Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяРиторика и речевая культураТипологии аргументов. Логические и психологические (эмоциональные) аргументы. Законы логики. Расположение аргументов


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Типологии аргументов. Логические и психологические (эмоциональные) аргументы. Законы логики. Расположение аргументов

В аргументации различаются тезисутверждение (или система утверждений), которое аргументирующая сторона считает нужным внушить аудитории, и довод, или аргумент,одно или несколько связанных между собою утверждений, предназначенных для поддержки тезиса. Аргумент представляет собой речевое действие, включающее систему утверждений, предназначенных для оправдания или опровержения какого-то мнения. Она обращена в первую очередь к разуму человека, который способен, рассудив, принять или опровергнуть это мнение.

Теория аргументации исследует многообразные способы убеждения аудитории с помощью речевого воздействия.

  • - с помощью речи и словесно выраженных доводов,
  • - жестом, мимикой, наглядными образами, молчанием в определенных случаях
  • - насилием, гипнозом, внушением, подсознательной стимуляцией, лекарственными средствами, наркотиками и т. п.

Для аргументации характерны следующие черты:

1. Аргументация всегда выражена в языке, имеет форму произнесенных или написанных утверждений; теория аргумент исследует взаимосвязи этих утверждений, а не те мысли, идеи и мотивы, которые стоят за ними;

2. Аргументация является целенаправленной деятельностью: она имеет своей задачей усиление или ослабление чьих-то убеждений;

3. Аргументация — это социальная деятельность, поскольку она направлена на другого человека или других людей, предполагает диалог и активную реакцию другой стороны на приводимые доводы;

4. Аргументация предполагает разумность тех, кто ее воспринимает, их способность рационально взвешивать аргументы, принимать их или оспаривать.

Законы логики

Закон тождества. Каждая мысль в процессе данного рассуждения сохраняет одно и то же определенное содержание, сколько бы раз она ни повторялась. Все люди смертны. Сократ человек, Следовательно, Сократ смертен.

Закон противоречия. Две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время, в одном и том же отношении, не могут быть одновременно истинными. Байкал - самое глубокое озеро. Байкал самое мелкое озеро.

Закон исключенного третьего. Из двух противоречащих суждений (об одном и том же предмете) одно должно быть истинным, другое ложным; а третьего не дано. Это уравнение простое. Это уравнение сложное. Только одно из этих двух утверждений будет истинным, третье же исключено.

Закон достаточного основания. Всякая правильная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых, доказана практикой.

 

Два вида аргументов. ad rem (к существу дела) и  ad hominem (к человеку).

 ad rem направлены на обоснование истинности доказываемого положения.

  • основоположения или принципы некоторой теории;
  • определения понятий, принятые в науке;
  • суждения, описывающие установленные факты;
  • ранее доказанные положения и т. п.

Аргумент ad hominem не относятся к существу дела затрагивают личность оппонента в  споре, его убеждения, апеллируют к мнениям аудитории и т. п.

Аргумент к авторитету — ссылка на высказывания или мнения ученых, общественных деятелей, писателей в поддержку своего тезиса.

Апеллируют:

  • к авторитету общественного мнения,
  • к авторитету аудитории,
  • к авторитету противника
  • к собственному авторитету.
  • изобретают вымышленные авторитеты или приписывают реальным авторитетам такие суждения, которых они никогда не высказывали.

Необходим, хотя и недостаточен, в случае обоснования предписаний (команд, директив, законов государства и т. п.). Он важен также при обсуждении ценности советов, пожеланий, методологических и иных рекомендаций. Несомненна роль авторитета и, соответственно, апелляции к нему едва ли не во всех практических делах.

Необходимо проводить различие между эпистемическим авторитетом, или авторитетом знатока, специалиста в какой-то области, и деонтическим авторитетом, авторитетом вышестоящего лица или органа.

Из многих ошибочных суждений, связанных с аргумент к авторитету, можно выделить два: резкое противопоставление авторитета и разума; смешение деонтического авторитета с эпистемическим. Автори­тет и разум не противоречат друг другу, прислушиваться к авто­ритету — чаще всего означает вести себя вполне благоразумно. Если, к примеру, мать говорит ребенку, что существует большой город Москва, ребенок поступает разумно, считая это правдой. Столь же разумно поступает пилот, когда верит сообщениям метеоролога. Даже в науке мы прибегаем к авторитетам, о чем говорят, в частности, обширные библиотеки, имеющиеся в каждом научном институте.

Авторитарное мышление еще до начала изучения конкретных проблем ограничивает себя определенной совокупностью «основополагающих» утверждений, тем образцом, который определяет линию исследования и во многом задает его результат. Изначальный образец не подлежит никакому сомнению и никакой модификации, во всяком случае, в своей основе. Предполагается, что он содержит в зародыше решение каждой возникающей проблемы или, по крайней мере, ключ к такому решению. Система идей, принимаемых в качестве образца, считается внутренне последовательной. Если образцов несколько, они признаются вполне согласующимися друг с другом. Очевидно, что если все основное уже сказано авторитетом, на долю его последователя остаются лишь интерпретация и комментарий. Мышление, плетущееся по проложенной другими колее, лишено творческого импульса и не открывает новых путей.

Аргумент к публике — ссылка на мнения, настроения, чувства слушателей. Человек, пользующийся таким аргумент, обращается уже не к своему оппоненту, а к присутствующим, иногда даже случайным слушателям, стремясь привлечь их на свою сторону. Одна из наиболее эффективных разновидностей аргумент к публике — ссылка на материальные интересы присутствующих.

Аргумент к личности — ссылка на личностные особенности оппонента, его вкусы, внешность, достоинства или недостатки. Использование этого аргумента ведет к тому, что предмет доказательства остается в стороне, а предметом обсуждения оказывается личность оппонента, причем обычно в негативном освещении.

Напр., когда преподаватель, оценивая ответ ученика, ставит ему явно заниженную оценку, ссылаясь на то, что раньше этот ученик не учил уроки, что и по другим предметам он успевает плохо, что когда-то он прогулял уроки, что он неряшливо одет и т. п., то он использует аргумент к личности. Встречается аргумент к личности и с противоположной направленностью, т. е. ссылка не на недостатки, а на достоинства человека. Такой аргумент часто используется в суде защитниками обвиняемых.

Аргумент к тщеславию — расточение неумеренных похвал противнику в надежде, что, тронутый комплиментами, он станет мягче и покладистей. Как только в дискуссии начинают встречаться обороты типа «не подлежит сомнению глубокая эрудиция», «как человек выдающихся достоинств, оппонент...» и т. п., здесь можно предполагать завуалированный аргумент к тщеславию.

Аргумент к силе - угроза неприятными последствиями, в частности угроза применения насилия или прямое применение к.-л. средств принуждения. У человека, наделенного властью, физической силой или вооруженного, порой возникает искушение прибегнуть в споре к угрозе, особенно с интеллектуально превосходящим его противником. Однако следует помнить о том, что согласие, вырванное под угрозой насилия, ничего не стоит и ни к чему не обязывает согласившегося.

Аргумент к жалости - возбуждение в другой стороне жалости и сочувствия. Напр., студент, плохо подготовленный к сдаче экзамена, просит профессора поставить ему положительную оценку, иначе его лишат стипендии и т. п. Этот аргумент бессознательно используется многими людьми, которые усвоили манеру постоянно жаловаться на тяготы жизни, на трудности, болезни, на неудачи и т. п. в надежде пробудить в слушателях сочувствие и желание уступить, помочь в чем-то.

Аргумент к невежеству — использование фактов и положений, неизвестных оппоненту, ссылка на сочинения, которые он заведомо не читал. Люди часто не хотят признаваться в том, что они чего-то не знают, им представляется, что этим они роняют свое достоинство. В споре с такими людьми аргумент к невежеству иногда действует безотказно. Однако если не бояться показаться невежественным и попросить оппонента рассказать подробнее о том, на что он ссылается, может выясниться, что его ссылка не имеет ника­кого отношения к предмету спора.

Например, приводится известный принцип, но сформулированный на латыни, так что другая сторона, не знающая этого языка, не понимает, о чем идет речь, и вместе с тем не хочет этого показать; писатель с порога отвергает замечания критика, ссылаясь на то, что последний не мог бы создать даже такого произведения.

Иногда неспособность оппонента показать ложность какого-то утверждения истолковывается как подтверждение истинности этого утверждения:

- Можете доказать, что никто не способен читать мысли другого?

- Нет, не могу.

- Значит, вы должны согласиться, что кто-то способен это делать.

Аргумент к скромности - ссылка на авторитет, который не относится к весомым в обсуждаемом вопросе, но вместе с тем не ставится под сомнение из-за несмелости или чрезмерного почтения к дан­ному авторитету.

Все перечисленные аргументы являются некорректными и не должны использоваться в споре. Однако спор — это не только столкновение умов, но и столкновение характеров и чувств, поэтому перечисленные аргументы все-таки встречаются и в повседневных, и в научных спорах. Заметив аргумент подобного рода, следует указать противнику на то, что он прибегает к некорректным способам ведения спора, следовательно, не уверен в прочности своих позиций.

К сфере некорректной аргументации относятся и полемические приемы и ловушки:

  1. 1 .Использование неудачных формулировок и выражений противника в нужном смысле.
  2. 2. Столкновение противников и использование суждений одних против суждений других.
  3. 3. Компрометация источников информации.
  4. 4. Инсинуация - вкрадчивость, заискивание: как риторический термин инсинуация означает приемы расположения к себе аудитории и, соответственно, отвращения аудитории от оппонента.
  5. 5. Прямое противопоставление оппонента аудитории: "Такие достойные люди, как вы, не могут принять это мнение"; "Интеллигентный человек не может быть националистом".
  6. 6. Противопоставление оппонента аудитории использованием общего места: "Все нравственные люди считают..."; "Безнравственные люди говорят или поступают так-то..."; "Такое-то учение отражает реальные интересы криминальных структур..."; "Современная наука признает эволюцию как несомненный факт..."; "Объективный наблюдатель видит..."; "Станете ли вы утверждать это в присутствии вашей матери?" и пр.
  7. 7. Наклеивание ярлыка, то есть связывание слов оппонента с позицией или словами одиозной фигуры или учения: "То, что вы утверждаете (далее идет формулировка), - фашизм".
  8. 8. Противопоставление оппонента аудитории и объединение с ней использованием эналлаги местоимений и глагольных форм: "мы" - "они".
  9. 9. Использование заимословий от лица аудитории, авторитетного для нее человека или учения: "Наши отцы и деды ответили бы вам то-то и то-то".
  10. 10. Использование суггестивной техники, создающий образ оппонента: постоянное употребление рядом, но без явной грамматической и смысловой связи, слов или даже характеризующих оппонента, и слов с резко отрицательным для аудитории значением, например, слова "вор" и имени оппонента в расположенных близко и даже сходных синтаксически предложениях.
  11. 11. Прямая апелляция к аудитории: "Посмотрите на этого чело века: на ваших глазах от совершает то-то и то-то..."
  12. 12. Использование прямой характеристики оппонента: "Этот человек известный лжец".
  13. 13. Использование против полемического противника свидетелей или обвинителей из его аудитории - самое сильное средство.
  14. 14. Формирование в аудитории групп поддержки.
  15. 15. Использование независимой экспертизы предложений полемического противника.
  16. 16. Утверждение собственного авторитета: "Мы всегда говорили...". "Вы знаете меня как защитника ваших интересов..."
  17. 17. Провокацией называется намеренное побуждение оппонента совершить действия или высказаться в невыгодном для него смысле с последующим использованием этих слов или действий: "На воре шапка горит!" - вор хватается за шапку.
  18. 18. Прямой провокационный вопрос или побуждение: "Вы считаете нас преступниками?"; "Так вы отрицаете нравственность?"; "Продолжайте отрицать нравственные устои общества, и оно, наконец, увидит, что вы собой представляете на деле. Как вы оправдаетесь?"
  19. 19. Провоцирующее заявление, которое представляет собой побуждение к действию с последующей оценкой этого действия.
  20. 20. Использование фигуры ответствования от лица оппонента: "Наши оппоненты утверждают..." и далее идут слова, которые вкладываются в уста оппонента; а в завершение может следовать вопрос к оппоненту, который предполагает его самооправдание -"Он оправдывается, значит, виноват" с последующим развитием темы. Это сильный полемический прием, парирование которого весьма затруднительно.
  21. 21. Реверсией высказываний и аргументов называется обращение против оппонента его обвинений или суждений ("сам такой") вместо ответа на них по существу: "Я принял бы предложение персов, если бы был Александром" - "Я бы также принял, если бы был Парменионом". 
  22. 22. К реверсии относится аргумент к незнанию: "Если вы утверждаете, что наши идеи плохи, сделайте лучше, чем мы- или приведите более убедительные доводы".

К приемам деморализации относится воздействие словом, разрушающее способность вести полемику:

  1. 1. Угрозы: "Бели вы будете настаивать на вашем мнении, вас ждут неприятности..."
  2. 2. Вызовы: "Попробуйте доказать ваш тезис и вы сами увидите, что он несостоятелен".
  3. 3. Упреждение вывода: "Я не хочу загонять вас в угол, потому что следующий мой довод добьет вас окончательно".
  4. 4. Аргумент к состоянию оппонента в различных формах: "Вы согласились бы со мной, если бы не положение, которое вы занимаете": "Вы были бы более последовательным, если бы не ваш страх перед прямой дискуссией": "Ваш вид показывает, что вы не уверены в своих силах".
  5. 5. Аргумент к позиции оппонента: "Вы не поняли моих слов"; "Вы не изучили вопрос по существу".
  6. 6. Аргументы к собственному авторитету: "Поживите с мое -узнаете...": "Я, профессор, не понимаю, что вы говорите..."
  7. 7. Подавление оппонента голосом, взглядом, техникой речи, ироническим тоном и видом, насмешкой, интонацией.
  8. 8. Сбивающие вопросы и реплики во время речи оппонента: "Говорите по существу вопроса"; "А что такое гамбургский счет?"
  9. 9. Подавление противника многоречием.
  10. 10. К подстановкам относятся полемические приемы, искажающие смысл слов оппонента и вводящие аудиторию в заблуждение относительно высказываний или намерений оппонента.
  11. 11. Перенесение ответственности за событие на оппонента.
  12. 12. Фигура незнания: "Мы не имеем достаточной информации чтобы судить об этом".
  13. 13. Фигура умолчания, то есть игнорирование высказывания оппонента.
  14. 14. Фигура общего мнения: "Об этом никто ничего не знал. "Это неправдоподобно"; "Народ вас не поймет".
  15. 15. Фигура отвержения: "Это не аргумент", "Этот довод приводили тысячу раз".
  16. 16. Отказ от ответа. "На подобные слова я не отвечаю".
  17. 17. Подмена говорящего; "Это слова такого-то, а не ваши".
  18. 18. Подмена высказывания или его смысла: например, патриотизма как шовинизма.
  19. 19. Подмена модальности: "Вы мне приказываете!"

Расположение аргументов

Существует три композиционных стратегии, различия которых основываются на степени расхождения коммуникативных намерений аудитории и говорящего. Это расхождение можно определить двумя параметрами: глубиной и широтой. Глубокое расхождение — это такое, которое предполагает у аудитории совершенно другую установку, нежели у оратора (в силу, например, иных этнических стереотипов или различий в религиозных убеждениях). Широкое расхождение — это такое, которое предполагает неприятие (возможно, временное) системы аргументов оратора, скажем, не верит приводимым фактам. Соответственно, широкое и глубокое расхождение предполагает и различие в установке и неприятии аргументов.

В первом случае необходима неожиданная и массированная атака резкими, привлекающими внимание доводами, спрессованными в коротком временном интервале. Самые сильные доводы выдвинуты в начало речи. Сама речь должна быть не столько пространной, сколько концентрированной. Это шоковая стратегия.

Предположим, оратор обращается к аудитории, совершенно не разделяющей идеи свободного рынка, которые он собирается защищать. При этом этого конкретного оратора аудитория не знает, не доверять ему оснований не имеет. Тогда задав вопрос, ответ на который он ожидает, оратор может дать совершенно неожиданный ответ, подкрепив его неизвестными аудитории цифрами и фактами. Затем следует второй подобный же вопрос — и снова "естественные доказательства". Дальнейшая речь должна только развивать атаку.

Во втором случае доводы должны быть распределены равномерно, с постепенным нарастанием их сложности, в расчете на то, что концентрация внимания аудитории будет постепенно повышаться. Желательна пространность речи. Это стратегия накапливания.

Предположим, аудитория разделяет идеи свободного рынка, которые защищает оратор, но имеет определенные сомнения самого разного свойства. Соответственно, она заинтересована и темой, и позицией. Поэтому, подходя к теме с разных сторон, используя разные виды доводов, демонстрируя собственную уверенность и не обнаруживая излишней суетности, оратор постепенно наращивает уверенность говорящих в правильности защищаемой им модели. Такие речи могут быть довольно пространными.

В третьем случае оптимальным будет вначале мнимым образом солидаризироваться с установкой аудитории и выстроить доводы (сильные по форме, но слабые по сути), поддерживающие эту установку, а затем ревизовать их. При этом оратор как бы "зависает" между своей и противоположной установкой (то же в идеале начинает происходить и с аудиторией). В этот момент он приводит наиболее сильные контр-доводы. Это стратегия маневра. Объем такой речи определяется потребностями этого маневра.

************************** Лирики*****************************

Возникнув как торжественное, консолидирующее красноречие, русская риторика не нуждалась ни в шоковой стратегии первого случая, ни в маневре третьего. Она заведомо вписывалась во вторую, "накапливающую" стратегию. Это всегда надо помнить. Обращение к шоковой стратегии или стратегии маневра следует применять лишь в крайних случаях, когда это диктуется сугубой необходимостью. Эти композиционные ходы мало привычны и мало популярны в русской аудитории. Риск произвести впечатление недобросовестной словесной эквилибристики при третьей стратегии или натренированной "крикливости" при первой всегда велик. Рискнув обратиться к этим стратегиям, оратор вынужден какими-то другими способами сигнализировать о том, что он разделяет русский риторический идеал.

Следует помнить, что слово "риторика" употребляется в отрицательном смысле там и, пожалуй, только там, где аудитория сталкивается с непривычным для себя способом убеждения. Риторические приемы (в композиции, словесном выражении и аргументации) не выглядят нарочито там, где опираются на риторические традиции. Тихое, спокойное рассудительное слово в русской аудитории мало кто назовет "риторикой", хотя бы оно отвечало всем риторическим принципам. Склонность к притчам, развернутым метафорам, если и вызовет осуждение, то лишь в случае заведомого злоупотребления этими приемами, а скорее всего вообще не будет замечена как нечто специфическое.

Говоря по-русски, мы редко осознаем, что используем те или иные грамматические конструкции, а стоит заговорить на языке, известном нам недостаточно хорошо, мы сразу вспомним о грамматике. Так же обстоит дело и с риторикой. 

1230
30.08.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.