помимо более полного и «дифференцированного знания» о структуре последней, дает основу для стилистически правильного построения речи (текста) в различных сферах общения и жанрах литературы. Иначе говоря, это — направления (аспекты) внутри сложного целого.

Надо сказать, что отечественная стилистика, особенно функциональная, продолжая и развивая традиции ученых 30—40х гг. (Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура и др.) и пражской функциональной лингвистики, рассматривает широкий круг проблем, не ограничиваясь анализом стиля художественных произведений (их «малых форм» — стихов). Интересы наших современных лингвостилистов изначально сфокусированы на проблемах употребления языка в различных сферах речевой деятельности и под разным углом зрения.

3256
20.03.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.