Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяПрактическая стилистикаОрфоэпия в стилистическом аспектеОрфоэпическое варьирование в современном русском языке


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Орфоэпическое варьирование в современном русском языке

Орфоэпические (от греч. orthos + epos - правильное произношение) нормы регулируют выбор акустических вариантов фонемы или чередующихся фонем на каждом шаге развертывания речи и в каждом слоге отдельных слов. Фонема - устойчивый звук, звук в «чистом» виде, на который не оказывают влияния рядом стоящие звуки. В речевом же потоке акустика (звучание) звуков подвергается изменению в зависимости от соседствующих звуков. Отсюда одни звучат ослабление (в безударном положении, например), другие же сохраняют «чистый», устойчивый звук. Исходя из этого, можно говорить [золотой], нельзя - [золотой]; можно - [агардт, усад'ба], нельзя - [огордт/ или [агардд, усат'ба].

К орфоэпическим нормам относятся и нормы ударения, которые регулируют выбор вариантов размещения и движения ударения в слове (ударного слога) среди неударных. Нормативный вариант - квартал, ненормативный - квартал; нормативный вариант - сантиметр, диалог, ненормативный - сантиметр, диалог.

В современном русском языке зафиксировано более 5 тысяч общеупотребительных слов, у которых наблюдается колебание ударения. Это временный, но неизбежный процесс, объективное следствие эволюции акцентологической системы.

К числу таких слов относится и профессиональная лексика: агония, алкоголь (у медиков), атомный (у физиков), искра (у шоферов), комплекс (у математиков), рапорт, компас (у моряков), шасси (у летчиков), добыча (у горняков). Тем не менее эти вариативные различия ударения не являются решающими в развитии и становлении акцентологических норм современного русского языка.

Сложность системы русского ударения вместе с тем позволяет выделить некоторые акцентные группы и сформулировать определенные правила.

В современной устной литературной речи сочетание [чн] вы­ теснило сочетание [шн]. Поэтому нормативный произносительный вариант совпадает с орфографическим. Произносите как [чн] алчный, башмачный, беспечный, беспро­ волочный, будничный, булавочный, буты­ лочный, войлочный, галстучный, закадыч­ ный, закусочный, игрушечный, маскиро­ вочный, молочный, молочник, мучной, по­ садочный, табачный, фабричный и др.

Сочетание чт в соответствии с современными нормами произносится как [шт] в слове что и производных от него: ничто, чтобы, кое-что, что-то, что-нибудь; что-ли, что-либо, потому что.

Исключением является слово нечто [чт].

Во всех остальных случаях орфографическое чт совпадает с произношением: мачта, мечта, ничтожный, почта, почти и др.

Следующее правило употребления согласных звуков связано с тенденцией произношения согласных перед [э], обозначающегося на письме буквой е, от твердого согласного к мягкому. Речь идет о заимствованных словах, большая часть которых иод влиянием исконно русских слов произносится со смягченным согласным.

ака[д'э]мия, ба[р'э]льеф, брю[н'э]т, [девальвация, [д'э]градация, [д'э]дукция, [дезинформация, [дезорганизация, [д'э]када, [д'э]каи, [д'э ]канат, [д 'э ]кламироватъ, [д 'э ]кларироватъ, [д'э]корация, [демобилизация, [д'э]мон, [д'э]п[р'э]ссия, [д'э]спотия, [д'э]фект, [д'э]фис, конг[р'э]сс, к[р'э]м, коик[р'э]тно, ко[ф'э], [л'э]ди, му[з'э]й, 0[д'э]сса, па[т'э]нт, пио[и'э]р, п[р'э]сса, [р'э]зюме, [р'э]йтинг, [р'э]йс, [р'э]квием, [р'э лъс, [р'э]приза, [р'эф'э]ри, [р'э]ф[р'э]п, [с'э]ссия, [т'эрна, [т'э]нор, [т'э]рмин, [территория, [mejppop, [террорист, ши[н'эрт.ъ, юриспру[денция, эф[фе]кт и др.

Типы варьирования

Л.П. Крысин описывает несколько типов варьирования языковых единиц в синхронном аспекте:

1) свободное варьирование, например: произношение твердого или мягкого согласного перед [э] (ударным или безударным) в некоторых ино- язычных словах: [сэ́]ссия — [с’э́]ссия;

2) семантически обусловленное, например: варианты падежных форм существительного: (лежать) в снегу — в снеге (мало живописности), на са- мом краю — на переднем крае; в круге света — в своем кругу и т.п.;

3) стилистически обусловленное, например: тракторы, инспекторы, прожекторы (книжн.) — трактора́, инспектора́, прожектора́ (нейтр. или разг.), в отпуске (книжн. или нейтр.) — в отпуску (разг.);

4) профессионально обусловленное, например: ко́мпас — компа́с (в речи моряков);

5) социально обусловленное, например: е[ж’:]у, дро́[ж’:]и (в речи ин- теллигенции, преимущественно московской, старшего поколения) — е[ж:]у, дро́[ж:]и (в речи других групп носителей современного литературного языка);

6) территориально обусловленное. Исследования последних десятилетий показали, что русский литературный язык существует в определенных локальных вариантах, характеризующих главным образом фонетику, акцентуацию, интонацию, а также словоизменение и лексику (единицы других сфер языка подвержены варьированию в меньшей степени) [Крысин 2007: 4 – 15].

Рассмотрение нормы в диахроническом плане позволяет различать старые и новые варианты, которые оказываются переходными формами от одной нормы к другой. Изучение вариантности в диахроническом аспекте служит пониманию того, как осуществляется историческое развитие нормы. Наличие диахронных вариантов удобно и для речевой практики носителей языка: их сосуществование помогает привыкнуть к новой форме, делает сдвиг нормы менее ощутимым и болезненным и в конечном итоге служит для связи поколений.

Чем объясняется существование в языке вариантов нормы?

Лингвисты отмечают, что варьировани норм — это объективное и неизбежное следствие языковой эволюции. Наличи вариантности, то есть стадии сосуществовани старого и нового качества, с точки зрени лингвистов, даже полезно, целесообразно: варианты позволяют привыкнуть к новой форме, делают изменение норм менее ощутимым и болезненным. В тех случаях, когда вариант ничего не привносит в смысловом, стилистическом и других отношениях, говорят обычно о дублетах. (Например, волнам-волнам, искристый-искристый, травниковый-травниковый). Литературная норма стремится к освобождению от простых дублетов.

Объективные варианты охватывают разные уровни языка: существуют варианты нормы орфоэпические (будни[ш]ний и будни[ч*\ный, высо[кий и высок[ъ]й), акцентологические (родился и родился), морфологические и словообразовательные (спазм муж. род и спазма жен. род, проказить и напроказничать), вариант грамматических форм (чаю и чая, каплет и капает), синтаксический вариант (исполненный чем и исполненный чего, жду письмо и жду письма).

Кроме того, многие варианты норм вовсе не тождественны и уже поэтому не могут рассматриваться как проявление избыточности языка. Напротив, присущая вариантам особая функциональная нагрузка превращает их в важное стилистическое средство литературного языка, которое, наряду с синонимами, способствует уточнению мысли. Например, ждать поезда (неизвестно какого, любого) и ждать поезд (определенны конкретный, именно этот); или несколько человек выступило (имеется в виду единство или общая нерасчленённость действия) и несколько человек выступили (имеется в виду несогласованность, простая расчлененность, множественность действия).

Варьирование форм — неизбежное следствие языковой эволюции, но это не постоянное свойство конкретных языковых единиц. Колебание продолжается более или менее длительный период, после чего варианты либо расходятся в значениях, приобретая статус самостоятельных слов. Например, в прошлом необразованного человека (невежду) можно был назвать и невежей. ( И. А. Крылов: Невежи судят точно так. В чем толку не поймут, то все у них пустяк.) В другом случае продуктивный вариант полностью вытесняет своего конкурента (так случилось, например, с вариантами токарь и нормативным в XVIII—XIX века токарь).

Преобразование полных, избыточных вариантов в неполные, отличающиеся друг от друга стилистической или эмоциональной окраской, является ярким показателем совершенствовани русского литературного языка.

• Язык развивается. В русском литературном языке уменьшается различительная способность гласных, а различительная способность согласных увеличивается. Согласно «младшей» норме говорящие по-русски «икают», не разли- чают <э> и <и>: кричать, висна. «Старшая» норма различала: кричать, весна. По «старшей» норме требуется произносить: дождь ли[в’м’]я льёт, «младшая» норма советует говорить: со[вм’]естно.

• В языке взаимодействуют литературные и диалектные нормы. Особенности родного говора влияют на речь тех взрослых людей, кто в детстве говорил на диалекте. 

• На произношение влияет письмо. Говорили [хто], [нохти], стали говорить кто [кто], ногти [нокти]. Письмо не действует наперекор фонетическим зако-нам.

820
27.03.2016 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.