Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяДиалектологияГруппы говоров


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Группы говоров

По традиции выделяют пять групп говоров для севернорусского наречия и три — для южнорусского. Постепенно возникло несколько переходных типов, которые учтены и описаны в классификации 1965 г. Особенно сложно распределение среднерусских говоров, поскольку на территории их бытования одинаково возможны как окающие, так и (ново)акающие говоры. (Для удобства окающие  говоры рассмотрим в числе севернорусских говоров.)

Севернорусские говоры

Говоры Поморской группы севернорусских говоров распространены, кроме Архангельской области, на территории Мурманской области и в северных районах у побережья Белого моря.

  1. В этих говорах известно узкое закрытое [ё] на месте литературного [е] в соответствии с древнерусским /ё/ (Ъ); на конце слова слышится звук [и] (ср.: на мори, на концы—может быть, окончания эти сохранились из старого мягкого склонения).
  2. Гласный [а] между двумя мягкими согласными под ударением произносится тоже как закрытое [ё]; возникают неизвестные литературному языку чередования типа взял— взёли, мял — меть.
  3. Последовательно встречается мягкое цоканье, т. е. смешение [ц'] и [ч'] в /ц'/.
  4. Старая аффриката, изображаемая буквой щ, произносится как [шш] (то же и относительно звонкой аффрикаты): [шшука], [ штока), ё[жж]уУ [вбжжы].
  5. Звук [в] произносится как в литературном языке и оглушается на конце слов: трафка, лоф, кроф\
  6. В Т. мн. ч. существительных, прилагательных и местоимений употребляется окончание -мы, иногда -ма: сильными руками, с ост- рыма пилама. 7. В формах Р. ед. ч. местоимений и прилагательных окончание произносится, как пишется, т. е. -ого (иногда с почти полным выпадением согласного): кого доброго или коо доброо.

По остальным признакам говоры Поморской группы совпадают с другими севернорусскими говорами.

Олонецкой группой говоров называют говоры, распространенные на современных территориях Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей, а также Карельской АССР.

  1. Звук на месте древнего Ь под ударением произносится как [ё], перед следующим мягким согласным — как [и] (то же и в первом предударном слоге): лес — в лиси, сено — на сини, детка — ди- ти и др.
  2. Звук [а] между мягкими согласными также может заменяться на [е]: гресь, в грези, но менее последовательно (иногда произносится грязь у в грязи).
  3. Замена [е] на [о] перед твердыми согласными проведена непоследовательно, поэтому постепенно распространяется еканье, т. е. произношение типа [н'есу], [п'ету] з предударном слоге, а в восточных районах — ёканье (т. е. различение предударных [е] и [а]: [н'осу], но [п'ету]).
  4. На месте щ, зж распространены сочетания согласных /шч'/, /ждж' или /шт', /жд' с мягкими вторыми согласными: [шт'ука], {пр'иежд'ай].
  5. Остатком древнего произношения [л] как «среднего» (по образованию) [1] является переход в конце слога [л] > [у]: стау, до$- го, воук.
  6. В формах имен с окончанием -ого обычно произносится фрикативное [у]: коуо, доброуо. В некоторых архаичных говорах встречаются особенности, свойственные южнорусским говорам.
  7. Склонение старых имен типа мата, дочи (И.) — матерь, до- черь (В.).
  8. В Р. и Д. ед.ч. прилагательных женского рода встречается окончание -эй: золотэй, худэй (ср. также: с сестрэй, молодэй, од- нэй, тэй).
  9. В качестве окончания 3-го лица глаголов настоящего времени используется иногда -ть\ ходить, знаеть.
  10. В области согласных сохраняются все особенности севернорусского наречия, т. е. остатки цоканья, мягкость шипящих, утрата междугласного [j] и др., сохраняются и следы «второго полногласия» (в произношении некоторых корней: столоб, холом, молонья).

Новгородская группа говоров охватывала территории б. Новгородской и Петербургской губерний. Сегодня эти говоры значительно изменились, но сохраняют еще ряд особенностей.

  1. Независимо от качества следующего согласного на месте /ё/ (Ъ) некогда произносилось [и]: [л'йто] — в [л'йт'е]; теперь это сохраняется архаически в произношении отдельных слов: здись, сино.
  2. Звук [а] между мягкими согласными не изменяется в [е]: грязь.
  3. Губные согласные на конце слова обычно твердые: сем, го- луп, любоф.
  4. Аффрикаты в большинстве говоров различались, обычно произносились как твердые: мисец, пальцы, чистой (цыстой).
  5. Окончание -ого произносится с [в]: ново, доброво.
  6. Совпадают формы Т. и Д. мн. ч. имен и местоимений: по своим ногам, тол своим ногам.

Вологодско-Вятская группа включает в себя говоры б. Вологодской, Вятской и Пермской губерний, а также говоры территорий за Уральским хребтом.

  1. На месте /ё/ (Ъ) под ударением и в предударном слоге произносилось [и] перед мягкими согласными и сохранялось произношение [ие] перед твердыми согласными (иногда здесь произносилось и [ё]): лиес — в лисе, сиене— на сини, смиех — смиютсе.
  2. В безударных слогах [е] обычно переходит в [о], но со многими исключениями и непоследовательно: [в'осна], [знайот], [пой- д'йт'о].
  3. Под ударением на месте исконного /о/ под восходящим ударением произносится [уо] или [б]: вуоля, воруона, сл'опбй, дорога.
  4. Гласный [а] между мягкими согласными переходит в [е], но только под ударением: тесь любит цесь ('честь'), а зеть любит взеть.
  5. Аффрикаты совпадают чаще в [ц'] (мягкое цоканье), но во многих местах сохраняется и древнее мягкое чоканье.
  6. На месте щ, сч обычно произносится [шш] (так же и у звонкого [жд]—[жж]): [шшу]ки, [ишш]ёзли, до[жжы].
  7. Согласный [в] обычно произносится как губно-губной с переходом в [у]: унуку у лес, лесоу.
  8. В конце слога так же произносится и [л]: быу> воук.
  9. В отдельных архаичных говорах сохраняется исконная мягкость шипящих: [ш'ир'], [ж'ир], [сад'иш'] и развивается «шепелявость» в произнесении исконных мягких свистящих: [с'шиёно] 'сено', [з'жемл'а] 'земля'.
  10. В морфологии отмечаются некоторые формы, отделяющие одни говоры от других; так, вологодские говоры в Р. мн. ч. имеют окончание -ей у имен на -ец: пальцей, огурцей, а в Д. и П. ед. ч. у имен женского рода окончание -е: в грязе, по грязе.

Владимиро-Поволжская группа говоров — окающие говоры Поволжья — охватывала большие пространства от б. Тверской до Саратовской губерний.

  1. В отличие от архаичных севернорусских говоров говоры этой группы представляют неполное оканье: различие между [о] и [а] сохраняется здесь только в первом предударном слоге, а в остальных безударных слогах редуцируется (сокращается) до неопределенного по тембру звука [ъ] (как в литературной норме): съмовар, садъ 'сада'; гълова, стърона, окълъ.
  2. Изменения звука [ё] (Ъ) совпали с изменениями в литературном языке (почти во всех говорах произносится как [е]).
  3. В предударном слоге после мягких согласных обычно различаются все гласные: [пр'аду], [р'ека] ([е]</ё/), [н'осу].
  4. Редукция безударных гласных распространяется на [о] в начальном (неприкрытом) слоге — здесь произносится [у]: угурцы, упять, утвори.
  5. Аффрикаты обычно различаются, причем довольно часто при [ц] встречается и [ч'].
  6. На месте щ произносится [шш]: [шшу]ки> [ишш]ёзли.
  7. Некоторые особенности произношения согласных связаны с противопоставлением по твердости — мягкости, которое относительно недавно развилось в этих говорах; так, на месте [к'], [г'] произносится ]т'], [д']: рути, поди вместо руки, ноги.
  8. Происходит выпадение междугласного [j] с последующим стяжением гласных: знаат, знат<^ знает.
  9. Совпадают формы Т. и П. ед. ч. прилагательных: с худым ~ худэм9 как и на худым ~ худэм, Д. и Т. мн. ч. имен женского рода: со своим рукам, по своим рукам.

Все пять групп севернорусских говоров образуют как бы линию постепенного перехода в основных своих особенностях от наиболее архаичных проявлений (северо-запад) к более новым (юго-восток, в сторону «центра»), что помогает и ориентироваться в последовательности тех изменений данных говоров, с помощью которых производится их группировка, и оценить степень влияния на них среднерусских говоров (на крайнем юго-востоке на основе окающих развиваются (ново)акающие говоры, например в Костромской области).

Южнорусские говоры

Говоры южнорусского наречия распространены на юге и в юго-западной части расселения русских в Европе. Кроме общих отличий этих говоров от севернорусских, они характеризуются еще рядом особенностей, позволяющих выделить среди них три группы говоров.

Западная группа говоров выделяется с наибольшими трудностями, поскольку в этом регионе довольно много говоров, переходных от русских к белорусским (особенно в западной части Смоленской и Брянской областей), а в остальных развились частные особенности речи, выделяющие только данные говоры и нигде более не встречающиеся. В классификации 1915 г. Западная группа называлась Тульской, но в современном членении говоров, очень дробном, сюда присоединяют (кроме Калужской) также говоры востока Смоленской и Брянской областей.

  1. Распространены различные типы умеренного яканья (произношение [а] в первом предударном слоге после мягких согласных только перед твердыми согласными) и яканья диссимилятивного, главным образом жиздринского, типа [в первом предударном слоге после мягких согласных распределение гласных зависит от качества ударного гласного].
  2. Различаются твердые аффрикаты [ч] и [ц].
  3. Губно-зубное [в] оглушается в [ф].
  4. Распространено окончание -и/-ы в П. ед. ч. и в И. мн. ч.: на кони, на концы; городы, браты, лесы.
  5. Обычно ударное окончание прилагательных мужского рода: молодый или молодэй, плохый или плохэй.
  6. Формами 2-го лица единственного числа у глаголов дать и есть являются даси, йеси.

Наиболее западные говоры этой группы развивают и переходные типы яканья (например, диссимилятивно-умеренного), сохраняют произношение сложных групп согласных в начале слова: аржы 'ржи\  альну 'льну', огубление предударных гласных: пуболела Поболела',  жувот 'живот' и т. д.

Южная группа говоров охватывает говоры Курской и Орловской областей, а также соседних с ними, вплоть до Северного Кавказа. Для этих говоров характерно:

  1. Диссимилятивное яканье различных типов, главным образом суджанского.
  2. Произношение [ш'] на месте /ч'/: [хош'у ш'айу] 'хочу чаю', а иногда и произношение [с] на месте /ц/: куриса.
  3. Губно-губное [в] (т. е. [у]) в некоторых позициях, особенно на конце слога: унук, у горъд, деука, лаука.
  4. Отсутствие фонемы /ф/, которая в заимствованной лексике передается наиболее близким звуком [х]: тухли, Хвёдор, тих.
  5. Ассимилятивное смягчение [к] после парных мягких согласных и [j]: [ш'айк'у], [бан'к'а].
  6. Совпадение форм Р., Д. и П. ед. ч. имен женского рода: от жоны, к жоны, от земли, к земли, на земли.
  7. Изменения в произношении некоторых слов: матерю (В. ед. ч.), матерья (мн. ч.), свекрдвья (мн. ч.), туча и др.
  8. Как и в большинстве южнорусских говоров, отсутствие грамматической категории среднего рода; соответствующие прилагательные и местоимения согласуются с существительными в форме женского рода: бальшая вядро, одна поля, пахал другую полю.

Восточная группа говоров включает в себя говоры, распространенные на юге Рязанской области и в соседних областях: Липецкой, Тамбовской, Воронежской, Пензенской и части Саратовской. Основные особенности говоров:

  1. Сильное яканье, которое в наше время представлено различными типами ассимилятивно-диссимилятивного яканья.
  2. Непоследовательное изменение [е>о] под ударением перед твердыми согласными: [с'ёстры], [н'ес] и т. п.
  3. Старое произношение некоторых бытовых слов с древним составом гласных: [кот], [л'ёс], диверь, вышня, дупле, футор и др.
  4. Губно-зубное [в] (как в литературном языке.
  5. Ассимилятивное смягчение [к] после мягких согласных: [Ван'к'а], [ч'айк'у], [доч'к'у].
  6. Совпадение окончаний Д. и П. ед. ч. имен женского рода на мягкий согласный с I типом склонения: по грязе — в грязе.
  7. Оригинальные формы в результате обобщения согласных в глагольных основах: можу, можут (по аналогии с можешь) или могёшь (по аналогии с могу, могут) и т. д.

Между Западной и Южной группами говоров (узкой полосой с севера на юг по линии Мосальск—Жиздра—Севск—Рыльск) распространены переходные между ними говоры, когда-то бытовавшие на границе между Литовским княжеством и Московским государством. В этих говорах также отсутствует категория среднего рода (соответствующие прилагательные согласуются с существительным по мужскому роду: парной молоко), нет смягчения заднеязычных согласных во всех формах склонения прилагательных: у плохэй, пло- хыйе, плохайа и т. д. Всеми остальными особенностями эти говоры совпадают либо с западными, либо с южными. Между Южной и Восточной группами говоров (с севера на юг по линии Тула — Елец — Оскол) также отмечены промежуточные говоры. Своеобразными особенностями этих говоров являются архаичные типы диссимилятивного яканья — обоянский и щигров- ский, а также употребление глагольных форм 3-го лица без окончания -ть (он несё, он любя, они любя).

Большая дробность в распространении среднерусских говоров объясняется историческими условиями их сложения и развития между севернорусскими и южнорусскими говорами. Однако с точки зрения внутриязыковых, структурных особенностей среднерусские говоры гораздо ближе друг другу, чем говоры севернорусского и южнорусского наречий. Это затрудняет группировку говоров, которые к тому же постоянно изменяются.

К западу от Москвы (по линии Бежецк — Калинин — Волоколамск) среднерусские говоры образуют две большие зоны — западную и восточную. В каждой из них имеются окающие и акающие говоры, но по происхождению большинство их севернорусские. По развитию общерусских особенностей языка все среднерусские говоры в наше время (согласно классификации 1965 г.) разделяются на четыре западные и четыре восточные подгруппы. Схематически их соотношение (по территории преимущественного распространения) можно представить следующим образом:

Среднерусские говоры
Западные Восточные
Окающие (гдовские, новгородские Акающие (псковские, селигерские) Окающие (калининские, владимирские, горьковские) Акающие (с подтипами)

Таким образом, все эти говоры по происхождению — окающие, севернорусские. Можно выделить особенности, которые являются общими для всех среднерусских говоров.

Все западные среднерусские говоры от восточных отличаются:

  1. Произношением на конце слов только твердых губных согласных: голуп, кроф.
  2. Распространением второго полногласия: верёх, столоб; в восточных говорах это явление отсутствует, хотя возможно появление вставочных гласных: пъшаница, съмародина.
  3. Различением [ц] и [ч] (иногда они и совпадают); в восточных говорах 1ч'] противопоставлено [ц].
  4. Ассимиляцией согласных типа ланно, омман; на востоке говорят ладно, обман.
  5. Упрощением конечной группы согласных /ст/: [хвое], [грус']; на востоке говорят л;во[ст], г/?у[с'т'].
  6. Сохранением мягкости согласных в ряде слов типа кринка, рига, женьский, русьский; в восточных говорах^—крынка, грыб.
  7. Совпадением форм Д. и П. ед. ч. с формой Р. имен женского рода типа к земли, на земли — по стены, на стены, в восточных говорах эти формы совпадают с формами литературного языка: от земли, к земле, на земле.
  8. Совпадением форм Д. и Т. мн. ч. типа с пустым вёдрам, к пустым вёдрам; в восточных говорах они различаются, как и в литературном языке: с пустыми вёдрами, к пустым вёдрам.
  9. Употреблением нестяженных форм только у глаголов (типа знаат при знайет), тогда как в восточных говорах стяженные формы возможны не только у глаголов, но и у прилагательных: знат, молод у, красны.
  10. Распространением инфинитива типа печь с основой на заднеязычный согласный {пеку) и инфинитива типа несть, итить; на востоке он не употребляется.
  11. Распространением страдательно-безличного оборота типа у волков тут идено.
  12. Ударением на основе у глаголов II спряжения: тащишь, катишь, варишь, валишь; восточные говоры сохраняют подвижное ударение типа солишь, варишь, даришь.

В западных акающих говорах гораздо больше новых особенностей речи, чем в традиционных окающих говорах (и многие из них связаны с распространяющимся просторечием). Так, в псковских говорах развивается сильное яканье, редукция всех безударных гласных (в том числе и [у]), произношение мягких согласных в соответствии с литературной нормой. Глагольные формы 3-го лица без окончания встречаются в единственном числе у глаголов обоих спряжений, а во множественном числе — только у глаголов II спряжения: несе, ходи, ходя —несут. Другими особенностями псковские (как и калининские) говоры совпадают с новгородскими: обороты типа коса заплести, формы типа могешь, иону, иона, форма множественного числа деревня, формы прилагательных типа в молодым лесу и т. д.

Восточные говоры акающего типа друг ог друга отличаются незначительно. Особые свойства таких говоров — в отсутствии ряда устойчивых севернорусских диалектных черт, например -т в форме 3-го лица глаголов в настоящем времени (произносят с мягким окончанием: несеть, ходить), последовательное сохранение междугласного []]: знайет и т. д.

В таких переходных, по существу, говорах обычно распространено либо умеренное яканье разного рода, либо еканье или даже иканье. После твердых согласных в безударном слоге (кроме первого предударного) возникает очень сильная редукция всех гласных (даже [у]) в неопределенный гласный типа [ъ]. Одновременно отражается развитие корреляции согласных по твердости ~ мягкости со всеми теми свойствами, которые характерны для переходных говоров.

Кроме переходных говоров, возникавших в результате взаимодействия русских диалектов друг с другом, можно указать и говоры, переходные между русскими и украинскими, между русскими и белорусскими. Они отмечались в низовьях Дона, в нынешней Ростовской области и на Северном Кавказе. Таких говоров много в районах Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока. Изучение этих говоров требует специального внимания, потому что в результате мы получаем возможность проследить, как снова в современных условиях происходит сближение языков, не так давно образовавшихся из общего их предка — древнерусского языка.

По совокупности черт, различающих русские говоры сегодня, видно, что диалектное членение исторически изменялось; строгое изучение диалектологии требует внимательного сравнения результатов исследований 1915, 1965 гг., а также современного состояния каждого говора в отдельности. На смену исчезающим из употребления особенностям языка приходят новые, которые, в свою очередь, отражают нынешнее состояние народной речи. Средневековая дробность говоров постепенно заменяется более крупными «группами говоров», «диалектными зонами» и пр., но именно наречия, северное и южное, являются наиболее современными величинами диалектного членения русского языка. Укрупнение диалектов, которое замечается на всем протяжении XX в., показывает устремленность живого русского языка к общерусской системе и к литературной норме. Эту тенденцию диалектного развития подтверждают все стороны диалектной речи — и фонетика, и грамматика, и лексика.

365
21.05.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.