Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Котики

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяРиторика и речевая культураПонятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в современной речи


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в современной речи

Ниже описывается понимание и толкование важнейших понятий (терминов), связанных с рассматриваемой проблематикой. Излагаются лишь сводные результаты проведенного анализа. Для анализа были выбраны термины, наиболее часто встречающиеся в законодательстве, подзаконных актах и юридической литературе и получающие неясное или различное толкование.

Анализируемые понятия естественно распадаются на три группы:

  1. 1. Объект воздействия - честь, достоинство, (моральный) престиж, репутация.
  2. 2. Характеристика процесса и средств воздействия - сведения, унижение (чести и достоинства), клевета, оскорбление, неприличная (форма), циничная (форма), нецензурные (выражения), порочащие (сведения).
  3. 3. Результат воздействия - моральный вред, нравственные страдания.

Объект воздействия

Три понятия - честь, достоинство и репутация - весьма близки друг другу. При этом в текстах права два первых понятия обычно используются в составе единого словосочетания: защита чести и достоинства, унижение чести и достоинства. В новом законодательстве РФ к этому словосочетанию обычно добавляется деловая репутация, а в ГК РФ - и доброе имя. Все эти понятия рассматриваются как нематериальные права личности, принципиально не отчуждаемые#1.

Наиболее четким определением чести является определение, данное в книге А. М. Эрделевского "Компенсация морального вреда" (М.: 1996, с.16): "сопровождающееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в общественном сознании". Понятие чести имеет три стороны, три аспекта. Во-первых, это характеристика самой личности ("качества лица"). Эта сторона понятия чести наиболее ярко выступает в словарных определениях, в особенности в Словаре живого великорусского языка В. И. Даля ("внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть" ). Во-вторых, это общественная оценка личности ("отражение качеств лица в общественном сознании"). Понятие чести изначально предполагает, что эта оценка положительная. В-третьих, это общественная оценка, принятая самой личностью, "способность человека оценивать свои поступки, ...действовать в нравственной жизни в соответствии с принятыми в... обществе моральными нормами, правилами и требованиями" (А. Л. Анисимов. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита. М., 1994, с. 8).

В текстах права имеется в виду вторая сторона понятия чести, так как никакого "унижения" или "умаления" чести как свойства самой личности быть не может. Однако унижение чести как основание для вчинения иска предполагает, что истец ощущает изменение (или предполагает возможное изменение) общественного мнения о себе, т.е. его самооценка (честь-3) остается той же и расходится с действительной или возможной общественной оценкой (честь-2).

Понятие достоинства близко к чести-3. По А. Эрделевскому (с. 16), это "сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в собственном сознании". По А. Анисимову (с. 14), это "самооценка личности, основанная на ее оценке обществом". В отличие от чести, достоинство есть не просто оценка соответствия своей личности и своих поступков социальным (моральным) нормам, но прежде всего ощущение своей ценности как человека вообще (человеческое достоинство), как конкретной личности (личное достоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоинство: возможность его унижения была предусмотрена старым УК РФ) (А. Л. Анисимов, с. 15).

Интересно, что, хотя честь относится в ГК РФ к неотчуждаемым благам или правам личности, причем в текстах права выступает прежде всего честь-2, в юридической литературе "внешняя честь" иногда отождествляется с "гражданской честью", исходящей от государства, "которая исчезает в случае уголовного наказания" (А. Л. Анисимов, с. 13). В то же время достоинство (но не честь) фигурирует в ст. 1 Конституции РФ как абсолютно неотъемлемая и охраняемая государством ценность. Комментарий к Конституции РФ понимает достоинство как "признание за человеком этой ценности независимо от того, что он о себе думает и как его оценивают другие" (1994, с. 138). Таким образом, может возникнуть казус, когда сам человек не обладает чувством собственного достоинства (положительной самооценкой), общество оценивает его негативно, но в то же время государство и общество охраняют его достоинство и заботятся о том, чтобы оно не подверглось умалению, унижению (кстати, термин "умаление" встречается только в Конституции РФ и только применительно к достоинству.).

В целом, если трактовать честь как честь-2, т.е. как общественное мнение о положительных качествах человека, то достоинство есть положительное мнение человека о самом себе как отражение его социальной оценки. Дискредитация человека в общественном мнении и есть "унижение чести". Но можно ли дискредитировать человека в собственных глазах? Думается, именно поэтому в Конституции РФ говорится об "умалении": законодатель, по-видимому, имеет в виду такое воздействие на общественное мнение, которое противоречит достоинству личности как ее неотъемлемому праву. Таким образом, более правильно было бы в правовом контексте говорить об "унижении чести и умалении достоинства" (см. также ниже о понятии "унижение").

Понятие репутации как таковой (без дополнительного разъяснения) непопулярно в правовых текстах и редко возникает в правоохранительной практике. По содержанию оно очень близко к чести-2, однако не содержит апелляции к самой личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании или общественном мнении. (В ГК РФ "репутация представляет собой сложившееся о человеке мнение, основанное на оценке его общественно значимых качеств" - с. 228.) Другое дело - деловая репутация. Это сочетание возникло как правовое понятие уже в постсоветское время и отражает новые социальные и социально-психологические реалии. Именно поэтому в юридической литературе деловая репутация связывается прежде всего (хотя и не исключительно) с предпринимательской деятельностью. Наиболее точно, видимо, определение, даваемое А. Эрделевским (с. 16): "сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании". Существенно, что это лицо может быть и физическим, и юридическим. В принципе, у лица может быть и "плохая", негативная репутация, но чаще этот термин употребляется с положительным значением.

Унижение или умаление деловой репутации может происходить независимо от истинности или неистинности распространяемых о соответствующем лице сведений (п. 3 ст. 152 ГК РФ).

Понятие престижа вообще и морального престижа в частности законодателем не употребляется и встречается только в юридической литературе. Это оценка данного лица общественным мнением с точки зрения его социальной роли, социального статуса, социального влияния. В известном смысле это "количественная" характеристика: не "какой" престиж, а "насколько высокий" престиж. Как и честь, престиж может быть только положительным. Однако у этого понятия в обычном словоупотреблении есть заметный негативный оттенок - ср. "престижная специальность". Сочетание "моральный престиж" внутренне противоречиво: понятие престижа относится не к самой личности человека (на что, казалось бы, указывает определение "моральный"), а исключительно к его оценке в общественном мнении.

Понятие доброго имени, только что появившееся в тексте нового ГК РФ, остается пока скорее метафорой и, по-видимому, в этом контексте синонимично репутации (в широком смысле, т.е. не только деловой).

Процесс и средства воздействия

Понятие "сведения" в текстах права синонимично понятию "информация". Иначе говоря, сюда входят переписка, телефонные переговоры, почтовые и телеграфные сообщения, сообщения, переданные по факсу, телексу, радио, через космическую связь, с использованием других каналов связи. И, естественно, в объем "сведений" ("информации") входит также тиражирование текстов в средствах массовой информации, как печатных, так и электронных. Наконец, сюда же относится расклеивание плакатов и листовок, публичные (например, на митинге) заявления и т.п.

Информация может быть разглашена, т.е. передана не только тому лицу (лицам), которым она предназначена или которые имеют право с ней знакомиться. Так, работники телеграфа несут ответственность, если они ознакомили посторонних лиц с частной телеграммой. С другой стороны, наказуемо разглашение государственной тайны.

Информация может быть произведена (это не требует комментария - речь идет о составлении текстов, например газетных статей) и может быть распространена. Наиболее обычным видом распространения сведений (информации) являются СМИ (см. в Федеральном законе "Об участии в международном информационном обмене" такое определение массовой информации: "предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудиосообщения, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы"). Само распространение толкуется как опубликование сведений в печати, трансляция по радио- и телевидеопрограммам, демонстрация в хроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных юридическим лицам, или сообщениях в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу (кроме того лица, которого данные сведения касаются, если дело происходило без свидетелей) (см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).

Сведения нередко противопоставляются оценкам. Но анализ текстов права показывает, что реально этим словом обозначается любая информация, в дальнейшем разглашенная или распространенная, независимо от ее правдивости или ложности, фактологичности или "чистой" оценочности. Так, постановление Пленума ВС РФ от 18.02.1992 включает в определение порочащих сведений "сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином... действующего законодательства или моральных принципов". Но утверждения "N. - вор" или "N. - мошенник" как раз и относятся к этой категории, хотя они могут быть чисто оценочными (так чаще всего и бывает).

У термина "сведения" есть еще, по крайней мере, два синонима - это "утверждения" и "сообщения". Однако они в текстах права не отграничены от других терминов и не определены.

В целом можно определить сведения как любые тексты, содержащие описание (и, возможно, оценку) тех или иных событий или отдельных компонентов этих событий.

В соответствии с анализом, сведения можно разделить на следующие классы:

  • а) сведения о том, что событие произошло/не произошло;
  • б) сведения, содержащие истинное суждение/ложное суждение о событии. Истинное суждение о событии есть факт или фактологическое суждение;
  • в) сведения, содержащие только суждения о событии/содержащие оценку этого события (оценочные суждения);
  • г) оценочные суждения, относящиеся к событию/относящиеся к суждению о событии.

Любое отдельное высказывание о событии по определению не может быть полным, т. е. реальным фактом (см. ниже). Даже если оно в результате проверки (верификации) оказалось истинным (т. е. вербальным фактом), это высказывание может давать неправильное представление о событии именно потому, что оно односторонне, вырвано из общего массива информации. Так, высказывание "N. заявил, что его не беспокоит расширение НАТО на восток" может быть абсолютно истинным: N. действительно заявил именно это. Но если ограничиться только этим высказыванием, не приводя аргументов, выдвинутых N. для обоснования своей позиции, то у адресата (читателя, зрителя ТВ) почти наверняка создастся неадекватное представление о позиции N. и, весьма вероятно, возникнет (или укрепится) негативное отношение к нему.

Здесь мы уже совсем близко подошли к тому, в какой форме могут выражаться сведения. Эта форма может быть следующей:

  1. 1. Открытая вербальная (словесная) форма, когда сведения даны в виде отдельного высказывания или цепочки взаимосвязанных высказываний, причем новая информация дана в предикативной части высказывания (является предикатом, логическим сказуемым). Например: (Вор) у вора дубинку украл.
  2. 2. Скрытая вербальная форма, когда сведения выражены словесно, но как бы спрятаны, не бросаются в глаза и даются - как что-то уже известное - в группе подлежащего. Например, только что приведенное высказывание содержит ведь не только информацию о краже дубинки у вора, но и информацию о том, что сделавший это - вор!
  3. 3. Пресуппозитивная (затекстовая) форма, когда информация о каких-то аспектах события в тексте непосредственно не выражена и подразумевается, что и говорящий (пишущий), и слушатель (читатель) ее знают.
  4. 4. Подтекстовая форма, когда информация не содержится в самом тексте, но легко "извлекается" из него читателем или слушателем. Здесь могут использоваться различные приемы. Например, прямой оценки нет, но факт дается в таком контексте, что оценка логично из него выводится. Или читателю задается вопрос (типа: Интересно, совпадение случайно или нет?, т. е. так называемый "риторический вопрос"), который на самом деле является скрытым утверждением (конечно, это совпадение не случайно!).

Казалось бы, эта последняя форма подачи информации должна широко использоваться в прессе и электронных СМИ, так как она резко сужает "зону риска" для журналиста. Тем не менее она встречается достаточно редко.

Унижение чести и достоинства (или, как мы предложили выше, унижение чести и умаление достоинства) есть сознательная дискредитация человека в общественном мнении. Такая дискредитация может быть словесной (в устной или письменной форме) или при помощи того или иного действия (УК РФ, с. 241, предусматривает в качестве такого средства плевок, срывание одежды, непристойные телодвижения и т.п.). По существу это понятие субъективное, так как и само наличие унижения, и его глубину оценивает сам потерпевший. Закон, равно как и юридическая литература, не дает четкого определения понятию унижения (умаления) чести и достоинства.

Другое дело - оскорбление. Правда, в текстах законодателя оно производно от унижения чести и достоинства; так, в новом УК РФ оскорбление определено (ст. 130) как "унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме". Поэтому для оскорбления необходимы два признака: а) факт унижения чести и достоинства: б) неприличная форма такого унижения. Строго говоря, необходим и еще один признак, а именно умышленность оскорбления (что оказывается юридически значимым в ситуации заочного оскорбления, т.е. не в присутствии потерпевшего). Таким образом, даже при наличии определения этого понятия в законодательстве оно остается субъективным, причем, так сказать, в квадрате: субъективно понятие унижения чести и достоинства и субъективно, как мы увидим далее, понятие "неприличная форма". Соответствуют ли сведения, распространяемые при оскорблении, действительному положению вещей, при определении оскорбления принципиально безразлично: важен факт и важна форма унижения.

Третье понятие этой группы - клевета. Она получает в новом УК РФ (ст. 129) четкое определение: "распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию". Таким образом, здесь налицо следующие признаки: а) наличие унижения чести и достоинства, б) умышленность этого деяния, в) ложность распространяемых сведений (заведомая, т.е. известная распространителю клеветы).

Клевета - это, следовательно, такое унижение чести и достоинства, которое связано с умышленной ложью, но совершенно не обязательно предполагает неприличную форму. Оскорбление же, напротив, предполагает неприличную форму, но совсем не обязательно связано с ложью (хотя с клеветой у него остается общий признак умышленности). Здесь законодательство РФ совпадает с "принципом Салливана" в праве США, где признаками, образующими клевету, считается ложность и "подлинно злой умысел".

Что такое в определении клеветы "порочащие сведения" и как они соотнесены с понятием "унижения чести и достоинства"? Кроме того, можно ли отождествить "порочащие" и "позорящие" сведения?

По поводу порочащих сведений есть разъяснение, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.02.1992: "порочащими являются... не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов... которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица". Таким образом, в определение порочащих сведений входят три признака: а) направленность на унижение чести и достоинства либо деловой репутации, б) характер сведений (нарушение законодательства или нарушение общепринятых в обществе моральных принципов), в) ложность этих сведений. Очевидно, что это совсем не синоним "позорящих сведений", как получается в юридической литературе (ср. УК РФ, а также монографию А. Л. Анисимова). Позорящие сведения совершенно не обязательно являются ложными (в отличие от порочащих). Однако у них, как и у порочащих сведений, есть признак направленности на унижение чести и достоинства.

Наиболее запутанно толкование в праве таких понятий, как неприличная форма, нецензурная форма (нецензурные выражения), непристойная форма, циничная форма. Между тем понятие неприличной формы входит, как мы видели, даже в данное законодателем определение оскорбления.

Начнем с неприличной формы. Данные словарей дают двоякое толкование этого понятия: а) вообще нарушение правил поведения (в особенности речевого), принятых обществом в целом или данной социальной группой для данной ситуации, и б) непристойность, т.е. употребление слов и выражений, связанных с половыми органами, выделениями организма и пр. и оскорбляющих общественную нравственность. Совершенно ясно, что и то и другое толкование предельно субъективны. В текстах законодателя это понятие не разъясняется. В юридической литературе указывается, в частности, что при оскорблении "дается отрицательная оценка его [потерпевшего] личности, его человеческим качествам, поведению, причем в такой форме, которая резко противоречит принятому общению между людьми..." (Юридический энциклопедический словарь. М., 1987, с. 280).

УК РФ вводит еще несколько столь же неопределенных понятий: "Неприличная форма дискредитации потерпевшего означает, что отрицательная оценка его личности дается в ЯВНО ЦИНИЧНОЙ, а потому резко противоречащей принятой в обществе манере общения между людьми. Это прежде всего НЕЦЕНЗУРНЫЕ выражения, сравнение с ОДИОЗНЫМИ историческими и литературными персонажами" (с. 241). Здесь что ни слово, то полная туманность. Что такое нецензурный? По данным словарей, это синоним непристойного, т.е. нецензурные выражения дают отрицательную оценку личности потерпевшего через употребление слов и выражений определенной семантической группы, не принятых в обществе, неуместных в большинстве ситуаций общения. А если эти неуместные, не принятые слова и выражения употреблялись, но при этом не давалась отрицательная оценка чьей-либо личности? Какие исторические и литературные персонажи следует считать одиозными? Напомним, что словарь Ожегова трактует слово "одиозный" как "вызывающий крайне отрицательное отношение к себе, крайне неприятный". Таковым явно является, например, Гитлер - но для определенных политических группировок в России даже эта фигура не может считаться одиозной. Наконец, циничная (а тем более "явно циничная") форма - это просто синоним непристойности, но непристойность не предполагает умышленности, а цинизм предполагает. См. в словаре Ожегова: "Цинизм - наглое, бесстыдное поведение и отношение к чему-нибудь, проникнутое пренебрежением к нормам нравственности и благопристойности". В сущности, в языке права все эти выражения неуместны, потому что в них можно вложить любое желаемое содержание, что и происходит время от времени в судебной практике.

Существенно подчеркнуть, что в британском (Закон о непристойных публикациях от 1959 г.) и американском праве понятие непристойности не распространяется на произведения, "написанные для общественного блага... в интересах науки, искусства, образования или других подобных целей" (Великобритания) и имеющие серьезную литературную, художественную, политическую или научную ценность (США). Законодатель здесь, по крайней мере, понимает сложность квалификации того или иного выражения или произведения как непристойного. Кроме того, в праве США в определение непристойности входят "обращенность к сексуальным инстинктам" и описание сексуального поведения "под очевидно оскорбительным углом".

Результат воздействия

Таковым является в понимании российского права моральный вред, представляющий собой согласно ст. 151 ГК РФ "физические или нравственные страдания, которые претерпевает гражданин в результате нарушений или посягательств на его права". Существует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994, где дается развернутое разъяснение этого понятия (см. Приложение). Наиболее существенна следующая формулировка Постановления: "...страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на... нематериальные блага (...достоинство личности, деловая репутация...)... Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с... распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина...".

Однако содержание морального вреда остается в праве достаточно неопределенным. Это "нравственные страдания", "нравственные переживания", "негативные психические реакции", "нарушение психического благополучия, душевного равновесия личности", потерпевший "может испытывать унижение, раздражение, гнев, стыд, отчаяние, дискомфортное состояние и т.д.", вообще любое "неблагоприятное в психологическом аспекте состояние", а в праве США - "эмоциональное беспокойство" (disturbance). Иначе говоря, строго юридического толкования понятие морального вреда, как и нравственных страданий, не имеет и, по-видимому, в принципе иметь не может: доказать следственным или судебным путем возникновение морального вреда в большинстве случаев невозможно (кроме наличия заболеваний, связанных с причинением морального вреда, и некоторых других случаев). Поэтому понятие морального вреда субъективно, может быть определено только внеправовым (психологическим) способом и, на наш взгляд, в праве может выступать только как ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗНИКНОВЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА в силу тех или иных действий или бездействия. Компенсация морального вреда, следовательно, осуществляется по логике ВОЗМОЖНОГО, а не НАСТУПИВШЕГО вреда. Скажем, невозможно установить, действительно ли потерпевший испытывал унижение, раздражение или отчаяние в результате незаконного увольнения с работы, но сам факт такого незаконного увольнения уже дает основания для поднятия вопроса о компенсации морального вреда.

Выводы

1. Понятие "сведения" в правовой литературе, в частности в текстах законодательства, не определяется и не разъясняется. Обычно этот термин употребляется вперемешку с терминами "информация", "утверждения", "сообщения". (Существует еще слово "измышления", в котором содержится сема ложности и сема умысла: измышления всегда ложны и всегда сознательно распространяются.) Сведения - это любой текст, содержащий описание и оценку событий или их отдельных компонентов. Сведения могут выражаться в открытой словесной форме (Дэн Сяопин умер), в скрытой вербальной форме (Старейший политический лидер Китая давно отошел от дел), в затекстовой форме (В понедельник состоялись похороны Дэн Сяопина), о том, что он умер, читатель (и, естественно, журналист) уже осведомлен, и, самое главное, в подтекстовой форме (Интересно, случайно ли это совпадает).

2. Наиболее четко в словарной и юридической литературе понимаются и дифференцируются понятия чести, достоинства и (деловой) репутации. Понятие "честь" включает следующие основные признаки (семы): а) наличие положительных качеств, присущих лицу; б) отражение их в общественном сознании; в)отражение образа, качеств лица в общественном сознании и в самосознании этого лица. В текстах права реализуется прежде всего вторая сема. Понятие "достоинство" содержит сему абстрактной ценности данного человека как личности, но не включает утверждение о наличии положительных качеств у данного конкретного лица и его оценку в общественном мнении (сознании). Понятие "репутация" включает сему общественного мнения о лице, но не предполагает ни утверждения о качествах этого лица, ни отражения общественного мнения в самосознании. Деловая репутация есть частный случай или сторона репутации. По существу частным случаем или стороной репутации является и (моральный) престиж, касающийся преимущественно социального статуса лица в общественном сознании (мнении). Понятие "доброго имени" синонимично репутации.

3. Основным понятием рассматриваемой группы является понятие "унижение чести и достоинства", от которого законодатель отталкивается при определении ряда других понятий. Однако это понятие в праве точно не определено. В широком смысле это дискредитация человека в общественном мнении (унижение чести) или такое воздействие на общественное мнение, которое противоречит достоинству личности как ее неотъемлемому праву независимо от общественного мнения о нем и от его самосознания (умаление достоинства). Однако операциональных критериев унижения чести и умаления достоинства не существует, это субъективные понятия; наличие и глубину "унижения чести" оценивает сам потерпевший.

4. Понятие оскорбления включает три семы: а) факт унижения или умаления чести или достоинства, б) неприличная форма такого унижения, в) умышленность. Понятие клеветы также включает три семы: а) факт унижения чести и достоинства, б) ложность распространяемых сведений, в) умышленность. При этом вводится понятие "порочащие сведения", синонимичные в данном контексте унижению чести и достоинства, но предполагающие, кроме такого унижения, определенное содержание таких сведений (нарушение законодательства или принятых обществом моральных принципов) и ложность этих сведений. Позорящие сведения также направлены на унижение чести и достоинства, но не предполагают ложности. Очевидно, что все эти понятия сохраняют неопределенность и субъективность, свойственные исходному для них понятию унижения чести и достоинства.

5. Понятие неприличной или непристойной формы дискредитации личности, входящее в определение оскорбления, также не имеет однозначного правового толкования. В самом общем смысле неприличная форма - обобщающее понятие по отношению к непристойной форме, последняя же связана с употреблением слов и выражений определенных семантических групп (половые органы, выделения и т.п.); неприличным может быть и сравнение с "одиозными" персонажами. При этом обязательным условием является отрицательная оценка того или иного лица (а не просто употребление непристойных выражений) и умышленный характер этой оценки (трудно представить себе - по крайней мере, в правовом контексте - неумышленное оскорбление)1. Умышленная непристойность понимается в текстах права как цинизм. Таким образом, понятия этой группы субъективны и сами по себе (неясно, например, где начинается непристойность), и в связи с субъективностью и неопределенностью исходного понятия унижения чести и достоинства.

6. Понятие морального вреда (и предполагаемых им "нравственных страданий") также является в текстах права не до конца ясным, так как эти страдания, во-первых, юридически неопределимы, во-вторых, их наступление объективно неустановимо.

7. Таким образом, в чисто правовом поле найти критерии допустимости или правомерности, равно как недопустимости и неправомерности, тех или иных способов или форм передачи информации оказывается абсолютно невозможно. Уяснение этого вопроса предполагает выход за пределы собственно правовой проблематики и обращение к лингвистическим, психолингвистическим, психологическим и другим научным понятиям и критериям, в особенности при решении вопроса о направленности текстов на унижение чести и достоинства (их инвективном характере) и об их неприличной форме.

8. Анализ показывает, что практически все ключевые понятия, в особенности "унижение чести и достоинства", нуждаются в четком правовом (законодательном) определении. С другой стороны, правоприменители должны иметь в виду, что любое толкование той или иной конкретной правовой ситуации с опорой на существующие сейчас формулировки закона и их официальные разъяснения вынужденно является субъективным и будет оставаться таковым, пока законодатель не даст более четкого определения основных понятий. А это означает, что открывается широкое поле для оспаривания обвинительных заключений, приговоров и других судебных решений.

291
30.08.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.