AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Группы говоров

Группы говоров

Содержание

    По традиции выделяют пять групп говоров для севернорусского наречия и три — для южнорусского. Постепенно возникло несколько переходных типов, которые учтены и описаны в классификации 1965 г. Особенно сложно распределение среднерусских говоров, поскольку на территории их бытования одинаково возможны как окающие, так и (ново)акающие говоры. (Для удобства окающие  говоры рассмотрим в числе севернорусских говоров.)

    Севернорусские говоры

    Говоры Поморской группы севернорусских говоров распространены, кроме Архангельской области, на территории Мурманской области и в северных районах у побережья Белого моря.

    1. В этих говорах известно узкое закрытое [ё] на месте литературного [е] в соответствии с древнерусским /ё/ (Ъ); на конце слова слышится звук [и] (ср.: на мори, на концы—может быть, окончания эти сохранились из старого мягкого склонения).
    2. Гласный [а] между двумя мягкими согласными под ударением произносится тоже как закрытое [ё]; возникают неизвестные литературному языку чередования типа взял— взёли, мял — меть.
    3. Последовательно встречается мягкое цоканье, т. е. смешение [ц'] и [ч'] в /ц'/.
    4. Старая аффриката, изображаемая буквой щ, произносится как [шш] (то же и относительно звонкой аффрикаты): [шшука], [ штока), ё[жж]уУ [вбжжы].
    5. Звук [в] произносится как в литературном языке и оглушается на конце слов: трафка, лоф, кроф\
    6. В Т. мн. ч. существительных, прилагательных и местоимений употребляется окончание -мы, иногда -ма: сильными руками, с ост- рыма пилама. 7. В формах Р. ед. ч. местоимений и прилагательных окончание произносится, как пишется, т. е. -ого (иногда с почти полным выпадением согласного): кого доброго или коо доброо.

    По остальным признакам говоры Поморской группы совпадают с другими севернорусскими говорами.

    Олонецкой группой говоров называют говоры, распространенные на современных территориях Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей, а также Карельской АССР.

    1. Звук на месте древнего Ь под ударением произносится как [ё], перед следующим мягким согласным — как [и] (то же и в первом предударном слоге): лес — в лиси, сено — на сини, детка — ди- ти и др.
    2. Звук [а] между мягкими согласными также может заменяться на [е]: гресь, в грези, но менее последовательно (иногда произносится грязь у в грязи).
    3. Замена [е] на [о] перед твердыми согласными проведена непоследовательно, поэтому постепенно распространяется еканье, т. е. произношение типа [н'есу], [п'ету] з предударном слоге, а в восточных районах — ёканье (т. е. различение предударных [е] и [а]: [н'осу], но [п'ету]).
    4. На месте щ, зж распространены сочетания согласных /шч'/, /ждж' или /шт', /жд' с мягкими вторыми согласными: [шт'ука], {пр'иежд'ай].
    5. Остатком древнего произношения [л] как «среднего» (по образованию) [1] является переход в конце слога [л] > [у]: стау, до$- го, воук.
    6. В формах имен с окончанием -ого обычно произносится фрикативное [у]: коуо, доброуо. В некоторых архаичных говорах встречаются особенности, свойственные южнорусским говорам.
    7. Склонение старых имен типа мата, дочи (И.) — матерь, до- черь (В.).
    8. В Р. и Д. ед.ч. прилагательных женского рода встречается окончание -эй: золотэй, худэй (ср. также: с сестрэй, молодэй, од- нэй, тэй).
    9. В качестве окончания 3-го лица глаголов настоящего времени используется иногда -ть\ ходить, знаеть.
    10. В области согласных сохраняются все особенности севернорусского наречия, т. е. остатки цоканья, мягкость шипящих, утрата междугласного [j] и др., сохраняются и следы «второго полногласия» (в произношении некоторых корней: столоб, холом, молонья).

    Новгородская группа говоров охватывала территории б. Новгородской и Петербургской губерний. Сегодня эти говоры значительно изменились, но сохраняют еще ряд особенностей.

    1. Независимо от качества следующего согласного на месте /ё/ (Ъ) некогда произносилось [и]: [л'йто] — в [л'йт'е]; теперь это сохраняется архаически в произношении отдельных слов: здись, сино.
    2. Звук [а] между мягкими согласными не изменяется в [е]: грязь.
    3. Губные согласные на конце слова обычно твердые: сем, го- луп, любоф.
    4. Аффрикаты в большинстве говоров различались, обычно произносились как твердые: мисец, пальцы, чистой (цыстой).
    5. Окончание -ого произносится с [в]: ново, доброво.
    6. Совпадают формы Т. и Д. мн. ч. имен и местоимений: по своим ногам, тол своим ногам.

    Вологодско-Вятская группа включает в себя говоры б. Вологодской, Вятской и Пермской губерний, а также говоры территорий за Уральским хребтом.

    1. На месте /ё/ (Ъ) под ударением и в предударном слоге произносилось [и] перед мягкими согласными и сохранялось произношение [ие] перед твердыми согласными (иногда здесь произносилось и [ё]): лиес — в лисе, сиене— на сини, смиех — смиютсе.
    2. В безударных слогах [е] обычно переходит в [о], но со многими исключениями и непоследовательно: [в'осна], [знайот], [пой- д'йт'о].
    3. Под ударением на месте исконного /о/ под восходящим ударением произносится [уо] или [б]: вуоля, воруона, сл'опбй, дорога.
    4. Гласный [а] между мягкими согласными переходит в [е], но только под ударением: тесь любит цесь ('честь'), а зеть любит взеть.
    5. Аффрикаты совпадают чаще в [ц'] (мягкое цоканье), но во многих местах сохраняется и древнее мягкое чоканье.
    6. На месте щ, сч обычно произносится [шш] (так же и у звонкого [жд]—[жж]): [шшу]ки, [ишш]ёзли, до[жжы].
    7. Согласный [в] обычно произносится как губно-губной с переходом в [у]: унуку у лес, лесоу.
    8. В конце слога так же произносится и [л]: быу> воук.
    9. В отдельных архаичных говорах сохраняется исконная мягкость шипящих: [ш'ир'], [ж'ир], [сад'иш'] и развивается «шепелявость» в произнесении исконных мягких свистящих: [с'шиёно] 'сено', [з'жемл'а] 'земля'.
    10. В морфологии отмечаются некоторые формы, отделяющие одни говоры от других; так, вологодские говоры в Р. мн. ч. имеют окончание -ей у имен на -ец: пальцей, огурцей, а в Д. и П. ед. ч. у имен женского рода окончание -е: в грязе, по грязе.

    Владимиро-Поволжская группа говоров — окающие говоры Поволжья — охватывала большие пространства от б. Тверской до Саратовской губерний.

    1. В отличие от архаичных севернорусских говоров говоры этой группы представляют неполное оканье: различие между [о] и [а] сохраняется здесь только в первом предударном слоге, а в остальных безударных слогах редуцируется (сокращается) до неопределенного по тембру звука [ъ] (как в литературной норме): съмовар, садъ 'сада'; гълова, стърона, окълъ.
    2. Изменения звука [ё] (Ъ) совпали с изменениями в литературном языке (почти во всех говорах произносится как [е]).
    3. В предударном слоге после мягких согласных обычно различаются все гласные: [пр'аду], [р'ека] ([е]</ё/), [н'осу].
    4. Редукция безударных гласных распространяется на [о] в начальном (неприкрытом) слоге — здесь произносится [у]: угурцы, упять, утвори.
    5. Аффрикаты обычно различаются, причем довольно часто при [ц] встречается и [ч'].
    6. На месте щ произносится [шш]: [шшу]ки> [ишш]ёзли.
    7. Некоторые особенности произношения согласных связаны с противопоставлением по твердости — мягкости, которое относительно недавно развилось в этих говорах; так, на месте [к'], [г'] произносится ]т'], [д']: рути, поди вместо руки, ноги.
    8. Происходит выпадение междугласного [j] с последующим стяжением гласных: знаат, знат<^ знает.
    9. Совпадают формы Т. и П. ед. ч. прилагательных: с худым ~ худэм9 как и на худым ~ худэм, Д. и Т. мн. ч. имен женского рода: со своим рукам, по своим рукам.

    Все пять групп севернорусских говоров образуют как бы линию постепенного перехода в основных своих особенностях от наиболее архаичных проявлений (северо-запад) к более новым (юго-восток, в сторону «центра»), что помогает и ориентироваться в последовательности тех изменений данных говоров, с помощью которых производится их группировка, и оценить степень влияния на них среднерусских говоров (на крайнем юго-востоке на основе окающих развиваются (ново)акающие говоры, например в Костромской области).

    Южнорусские говоры

    Говоры южнорусского наречия распространены на юге и в юго-западной части расселения русских в Европе. Кроме общих отличий этих говоров от севернорусских, они характеризуются еще рядом особенностей, позволяющих выделить среди них три группы говоров.

    Западная группа говоров выделяется с наибольшими трудностями, поскольку в этом регионе довольно много говоров, переходных от русских к белорусским (особенно в западной части Смоленской и Брянской областей), а в остальных развились частные особенности речи, выделяющие только данные говоры и нигде более не встречающиеся. В классификации 1915 г. Западная группа называлась Тульской, но в современном членении говоров, очень дробном, сюда присоединяют (кроме Калужской) также говоры востока Смоленской и Брянской областей.

    1. Распространены различные типы умеренного яканья (произношение [а] в первом предударном слоге после мягких согласных только перед твердыми согласными) и яканья диссимилятивного, главным образом жиздринского, типа [в первом предударном слоге после мягких согласных распределение гласных зависит от качества ударного гласного].
    2. Различаются твердые аффрикаты [ч] и [ц].
    3. Губно-зубное [в] оглушается в [ф].
    4. Распространено окончание -и/-ы в П. ед. ч. и в И. мн. ч.: на кони, на концы; городы, браты, лесы.
    5. Обычно ударное окончание прилагательных мужского рода: молодый или молодэй, плохый или плохэй.
    6. Формами 2-го лица единственного числа у глаголов дать и есть являются даси, йеси.

    Наиболее западные говоры этой группы развивают и переходные типы яканья (например, диссимилятивно-умеренного), сохраняют произношение сложных групп согласных в начале слова: аржы 'ржи\  альну 'льну', огубление предударных гласных: пуболела Поболела',  жувот 'живот' и т. д.

    Южная группа говоров охватывает говоры Курской и Орловской областей, а также соседних с ними, вплоть до Северного Кавказа. Для этих говоров характерно:

    1. Диссимилятивное яканье различных типов, главным образом суджанского.
    2. Произношение [ш'] на месте /ч'/: [хош'у ш'айу] 'хочу чаю', а иногда и произношение [с] на месте /ц/: куриса.
    3. Губно-губное [в] (т. е. [у]) в некоторых позициях, особенно на конце слога: унук, у горъд, деука, лаука.
    4. Отсутствие фонемы /ф/, которая в заимствованной лексике передается наиболее близким звуком [х]: тухли, Хвёдор, тих.
    5. Ассимилятивное смягчение [к] после парных мягких согласных и [j]: [ш'айк'у], [бан'к'а].
    6. Совпадение форм Р., Д. и П. ед. ч. имен женского рода: от жоны, к жоны, от земли, к земли, на земли.
    7. Изменения в произношении некоторых слов: матерю (В. ед. ч.), матерья (мн. ч.), свекрдвья (мн. ч.), туча и др.
    8. Как и в большинстве южнорусских говоров, отсутствие грамматической категории среднего рода; соответствующие прилагательные и местоимения согласуются с существительными в форме женского рода: бальшая вядро, одна поля, пахал другую полю.

    Восточная группа говоров включает в себя говоры, распространенные на юге Рязанской области и в соседних областях: Липецкой, Тамбовской, Воронежской, Пензенской и части Саратовской. Основные особенности говоров:

    1. Сильное яканье, которое в наше время представлено различными типами ассимилятивно-диссимилятивного яканья.
    2. Непоследовательное изменение [е>о] под ударением перед твердыми согласными: [с'ёстры], [н'ес] и т. п.
    3. Старое произношение некоторых бытовых слов с древним составом гласных: [кот], [л'ёс], диверь, вышня, дупле, футор и др.
    4. Губно-зубное [в] (как в литературном языке.
    5. Ассимилятивное смягчение [к] после мягких согласных: [Ван'к'а], [ч'айк'у], [доч'к'у].
    6. Совпадение окончаний Д. и П. ед. ч. имен женского рода на мягкий согласный с I типом склонения: по грязе — в грязе.
    7. Оригинальные формы в результате обобщения согласных в глагольных основах: можу, можут (по аналогии с можешь) или могёшь (по аналогии с могу, могут) и т. д.

    Между Западной и Южной группами говоров (узкой полосой с севера на юг по линии Мосальск—Жиздра—Севск—Рыльск) распространены переходные между ними говоры, когда-то бытовавшие на границе между Литовским княжеством и Московским государством. В этих говорах также отсутствует категория среднего рода (соответствующие прилагательные согласуются с существительным по мужскому роду: парной молоко), нет смягчения заднеязычных согласных во всех формах склонения прилагательных: у плохэй, пло- хыйе, плохайа и т. д. Всеми остальными особенностями эти говоры совпадают либо с западными, либо с южными. Между Южной и Восточной группами говоров (с севера на юг по линии Тула — Елец — Оскол) также отмечены промежуточные говоры. Своеобразными особенностями этих говоров являются архаичные типы диссимилятивного яканья — обоянский и щигров- ский, а также употребление глагольных форм 3-го лица без окончания -ть (он несё, он любя, они любя).

    Большая дробность в распространении среднерусских говоров объясняется историческими условиями их сложения и развития между севернорусскими и южнорусскими говорами. Однако с точки зрения внутриязыковых, структурных особенностей среднерусские говоры гораздо ближе друг другу, чем говоры севернорусского и южнорусского наречий. Это затрудняет группировку говоров, которые к тому же постоянно изменяются.

    К западу от Москвы (по линии Бежецк — Калинин — Волоколамск) среднерусские говоры образуют две большие зоны — западную и восточную. В каждой из них имеются окающие и акающие говоры, но по происхождению большинство их севернорусские. По развитию общерусских особенностей языка все среднерусские говоры в наше время (согласно классификации 1965 г.) разделяются на четыре западные и четыре восточные подгруппы. Схематически их соотношение (по территории преимущественного распространения) можно представить следующим образом:

    Среднерусские говоры
    Западные Восточные
    Окающие (гдовские, новгородские Акающие (псковские, селигерские) Окающие (калининские, владимирские, горьковские) Акающие (с подтипами)

    Таким образом, все эти говоры по происхождению — окающие, севернорусские. Можно выделить особенности, которые являются общими для всех среднерусских говоров.

    Все западные среднерусские говоры от восточных отличаются:

    1. Произношением на конце слов только твердых губных согласных: голуп, кроф.
    2. Распространением второго полногласия: верёх, столоб; в восточных говорах это явление отсутствует, хотя возможно появление вставочных гласных: пъшаница, съмародина.
    3. Различением [ц] и [ч] (иногда они и совпадают); в восточных говорах 1ч'] противопоставлено [ц].
    4. Ассимиляцией согласных типа ланно, омман; на востоке говорят ладно, обман.
    5. Упрощением конечной группы согласных /ст/: [хвое], [грус']; на востоке говорят л;во[ст], г/?у[с'т'].
    6. Сохранением мягкости согласных в ряде слов типа кринка, рига, женьский, русьский; в восточных говорах^—крынка, грыб.
    7. Совпадением форм Д. и П. ед. ч. с формой Р. имен женского рода типа к земли, на земли — по стены, на стены, в восточных говорах эти формы совпадают с формами литературного языка: от земли, к земле, на земле.
    8. Совпадением форм Д. и Т. мн. ч. типа с пустым вёдрам, к пустым вёдрам; в восточных говорах они различаются, как и в литературном языке: с пустыми вёдрами, к пустым вёдрам.
    9. Употреблением нестяженных форм только у глаголов (типа знаат при знайет), тогда как в восточных говорах стяженные формы возможны не только у глаголов, но и у прилагательных: знат, молод у, красны.
    10. Распространением инфинитива типа печь с основой на заднеязычный согласный {пеку) и инфинитива типа несть, итить; на востоке он не употребляется.
    11. Распространением страдательно-безличного оборота типа у волков тут идено.
    12. Ударением на основе у глаголов II спряжения: тащишь, катишь, варишь, валишь; восточные говоры сохраняют подвижное ударение типа солишь, варишь, даришь.

    В западных акающих говорах гораздо больше новых особенностей речи, чем в традиционных окающих говорах (и многие из них связаны с распространяющимся просторечием). Так, в псковских говорах развивается сильное яканье, редукция всех безударных гласных (в том числе и [у]), произношение мягких согласных в соответствии с литературной нормой. Глагольные формы 3-го лица без окончания встречаются в единственном числе у глаголов обоих спряжений, а во множественном числе — только у глаголов II спряжения: несе, ходи, ходя —несут. Другими особенностями псковские (как и калининские) говоры совпадают с новгородскими: обороты типа коса заплести, формы типа могешь, иону, иона, форма множественного числа деревня, формы прилагательных типа в молодым лесу и т. д.

    Восточные говоры акающего типа друг ог друга отличаются незначительно. Особые свойства таких говоров — в отсутствии ряда устойчивых севернорусских диалектных черт, например -т в форме 3-го лица глаголов в настоящем времени (произносят с мягким окончанием: несеть, ходить), последовательное сохранение междугласного []]: знайет и т. д.

    В таких переходных, по существу, говорах обычно распространено либо умеренное яканье разного рода, либо еканье или даже иканье. После твердых согласных в безударном слоге (кроме первого предударного) возникает очень сильная редукция всех гласных (даже [у]) в неопределенный гласный типа [ъ]. Одновременно отражается развитие корреляции согласных по твердости ~ мягкости со всеми теми свойствами, которые характерны для переходных говоров.

    Кроме переходных говоров, возникавших в результате взаимодействия русских диалектов друг с другом, можно указать и говоры, переходные между русскими и украинскими, между русскими и белорусскими. Они отмечались в низовьях Дона, в нынешней Ростовской области и на Северном Кавказе. Таких говоров много в районах Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока. Изучение этих говоров требует специального внимания, потому что в результате мы получаем возможность проследить, как снова в современных условиях происходит сближение языков, не так давно образовавшихся из общего их предка — древнерусского языка.

    По совокупности черт, различающих русские говоры сегодня, видно, что диалектное членение исторически изменялось; строгое изучение диалектологии требует внимательного сравнения результатов исследований 1915, 1965 гг., а также современного состояния каждого говора в отдельности. На смену исчезающим из употребления особенностям языка приходят новые, которые, в свою очередь, отражают нынешнее состояние народной речи. Средневековая дробность говоров постепенно заменяется более крупными «группами говоров», «диалектными зонами» и пр., но именно наречия, северное и южное, являются наиболее современными величинами диалектного членения русского языка. Укрупнение диалектов, которое замечается на всем протяжении XX в., показывает устремленность живого русского языка к общерусской системе и к литературной норме. Эту тенденцию диалектного развития подтверждают все стороны диалектной речи — и фонетика, и грамматика, и лексика.

    21.05.2017, 1058 просмотров.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.