AAA
Обычный Черный



Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)

Версия для печати

СССР и страны народной демократии после Второй мировой войны. Югославия в рамках вопроса

СССР и страны народной демократии после Второй мировой войны. Югославия в рамках вопроса

Содержание

    В первые послевоенные годы Соединенные Штаты с тревогой наблюдали за тем, как под влиянием Советского Союза в странах Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы шло интенсивное формирование социалистического лагеря: инспирируемое из Москвы перерастание «народно-демократических» революций в «социалистические» и навязывание странам «народной демократии» сталинской модели социализма. Истолковывая разгром фашизма как ослабление мировой системы капитализма, углубление его общего кризиса и победу социализма, И. Сталин был по-прежнему верен идеям «мировой революции» и делал все от него зависящее, чтобы решить вопрос о преобладании в мире в пользу СССР. Начавшийся распад колониальной системы еще более укрепил его во мнении о возможности покончить с капитализмом, используя силы социализма и международное коммунистическое движение.

    Несмотря на длительную блокаду Западного Берлина, остановить процесс создания западногерманского государства Советский Союз уже не мог. Англо-американские союзники продолжали настойчиво воплощать свои планы в жизнь. В мае 1949 г. союзное командование утвердило проект конституции нового германского государства, которая предусматривала создание Федеративной Республики Германии, состоявшей из ряда земель, которые имели свои парламенты (ландтаги) и правительства. В новом государстве законодательная власть принадлежала парламенту. В стране учреждался пост президента - главы государства с ограниченными функциями, избираемого сроком на пять лет. Глава правительства - федеральный канцлер - избирался бундестагом и формировал свой кабинет из представителей партий, получивших большинство на выборах. В августе в стране состоялись всеобщие выборы, на которых победил Христианско-демократический союз. В сентябре парламент избрал Теодора Хеусса президентом, а Конрада Аденауэра - канцлером. На политической карте Европы возникло новое государство - Федеративная Республика Германия.

    Естественно, что Советский Союз не мог оставаться равнодушным к тому, что происходит в западногерманских землях. В Восточной Германии при активном участии советской военной администрации 7 октября 1949 г. была провозглашена Германская Демократическая Республика. Раскол Германии стал историческим фактом. Вывод иностранных войск с ее территории, а значит приобретение подлинной независимости, откладывался на десятилетия.

    Восточная Европа

    Оказавшись на заключительном этапе Второй мировой войны ни территории некоторых восточноевропейских стран, советские поиска и их оккупационные органы сделали все возможное, чтобы использовать сложившуюся ситуацию для утверждения здесь коммунистических режимов. Однако советское военное присутствие оказалось на практике эффективным (с точки зрения Москвы) лишь в тех странах, где имелись влиятельные политические и социальные силы, на поддержку которых Советский Союз мог рассчитывать. Например, в Австрии, где советские войска находились до 1955 г., и в Финляндии, влияние на политику которой советских политических органов было несомненным, советизации не произошло.

    После вступления войск Красной армии в Европу советское руководство демонстрировало партнерам по Антигитлеровской коалиции, что оно не намерено навязывать народам Европы свою волю и общественно-политический строй. Оно неоднократно заявляло о том, что после освобождения им будет предоставлено право самостоятельно решать вопрос о будущем государственном устройстве. Однако довольно скоро практические шаги советских оккупационных органов стали заметно отличаться от их публичных заявлений.

    На территории восточноевропейских государств ускоренными темпами стали формироваться подчиненные коммунистам силовые органы, которые во взаимодействии с советскими репрессивными органами приступили к ликвидации всех, кто был отнесен советскими «специалистами» к антидемократическим и антисоветским силам. Менее чем за год, к июлю 1945 г. в Польше по политическим мотивам было арестовано около 150 тыс. человек, вынесено около 3 тыс. смертных приговоров. К маю 1945 г. в Болгарии к суду было привлечено более 11,§ тыс. человек п вынесено 2 850 смертных приговоров. К 1946 г. в концлагерях находилось свыше 40 тысяч противников нового режима. В Чехословакии к маю 1947 г. в судах было заслушано 130 114 дел по обвинению в предательстве интересов нации. К смертной казни были приговорены 475 немцев и 234 чеха, к различным срокам наказания - около 20 тыс. человек. После освобождения Югославии было ликвидировано около 200 тыс. человек, сотрудничавших с оккупантами и являвшихся активными противниками нового режима. Было уничтожено до 11 тыс. участников банд, арестованы и расстреляны все главные соратники Д. Михайловича - руководителя отрядами «четников», тесно сотрудничавших с фашистскими оккупантами.

    Подобного рода примеры можно привести и по другим странам, попавшим в орбиту советского влияния. Эти факты позволяют сделать вывод об ответственности как советского руководства, гак и руководства компартий, контролировавших аппарат принуждения в странах Восточной Европы, за репрессии, проводившиеся в 1944-1945 гг. Следует особо подчеркнуть, что имевшие поначалу антифашистскую направленность репрессии были быстро превращены коммунистами в политическое преследование инакомыслящих и приобрели ярко выраженную идеологическую окраску.

    Соревнуясь с Соединенными Штатами за влияние на европейские страны, руководство СССР практически приказало руководителям стран Восточной Европы отказаться от участия в «плане Маршалла». После вызова в Москву руководителей Чехословакии и их соответствующей обработки правительству Чехословакии, уже принявшему решение об участии его представителей и Парижском совещании, пришлось отказаться от присутствия на представительном форуме по «плану Маршалла».

    Стремясь любыми путями захватить власть, коммунистические лидеры восточноевропейских стран фальсифицировали выборы, занимались запугиванием отдельных членов партий своих политических противников, использовали для политической дискредитации своих оппонентов «разоблачение антиреспубликанских и антидемократических заговоров». Доступные сегодня архивные материалы показывают явную однотипность всех кампаний по «разоблачению заговоров», что наводит на мысль об их общем сценарии и его заимствовании из Москвы.

    Советский Союз, призванный выполнять роль арбитра в отношениях различных политических сил и гаранта демократического развития стран Восточной Европы, стал занимать все более однобокую прокоммунистическую позицию, игнорировал апелляции со стороны некоммунистических партий, а заодно и попытки западных держав вмешаться во внутренние процессы, происходящие в восточноевропейских странах.

    К весне 1948 г., опираясь на советскую помощь, коммунисты восточноевропейских стран обрели монополию на власть. Захват коммунистами власти в Чехословакии в мае 1948 г. - последний и самый яркий пример использования Советским Союзом политики устрашения для установления своего контроля в воcточноевропейских странах. К концу 1948 г. так или иначе были ликвидированы демократические партии и почти все известные некоммунистические лидеры. Главенствующая роль коммунистических партий распространилась на все стороны жизни общества.

    Создание в 1949 г. в Москве Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) должно было способствовать регулированию торговых и экономических отношений между странами-участницами на многосторонней основе, чтобы в дальнейшем перейти к координации и планированию совместной многоплановой хозяйственно!! деятельности, привязав экономики стран Восточной Европы к СССР. Заключение в мае 1955 г. Варшавского договора, в состав которого вошли Советский Союз, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария, ГДР, Венгрия и Албания, окончательно оформило военно-политический союз европейских социалистических стран, в котором Москве принадлежала абсолютная монополия на распорядительные функции.

    Однако не все страны Восточной Европы подчинились сталинскому диктату. Югославия, не согласившаяся на такой характер взаимоотношений государств «социалистического лагеря», оказалась изгоем и была отлучена от коммунистического движения. Возник первый серьезный кризис в восточноевропейском блоке.

    Югославия

    Распустив в 1943 г. Коминтерн, И. Сталин с началом «холодной войны» почувствовал необходимость воссоздать его в какой-то новой форме. На собравшемся в сентябре 1947 г. в Польше совещании представителей коммунистических партий Европы было принято решение создать организацию под названием «Информационное бюро некоторых коммунистических и рабочих партий», или Коминформ, как его окрестила западная пресса, со штаб-квартирой в Белграде.

    Эта организация оказалась мертворожденной и сыграла негативную роль в развитии коммунистического движения. Формально просуществовав до 1956 г., Информационное бюро прекратило свое существование значительно раньше. Состоялось всего три совещания участников этой организации. На втором, проходившем в Бухаресте в июне 1948 г., был рассмотрен вопрос «О положении в компартии Югославии». Принятые без представителен Югославии решения по этому вопросу произвели на коммунистическое движение впечатление неожиданно разорвавшейся бомбы.

    В резолюции были выдвинуты чудовищные обвинения против руководства Коммунистической партии Югославии и лично И. Тито. Им инкриминировались отход от марксизма-ленинизма, проведение враждебной СССР политики, исключение из партии друзей Советского Союза в Югославии, политика потворства кулачеству и т.д. Компартия Югославии была исключена из Информационного бюро, югославским коммунистам рекомендовалось отстранить Тито и приближенных к нему лиц от власти.

    В чем же истинная причина советско-югославского конфликта, который самым негативным образом повлиял на развитие коммунистического движения в целом? Не вдаваясь в личные отношения между Тито и Сталиным и абстрагируясь от частностей, можно с полным правом заявить, что речь шла о различии во взглядах па характер взаимоотношений государств внутри социалистического лагеря. Считая себя главенствующим в нем, И. Сталин требовал от коммунистических лидеров стран Восточной Европы, включая Югославию, беспрекословного повиновения в вопросах как внешней, так и внутренней политики. Советский диктатор считал свои претензии к Югославии вполне обоснованными, т.к. еще в 1944 г. Национальному комитету освобождения Югославии был выделен беспроцентный заем в 10 млн. долларов в валюте и золотых слитках. При этом Сталин заявил ближайшему соратнику Тито М. Джиласу: «Вы боретесь за то же дело, что и мы, и мы обязаны делиться с вами всем, что у нас есть». Военную помощь, оказанную югославским партизанам Советским Союзом, трудно переоценить. За годы войны им было поставлено 155 тыс. винтовок, 38 тыс. автоматов, 16 тыс. пулеметов, 6 тыс. орудий и минометов, 69 танков и 491 самолет. В сентябре 1944 г. во время визита И. Тито в Москву было подписано соглашение о временном вступлении советских войск на территорию Югославии. В ходе совместной операции Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии 20 октября 1944 г. была освобождена столица Югославии - город Белград.

    Несмотря на, казалось бы, искреннюю дружбу и взаимопонимание, в отношениях между Советским Союзом и Югославией, Сталиным и Тито всегда существовали скрытые трения, которые касались и принципиальных вопросов политики коммунистических партий (собственность на землю, колхозы, кооперация, рабочие советы на предприятиях), и контактов Югославии со странами и партиями в Восточной Европе. Самые серьезные противоречия между лидерами СССР и Югославии возникли по вопросам о создании Югославо-Болгарской федерации и сближении Югославии с Албанией. Используя «славянскую идею», Сталин не скрывал, что она ему нужна для завоевания и удержания господства СССР в мире. Он утверждал, что «если славяне будут едины и солидарны, то никто в будущем и пальцем не пошевельнет». Грянувший в 1948 г. конфликт Сталин - Тито был не только столкновением двух вождей, но и конфликтом двух коммунистических партий, а также кризисом на Балканах и в южной части Центральной Европы, разразившийся из-за нерешенных национально-территориальных проблем в рамках ялтинско-потсдамской системы.

    К концу 1947 г. - началу 1948 г. отношение И. Сталина к И. Тито становилось все прохладнее. В январе 1948 г. газета «Правда» назвала надуманной идею об «организации федерации или конфедерации Балканских и Придунайских стран, включая сюда Польшу, Чехословакию, Грецию» и о «создании таможенной унии между ними». Попытка югославского руководства послать свои войска в Албанию без согласования с представителями СССР вызвала неприкрытый гнев со стороны И. Сталина, который, по словам Н. Хрущева, считал, что ему достаточно «шевельнуть мизинцем» и «не будет Тито». Однако он просчитался.

    21 июля 1948 г. начал работу V съезд Коммунистической партии Югославии. Съезд квалифицировал критику, содержавшуюся в резолюции Информбюро, как «неточную, неправильную и несправедливую». При голосовании из 2 323.делегатов только пять человек высказались против И. Тито. Однако по мере усиления конфликта и втягивания в него компартии и населения страны, руководству КПЮ стало ясно, что в партии сложилась ситуация, чреватая расколом. Более 55 000 коммунистов из 468 175 членов и 51 612 кандидатов в члены Компартии Югославии высказались за резолюцию Информбюро, то есть считали, что Сталин прав, а Тито нет. «Информбюровцы», как назвали этих людей, были исключены из партии, а 16 312 человек были репрессированы: заключены в специально созданные концентрационные лагеря на островах в Адриатике - Голый и Гргур. Около 5 тысяч югославских граждан вынуждены были эмигрировать в Советский Союз и другие социалистические страны. В сущности руководство Югославии повело борьбу со сталинизмом сталинскими же методами, хотя карательные органы к расстрелам не прибегали, взяв на вооружение слова И. Тито: «Наша революция не пожирает своих сыновей».

    Жертвами советско-югославского конфликта, развязанного Сталиным и его окружением, стали многие югославские граждане - друзья Советского Союза, искренне верившие в правоту и непогрешимость «вождя всех времен и народов». По мере углубления конфликта, значительная часть русских граждан (эмигрантов и их потомков), проживавших в Югославии, также стала на сторону Сталина, за что была подвергнута репрессиям.

    Реакция советского руководства была весьма резкой. В ноте от 18 августа 1949 г., направленной правительству Югославии, говорилось: «Советское правительство считает нужным заявить, что оно не будет мириться с таким положением и будет вынуждено прибегнуть к другим, более действенным средствам, необходимым для того, чтобы защитить права и интересы советских граждан в Югославии и призвать к порядку зарвавшихся фашистских насильников».

    Эти слова были расценены в Югославии как угроза вооруженного нападения. Имеющиеся в настоящее время факты говорят о том, что мысль об использовании Сталиным вооруженных сил для наказания отступника Тито возникла уже в самом начале конфликта. Вторжение войск должно было осуществиться с трех направлений: с территории Венгрии, Румынии и Болгарии. Вполне вероятны были действия и со стороны Адриатического моря. На границах Югославии с социалистическими странами все чаще устраивались провокации. Для решения югославской проблемы в Венгрии, Болгарии и Румынии были сформированы три интернациональные бригады, появились особые школы для подготовки специалистов по саботажу и шпионажу. О подготовке вторжения говорила целая серия публикаций в западной прессе. ТАСС их не опровергал: Москва либо не хотела привлекать внимания к своим действиям, либо занималась психологическим давлением на Белград. В любом случае руководству Югославии пришлось принять определенные меры для защиты страны от возможной агрессии.

    Летом и осенью 1949 г. наступил апогей обвинений в адрес Коммунистической партии Югославии. Ее стали именовать «передовым отрядом империализма», «шпионской группой», «фашистско-гестаповской кликой»: критика из области политико-идеологической полемики перешла в область грубой и бессмысленной брани. В конце октября 1949 г. МИД СССР объявил, что считает «невозможным дальнейшее пребывание в СССР посла Югославии К. Мразовича», а в ноябре потребовал выезда и поверенного в делах. С конца 1949 г. при формальном сохранении дипломатических отношений все связи между Советским Союзом и Югославией были прерваны. Вслед за СССР все страны народной демократии разорвали в течение октября 1949 г. договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Югославией.

    Когда страны Запада (после получения соответствующей разведывательной информации) убедились, что советско-югославский военный конфликт вполне возможен, они оказали Югославии финансовую, а затем и военную помощь. Впрочем, она совершенно не напоминала благотворительность, т. к. страны Запада пообещали предоставить Югославии необходимые кредиты при условии выплаты стоимости имущества, национализированного после прихода к власти коммунистов и возвращении всех долгов по соглашениям, заключенным довоенной Югославией. Условия погашения кредитов оказались очень тяжелыми: их следовало погасить в течение четырех-пяти лет, процентные ставки по ним составляли 11%. Стремясь преодолеть политическую и экономическую изоляцию, руководство Югославии согласилось и на такие кабальные условия.

    Осенью 1949 г. Югославия обратилась за помощью к ООН, обвинив СССР и страны народной демократии во вмешательстве во внутренние дела. Несмотря на противодействие СССР и его союзников, Югославия была избрана в Совет Безопасности в качестве непостоянного члена. Интервенция становилась для Советского Союза все более рискованным делом. От планов свержения И. Тито путем прямой военной агрессии И. Сталину пришлось отказаться.Стремясь выместить на ком-то свою злобу за поражение в Югославии, Сталин решил наказать тех, кто, по его мнению, являлся приверженцем «националистической идеологии» и был заподозрен в «предательстве» в пользу Югославии, а также пытался действовать без подсказок из Москвы. С 1949 по 1952 гг. по восточноевропейским странам прокатилась волна инспирированных судебных процессов над рядом видных партийных и государственных деятелей социалистических стран. Первым стал процесс в Будапеште над бывшим министром иностранных дел Венгрии Ласло Райком, шестью его «сообщниками» и югославским гражданином Л. Бранковым. Сценарий судебного процесса был подготовлен экспертами советских спецслужб, которые с определенного времени взяли на себя и руководство допросами обвиняемых.

    В Албании был осужден и расстрелян заместитель председателя правительства и министр внутренних дел К. Дзодзе; в Болгарии - заместитель председателя правительства Т. Костов; в Чехословакии - Генеральный секретарь КПЧР Сланский и тринадцать видных деятелей коммунистической партии; в Польше был осужден и приговорен к длительному тюремному заключению Генеральный секретарь Польской рабочей партии В. Гомулка, и т.д. Всего на протяжении 1950-1952 гг. практически во всех странах народной демократии состоялись судебные процессы против, как писали в советской прессе, «югославских шпионов, троцкистско-титовских, сионистских, буржуазно-националистических изменников и врагов народно-демократического строя и социализма».

    Смерть И. Сталина 5 марта 1953 г. положила конец массовым репрессиям в Советском Союзе и странах народной демократии Антиюгославская кампания стала затухать. Тито, несмотря на давление Сталина, удалось отстоять «особый» югославский путь к социализму и избавиться от контроля со стороны Москвы. Всему миру стало видно, что монолитная советская империя дала трещину. С середины 1953 г. началось восстановление нормальных дипломатических отношений стран народной демократии с Югославией. В июле 1953 г. Советское правительство дало агреман югославскому послу в СССР Д. Видичу. В конце 1953 г. и в первой половине 1954 г. обменялись своими послами с Югославией и другие страны народной демократии.

    06.06.2019, 81 просмотр.


    Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении), что жизненно необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

    Если вы ни под каким предлогом не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, срочно покиньте сайт и мы никому не скажем что вы тут были. С неизменной заботой, администрация сайта.

    Dear visitors! It is a pain in our heart to inform you that this site collects user metadata (cookies, IP address and location data), which is vital for the operation of the site and the maintenance of its life.

    If you do not want to provide this data for processing under any pretext, please leave the site immediately and we will not tell anyone that you were here. With the same care, the site administration.