Разумное. Доброе. Вечное.

AAA
Обычный Черный

Рекомендованное

Опрос

Навигация

Стих дня

Всякая поэзия есть выражение душевного состояния.
© Бергсон А.

17 ноября

Про колбасу

а это кто бредет во мраке
лохматый страшный и босой
так это ж петр на кухню за кол
басой

Новости культуры от Яндекса

ГлавнаяИстория русской литературыЛитературный процесс в первой четверти XIX века (судьбы классицизма, просветительский реализм, сентиментализм, предромантизм, романтизм). Романтизм как литературное направление


Кто не делится найденным, подобен свету в дупле секвойи (древняя индейская пословица)


Литературный процесс в первой четверти XIX века (судьбы классицизма, просветительский реализм, сентиментализм, предромантизм, романтизм). Романтизм как литературное направление

Судьба классицизма

Классицизм, влиятельное литературное направление, державшее в своей власти художественное творчество более чем в течение столетия, не окон­чательно сошел со сцены в первой четверти XIX в. Делаются попытки приспособить его к новым историческим условиям, отыскать в нем целесообразное в социально-этическом и худо­жественном отношениях. В рассматриваемое время шел процесс дифференциации внутри этого литературного направления, ко­торый вел к распаду системы.

В конце 80-х годов XVIII в. Державин организовал литературный салон, посетителями которого были А. С. Шишков, Д. И. Хвостов, А.А. Шаховской. Классицизм дольше всего сохранялся в драматургии, надолго его пристанищем сделался жанр трагедии. Творения в этом жанре классицистов XVIII в., особенно А.П. Сумарокова, не сходили со сцены. Однако в классицистической трагедии начала XIX в. обна­руживаются новые явления, которые наиболее очевидны в драматургии В.А. Озерова. Он не был членом «Беседы», напротив, его рассматривали даже как жертву козней Шаховского. В драматур­гии Озерова обнаруживается тяготение классицизма к предромантизму. П.А.Ширинский-Шихматов; все они были активными сторонниками классицизма и создали литературное общество «Беседа люби­телей русского слова» (1811 —1816), в которое входили также И.А. Крылов и Н.И. Гнедич. По имени «теорети­ка» «Беседы» А.И. Шишкова его сторонники стали называться шишковистами. Его «Рассуждение о люб­ви к отечеству» — пример национа­листической интерпретации патриотизма. Защищая русское самодержа­вие и церковь, Шишков выступал против «чужеземной культуры». Та­кая позиция привела его и его после­дователей к неприятию языковой реформы Карамзина и европейских симпатий этого писателя и его груп­пы. Разгорелся спор шишковистов с карамзинистами. Хотя социальные позиции их отнюдь не были противоположными (и те и другие были монархистами), «европеизированному» языку карам­зинистов Шишков противопоставил национальную языковую ар­хаику. В «Рассуждении о старом и новом слоге российского язы­ка», по существу, он воскрешал устаревшее для XIX в. учение Ло­моносова о «трех штилях», особенно превознося «высокий штиль». В «Беседе» читались оды, «пиимы», трагедии, одобрялись произ­ведения столпов русского классицизма.

Классицизм дольше всего сохранялся в драматургии, надолго его пристанищем сделался жанр трагедии. Творения в этом жанре классицистов XVIII в., особенно А.П. Сумарокова, не сходили со сцены. Однако в классицистической трагедии начала XIX в. обна­руживаются новые явления, которые наиболее очевидны в драма­тургии В.А. Озерова. Он не был членом «Беседы», напротив, его рассматривали даже как жертву козней Шаховского. В драматур­гии Озерова обнаруживается тяготение классицизма к предромантизму.

Эволюция серьезных жанров классицизма к предромантизму, перерастающему в романтизм, отразилась не только в драматур­гии Озерова, но и в раннем творчестве декабристов — Ф.Н. Глин­ки и П.А. Катенина, В.Ф. Раевского и К.Ф. Рылеева; этот процесс заметен в таких произведениях Пушкина-лицеиста, как «Воспо­минания в Царском Селе», «Наполеон на Эльбе», «К Лицинию», в оде Тютчева «Урания», посвящении «На новый 1816 год» и у многих других поэтов. Гражданственный пафос поэзии Ломоно­сова и Державина не утрачивал своей притягательной силы и в первой четверти нового столетия. Их традиции сохранялись, по­лучая новое эстетическое бытие, включаясь уже в иную эстети­ческую систему — гражданский романтизм.

Просветительский реализм

Русский реализм начала XIX века развивался на основе традиций фольклора и литературы предшествующего времени. Его корни уходят в сатирические повести XVII в., выработавшие систему худо­жественных средств изображения обыденного, антигероического бытия, житейских ситуаций и перипетий существования зауряд­ного человека, его ошибок и заблуждений, его вины и безвинных страданий или же его пороков, плутовства и торжества амораль­ности. Особенно значимы для литературы XIX в. традиции рус­ского просветительского реализма XVIII в., весьма успешно зая­вившего о себе в творчестве Н.И. Новикова, Д.И. Фонвизина, И.А. Крылова, а также у писателей второго ряда — М.Д. Чулкова и В.А. Левшина. Вершинным явлением в развитии русского реализ­ма XVIII в. оказывается «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева. Реализм XVIII в. был осложнен не только связями с классицизмом и сентиментализмом, но и полемикой с ними.

В таком виде традиции реализма пришли в русскую литерату­ру начала нового столетия. В основном это был реализм просвети­тельский: принципы социальной обусловленности поведения че­ловека еще не подкреплялись принципами историзма, а углублен­ный психологизм не был осознан как важнейшая цель творчества. Писатели уповали на истинное просвещение как средство оздо­ровления нравов.

Наиболее талантливый писатель — выразитель принципов про­светительского реализма в это время — Василий Трифонович Нарежный (1780—1825), создатель первого реалистического (просветительского) романа в русской литературе, каким явился «Рос­сийский Жилблаз, или Похождения князя Гаврилы Симоновича Чистякова».

Новые черты в прозе обозначаются в связи с Отечественной войной 1812 г. Писатели, осмысливая грандиозное историческое событие, начинали отступать от устаревших литературных канонов, вводили в повествование конкретные приметы военного вре­мени, подлинные исторические факты, индивидуальные судьбы людей, учились соотносить судьбу человека с его временем. Но­вые особенности художественного мышления первоначально про­явились не в крупных жанрах романа или повести, а в газетных и журнальных жанрах — заметки, очерка, записок мемуарного ха­рактера, обычно оформляемых в виде писем. Начинали формиро­ваться принципы конкретного историзма, которые иногда объеди­нялись с писательским интересом к текущей повседневности. В первой четверти XIX в. реализм достиг наибольших успехов в ба­сенном творчестве И.А. Крылова, в знаменитой комедии А.С. Гри­боедова, наследовавших опыт просветительского реализма, и в тра­гедии «Борис Годунов» А.С. Пушкина. Начинается формирова­ние русского классического реализма.

Судьба сентиментализма

Сентиментализм, литературное направление последней трети XVIII в., увлекшее за собой многих сторонников, завершал свое существование, подвер­гаясь критике с разных сторон: классицистов, предромантиков и реалистов, в результате чего в системе сентимента­лизма происходили видоизменения. Тем не менее, это литератур­ное направление, получившее прибежище в творчестве Карамзи­на и писателей его школы, было весьма влиятельным в начале XIX в. и, можно сказать, находилось на переднем плане искусства. Начало XIX в. в русской литературе называли, в том числе и Бе­линский, «карамзинским периодом». В творчестве Карамзина кон­ца XVIII—начала XIX в. весьма заметны предромантические уст­ремления, хотя предромантизм и не оформился до конца в его произведениях.

Главный герой Карамзина и карамзинистов — личность, внесословная по своим моральным качествам. Сословной иерархии героев классицизма у карамзинистов были противопоставлены внесословные достоинства «естественного», «простого» человека. Фи­лософия сентиментализма как бы продиктовала культ чувстви­тельности.

Карамзин воспроизводил в прозе и в стихах еще не индивиду­альный характер, а психологическое состояние. В основном он и его последователи различали две разновидности личности: чувст­вительного и холодного человека.

Поэты карамзинской школы придали новое направление поэ­зии. Философские элегии и послания уступили место «легкой по­эзии» — песням, нередко стилизованным под фольклор, шутливым, дружеским посланиям и эпиграммам, «безделкам» — стихо­творным миниатюрам-экспромтам, стихам «на случай», «к порт­рету», различным «надписям». По сравнению с торжественной одой и «пиимой» «безделки» «легкой поэзии» запечатлели сближение по­эзии с обычной, повседневной жизнью, отказ от штампов высоких жанров, обновление литературного языка, которое состояло в его при­ближении к разговорному языку просвещенного дворянства, во внеш­нем стремлении к народности (но в сочетании с принципами «при­ятной», «сладкой» и «нежной» красоты).

Явные успехи имела и проза писателей этой школы. Излюб­ленные их жанры — романическая повесть, рассказывающая о сен­тиментальной, печальной любви двух молодых людей, и жанр путешествия. Прежде всего, сам Карамзин, но также и его последова­тели давали образцы изящно-простого, не отяжеленного языко­вой архаикой, натуралистическими, грубыми зарисовками повест­вования о тонких и нежных любовных переживаниях благород­ных людей; главный конфликт повестей, как правило, — столкно­вение чувствительного и холодного. Проза вырабатывала способы психологического анализа, приемы лирического описания, портретирования, создания литературного пейзажа. Однако в сен­тиментальной прозе много штампов, одни и те же сюжетные ситу­ации и образы повторялись много раз.

Карамзинская школа громко заявила о своем существовании и литературной активности, создав объединение «Арзамас» (1815— 1818). Поводом для организации общества послужила комедия Шаховского «Урок кокеткам, или Липецкие воды», в которой со­держались пародийные нападки на Жуковского и карамзинистов. Противники «Беседы» объединились, взяв название общества из памфлета Д.Н. Блудова, направленного против шишковистов, «Ви­дение в какой-то ограде, изданное обществом ученых людей», в котором был создан сатирический образ Шаховского, обижающе­го Жуковского, а местом действия был представлен Арзамас. В это общество входили В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, В.Л. Пуш­кин, А.С. Пушкин, Д.Н. Блудов, П.А. Вяземский, С.С. Уваров и др., позже в «Арзамас» вошли будущие декабристы М.Ф. Орлов, Н.И. Тургенев, Н.М. Муравьев. Первоначальной целью общества была борьба с «Беседой», с обветшалым классицизмом. Пародии, эпиграммы, сатиры, насмешливые послания, различного типа са­тирические экспромты, часто просто каламбуры, острое слово были способами обличения. «Беседа» воспринималась как символ косности, рутины, нелепого педантизма, и таким путем сфера обличе­ния расширялась в социальном отношении. Молодые люди, бо­рясь с косной «Беседой», наследовавшей традиции вельможного века минувшего, выступали как бы носителями идеи новизны и прогресса, нового представления о личности, освобожденной от догматизма и предрассудков.

Предромантизм

Предромантизм – общеевропейское явление в литературе конца XVIII – начала XIX века. В России он не оформился в самостоятельное литературное направление, и сам термин появился в трудах исследователей более позднего времени. Предромантизм возникал как в недрах классицизма, так и сентиментализма. Идеи Руссо, Гердера, русских просветителей о «естественном человеке», добром, нравственном, гармоничном по природе, о народе — хранителе исконной морали и эстетической национальной специфики, аполо­гия поэтической «первобытности» и критика ложной цивилиза­ции, неприятие обыденных добродетелей даже в сентиментальной оболочке составляют социально-философскую основу предромантизма. И в русском предромантизме, как и в английском, что было отмечено В.М. Жирмунским, осуществлялось переосмысление категории прекрасного, вместившей в себя новые эстетические оценки: «живописное», «готическое», «романтическое», «ориги­нальное».

В начале XIX в. наиболее очевидно он проявился в творчестве писателей, объединившихся в «Вольное общество любителей сло­весности, наук и художеств» (1801—1825), расцвет деятельности ко­торого относится к 1801—1807 гг. Талантливые и активные его участ­ники — И.П. Пнин, А.Х. Востоков, В.В. Попугаев; в общество вхо­дили также А.Ф. Мерзляков, К.Н. Батюшков, к ним был близок Н.И. Гнедич.

Предромантическая стадия в развитии русской поэзии сыграла большую роль в литературной деятельности А.С. Пушкина, поэтов его окружения, поэтов-декабристов. Она препятствовала расцвету на русской почве байронизма и «мировой скорби», помогала утвержде­нию принципов народности. Русский предромантизм, влиятельный благодаря Батюшкову и Гнедичу, юному Пушкину и его друзьям, содействовал формированию в начале XIX в. самобытных путей раз­вития романтизма, побуждал к поискам в области фольклорной эс­тетики, к гражданскому одушевлению, солидарности друзей-поэтов.

Романтизм

Романтизм – общеевропейское литературное направление, и его возникновение обычно связывают с событиями французской истории последней тре­ти XVIII в. Академик А.Н. Пыпин, уясняя общественный смысл явления, отмечал: «Трудно было русскому обществу остаться в стороне от той борьбы, которая шла в европейской жизни и стре­милась выработать новые принципы общественные, политические и нравственные». Социально-исторические катаклизмы конца XVIII в., связанная с ними Отечественная война 1812 г. обнажили противоречия жизни, которые не поддавались разумному объяс­нению. Его расцвет в России — 10—20-е годы, но ив 30-х годах он имел свои выдающиеся достижения. Именно в романтизме — ост­рое осознание противоречивости жизни; эта идея приобретала все более универсальный характер. Ориентация на Западную Евро­пу теряла свой смысл, особенно все более ненавистной станови­лась для образованных и мыслящих дворян и разночинцев галло­мания. Сознание русских романтиков все настойчивее обращает­ся к национально-народным истокам в поисках новых социальных, этических и эстетических опор. Требование от литературы народ­ности и национальной самобытности становится общим местом в романтизме.

Философские основы романтизма были также общеевропейски­ми. Хотя нет тождества между романтизмом и философским иде­ализмом, тяготение к различным течениям последнего и его шко­лам очевидно, и в особенности к религии. Романтики осознавали высокий смысл духовной жизни человека, пренебрегали матери­альным бытием как низким и пошлым, достойным лишь обыва­тельской толпы. Религиозная вера, христианство, было животвор­ным источником их произведений. Язы­ческие образы, картины дохристианской старины в романтизме были отнюдь не порождением отказа от христианства, а данью новой эстетической моде, поэтическому влечению к «неразгадан­ному былому», что обновляло сюжеты, метафорический язык, в целом лиризм произведения.

Вместе с тем в русском романтизме крепнут традиции русско­го философствования в сочинениях братьев Тургеневых, Жуковс­кого и Батюшкова, Галича и Павлова, в работах И.В. Киреевского, А.С. Хомякова, в художественном творчестве романтиков. Можно выделить такие отличительные черты русского романтического философствования: преобладание этической, а затем и историо­софской проблематики, сочетание философствования и практи­ческого действия (филантропического, социально-гражданствен­ного или художественно-творческого, учительного). Был принят художественный, и больше всего лирический, способ философст­вования — в поэзии Жуковского, Тютчева, Баратынского, Лер­монтова и др.

Романтизм по своему ведущему методологическому принципу противостоял реализму, который в содержании и формах твор­чества ориентировался на объективную действительность во всем многообразии ее проявлений. В романтизме же осуществлялось поэтическое познание действительности через самого себя твор­ца художественной ценности.

В романтической литературе, серьезной и обычно неулыбчи­вой, признан один вид комического — романтическая ирония, в основе которой лежит горькая усмешка мечтателя, что строит воз­душные замки, над прозой жизни. Неприятие реальной действительности и разочарование в ней было выражено отнюдь не в пресловутых типических образах в типических обстоятельствах. Художественные обобщения совер­шались на путях символизации явлений.

Вместе с тем романтикам присуще страстное стремление к идеа­лу, ведь цель искусства согласно их теориям заключается в пости­жении абсолютных начал бытия и в прикосновении к ним.

Символы идеального мира в романтизме: море, ветер — свобода; звезда — идеальный мир; солнце, луч зари — счастье; весна, утро — нравственное пробуждение; огонь, розы — любовь, любовная страсть. Романтическая система принимала и старинные фольк­лорные или литературные традиции символики цвета и символи­ки цветов и растений: белый цвет — невинность, нравственная чистота (березка, лилия), красный, розовый — цвет любви (розы), черный — печали. Хотя символика цветов становилась у них бо­лее сложной, многозначной и причудливой. Идеальное получило эстетическую оценку как возвышенно-прекрасное, поднятое над жизненной повседневностью. Вместе с тем оно сочеталось с осо­бой эстетической оценкой, выдвигаемой именно этим литератур­ным направлением. В один ряд с эстетическими категориями пре­красного, возвышенного, трагического поставлена и категория ро­мантического. Романтику находили в исключительных, экзотичес­ких характерах и ситуациях, в сказочно-фантастических эпизодах.

Сформировался и новый эстетический идеал. Романтический эстети­ческий идеал обычно разрушал внешнюю правильность художест­венного рисунка, строгую продуманность всех сюжетных, живо­писных линий, логичность, завершенность композиции. Они от­стаивали свободу от «правил» искусства, вводили в литературу новые жанры, модифицировали прежние.

Романтизм знает различные стилевые течения: «готический» стиль, «античный», «древнерусский», «фольклорный», «пантеис­тически-лирический», «медитативно-философский» и др. В твор­честве Жуковского, Рылеева и А.Одоевского, Пушкина, Лермон­това, Баратынского, Тютчева можно найти образцы этих стиле­вых течений.

Романтизм — выдающееся и своеобразное литературное направ­ление, под обаянием которого оказались чуть ли не все поэты пер­вой половины прошлого века, во всяком случае пережили увлече­ние им и сохранили глубинные связи с этим возвышенным ис­кусством. Русская классическая литература в целом и проза и поэ­зия прошлого столетия проникнуты романтическим одухотворе­нием.

Литература:

  1. История русской литературы XIX века (первая половина)/Под ред. С.М. Петрова. М., 1973
  2. Кулешов В.И. История русской литературы XIX века. М., 1997.
  3. Манн Ю.В. История русской литературы XIX века. Эпоха романтизма. М., 2001.
  4. История русской литературы XIX века. 1800-1830-е годы. В 2-х частях. Ч. 1 /Под ред. В.Н. Аношкиной, Л.Д. Громовой. М., 2001.
    Якушин М.И. Русская литература XIX века (первая половина). М., 2001.
    Роговер Е.С. Русская литература первой половины XIX века. СПб., М., 2004.
402
23.01.2017 г.

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru


Индекс цитирования

Уважаемые посетители! С болью в сердце сообщаем вам, что этот сайт собирает метаданные пользователя (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). И как ни прискорбно это признавать, но это необходимо для функционирования сайта и поддержания его жизнедеятельности.

Если вы никак, ни под каким предлогом и ни за какие коврижки не хотите предоставлять эти данные для обработки, - пожалуйста, покиньте сайт и забудьте о нём, как о кошмарном сне. Всем остальным - добра и печенек. С неизменной заботой, администрация сайта.