Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяДиалектологияДиалектное словообразование


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Диалектное словообразование

Типы диалектных различий в словообразовании

  • Диалект­ному языку свойственны те же способы словообразования, что и литературному языку: суффиксальный, префиксальный, постфиксальный, префиксально-суффиксальный, префиксально-постфиксальный, суффиксально-постфиксальный, способ словообразова­ния, заключающийся в субстантивации прилагательных и причас­тий. С помощью указанных способов образуются слова, имеющие одну мотивирующую (производящую) основу. При наличии более чем одной мотивирующей основы, то есть при образовании слож­ных слов, русским говорам присущи также способы словообразо­вания, свойственные литературному языку: сложение, сложение в сочетании с суффиксацией и различные смешанные способы обра­зования сложных слов. Говорам не свойствен такой способ слово­образования, как аббревиация. Все слова, образованные этим спо­собом, заимствованы в них из литературного языка.

Выделяется несколько типов диалектных различий в словооб­разовании.

  1. Говоры различаются по составу, набору словообра­зовательных единиц. К словообразовательным единицам язы­ка относятся: способы словообразования, словообразовательные типы, словообразовательные аффиксы: префиксы, суффиксы, пост­фиксы. В словообразовательных системах одних говоров имеется какой-то словообразовательный тип или словообразовательный аффикс — в других такой тип или аффикс отсутствует.
  2. Говоры различаются по значению единиц словооб­разования. Словообразовательное значение того или иного суф­фикса (префикса) или слов, относящихся к какому-нибудь слово­образовательному типу, в разных говорах бывает разным.
  3. Весьма многообразны по говорам диалектные различия, связанные с сочетаемостью словообразовательных аффик­сов. В одних говорах одна и та же мотивирующая основа сочетается с одним суффиксом (префиксом), в других — с другим. При пре­фиксально-суффиксальном способе словообразования возможны различия только в суффиксах при совпадении префиксов или, на­оборот, — различия в префиксах при совпадении суффиксов. В дру­гих случаях слово, образованное с аффиксом в одних говорах, в других аффикса вообще не имеет и образуется безаффиксным спо­собом.
  4. Диалектные различия часто связаны с продуктивностью, активностью словообразовательных единиц: словообразователь­ных аффиксов и словообразовательных типов. В одних говорах мо­гут быть представлены весьма многочисленные ряды слов, образу­ющихся с тем или иным суффиксом (префиксом), относящихся к одному и тому же словообразовательному типу, а в других говорах этот тип немногочислен — он включает ограниченное количество слов, иногда единицы. В говорах первого типа появляются новые слова, образованные по продуктивной модели.
  5. В разных говорах к одному и тому же словообразовательному типу могут относиться разные слова. Таким образом, различия ка­саются самого состава лексических единиц, принадлежащих тому или другому типу.

Все перечисленные типы диалектных различий в словообразо­вании свойственны большинству частей речи. В целом русский язык характеризуется значительной общностью словообразования. Она основана на наличии в словообразовательных системах русских говоров и литературного языка в основном одних и тех же слово­образовательных типов и словообразовательных аффиксов. Однако в говорах не используются многие префиксы и суффиксы, заим­ствованные литературным языком из европейских языков: архи-, гипер-, вице-, интер-, квази-, контр-, суб- и под.; -атер, -ист, -изм, -изирова- и др.

  • Состав словообразовательных типов и словообразова­тельных аффиксов

  • 1.Только в части русских говоров — в Север­ном наречии — имеется словообразовательный тип существи­тельных ср. и жен. р., образованных с суффиксом -онк(о)/-ёнк(о), мотивированных существительными жен. р., неодушевленными и одушевленными: ножонко ‘нога, ножка’, старушонко, избёнко, девчёнко, лошадёнко, собачёнко.

В говорах имеется словообразовательный тип префиксальных существительных, мотивированных существительными, обознача­ющих предмет или место, находящееся по отношению к мотиви­рующему существительному в соответствии со значением префик­са (бывшего предлога). Например: возледвбр, одвдр ‘место около скотного двора’ (предлог о ‘около, возле’), задвор ‘место за скот­ным двором’, заберег, заветер ‘место, где не дует ветер’, задвёрь, заполе, зарека, зароща, заспинка, подзабдр, подлавка, подовйн, под- ызба, подлёстница, подпордг ‘место у входной двери около поро­га’, подрыло ‘место на шее ниже подбородка’ (рыло ‘подбородок’), приусадьба, упечь ‘место около печи’. По этой же модели образуют­ся и новые для говоров слова, например, подкомната.

В литературном языке такой тип представлен весьма малым чис­лом существительных: застенки с переносным уже значением, срав­нительно новые для русского языка заграница, пригород, пришед­шее из диалектов подпол, окказиональное загород. Существитель­ные с указанным значением, мотивированные существительными и прилагательными, в литературном языке образуются, как пра­вило, не префиксальным, а префиксально-суффиксальным спо­собом с суффиксом -у-: заплечье, заречье, подполье, также с суф­фиксами -ок/-ек: загривок, зашеек.

Почти не представлен в литературном языке словообразователь­ный тип существительных, мотивированных существительными, прилагательными, глаголами, с префиксами раз- (рас-, роз-), пере-, при- с экспрессией усилительности, увеличительности, уничи­жительности: разбахвал ‘хвастун’, богач-разбогач, развесёлушка, разжадина, роззыбь ‘сильная зыбь’, разлешак (бранное), размужи- ца, размужйчье ‘мужеподобная женщина’, расканалья, раскраса- вушка, рассвадьба, рассоплястик, расхвост, расхохдт, расхохдт- ка, распетушъе ‘курица, похожая на петуха’, перестрам (о вызы­вающем большой стыд явлении), пристарйк ‘очень старый чело­век’. Литературные раскрасавец и раскрасавица принадлежат разго­ворному языку и проникли в него из говоров.

Мало представлен в литературном языке также словообразова­тельный тип существительных с префиксом па-, называющий пред­мет или лицо, не в полной мере являющийся тем, что названо (или кто назван) мотивирующей основой.

В литературном языке этот тип по способу словообразования представляет префиксально-суффиксальный тип. В говорах суще­ствительные с указанным префиксом занимают большее место, при этом они могут быть образованы как собственно префиксаль­ным способом: поберег, пабережь ‘место в водоеме около самого берега’, пабыт ‘способ’, повесть (ср.: Ни вести ни повести нету), павнук, поворот, паволна, падело, паужин, паужна ‘еда после обе­да, полдник’, так и префиксально-суффиксальным: пабедье, па- бережка, пабережник ‘ветер’, павечерье, павозок, павозки, паворо- тень, паворотье, паголовочка, пагубница, падчерёнок ‘пасынок’, падчеруха', паклинок.

То же значение, что и предыдущий тип, имеют слова, образо­ванные с префиксом су-: суболото ‘болотистое место’, сувалок, суглйна (суглинь) ‘глинистое место, глинистая почва’, сугниль, су- горок ‘небольшая горка’, сурадок, сурадье (рада ‘сырое, поросшее лесом место’), суземляк, ‘почти земляк’, сукрёсток, сукровь ‘су­кровица’; также названия беременных лошади, овцы: сужеребая, суягная.

В литературном языке отсутствуют словообразовательные типы существительных, называющих ягоды, с суффиксами -иг(а), -их(а), представленные в части говоров: бруснйга, голуби га, землянйга, костянига, чернйга; брусниха, земляниха, а также существительных других семантических классов: костйга, кострйга ‘первичные от­ходы при обработке льна’, метлйга (растение).

 

В диалектах имеется словообразовательный тип безаффиксных существительных, мотивированных существительными, называю­щих лиц — жителей какого-нибудь населенного пункта. Так, в ар­хангельских говорах названия жителей-мужчин образуются без помощи суффиксов непосредственно от основы слова — названия населенного пункта: житель д. Бёлащельябелащёл, житель сел Долгощельё — долгощёл, жители сел: Дорогорская, Холмогоры, Красногоры, Большой Бор называются соответственно: дорогор, холмогор, красногор, большебор, сел Лёкшмозеро, Кёнозеролёкшмозёр, кенозёр, житель города Каргополякаргопол.

Чисто диалектный словообразовательный тип представляют су­ществительные ср. и муж. р., образованные с суффиксом -ушк(о), мотивированные существительными жен. и муж. р. с суффиксом -««я и имеющие усилительно-увеличительное значение: ветринушко ‘сильный ветер’, дождинушко, жаринушко ‘сильная жара’, лтмо- дйиушко, штормы нушко, котйнушко ‘большой кот’, леейнушко ‘боль­шой лес’.

Собственно диалектным является словообразовательный тип от­влеченных существительных с суффиксом -едь, мотивированных ка­чественными прилагательными, обозначающих признак, свойство. В литературном языке такое значение передается суффиксами -ость, -от(а), -ев(а), -изн(а), -чин(а): суровёдь ‘суровость’, быстредь ‘бы­строта’, кйследь ‘кислота’, мокредь ‘мокрота’, тёпледь ‘теплота’, ейнедь ‘синева’, дороговёдь ‘дороговизна’, ржаведь ‘ржавчина’.

В говорах Северной диалектной зоны представлен словообра­зовательный тип отглагольных существительных муж. р. с суффик­сами -(а)ль, -уль, обозначающих лицо, производящее действие по значению глагола, а также предмет: враль, гадаль ‘человек, зани­мающийся гаданием’, грохаль ‘человек, производящий шум, гро­хот’, каталь ‘человек, изготовляющий валенки’ (катать ‘валять’), строгаль ‘орудие для остругивания чего-н.’, чёрпаль ‘предмет, ко­торым вычерпывают воду’; вруль, жгуль (от жгать — ‘обжигать, кусать’), пачкуль, свистуль.

Такие существительные, в свою очередь, являются производя­щими для существительных жен. р. с суффиксом -(а)л'Да), -yXj(a)\ бралья ‘женщина, которая ткет полотно с узорами’, а также ‘ло­патка с зубьями для сбора ягод’ (брать ‘собирать ягоды’), вралья, мялья ‘женщина, которая мнет лён’, прялья ‘женщина, которая прядет’, ткалья ‘женщина, которая ткет’; скалья ‘орудие для скру­чивания, свивания ниток’ (скать ‘сучить’); врулья, толстулья ‘тол­стая женщина’.

В части говоров — севернорусских и южнорусских — у отвле­ченных существительных, мотивированных глаголами, прилагатель­ными, существительными, для обозначения действия, связанного с сильным шумом, или издавания звуков, употребляются суффиксы -(о)тень, -(е)тень, -остепь, -епь, -овепь, -отн(я), -оток-, -(о)тыпь, -ынь: брякотёнь ‘громкие частые звуки’, булькотёнь ‘булькающие звуки, всплески’, руготёнь, скрипотёнь, стукотёнъ, топотёнъ ‘сильный топот’, трескотёнь, хлопотёнъ ‘усиленные хлопоты, суе­та’, храпотёиь ‘усиленный храп’, мокрстёнь, мокростёнь ‘мокро­та’, сухостёнь\ говорёнь, горячёнь, жарень ‘сильная жара’, красень, морозёнь, парень ‘состояние, при котором обдает жаром, паром’, пёстрень, сушёнь, теплёнь, тесёнъ, тороплёнь, хлобыстёнъ ‘звуки, издающиеся при хлестании чем-н.’, хрустёнь, шелушёнь; громо- веиь, желтовёнь ‘желтизна’, красновёнь ‘краснота’, стуковёнь, тол- ковёнь ‘суета’; болтотня, брякотня, булькотня ‘действие, сопро­вождающееся бульканьем’, воркотня ‘ворчание’, гомотня ‘шум, гам’, гулкотня, плескотня, пышкотня (‘учащенное дыхание’), c/c/w- потня, стукотня, топотня, хвастотня, хохотня, храпотня, шлепотня; булькотбк, бря коток, верес кото к, визготбк, грохоток, рячкотбк (рячкать ‘стукать, ударять со звуками’), стукоток, свиско- #яо'к, скрипотбк, хрипотбк, шумотбк; красотынь, светлотынь, светотынь ‘состояние с большим количеством света’, теплотынь\ жарынь, светлынь, темнынъ.

Эти же суффиксы употребляются для называния усиленного действия, состояния или признака.

2. В говорах имеются особые словообразовательные типы неизме­няемых прилагательных, образуемых префиксально-суффик­сальным способом: с префиксами с- (со-), ударными префиксами су-, со- и суффиксами -о, -у, реже — с нулевым суффиксом, мотивированных прилагательными. По такому типу образуются в части говоров неизменяемые прилагательные, обозначающие цвет, передающие значение неполноты насыщенности, оттенка цвета: ‘имеющий оттенок цвета или подобия по окраске, названного мо­тивирующим прилагательным’, ‘подобный по цвету тому, кото­рый назван мотивирующим прилагательным’ (такое значение мо­жет передаваться в литературном языке, как и во многих говорах, суффиксом -ося/я-): сала (от алый), сбела, сбусенька (бусый ‘се­рый’), сголуба, сжелта (сожелта), скоричнева, срозова, срыжа, срябенька, ссера (сосера), ссйня, счерна, сголубу; субела, сужелта, сузелена, сукрасна, сусера, сусиня, сучерна, с нулевым суффик­сом: сузелень, вбзелень. По данным типам прилагательных цвето- обозначения образуются также прилагательные и иной семантики: сг/rydd ‘глубоковатый’ (глубый ‘глубокий’), сгуста ‘густоватый’, вогорячь ‘не очень горячий’.

В части говоров значение неполноты признака или, реже, зна­чение усиленного признака передается другим словообразователь­ным типом склоняемых прилагательных — с ударным префиксом са-. По этому типу образуются прилагательные разных семантиче­ских разрядов: вбвеликий, вбгустой ‘густоватый’ или ‘очень гус­той’, вбжидкий, вбмалый, вбпресный, вбсолоный. Такой тип свой­ствен говорам Северо-Восточной диалектной зоны, а также перм­ским и сибирским говорам. На той же территории отмечается и словообразовательный тип наречий, мотивированных такими при­лагательными — с этой же приставкой во- и с тем же значением типа: вббело, вбгусто ‘гуще обычного’, вбпоздно, вдпресно, вбрано ‘рановато’ или ‘очень рано’, восолено, вбтепло ‘не очень тепло’.

Достаточно представителен в части говоров словообразователь­ный тип прилагательных, мотивированных в основном глаголами и, реже, прилагательными, с суффиксами -ачк-/-ячк- и -учк-. Зна­чение слов такого типа: ‘характеризующийся действием, назван­ным мотивирующим словом’ или ‘склонный к такому действию’: забывачкий ‘быстро забывающий, имеющий плохую память’, клевачкий ‘имеющий обыкновение клеваться’ (Петух клевачкий), размокачкий ‘легко размокающий’, расстраивачкий ‘быстро рас­страивающийся, ранимый’, сгибачкий ‘легко сгибающийся, гиб­кий’, также бодачкий, вертячкий, горячкий ‘вспыльчивый’, заи- качкий, здоровячкий, кусачкий, лежачкий, ломачкий, лягачкий, открывачкий, пиначкий, пуганки й, шатачкий; гнучкий, жгучкий, липучкий, осежучкий, рассыпучкий, трескучкий, тянучкий.

В говорах имеется отсутствующий в литературном языке слово­образовательный тип прилагательных, мотивированных, как прави­ло, глаголами с суффиксом -m/с-, по своему словообразовательному значению примыкающий к предшествующему типу: живуткий, клеваткий, мыткий, мяткий, небйткий, пряткий, ругаткий, увёрт- кий, царапаткий.

Диалектный словообразовательный тип прилагательных с суф­фиксом -ач-/-яч-, мотивированных прилагательными, существи­тельными и наречиями, обозначает свойство, присущее кому-н., чему-н.: белячий, богачий, боевачий, высячий ‘подвесной’, волчня- чий (от волчняк ‘ягода’), горбачий, гордячий, зрячий (от наречия з/я), клювачий, моднячий, мордачий ‘имеющий крупное лицо’, му Зрячий, сочнячий, сухачий.

Диалектный словообразовательный тип, при котором прилагатель­ные, мотивированные, как правило, качественными прилагательны­ми, образуются с помощью ударного суффикса -ащ/-ящ-, свойст­венного многим северным говорам, а также псковским. Прилагатель­ные этого типа обозначают усиленную степень качества. При их образовании обычно происходит чередование согласных — конеч­ный согласный производного прилагательного смягчается: [С]||[С’], и перед суффиксом обычно выступает мягкий согласный, однако возможен и твердый. В такие чередования вступают не только тра­диционно парные мягкие, но и заднеязычные согласные: /с||к’, г||г’, jc||х*: глухящий, голубящий ‘имеющий ярко-синий цвет’, глу- пящий, грубящий ‘очень жесткий’, долгящий, здоровящий, кривя­щий, ловкящий, лохматящий, плохящий, ржавящий, слабящий ‘очень слабый’, сухящий, твердящий, черствящий, широкящий; дорогащий, крутящий, пьянящий, твердящий, худащий, широкащий, шумнащий.

По данному типу образуются в говорах и прилагательные, мо­тивированные существительными: бородящий ‘обросший бородой’, дьяволящий (бранное, ‘очень плохой, проклятый’), животящий ‘имеющий большой живот’, кудерящий ‘имеющий кудри, очень кудрявый’, кустящий ‘разросшийся’, лентящий ‘очень ленивый’, модящий ‘очень модный’, мордащий ‘имеющий крупное лицо’, темелящий ‘имеющий место в темноте’, темлотящий, уголящий ‘горящий, как угли’.

По словообразовательному значению к предыдущему типу при­мыкает диалектный словообразовательный тип прилагательных с суффиксами -анн-/-янн-, -олл-/-ёлн-, -инн-, -унл-/-юлл-, мотивиро­ванных прилагательными: хорошанный, широчанный, быстрянный, вкуслянный, высокянный, глухянный, здоровянный, скупянный, тяжеленный, холоднянный; страшенный, хорошднный, широконный, давленный, желтённый, красённый; страшйнный, толщённый; болъшунный, долгунный, здоровюнный, мокрунный, толстунный.

В части северных говоров представлены диалектные словообра­зовательные типы прилагательных с тем же, что и у предшест­вующих, словообразовательным значением, со сложными суф­фиксами: -холл-, -охолл-/-ехолн-, -хотели-, -юшенн-, -ехтелн-: малохонный, мякохонный ‘очень мягкий’, белехднный, белохотенный ‘очень белый’, малехотенный, малюшенный ‘очень маленький’, мокрюшенный ‘очень мокрый’, малёхтенный.

При образовании таких слов может происходить усечение основы (суффикса) мотивирующих прилагательных: короткий > коротехонлый, лёгкий > легохонный, тонкий > толехоллый, узкий > узехднлый.

3. Собственно диалектным является словообразовательный тип наречий, образованных с префиксами в-, <&>-, из-/ис-, на-, с-/со- и с суффиксом -ых/-их, мотивированных прилагательными, числи­тельными, местоимениями: вдяядох‘давно, издавна’, впервых'в пер­вый раз, впервые’, ‘раньше, быстрее других’, впослёдних ‘позади, после всех’, невдолгих ‘немедленно, сразу же’, добольшйх ‘до взрос­лого состояния’, доёких, доланешлих ‘до настоящего времени’, допослёдлих ‘до последнего, крайнего срока, допоздна’, искосых ‘неодобрительно, недружелюбно’, накосых ‘в сторону от прямого направления’, непростых ‘порожняком, без груза’, сослепых ‘не видя чего-н. или не глядя на что-н.’, спёрвых ‘вначале, сначала’. Наречий, подобных употребляющимся в говорах, в литературном языке нет. В нем имеется только тип с префиксом в-/во- и только от счетных прилагательных (во-первых и др.).

Очень продуктивным является во многих русских говорах отсут­ствующий в литературном языке словообразовательный тип, при котором мотивированные разными частями речи наречия образу­ются суффиксальным способом с нулевым суффиксом и чередо­ванием твердого согласного производящей основы (в основном существительного) с мягким согласным. Так, в архангельских го­ворах зафиксировано большое количество таких наречий, общая схема словообразования которых: [С] — твердый согласный в основе мотивирующего существительного > [C’j (мягкий согласный) — перед нулевым суффиксом производного слова. При существитель­ном зад — наречие задь ‘в заднем направлении’, испод — наречие испддь ‘вниз, подо что-н.’, крест — кресть ‘крестообразно’, суще­ствительном перёд — перёдь ‘вперед, впереди’, серёд — середь ‘по­средине’, стыд — стыдь ‘стыдно’. Подобный словообразователь­ный тип имеется и при производящей основе других частей речи, и при префиксально-суффиксальном способе словообразования наречий: бродвбродь, след — вследь, скакать — вскакь ‘вскачь, галопом’, свет — досветь, сытыйдосыть ‘до состояния полной сытости’, выворот — навывороть, лад — наладь, перегон — напере- гднЬу ход — напроходь, впроходь ‘постоянно’, проход — напроходь, холод — прохолодь ‘прохладно’.

Диалектный словообразовательный тип наречий с суффиксом -ым/-им в литературном языке представлен лишь в сложно образо­ванных наречиях типа давным-давно. В говорах в качестве мотиви­рующей основы такого типа выступают прилагательные, место­имения, числительные: голым ‘без одежды’, пешим ‘пешком’, ско­рым ‘быстро’, холостым ‘будучи неженатым’; двоим, троим, чет­верым (‘вдвоем’, ‘втроем’, ‘вчетвером’).

Особым диалектным словообразовательным типом является тип, при котором наречия, мотивированные прилагательными, место­имениями, числительными, существительными, глаголами, обра­зованы с суффиксами -ими/-ми, -има/-ымау -ема/-емя, -ома, -ма. Все эти суффиксы по происхождению связаны с древнерусскими окончаниями твор. п. мн. и дв. ч. Бегучими ‘бегая (в игре) друг за дружкой’, голоушими ‘без головного убора, с непокрытой голо­вой’, крадчими ‘тайно, не обнаруживая себя’, многими ‘собрав­шись в большом количестве’, пешими, пешемя ‘на собственных ногах’, ‘двигаясь пешком’, ходячими, ходёма ‘в движении, на но­гах’, ‘пешком’, улевущими ‘заливаясь слезами’, разными ‘по-раз­ному’, ручныма ‘вручную, руками’, сидёма ‘сидя, в сидячем поло­жении’, стоёма ‘в стоячем положении, стоя’, дальнёйшема ‘в бу­дущем, впоследствии’, другими ‘по-другому, иначе’, веема ‘вмес­те, в соединении с кем-н., чем-н.’, всякима ‘разными способами, по-всякому’, однома ‘в одиночку’, двоёма ‘вдвоем’.

  • Значение словообразовательных единиц

  • Диалектные различия отмечаются в значении словообразовательных единиц — суффиксов, префиксов — и словообразовательных типов.

1. В литературном языке и части говоров существительные с суффиксом -ёнок, мотивированные существительными, называ­ют лицо или животное, характеризующееся детскостью, невзрос­лое существо. При этом выделяются два подтипа по значению слов этого словообразовательного типа:

1) существительные, мотиви­рованные названиями животных и называющие детенышей: по­росёноку гусёноку орлёнок;

2) существительные, мотивированные названиями лиц и имеющие значение ‘ребенок, представитель на­циональности, социальной прослойки или профессии’: внучёнок, турчёнок, цыганёнок, поварёнок.

По значению данного словообразовательного типа таким говорам и литературному языку противо­поставлены другие говоры, в которых существительные с суффик­сом -онок/-ёнок, сохраняя и значение невзрослости, имеют и тре­тий подтип: могут называть также взрослое лицо или животное. Таково словообразовательное значение данного типа во многих се­верных говорах. Существительные, мотивированные названиями птиц, насекомых, животных, рыб: воронёнок ‘ворон’, галчёнок ‘птица гал­ка’, голубёнок ‘голубь’, ястребёнок ‘ястреб, коршун’, комарёнок ‘ко­мар’, оводёнок ‘овод’, свинёнок ‘кабан’, язёнок ‘язь’. Мотивированные названиями людей по каким-н. их признакам, качествам: бахва- лёнок ‘враль, хвастун’, братёнок ‘брат’, ворёнок ‘вор’ (о человеке), дикарёнок ‘глупый, недалекий человек’, нахалёнок; по месту их жи­тельства: ваганёнок ‘житель деревни, расположенной на р. Ваге’, заозёрёнок ‘житель д. Заозерье’, устьпаденьжонок ‘житель д. Усть- Паденьга’, шенгурёнок ‘житель деревни в Шенкурском районе’; по признаку их национальности: хохлёнок ‘украинец’, евреёноку ло- парёнок, негрёнок, татарёнок; по месту работы, возрасту, полу: пекарёнок, почтальёнок, старшинёнок, старичёнок, мужичёнок.

2. Диалектному языку, как и литературному, свойственны слово­образовательные типы существительных адъективного склонения, мотивированных прилагательными ср., жен. и муж. р., а также существительные pluralia tantum. При этом в гово­рах представлены существительные не только тех типов, которые имеются в литературном языке. Существительные среднего рода, называющие вид одежды или ее назначение: бумажное ‘вещи из льна, хлопка’, домашное ‘одежда для дома’, портяное ‘вещи из грубого холста’, смертное ‘одежда для похорон’, но и обобщенно называющие явления или предметы, характеризующиеся призна­ком (названным мотивирующим прилагательным) или отноше­нием к кому-н., чему-н.: шубное ‘меховые вещи’, белое ‘пшенич­ный хлеб’, выходное ‘место, лающее возможность выхода наружу’, ‘выходной день’, горловое ‘пьянство’, грузное ‘тяжесть’, ‘что-н., требующее значительных физических усилий’, давешное, давнош- ное, ранешное ‘то, что было давно’, декретное ‘деньги, выплачива­емые на декретный отпуск’, денное ‘дневное собрание девушек для рукоделья’, действительное ‘служба в армии по призыву’, дикое ‘неразумное поведение, речь’, домовое ‘домашнее хозяйство’, ‘до­машняя утварь’, дорожное ‘работы по поддержанию дороги в хо­рошем состоянии’, ‘вещи, предназначенные для поездок’.

Во многих говорах подобного типа существительные называют разного вида отмечаемые памятные события или праздники, в том числе связанные с окончанием каких-н. работ или с временем ка- ких-н. событий: баенное ‘часть свадебного обряда — угощение в последний день свадьбы после мытья молодых в бане’, рукобитное ‘часть свадебного обряда’, домовое ‘празднование завершения стро­ительства дома’; окончание какого-нибудь этапа строительства дома: дымовое ‘празднование по поводу окончания кладки печи в доме’, потолочное, князевое (князь, или князёк, ‘верхнее бревно вдоль кры­ши дома’), водяное ‘празднование окончания строительства ко­лодца’; докосное, обработное, отсевное ‘окончание сельскохозяй­ственных работ’; годовое ‘работа, учеба, рассчитанные на один год’, ‘ежегодно отмечаемое какое-н. событие’, отвальное, привальное ‘праздник, застолье по поводу приезда или отъезда кого-н., сорокодённое ‘поминки на 40-й день после чьей-н. смерти’.

Существительные адъективного склонения ср. р. могут называть и конкретные предметы, явления и лиц: восходймое, восходное, всхо­жее ‘восход солнца’, вчерашное ‘день, предшествующий сегодняшне­му, вчера’, закатное, захожее ‘заход солнца’, вдйское ‘война’, водя­ное ‘мифическое существо, обитающее в воде, водяной’, скотское ‘скотина’, глупое ‘ребенок’, ‘психически больной человек’, детское, малое ‘ребенок’, другое ‘посторонний, чужой человек’, женское ‘жен­щина’, мужское ‘мужчина’, молёное (умдленое) — ласковое назва­ние человека и обращение к нему, холостое ‘неженатый мужчина’.

В говорах представлен словообразовательный тип существитель­ных адъективного склонения ср. р., мотивированных порядковыми числительными, имеющих особое значение. Так, в северных гово­рах с помощью таких существительных именуются классы средней школы: первое, второе, третье... десятое (Девято-то в Пйнегеучат и десято. Девято, наверно, кончит. Девочка во второ пойдёт, а маль­чик — в перво).

Подобные существительные широко употребляются в северных говорах и в других значениях, например, второе отмечено в архан­гельских говорах в значениях: ‘родовой послед’, ‘иное дело, нечто другое’ (Бредень — это второе, а то — полок. Мерёжамерёжа, а морда — второ)', девятое ‘религиозный праздник, приходящийся на 9-ю пятницу после Пасхи’, также ‘религиозный праздник, при­ходящийся на 9-е воскресенье после Пасхи, — день поминовения родственников’, десятое ‘школьные выпускные экзамены после X класса’, ‘десятая неделя после Пасхи’; другое (другой ‘второй’) ‘второе блюдо’, ‘детское место, послед’, ‘прочее, иное’, ‘не то, что следует, не то, что надо’: Она говорйт-то и говорит друго — немджно понять ей [о слабоумной); ‘иные дела, заботы’.

Существительные адъективного склонения женского рода: боковая ‘часть дома’, братовая ‘жена брага’, выхожая ‘замужняя или бывшая замужем женщина’, годовая ‘день смерти кого-н., от­мечаемый через год после нее’, гонёбная ‘период спаривания лес­ных животных’, горючая ‘горючее’, гробная ‘гроб’, денная ‘днев­ная работа’, ‘дневное праздничное собрание молодежи’, десятичная ‘денежная купюра в 10 рублей’, детная ‘период вскармливания детенышей тюленя’, дорожная ‘документы, деньги, выданные на проезд’, загрёбная ‘период спаривания тюленей’, крестовая ‘крест­ная мать’, психическая ‘психиатрическая больница’.

Диалектные существительные адъективного склонения муж­ского рода: дворовый ‘мужчина, пришедший жить в дом жены’, дорожный ‘приехавший откуда-н. человек’, ‘работник железнодо­рожного транспорта’. Широко употребляются в говорах названия мифологических существ по месту их пребывания (ср. в литератур­ном языке домовой): военной ‘мифическое существо, обитающее в бане’, гумённой (от гумно), дворной (дворовый).

Диалектные существительные адъективного склонения могут называть в говорах не только разные виды плате­жей и денег, как в литературном языке (ср. командировочные, опускные)'. родовые ‘деньги, выплачиваемые на декретный отпуск’, харчевые ‘деньги на питание’, но и существительные других се­мантических классов: данные ‘реакция, ответ на что-н.’, горячие ‘праздничный стол в доме невесты на другой день после свадьбы’, ‘свежеиспеченные изделия’, гробные ‘гроб’, оборонные ‘вид рабо­ты’, отворотные ‘слова, произносимые с целью «отворотить» от любимого’, подменные ‘работа вместо кого-либо

  1. Различия в значениях словообразовательного средства, каса­ющиеся префикса, особенно присущи глагольному словообра­зованию. Так, например, глаголы с префиксом вы- представлены в литературном языке пятью типами по значению префикса. Все они продуктивны, лишь глаголы со значением ‘выдержать что-н., пре­терпеть в течение какого-н. времени, совершая действие, назван­ное мотивирующим глаголом’ (выжить ‘живя, выдержать какое-л. время’ и т. п.) характеризуются как ограниченно продуктивные — они употребляются в разговорном языке, а также в просторечии. В русских говорах глаголы данного типа представлены широко, что поддерживает и активизирует их существование в литературном языке: ведь, как правило, через просторечие проникают в него диалектные явления разного вида, в том числе и связанные со значениями глагольных приставок. Ср. диалектные выплавать ‘про­работать на речном транспорте в течение какого-то времени, про­плавать’, выреветь ‘проплакать в течение какого-то времени’, вы­спать ‘проспать в течение какого-то времени’ (Я с двенадцати до трёх выспала). То же значение наблюдается и при мотивирующем глаголе со значением действия или состояния, совершаемого природными явлениями: выдождить ‘простоять дождливой погоде какое-то время’. Различия, связанные с значением префикса вы-, представлены в говорах гораздо большим количеством типов, чем в литературном языке, соответственно и большим количеством их словообразовательных значений. Так, только в архангельских гово­рах отмечено более 20 типов, большинство которых отсутствует в литературном языке. Например, некоторые из них — глаголы с разными значениями.
  2. ‘Подняться вверх’: вылезти, выползти ‘влезть, залезть наверх’ (ср.: И на сосну бы вылезла. Не выползти мне на печь), выбрести.
  3. ‘Подпрыгивать/подпрыгнуть’: выпрыгивать, выпрыгнуть, вы- скакать (Я чуть не до потолка выпрыгнула).
  4. ‘Войти, проникнуть внутрь чего-н.’: выбегать, вылиться, вы- падать/выпасть (Эта Печора тоже в море выпала), вытекать ‘впа­дать, втекать (влиться) во что-н.’; вытыкать ‘втыкать’ (Комары вытыкают свой нос в тело); выйти, вылезти ‘войти внутрь’.
  5. ‘Распространить действие на большую поверхность, в разные стороны, на многие объекты’: выбегать ‘обегать, изъездить, исхо­дить много мест’, выдуть ‘разнести ветром в разные стороны’, вырисовать ‘разрисовать’.
  6. ‘Двигаться/двинуться вниз’: выкатиться ‘скатиться вниз’ (Одва станет, выкатится с кровати), выпихнуть ‘столкнуть вниз’, вы­пасть ‘упасть’ (Маленький был, выпал в кадцу с водой).
  7. ‘Израсходовать что-н. в результате действия, указанного мо­тивирующим глаголом’: вывязать ‘израсходовать пряжу на вязаные изделия’, выездить ‘израсходовать на поездки’ (Одну лодку выез­дил, другую взял), выписать ‘израсходовать на записи’ (о писчем материале)’ (Весь карандаш выписала), выстрелять ‘израсходовать на стрельбу’.
  8. ‘Довести, дойти до негодного состояния в результате дей­ствия, указанного мотивирующим глаголом’: выкоситься, вырубить­ся, высекаться ‘потерять остроту, стать тупым в результате долго­временного использования для рубки, косьбы’, выпахаться ‘стать неплодородным в результате долговременного использования под пахоту’.
  9. ‘Неоднократно совершить действие, указанное мотивирую­щим глаголом’: выпокупать ‘купить в несколько приемов’, выпо- сылать ‘неоднократно послать что-н.’ (Тём и другим выпосылаю), выперешивать ‘перешить что-н. в несколько приемов, повторяя дей­ствие много раз или в течение длительного времени’.

  • Сочетаемость мотивирующих основ со словообразо­вательными аффиксами

  • Диалектные различия в сочетаемости мотивирующих основ со словообразовательными аффиксами свя­заны с представленностью в разных говорах разных аффиксов в словах одной части речи, имеющих одни и те же мотивирующие основы.

Выделяются разные типы таких диалектных различий.

  1. В одних говорах имеется аффикс — префикс, суффикс или постфикс, в других говорах он отсутствует, и слово обра­зуется безаффиксным способом. Такие диалектные различия на­блюдаются у всех частей речи.
  2. В одних говорах слово образуется префиксальным способом — у него имеется префикс, вдругих префикс отсутствует.

У существительных: выдаванье — даванье ‘вступление в брак девушки’, похвальба — хвальба, почерпак — черпак, удивле­нье — дивлёнье.

У наречий: вобычно — обычно, вранорано, втридорога — тридорога, доохотно — охотно, занапраснонапрасно, зачасто — часто, назря — зря, накругомкругом, наобратнообратно, напередипервой ‘раньше’, совместно — мёстно.

У глаголов: взбрякнутъ — брякнуть, взлечь — лечь, возвер- нутьсявернуться, возворотйть — воротить, вознарядйтьw<2- рядйть, вывередить — вередить ‘нанести телесное повреждение’, довариться — валиться ‘упасть, свалиться’, загораживать — го- раживать, надёрнуть — дёрнуть ‘надеть на себя’. 
В одних говорах слою образуется суффиксальным способом — у него имеется суффикс, в других суффикс отсутст­вует.

У существительных: веснушка — веснуха, догадка — дога- да, кочерыжка — кочерыга, подкладка — подклада, постановка — постанова, клубокклуб, черепок — череп ‘миска’, шумоток — шум, рябчикряб, братёнокбрат.

У прилагательных: дневной — дневдй, просторный — про- стдрый, жгучкийжгучий, прежний — прёжий, одинаковыйодинокий, неуклюжистый — неуклюжий, драковйтый — драчий, кусачливыйкусачий, ругачливый — ругачий, также в сложных прилагательных: сухопаровый — сухопарый, долговечный — долговё- кий, старообразный — старообразый, дружелюбный — дружелюбый, трудолюбивыйтрудолюбии, самолюбивый — самолюбий. У наре­чий: зрящезря.

У глаголов: вымнуть — вымять ‘размять’.

  1. В одних говорах слово образуется с помощью постфикса, в других без него. Например, в одних говорах употребляется возвратный глагол, в других у синонимичного глагола нет постфи­кса -ся (-сь): бородйться ‘праздновать окончание сельскохозяйствен­ных работ, «бороду»’ — бородйть, вздыхать ‘дышать’ — вздыхать- ся (Заморйлися, что тяжело вздыхаетесь?), взлягиваться ‘подска­кивать, подпрыгивать’ — взлягивать, возболёться — возболёть, возиться ‘возя, доставлять’ — возить, гаркнуться — гаркнуть, гореваться (Тужит сёрдце, горюется что-то) — горевать, гулять- ся (Гуляются, пёсни пёли, плясали) — гулять, даваться ‘выдавать корм, кормить животных’ (Когды я балькам [овцам] давалась?) — давать, дёлаться ‘заниматься какой-н. работой, трудиться’ — де­лать, дойтйсь — дойти (Весть и дошлася, што он ведро рыжиков понёс), дрыгнуться ‘пошевелиться’ — дрыгнуть, заниматься ‘одал­живать’ — занимать (У нас тоже друг по дружке занимаются, а ведь чужому надь отдать), ходйться — ходить (Ходйлись друг к другу).

Кроме глаголов, постфиксальным словообразованием характе­ризуются диалектные местоимения, образующиеся с помощью большого количества собственно диалектных формантов. Напри­мер, в архангельских говорах: тоттам (тотам, татам) ‘тот, находящийся дальше других’, в косвенных падежах: тогдтам (род. п. ед. ч. муж. р.), тутам (вин. п. ед. ч. жен. р.), те там (им. п. мн. ч.); ктонабудь, ктонинабудь, ктонинабытъ ‘кто-то, кто-нибудь*.

II. Иной тип представляют диалектные различия, при которых в разных говорах слово имеет разные аффиксы — в одних говорах одни, в других — иные.

Для всех частей речи наблюдаются слова с разными пре­фиксами.

У существительных: воспарёнье — выспарёнье, доеданъе — заеданье ‘что-н. очень вкусное’, дозвонец — позвонец ‘колокольчик’, поклажа — склажа.

У прилагательных: взрослый — врослый, допотопный — запотбпный.

У наречий: вновенандве, вперебой — наперебой, всухомят­ку — насухомяткуу затемно — потемно, зачастуюначастую, изредкасрёдка, наотдёлънораздёльно, сообщазаобща, спер­ва — вперед.

У глаголов: впадать — выпадатьу вспомнить — выпомнитьу вывернуть — ввернуть ‘вывихнуть’, выдержатьдодержать ‘из­носить’, выдуть — додуть ‘побить’, довезти — вывезти ‘доставить куда-н.’, доёсть — взъесть, задумывать — вдумывать, извиться — вывиться ‘завиться, закрутиться’, переночеватьвыночевать, послу­шатьвслушать, появиться — взъявиться, пропёть — выпеть, проткнутьвыткнуть, уморить — вморйть ‘заставить терпеть ли­шения’.

Во многих говорах широко представлены префиксальные гла­голы, образованные с двумя и, реже, с тремя префиксами. В каче­стве первого префикса, а также второго и третьего могут высту­пать все общерусские приставки. С двумя приставками: вразузнать, взапоходйть ‘собираться уходить куда-н.’; вызаваливатъсяу вызва- рить, вызносйть, вызорватьу вызыскатьу выспотеть, вынемогатьсяу выобрезывать, вы перешивать', довышагивать, додожидаться, до- завязывать, дозаглядывать, доприхвачиватьу допрогревать, поза- продать, понатоптать, поприговариватьу подзамёрзнуть, подзажарить, подрассчитатьу подразойтйсь; приосмыслитьу приотбйтьу приотвернуть, приразъёхатьсяу приразодраться, прираскйснуть, сызмогчй. В трехпрефиксных глаголах в качестве первого чаще всего выступают префиксы за-у на-у по-у при-у раз-у с-: запонавёсить, запр ип озеват ь с я, запривскакивать, испризапинаться; наперенамо- чйть; понарассказать, понавыйгрывать, попризамерётьу поприза- работать, попризакутать, попризагорёть, поприналадиться, ло- приослабить, поприоткрыть, приозабрестй; разоспоместйтьсяу распонапйться; сповыглядетьу сповыкормить, спозадевать, сло- заблудйться (блудйться ‘блуждать’), спозачернёть, споисхудать. От­мечен четырехприставочный глагол принезаокучить (кучить ‘скла­дывать в кучи’).

Среди всех частей речи наблюдаются слова с разными суф­фиксами.

У существительных: глухотаглухомарь — глушйна ‘захо­лустье’, глупарь — глупёш — глупыше ‘глупый человек’, пахота — пахотьба.

У прилагательных: плечистыйплечистый, морозныйморозовыйу прижимистый — прижймчивый, рассыпчатый — рас- сыпчивый, людный — людлйвый, сговорчивый — сговорный, природ­ный — природистый, разгульный — разгульчивый, говорливый — го­ворной,, словоохотливый — словоохдтчивый.

У наречий: искосаискосых, кувырком — кувыром, любо — любовно, стыдностыдно, усидчиво — усидно, заядло — заядно, нестерпимо — нестерплённо, подчистуюподчисток, зачастую — зачастые, наявунаявок.

У глаголов: брезгать — брезговать, вакатьваковать ‘ква­кать’, дневать — дневовать, дружить — дружевать.

В говорах наблюдается явление соединения двух разных суф­фиксов в одном, т.е. контаминация: к согласной части одного, первого, суффикса присоединяется другой суффикс, при этом воз­можна деформация исходных суффиксов: бранчйвый — бранчли­вый, крепкий — крёпленький, обманчивый — обманчливый, также заманчливый, отжйвчливый, пузатыйпузаткий, при разговор­чивый и разговбристый имеется и разговдрчистый, рассыпчивыйрассыпчастыйу узорчатыйузорчастый, утиральный — утирачный цветистый — цветистеный.

Широкие словообразовательные возможности диалектного языка проявляются в образовании однокоренных слов с помощью разных словообразовательных средств. Такие слова могут в гово­рах (в разных или же в одном) образовывать многочленные сло­вообразовательные цепочки. Например, существительные с корнем брат-', братай — браталкабратанбрател — бра­тельникбратёнокбратенькобратёнябратец — б/ш- течко — братилко — братйло — братйшко — братйще — братко. С корнем          (верет-/ворот-): веретнд — веретёнце — веретёшка — веретёльница — веретённицаверетёха — вертуханавороткапавороткаподворотка — перевордткаразво- роткакруговордткаполовордтка — солновордт — солно- воротка — своротка — отворотка — уворотка — выворотка. С корнем глуб- (глыб-): глубота — глубжина — глубина — глу- боть — глубость — глубьё — глубь — прдглубь — глыбь. С корнем голов-(глав-): голова — глава — голованушка — головашка — го- ловёшка — головизна — голована — головйца — головища — голо­вищеголовка — головуха — головушка. С корнем дет-/дит-: детё (дитё) — детенёшдетёнкодетёнок — детёношдетёш — детище — детка — дётко — дётское — дётушкадетыш — деты шина — детюш — детяш.

Прилагательные с одной и той же мотивирующей осно­вой (корнем), например, мотивированные глаголами. С корнем верт-: вертячий — вертячкий — вертлйвый — вертеватый — верт- лючийвертлячий — вертелйвойвертуний — вертущийвертю- щий — вертйчий — вертявый. С корнем кус-: куслйвый — кусалй- вый — кусовлйвый — кусачливыйкусачкий — кусачий — кусат- кий — кусявый — укусливый. С корнем руг-: ругальный — руглйвый — ругачкий — ругавливый — ругачкивый — ругаливый — ругакливый *— ругатливый — ругачливый — ругашливый — ругательный — руга- чий — ругаткий — ругучий — ругащий. С корнем сып- и префиксом рас-: рассыпачкий — рассыпучий — рассыпистыйрассыпчастый — рассыпаний — рассыпчивыйрассыпчий.

Большим разнообразием отличается суффиксальный состав ди­алектных наречий, особенно местоименных наречий. Ср. в се­вернорусских говорах: гдёино, гдёйка, где ко, гдёколи, гдёконь, гдё- кось, гдёкото, гдёнабыть, гдёнесь, гдёнибо, гдёнинабудь, гдётони- набудъ, гдётось ‘где-то’, ‘где-нибудь’; кудале, куданенабыть ‘куда- то’, ‘куда-нибудь’; здесе, здёсеко, здёсетко, тепёре, тепёретко, тепёрече\ отовсюдова, отовсюду; тамотко, тамоткева ‘там’; дд'ве- ко, давень, давенько, давечка ‘недавно’.

Однокоренные наречия с корнем век- (веч-) с общим зна­чением ‘давно, раньше’: век — веек — ввеки — векя' — веками — веки — вековёло — вековёчне — вековёчно — веково — вековомвековушно — вёкожды — веком — шеек — извёку — извёки — шве- ко'в — извековёчноизвековиц — йзвекомизвекон — навек — навекахнавёки — навеком — навеку — повекиповеку — свеко- ва\ также в сложно образованных наречиях: искдновёку — искдн- век — исконвёка — исконвёков — исконвёку — исконвёчно — искони- векйсконивёку — йсконивёчноисконивёчья — искдновёком — искондньвек — йсконувёку — исконьвек — искдньвекдв — искдньвё- ку — исконьвечно — испоконвек — испокднвёка — испоконвекдвиспоконвеку — конвёк — сконвёка — веком-веков — веком-векуще — вёку-векуще. С корнем верх- (верш-/верех~): верх — вверх — вверхах — вверхйвверьх — верхами — вёрхма — вёрховат — верховны — верховд — верхотйнувёрхдм — верхотуверху — верьхбмвершдм — ддверхаизвёрху — кверх — навёрёхнаверёшкунадверху — насвёрх — насверху — отвёрхунаверх — наверхах — навёрхнунаверхдве — наверховны — наверхдвну — наверховных — наверхдву — наверхом — навёрху — наподвёрх — навёршной — по- вёрх — поверхампдвёрху — подвёрх — подвёрхупосвёрх — провёрх — сверх — сверхйсверховасверхдм — сверхоньку — сверхусверьхь — сповёрх — сповёрху. С корнем тих- (тиш-): тихень­ко — тихое ато — тихонькитихонькотихоньку — тихдхоньки — тихохочко — тихбшенькотйхошко — тйшенько — тйшинкой — тйшко — тйшно — в тих у — исподтйха — исподтйшаиспод- тйшеньки — исподтишка — испотйхаиспотйшенкаистиш- kq на тиханатихаря — натихе — на тихо — потихдненкупотихднечки — потихонешкупотихонъки — потихднько — по- тихонюшкупотихохонькопотихдхоньку — потихохочку — потй- хупотйшку — сыспотйха — сыспотйш/си — сподтйхасподтй- ху — сподтйшка; также в сложно образованных наречиях: тихо­мирнопотихомйрно — тихомолкойтихомолком — тихомолоч- ком — втихомолку.

  • 62. Продуктивность словообразовательных единиц. Диалект­ные различия могут быть связаны с неодинаковой продуктив­ностью (активностью, регулярностью) словообразовательных единиц в разных говорах: активные в одних говорах аффиксы мо­гут не проявлять словообразовательной активности в других гово­рах. То же может относиться и к словообразовательным типам.

В северных говорах чрезвычайно продуктивным является тип собирательных существительных среднего рода с суффиксом -у'(е), мотивированных существительными всех родов самых разных се­мантических типов: со значением лица, названий животных, кон­кретных предметов. В качестве мотивирующих выступают не только немотивированные существительные, как, например, в литера­турном языке (вороньё, бабьё), но и мотивированные, при этом основа мотивирующих в говорах не усекается: дворье, пузырье, сарафанье, мужьё, одеялье, зеркалье, блюдье, донье (от дно), звёнье, щёлье, моздлье, постёлье, пёсенье, ямье, скамье, гагарье ‘птицы гагары’, а также: морщинье, льдйнье, плотйнье, жердйнъе ‘жерди’.

Мотивирующими могут выступать и существительные с соби­рательным и вещественным значением: гнильё ‘гнилые деревья’, грязьё ‘грязные вещи’, дрбвьё, людъе, нарядье, огднье, приплддье, уголье.

Свидетельством высокой продуктивности данного словообразова­тельного типа служит то, что в говорах образуются такие собиратель­ные существительные и от новых слов, появившихся лишь в срав­нительно недавнее время: колхбзье, матерьялье, парохбдье, шкапье.

Тип прилагательных, образованных с суффиксом -ащ(ий)/ -ящ(ий) проявляет высокую продуктивность в части северных го­воров — по нему образуются и заимствованные из литературного языка прилагательные: передовящий ‘весьма превосходящий дру­гих в каком-н. отношении’, моднящий ‘очень модный’.

Весьма продуктивными являются в части говоров словообра­зовательные типы прилагательных и образованных от них наре­чий с экспрессивными ласкательно-усилительными суффиксами -охоньк-/-ёхоньк- (-охеньк-), -ошеньк-/-ёшеньк-, -очк-/-ечк-/-ячк, -охочк-/-ехочк-, -ешечк-, -оньк-/-еньк- и др.: легохонький ‘очень легкий’, сухохенький ‘очень сухой’, голоднёхонький, теплёхонький, любошенький ‘очень нравящийся, любимый’, пьяношенький, тем­нёшенький, чистёшенький; высочкий, глубочкий, глупочкий, дблоч- кий (от долый), широчкий; здоровёхочкий, мокрёхочкий, радёхочкий, свежохочкий, свободнёхочкий, сытёхочкий; долгоньки й, кривенький, деревянненький, русенький ‘русый’; быстрёхонько, страшнёхонько; веселёшенько у ровнёшенько; высячко, дблочкоу малёшечко, полнё- хочко, тихохочкОу узёхочко; бедненько (бедненько)у ровненько и др. По данному типу образуются также и новые для говоров слова: культурненько аккуратненько.

Очень высокую продуктивность проявляют в севернорусском наречии многократные глаголы с суффиксом -ыва-/-ива~: бродить — браживатЬу бегать — бёгивать, воевать — вояивать (воявыватъ), гореть — гаривать, гоститьгащивать, громётьграмливать, гулятьгуливать, доить — даивать, ёздить — ёзживатЬу молить — маливать, плаватьплавывать, плакать — плакивать, плевать — плёвывать — плявыватъ.

  • Состав слов, относящихся к одному словообразователь­ному типу

  • Характерной особенностью диалектного словообразо­вания являются различия в наборе и количестве конкрет­ных слов, образованных по одним и тем же словообразовательным типам и с помощью тех же словообразовательных средств (пре­фиксов и суффиксов). В одних говорах употребляются слова, отсут­ствующие в других говорах и в литературном языке, хотя и образо­ванные так же, относящиеся к одному и тому же словообразова­тельному типу. Диалектные различия такого рода занимают боль­шое место в диалектном словообразовании.
  1. Различия по составу лексем наблюдаются в говорах у разных существительных: отвлеченных, собирательных, веществен­ных и конкретных, мотивированных прилагательными, суще­ствительными, глаголами, наречиями. С суффиксами -щин(а), -овщи- н(а): базарщина, безобразовщина, бывальщина, врагдвщина, враль- щина, гадальщина, домодёльщина, досёльщина ‘происходившее в про­шлом’, ‘старинные предметы’, некультурщина, необразовщина, несправедлйвщина, ножовщина, отцбвщина, рукодёльщина, свое- дёльщина, чертолдмщина. У существительных со значением отвле­ченного признака с суффиксом -от(а): бегота, глубота (от глу- бый), жарота, жирнота, лишнота (от лйшный), любота, нота, прежнота (от прёжный), резвота, светлота, серота, смеш- нота, трескота, труднота. У существительных, мотивированных глаголами, существительными, с суффиксом -я/с(я): горевака, горожака, жевака, задирака, задрака, кусака, певака, пивака, пинежака (жительница деревни на р. Пйнеге), резака, стужака, ходака. У существительных с разными значениями — отвлечен­ного признака, а также конкретного предмета с усилительно-уве­личительным значением, с суффиксом -ятин(а): голосятина, горлятина, губя тина (губа ‘гриб’), дряхлятина, мерзлятина, мокрятина, морозятина, мудрятина, пестрятина, потухлятина, рохлятина (рдхлый ‘незрелый’), шкурятина, штормятина. У очень продуктивного в русском языке типа существительных, мотивиро­ванных глаголами, с суффиксом -лк(а), обозначающих лиц и пред­меты: вонялка, грохотйлка, делйлка, долбйлка, запрягалка, затя- галка, махалка, нырялка, нюхалка, обжидалка, побегалка, подметалка полоскалка, приздымалка (здымать ‘поднимать’), распеча- тывалка, трескоталка, скоблйлка, сторожилка, стоялка, также в сложно образованном — рукомделка.

В диалектном языке имеются существительные разных семанти­ческих типов, мотивированные существительными, прилагатель­ными, глаголами, образованные префиксально-суффиксальным или суффиксальным способом с суффиксом -у-, употребляющие­ся не во всех говорах и отс>тствующие в литературном языке: бездождье, безрабдтье, беспогбдье, запрудье, осмеленъе, полегчёнъе, поспешёнье, похвалёнье, подкроватье, поднйзье, подстолье, приворотье, придвёрье, рассогласье; доброволье, допотдпье, ёданье, купыванье, ложёнье, прирбдье, рассказыванье, руганье, сватыванье, сенокосье, хлопотанье, сложные: бедновластье, первоснёжье, рукоби­тье, сердце битье, сухо погодье, сухорденье, шестиколёсье, также мо­тивированное существительным, заимствованным из литератур­ного языка: некультурье.

В словообразовательном типе существительных с суффиксом -ец- разных семантических разрядов, мотивированных существи­тельными, прилагательными, глаголами, в разных говорах упо­требляются разные слова; в одних говорах таких образований боль­ше, в других меньше: безобразнивец, братанец ‘двоюродный брат’, бывалец, волшёбеЦу высланец, горожанец, дворягец ‘мужчина, пе­решедший жить в дом жены’, делбвец ‘ремесленник’, капканец, колоколец, монастырец, обёдец, парохбдец, погребец, подосиновец, ручёец, сараец, ткец ‘ткач’, ухабец, сложно образованное одногб- дец, производное от заимствованного из литературного языка киномехбнец.

Так же различен по говорам круг существительных, мотивиро­ванных существительными, прилагательными, глаголами, с экс­прессивными суффиксами -аг(а)/-яг{а), -чаг(а), -уг(а)/-юг(а), -ыг(д). Так, не во всех говорах употребляются такие существительные, как: блудя га у боевяга, веселяга, голодяга, деревяга, заботяга, здо- ровяга, молодя га у морозя га, простяга, светлягау смеяга, ходягау холостяга’у богатюга, волосюгау вралюгау вреднюга, девчуга, зара- зюгау ленюгау почерпуга ‘ковш’, пьянюга, речуга, сараюга, силюгау собачуга, чернуга; колотыгау коротыгау пьяныга, худыга.

Не совпадает по говорам и объем существительных, мотиви­рованных глаголами, прилагательными с суффиксами -б(я), -ёб{а)/ -об(а) -тьб(а). Значение этого типа существительных ‘действие или состояние, выражаемое значением мотивирующей основы’:  дрожба ‘дрожь’, вражба ‘вражда’, гбетьба, жарьба родьба ‘рождение’, удьба ‘ужение’; гостёба ‘взаимное хождение в гости’, едбба, жалёба ‘жалость’, лечёба ‘лечение’, худёбау жадббау знатьба ‘колдовство’, жатьба, пахотьба, сеятьба, холостьба ‘пребы­вание в неженатом состоянии’.

Не совпадает в разных говорах состав существительных с суф­фиксами -иц(а), -евиц(а)/-овиц(а), мотивированных прилагатель­ными, со значением носителя признака. Такие существительные в литературном языке относятся к непродуктивному словообразова­тельному типу и обозначают явления, предметы самых разных се­мантических классов. Ср.: боковйца ‘съемные борта телеги, саней’, годовйца ‘годовалая девочка’, гороховица ‘гороховая похлебка’, ‘бот­ва гороха’, даровйца ‘подарок’, дешевица ‘низкая цена’, дождёвица ‘дождливая погода’, домовйца ‘женщина, ведущая домашнее хо­зяйство’, дороговйца, завйдница, копаница, кормовйца, ольховица ‘ветки, листва черемухи, ольхи’, полозовица ‘след от полозьев’, ржавица, тесовйца, холщевйца, чаще вица, черёмуховица, в назва­ниях ягод: голубиця, черница, у сложно образованных существи­тельных: пустоголдвица, черноглазица. У части существительных усе­кается суффикс основы мотивирующего прилагательного: неладица (от неладный).

Существительные с названным суффиксом -иц(а) мотивиру­ются также существительными женского и мужского рода: бабица, журавлйца, забавица, йзбица, каплица, марлица, межйца, конопли- цд, правдица, продавйца, рыбица, травйца, от заимствованного из литературного языка существительного киномеханицау также сложно образованное существительное: полузимница.

  1. В одних говорах шире, в других уже круг прилагательных, мотивированных глаголами, с суффиксом -л-: болёлый, владё- лый, ходёлый, ходйлый, держалый, дымилый, ладилый, ревилый, залёглый, озяблый, пахлый, повислый, погйблый, поезжалый, просолёлыйу прохожалый, улежалый, скорблый, сохлый, утоплый.

Словообразовательный тип прилагательных с суффиксом -тельн- мотивированных глаголами, широко представленный в литературном языке, по-разному представителен в разных говорах. Прилагательные: вздувательный, знательный, любительный, носительный обзывательный, обруча тельный, непонимательный, помогательный, придирательный, рассказательный, скопительный, скрывательный, смекательный, уяснительный, хранительный и под. употребляются не во всех говорах.

  1. В части русских говоров употребляется большое количество префиксально-суффиксальных наречий с префиксом ло- и суф­фиксом -ому/-ему, мотивированных прилагательными. В говорах эти наречия мотивируются прилагательными любого вида — качествен­ными и относительными, а также местоименными наречиями: ло- бёлому, по-чёрному (характеристика бани, согреваемой печкой с дымоходом или без него), по-безумному ‘без меры’, по-божьему ‘добросовестно, хорошо’, по-бывалому, по-раньшему, по-прёжнему ‘как было принято раньше, прежде’, по-беспутному ‘неверно’, по-бёшеному ‘быстро’, по-гджему, по-голодному ‘натощак’, по­дгребённому ‘как в деревне’, по-другоякому ‘иначе’, по-иначему, по-крещёному, по-лёгкому ‘одевшись не по погоде’, по-одинаково­му, по-отчаяному ‘быстро’, по-первобытному ‘как было раньше’, по-пирджному ‘в форме закрытого пирога’, по-пристрашному ‘очень страшно’, по-сейчасному, по-скорому, по-смешному, по-срёднему {учусь по-среднему — ‘средне’), по-третьегдднему ‘аналогично по­запрошлому году’, по-тудышнему ‘как принято там’.

  • Сложные слова

  • Сложные слова, имеющие две или более мотивирующие основы, представлены в диалектном языке довольно широко. Они образуются всеми известными литератур­ному языку способами и характеризуют в диалектном языке почти все знаменательные части речи.
  1. В говорах представлены сложно образованные диа­лектные существительные многих словообразовательных типов сложения со вторым, опорным, компонентом, равным само­стоятельному слову. Особенно распространены сложные слова с подчинительным соотношением основ, суффиксально-сложные су­ществительные разных типов, а также сложные существительные с нулевым суффиксом.

Сложные существительные с опорным компонентом суще­ствительным, как правило, используют этот компонент пол­ностью, т.е. опорный компонент равен самостоятельному слову.

В качестве первого компонента выступают основы прилагатель­ного, существительного, местоимения, глагола, числительного, предлога: белоглаз, бел оголовка, белогрйвка, ворот сглаз, трясоглаз, голостёпь, долгошёя, красногуба (‘гриб подосиновик’), мокрохвост, пустокорм, пустосмёх, редкозуб, редколёсу сопленос, чистобрюхо, чистоножка, чужедом, широколоб ‘человек с широким лбом’; самовол ‘поступающий по своей воле’; двустёнка, двухрожко межумолоко ‘период времени, когда корова не доится’.

В других случаях опорный компонент — суффиксальное су­ществительное — самостоятельно не употребляется: беловолоска, белоголовник, беломошника, белоножина, другоизбница ‘жен­щина, живущая в другой избе’, здымоноска ‘женщина, ведущая себя высокомерно’, крутондска, прям оно ска, однозубец, редкозубец, трясоглазец, широкоглазка.

В говорах представлены сложные существительные с опорным компонентом — отсубстантивным (отадъективным) отглагольным существительным с суффиксами -ств(о), -ость (-есть), -тель: доброкачество, душемотательство, избохо- зяйство, коневальство, малолётенство, многосемёйство, обще- жйтельство, самодранство, смехотворство, смолокурство; близко- зоркость, близкорукость, твердолобость; машиноводйтель, нерво- мотатель; с суффиксом -у'(е): избомытье, грязекоплёнье, конец- страдье ‘окончание заготовки сена’, полнолунёнье, видимо, заим­ствованные из литературного языка: совершелетность, светопере- ставлёнье.

Собственно диалектными являются сложные существительные с опорным компонентом существительным угол, у которых пер­вым компонентом выступает основа прилагательного с суффик­сом -ом. Такие существительные называют углы деревянного дома: верно мугол, печному гол, болъшомугол.

В сложных существительных с самыми разными значениями с опорным компонентом — глагольной основой, как прави­ло, беспрефиксной, в качестве первого компонента выступают существительные, прилагательные, глаголы, наречия, местоиме­ния, числительные. У существительных мужского рода обычно нулевой суффикс: байнотбп, водокрут ‘водоворот’, водочёрп, голохваст ‘хвастливый человек’, головотряс, горежйтель ‘бедно жи­вущий человек’, гостеприёмец, грязномаз, дымоволок ‘дымоход’, копновоз, скородёл, мореббй, пимокат ‘человек, изготавливающий («катающий») пимы’ [валенки], рановстав, рукотёрт ‘полотен­це для рук’, самовласт, саморбд, солнцевсход, солнцеповордт ‘летнее солнцестояние’, стогоправ ‘человек, заканчивающий укладку сто­га’, сучкорёз, сыродуб (от дубить ‘подвергать дублению’), тишкодум, хлебокрад.

Существительные женского рода образуются, как правило, суф­фиксальным способом, чаще всего с суффиксами -к(а), -(.ль)н(я), -(н)иц(а), -щиц(а), -лк(а), -««(я), -е«ь: весноспашка, головотряс­ка, первородка, рукотёрка, сеноставка, скоросушка, теплогрёйка, частобайка (баять ‘говорить’), чистомбйка, шер- стобйтка; мясосбльня, рукомдйня, рыбодёльня, салогрёльня; избо- мытница, пустомёлица, рукодёлица, толстопрядица; рановста- вальщица, хлебокаталка; кротоёдина, белобранина (брать ‘ткать’), солнцепёчень ‘жара’.

  1. Так же широко в говорах употребляются сложные прилага­тельные разных типов.

Во всех говорах имеется словообразовательный тип сложных прилагательных с опорным компонентом — основой суще­ствительного с нулевым с у ф ф и к с о м со значением‘об­ладающий тем, что названо опорной основой, с тем признаком, который конкретизирован в первой основе’. В качестве первой осно­вы (как и в литературном языке) выступают, как правило, осно­вы качественных прилагательных, числительных, существитель­ных и глаголов, а также местоимений.

В диалектном языке обильно представлены сложные прилага­тельные, опорным компонентом которых являются существи­тельные со значением ‘часть it я гё\ глаз — широкогла­зый, слепоглазый, двоеглазый, семиглазый, вертиглазый...; шар (шары ‘глаза’) — дикошарый, черношарый...; «ос — худоносый, крутонб- сый, сопленосый, куценосый, высоконбсый...; язык — кривоязыкиймягкоязыкий, худоязыкий...; ногамохноногий, вороногий, косо­ногий, цаплендгий...; рука — белорукий, плохорукий, худорукий, праворукий...; ухо — голоухий, болъшеуший, двуушийн<е/св — чернощёкий, сухощёкий, долгощёкий...; зуб — долгозубый, скалозу­бый, голозубый, худозуйьш...; голова — востроголовый, лисоголовый (лисый ‘рыжий’), круглоголовый, трясиголовый, вертиголовый...

В говорах употребляются сложные прилагательные с нулевым суффиксом, опорным компонентом которых являются суще­ствительные других семантических разрядов, конкретные и абстрактные: белоклётый ‘имеющий рисунок в клетку бе­лого цвета’, гладкослбвый, грязноподдлый, двенадцатисйлый, долго- вёкий, долгожйлый, долголётый, красношляпый, крупновёсый, крутоберёгий, легкоумый, малоумый, малоедкий, мелкоколдсый, миловзгля- дыйу низкоперёдый, низкосукий, просторукавый (простой ‘широкий’), прямоствдлыйу старообразый, толстокраий, тяжелодумый, чернодырый, четвероуглый.

Сложные прилагательные могут иметь опорный компонент гла­гольную основу. В качестве опорного компонента выступают страдательное причастие прошедшего времени или отглагольное прил агат ел ьное, первого компонен­та — местоименное слово соио- (от 1. ‘сам’ и 2. ‘самый’) и свое-, которое по значению синонимично само- (1). Общее значение та­ких сложений ‘произведенный самостоятельно, осуществленный своими руками, своего изготовления’. Способ изготовления конк­ретизируется причастной формой соответствующего глагола или прилагательным: самодёланый, самокрашеный, самопёчный, сал#о- рощеный, самоставный (ставить ‘заготовлять сено’), самоткатый, своекдрмленый, своелдвленый, своеплетёныйу своепряденый, своердщеный, своестёганый, своетканый.

Другие сложные прилагательные с первым компонентом свос- имеют опорный компонент прилагательное, мотивирован­ное существительным. Значение таких прилагательных связано с местоимением свой ‘собственный, местный, здешний’: своевёре- ный ‘своей веры’, своевдлостный (от волость), своедеревённый ‘жи­вущий в той же деревне’, своеобычный ‘местного, своего обычая’, своепряжный ‘из своей пряжи’.

Сложения с первым компонентом само- от местоимения самый и опорным компонентом прилагательным выражают общее значение предела проявления признака, превосходной степени того, что обозначено прилагательным, или усиления признака: ‘именно тот, такой, лучше того, какой обозначен прилагатель­ным’: самовыходный ‘лучше всего подходящий для праздничного выхода’, самоглавный, самолучший, самолюбливый, самолюбый, самолюбоватый, Самохваловатыйу самомоскдвский, самопослёдний, самосильный, самостарый.

Сложные прилагательные могут образовываться из слово­сочетаний, имеющих в своем составе указательные местоиме­ния, наречия, глаголы, прилагательные и предложно-падежные формы: горегдрький ‘горестный, несчастный’, дроворубный, другогодный ‘прошлогодний’, кажиннобудущий, никудыгодный, отовсевный ‘из разных мест’, сегогддний, селётний, сеголётний, сегодне- лётныйу этолётний ‘относящийся к текущему лету или году’, третьеводнешний ‘позавчерашний’, третьемгодишный ‘относящийся к позапрошлому году’; обосвётный, сейсвётный.

Имеются также сложные прилагательные с усилительно-увели­чительным значением, образованные путем сложения од но ко­ренных основ. Первая или вторая часть — с суффиксом уси­лительной оценки; части могут быть расположены и в обратном порядке. Ср.: сухой-сухящий, жаднящий-жадный. В других образова­ниях в качестве первого компонента выступает наречие с суффик­сом -ым, однокоренное с опорным прилагательным: темным-тёмный, распьяным-пьянёхонький.

  1. В диалектном языке широко представлены сложные на­речия. Некоторые из них обозначают временные отрезки или место. В качестве мотивирующих основ первого компонента выступают местоимения: тот, кой, сей, каждый в различных формах или числительное, в качестве опорного компонента — существи­тельные со значением отрезка времени век, год, месяц, день, пора, зима, лето, утроу ночь, а также существительное раз.

Эти наречия образуются префиксально-суффиксальным, суф­фиксальным или префиксальным способом. Так, в архангельских говорах весьма многочислен синонимический ряд наречий време­ни, образованных от существительного пора с общим значением ‘в то (то же самое), это время’ с первым опорным компонентом местоимениями тот, кой, сей, используемыми в разных формах, и разными суффиксами: втапдр, в та пора, втапоре, втапору, втапо- ры, втапорь, втёпор, втепора, втёпору, втдйпору, втайпоры, сту­пор, втупорь, втупорека, втупорице, втыпоры, стёпор, тёпор, тупорь, тойпору, тупорика, тойпоря, тупоря; вкойпору, кбйпора, кой- поруу койпоры; досяпор, досяхпор, сяпор, сёпору. С опорным компо­нентом существительным де«ь с первым компонентом местоиме­нием кой, сей и числительным: коговоднй, коегодни, коегдднись, коегддня, кдедни, когддни, когбдня; посёдни, посёдня, посёйдни, третёдни. С опорным компонентом существительным год и теми же первыми компонентами: коегдду, коевогдду, сёвгоду, сегдгоду, сегогоды, сёйгод, тогбгоду, третьгодну. С опорным компонентом существительными зима, ле/wo, утро и с первым компонентом ме­стоимением сей: сёзиму, сёлето, сеголётом, севутро. С опорным компонентом существительными еече/?, /юз и с первым компонен­том местоимением сей, кой, /яоя?, «яой, числительными и прила­гательным: севечёри, коевечеру, втёраз, тогораз, индвораз, двараз, дваразу, дваразы, двбераз, двбюраз, впёрвораз, вдругдраз (другой ‘вто­рой’), рёдкораз.

Достаточно употребительны наречия места с опорным компо­нентом существительным место с первым компонентом местоимениями сей, э/смй, этот, mom, /сои и местоимен­ными наречиями с общим значением ‘до (от) этого указан­ного места’, ‘по это указанное место’, ‘до того места’: доёкмест, докулъмест, докуляместа, досеймест, досёлемест, досёльмест, досё- месть, досулъмест, досюдмест, досюльмест, дотудамест, дотуль- мест, дотульмёста, доцёльмест, доэтомест, отсёмест, посёмест, лос/одол/есть.

Широко представлены в говорах сложные наречия, образован­ные с суффиксами -(/с)ол/, -ой. В качестве опорного компонента выступают основы глагола или, реже, основы суще­ствительного, мотивированного глаголом. С первым компо­нентом — основой местоименного прилагательного сил/: самова­ром, самодёлком, самокрадом, самонбсом, самоплавом, самоса­дом, самоучком, самоходом, самохрапом; самодёлыциной, само­садкой, самосушкой, самоходкой; с первым компонентом основой наречий: прямохбдом, свежеваром, сухомёсом, сухомятком, сухоплы- тол#, сыромолотом, тихомолком; скороваркой, скороспёлкой. С пер­вым компонентом основой прилагательного, с опорным компо­нентом основой существительного: гололытком ‘с голыми ногами’ (пытка ‘голень’).

Отмечаются сложные наречия, мотивированные сложными при­лагательными, с суффиксом -о/-е: впередиврёменно, высоколёпно (ср. литературное великолепно), дикорастуще, доброполучно, каж- ногддно, каждодённо, каждоминутно, кажномёсячно, прошловблъ- но, самогласно, самолучше, саморбдно, севогбдно, солнопёчно, старовёрно, старопрёже, сумасходйтельно, хладносёрдно.

В диалектном языке употребляются также наречия, образо­ванные из двух основ, или двухчастные наречия. С одноко­ренными частями: долгйм-дблго, сухйм-сухо, нужным-надо, мало- малё, мало-мальше, разно-переразно, досыта-досытного, плохо-наплохо, рёдко-наредко, хорошо-нахорошо, снова-наново ‘иначе, по-новому’, давно-подавно, крёст-наперекрёст, скрёст-накрест, сукресть-накрест, прям-напрям ‘в прямом направлении’, векбм-векбв, векбм-векуще ‘очень давно’, всяко-разно ‘по-разному’. С разнокоренными частя­ми: мило-ласково, ладно-складно ‘как следует, толково, умело’, задью-наперёд, взадвпят, взадпят, взадпять ‘пятясь, в обратном направлении’, тихбхоньки-помалёхонъки ‘неторопливо, не спеша’.

  1. Одним из редких диалектных различий в области глагольного словообразования является возможность образования сложных гла­голов с приставкой местоименного происхождения — первым ком­понентом того-. Так, в части архангельских говоров имеется гла­гол тогоделать с общим значением, соответствующим общерусскому глаголу делать ‘совершать, осуществлять что-н.’ Он может обозначать любое действие, конкретизирующееся в речевой ситу­ации. Этот диалектный глагол употребляется со всеми приставка­ми: вытогоделатьу затогоделать, натогоделать, перетогоделать, притогдделать ит.д., имеется и возвратный: тогдделаться. Корень глагола может быть представлен как в виде делу так и de-/dej- (ср. с этим корнем в литературном языке слова: действовать, деятель и др.). Оба эти корня могут редуцироваться вплоть до одного со­гласного: вытогодеть, вытогодитьу вытогодиться, натогодить, перетогодить, стогддить и др. Такого типа префиксальные глаго­лы присоединяют все присущие русским глаголам несовершенно­го вида суффиксы, например, -ыва: вытогоделывать, а также ха­рактеризуются общерусскими чередованиями гласных корня о\\а: вытогадиватъся, притогадивать. Ср.: Я стекло вытогоделала (‘вы­нула’, из лампы). Раскопали да вытогоделали ‘узнали, разузнали’ — не дана пёньзия. В прошлом годе одну совсем медведь исковеркал, дру­гой глаз вытогодил. Затогодитьприготовить что-то, заделать. Другу комнату они сами обтогодливалиоборудовали. Мёлко-то всё протогдделаютбудет крупа. Сквозь решётку протовдделают. Его ветром притоводелило к стены. Шестом притогадиваем к берегу. Из приведенных примеров видно, что в глаголах такого типа — с очень широкой, отвлеченной семантикой — конкретное значение пере­дается по существу приставкой, именно она выражает, несет на себе основной смысл глагольного действия.

Другой глагол подобного типа образования чёмзнать (чемнать) ‘быть в неведении’: Чемзнашне пойманне вор. Мы ведь цемзнайем? Щаз говорятне знаю, а раньше: чемнаю я. Он цёмнат — поцьтд ты несёш. Я цемнаю, взяла ли не взяла. Мужик пришёл, она и забранила. — А почему? — Чемнаю? Я чёмзнала, что у них неприятнось была.

384
27.07.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.